Закрыть окно 

18.03.2004

Между Аджарией и Грузией


Конфликт между Тбилиси и Батуми, если он перерастет в стадию вооруженного столкновения, будет иметь крайне негативные последствия не только для Грузии, но и для отношений между Грузией, Россией и США. Есть признаки того, что Москва и Вашингтон, не заинтересованные в новой гражданской войне в Грузии, сознают свою ответственность в предотвращении кровопролития. Действуя параллельно, мэр Лужков и посол Майлс сумели склонить центральное правительство и аджарского лидера к диалогу. Важно не ослаблять эти усилия, добиваться, чтобы конфликт решался исключительно политическими методами.

США поддерживают президента Грузии Саакашвили, в котором они видят современного дружественного Западу лидера, ориентированного на борьбу с коррупцией и модернизацию страны. В глазах американской и европейской общественности Грузия имеет значение как страна с развитым гражданским обществом и отчетливой перспективой демократического развития. Грузия является также транзитной страной, имеющей ключевое значение с точки зрения реализации проекта нефтепровода Баку – Джейхан. Для значительной части американского внешнеполитического сообщества Грузия – это «пробный камень» политики Москвы в отношении стран СНГ и одновременно тест для американо-российских отношений на постсоветском пространстве.

За несколько месяцев, прошедших после смены власти в Тбилиси, российское руководство сумело модернизировать подход к отношениям с Грузией. Москва достаточно четко обозначила свои интересы и приоритеты и дала понять Тбилиси, что готова работать с любым грузинским руководством на основе признания и уважения последним российских интересов. Эти интересы присутствуют в сфере безопасности (весь комплекс вопросов, связанных с Чечней, терроризмом и исламским радикализмом; российские военные базы в Грузии), в сфере экономики (возможности для приобретения российским капиталом объектов грузинской энергетической системы и т.п.), а также в отношении двух тесно связанных с Россией и не подчиняющихся Тбилиси территорий – Абхазии и Южной Осетии. Февральский визит президента Саакашвили в Москву и его встречи с Владимиром Путиным позволили говорить о повороте к лучшему в двусторонних отношениях.

Михаил Саакашвили совершил символический визит в Цхинвали и дал понять, что, по крайней мере, на данном этапе не намерен прибегать к силе в отношениях с Сухуми. В то же время он сосредоточился на возвращении Аджарии в конституционное и политическое поле Грузии. Для этого у Саакашвили есть политические и экономические причины. Действия Тбилиси не направлены непосредственно против российских интересов, но Россия уже оказалась вовлеченной в конфликт благодаря давним и непрозрачным связям аджарского лидера Аслана Абашидзе с влиятельными кругами в Москве.

Сейчас эти связи должно употребить на то, чтобы ввести конфликт в политическое русло. У Москвы есть уникальная возможность воздействовать на все стороны во всех конфликтах на территории Грузии. Для успеха ей требуется политическая воля руководства, четко сознающего национальные интересы России на Кавказе и умеющего отделять эти интересы от интересов различных российских групп и кланов. Активная и динамичная российская дипломатия может стать достойным партнером США не только в кризисном регулировании, но и в обеспечении региональной стабильности, что отвечает долгосрочным целям России и США.

В свете развивающегося конфликта Москве есть смысл обратить внимание на качество своего военного присутствия в Аджарии (и не только там). Группировка, состоящая в значительной степени из местных жителей, часто имеющих двойное гражданство, является не столько инструментом российской политики, сколько заложником ситуации и инструментом влияния на Россию. Российские войска, где бы они ни дислоцировались, должны быть лояльны исключительно России и беспрекословно подчиняться любым приказам российского военного командования. Спекуляции насчет возможного поведения российских войск в Аджарии в кризисной обстановке в конечном счете наносят вред России и ее политике.