Закрыть окно 

23.03.2009

Снеговая Мария

Познавая себя. "Либеральная миссия"


«Мартышка, в Зеркале увидя образ свой…»

Фильм сделан очень интересно, с многочисленными находками: снят «живой» видеокамерой, с сохранением оригинальной стилистики общения (мата) настоящих неонацистов, со вставками эпизодов из реальной жизни (в т.ч. интервью обычных москвичей на Пушкинской площади и в электричках).

Просмотр и обсуждение привлекли необычно большое число зрителей, что подтверждает актуальность этого фильма для всех нас. Картин, показывающих нравственную катастрофу, произошедшую с российским обществом в XX веке, на наших экранах очень мало. И уже понятно, что выход этого фильма – событие, сопоставимое с появлением на российских экранах «Груза 200». «Россия 88», на мой взгляд, не сравнима с балабановской картиной по глубине анализа, но так же честна. А честности на современных российских экранах мало.

Авторов картины нужно, безусловно, похвалить за смелость: они затронули одну из самых болезненных и стыдливо прикрываемых сегодня обществом тем. Обычные люди в электричках, на улицах, в подавляющем большинстве поддерживают нацистские идеи «России для русских». Милиция, «патриотически настроенные» проправительственные молодежные организации симпатизируют и активно помогают неофашистам. Многочисленные разозленные, но неспособные сформулировать ни единой мысли молодые звери травят и убивают таджиков и кавказцев.

Интересна роль в картине «летописца» банды – полукровки Эдика, снимающего события на видеокамеру. Как подчеркивается в картине, его отец – еврей, но Эдик вполне разделяет неонацистские взгляды. Как говорит об этом герое в интервью сам режиссер: «чаще всего именно полукровки примыкают к группировкам, проповедующим откровенную ксенофобию». Однако роль Эдика в картине может трактоваться шире. Судя по биографии и интервью режиссера, этот герой – его альтер-эго (полукровка, снимающий фильм о неонацистах), своеобразная издевка автора над самим собой. С другой стороны, возможно, неслучайно в картину введен еще один странный персонаж: воспитанный и интеллигентный отец главаря банды, который в ужасе от того, что творит его сын. Сомнительно, что у такого отца – такие дети. Но режиссер как бы неявно указывает на то, что вина за текущее состояние российского общества лежит и на интеллигентных его слоях, призывает нас к ответственности за свою страну.

***

Однако, обсуждение, начавшееся после просмотра картины, было, прежде всего, сосредоточено на вопросе о том, правильно ли показывать ее сегодняшним россиянам. Все события, происходящие с героями в фильме, засняты на камеру скинхедами. Это неизбежно заставляет зрителя смотреть на мир глазами неонациста. Кроме того, сами персонажи не вызывают однозначно негативных реакций: они не отвратительны. Далее, причиной драмы, происходящей с героем в конце картины, становится именно парень-кавказец в полном соответствии с лозунгом, что «во всех бедах России они виноваты». И поэтому картина может стать опасным соблазном для человека, колеблющегося в выборе идеологии. Подчеркну, что этого вопроса не возникнет для человека цивилизованных взглядов: акценты в картине расставлены вполне однозначно.

Авторитарные традиции нашего государства всегда заботливо ограждали сограждан от всего, что могло заставить их думать, что могло их «спровоцировать». Даже фильмы Лени Рифеншталь «Олимпия» и «Триумф воли» были запрещены к общественному просмотру в петербургском Доме кино в начале 2000-х годов. Несмотря на это, кстати, и «Олимпию», и «Триумф воли» можно свободно купить в любом видео-магазине, бесплатно скачать в интернете, и очередной раз поразиться лицемерию регулирующих органов.

Один запрет вызывает другой. Вполне логично, что вслед за запретом фильмов, связанных с фашизмом, запрещаются и сюжеты о бесправии таджиков-гастарбайтеров в России и рабовладельческой политике российских работодателей (в т.ч. силовых структур и ""Единой России"), как это произошло 18 марта с репортажем Андрея Лошака на НТВ.

Другое дело, что, с учетом состояния российского общества, «Россия 88» может, действительно, не вызвать отторжения к нацистским идеям у неинтеллигентных, зараженных бытовым шовинизмом россиян. И потенциально может соблазнить. В этой картине каждый увидит свое: здоровый человек – ужас надвигающейся угрозы фашизма, больной человек – ? Что найдет в ней больной человек я предсказать не могу.

Но именно здесь возникает выбор, постоянно разделяющий на две половины российских либералов: имеют ли право современные россияне на свободу? Имеют ли они право самостоятельно выбирать губернаторов, депутатов, президентов? Имеют ли они право взглянуть на себя в зеркало и сделать свой выбор? Определить, здоровы они или больны? Возможно, ужаснуться себе? Их (красно-коричневый) выбор может оказаться страшным, и это риск. Но решать за них мы, тем более, не имеем права.

Свободе учатся только на свободе, и у людей должен быть шанс взглянуть на себя в зеркало. Германия должна была избрать Гитлера демократическим путем, сотворить страшнейшие преступления, потерпеть унизительное поражение, чтобы к XXI веку стать развитой страной.

***

Мой бывший знакомый сильно удивил меня, сказав, когда через много лет мы с ним встретились, что стал скинхедом. Как и герои фильма, он не в состоянии был внятно изложить мотивацию и идеи. Все что удалось узнать – глаза на этот мир ему открыла армия, и, оглянувшись вокруг себя, он «испугался захвата России» (точно, как главный герой картины). «Если помощь будет нужна, кто обидит – обращайся, - заключил он при расставании. – Помогу».

Откуда сегодня у нас эта болезнь, страшная и особо стыдная в стране, ежегодно с пафосом отмечающей 9 мая? Призывающей ввести уголовные наказания за отрицание победы СССР в Великой Отечественной?

Интересна позиция известного британского исследователя Дж.Хоскинга, блестяще проанализировавшего российскую историю в книге «Россия: народ и империя».

Патриархальное сознание в феодальном обществе всегда дискретно, разбито на маленькие осколки феодов. Люди враждуют друг с другом, радиус их доверия ограничен узким кругом своей семьи. Все, кто вне этого круга, подозрительны и потенциальные враги. Формирующееся гражданское общество нового времени («когда действия рынка ломают прежние, более простые формы социальной солидарности»), расширяет узкий семейный радиус доверия и нуждается в более общем, сплачивающем людей факторе. Этим фактором – этническим - выступает национальное самосознание, из которого на более высоком уровне со временем развивается сознание гражданское. Именно поэтому, на путях формирования гражданского сознания развитые общества обязательно проходили этап формирования нации. Примеры: Великобритания, Франция, США.

Отстающие общества, в которых по каким-то причинам формирование нации было заторможено, в определенный период, заметив свое отставание, начинают ускоренно нагонять развитые страны. Вскоре начинается бурный рост национального самосознания. Однако, из-за комплекса «неудачника», в этих странах в силу исторических и культурных причин часто возникают искривления. Для сплочения, ускорения формирования нации, проще всего апеллировать к самым простым, первобытным эмоциям, и в стране начинается поиск виновного во всех бедах. Развивается расизм. Исторические примеры: Германия , Италия,... Россия (?).

Российское общество до сих пор является во многом феодальным. В России никогда не было и до сих пор не сформировалось нации. Прежде всего, потому что всегда существовала вертикаль, жестко связывавшая все народности в одно целое – Российскую империю, препятствовавшая развитию национального и гражданского самосознания. По словам Георгия Гачева, «Русь была жертвой России». Вплоть до сегодняшнего дня радиус доверия в российском обществе – один из самых низких в мире и ограничен семьей и самыми близкими друзьями. Это - признак патриархального сознания. Когда в начале 90-х годов имперская модель с треском лопнула, начался постепенный процесс зарождения национального самосознания с комплексом «неудачника». Возник поиск виноватых, элементы которого и запечатлели создатели «России 88».

Формирование нации, каким бы оно ни было болезненным, в России неизбежно. Как и все наше общество, этот процесс будет страдать многочисленными искажениями, но чтобы стать успешной развитой страной, Россия должна через него пройти. Этот процесс немыслим без свободного самоопределения. Именно поэтому необходимо, чтобы люди имели возможность увидеть себя со стороны. Нам нужен этот шанс.