Закрыть окно 

03.06.2009

Антикризисная политика: Быть в ответе


Это уже почувствовали на себе и Владимир Путин, и Сильвио Берлускони, и Николя Саркози. А также многие другие лидеры государств и правительств, которые заняли свои места в то время, когда о кризисе могли говорить только самые отъявленные пессимисты. А вот Бараку Обаме в этой связи не повезло, он не успел пожить в тучные годы — его избрали на пост президента США ровно в тот момент, когда американская экономика уже начала свой головокружительный полет в пропасть кризиса. Более того, еще два с половиной месяца после избрания он не мог ничего сделать, дожидаясь своей инаугурации, наблюдая, как уходящая администрация раздает десятки и сотни миллиардов долларов американским финансовым институтам. Раздает деньги американских налогоплательщиков, отвечать за которые придется уже ему, новоизбранному президенту.

Главная работа политика — принимать решения. Это только непосвященному человеку кажется, что это делать совсем нетрудно. Но когда на тебя валится ком проблем, каждая из которых заслуживает отдельного и детального обсуждения, когда твои советники и помощники расходятся в оценках, а порой и дают тебе противоречивую информацию, а ты не можешь отложить решение и должен принять его немедленно, надо обладать особым мужеством. Мужество нужно еще и потому, что решения приходится принимать нетривиальные, такие, которые никак не вписываются в устоявшуюся логику спокойных времен и аналогов которым нельзя найти в истории.

На 133-й день своего пребывания в Белом доме президент Обама принял решение, которое неизбежно потрясло мир: объявил о банкротстве компании General Motors. Кто не слышал расхожую фразу: «Что хорошо для GM, то хорошо для Америки!». Так вот этой компании, просуществовавшей 100 лет и более 70 лет бывшей крупнейшим производителем автомобилей в мире, больше не существует, а ее акции исключены из состава индекса Доу — Джонса. Конечно, говоря строгим юридическим языком, компания сама подала заявление о банкротстве, но всем хорошо известно, что это решение было принято при непосредственном участии Барака Обамы.

Но и это не все. GM начинает процедуру реструктуризации, получив от суда защиту от требований кредиторов, после чего миру будет представлена новая компания, где 60% акций будет принадлежать американскому правительству, которое уже предоставило компании около млрд за последние полгода и пообещало вложить еще млрд. Сверх того 12% акций будет принадлежать правительству Канады, которое на поддержку автогиганта выделило ,5 млрд.

Агония General Motors закончилась. Компания под сильнейшим давлением новой американской администрации подала заявление о добровольном банкротстве под защитой 11-й главы соответствующего американского закона. В течение ближайших недель (например, для начавшей аналогичную процедуру компании Chrysler их понадобилось пять) GM должна полностью изменить и свое содержание, и свое лицо.

Несомненно, для принятия такого решения президенту Обаме понадобилась недюжинная политическая воля. И дело не только в том, что американский автопром — ключевая отрасль промышленности, определявшая ее динамику на протяжении последних десятков лет, которая обеспечивала работой каждого десятого американца. Лоббисты автопрома были одними из наиболее мощных, а профсоюзы — одними из наиболее влиятельных. Вести переговоры и договариваться с ними не было просто никогда и никому. Наверняка у Обамы были советники, которые говорили: «Зачем банкротить? Давай защитим отечественного производителя (вспомните — “покупайте американское!”, фразу, произнесенную Обамой в самом начале своего президентства) и немного поднимем протекционистские барьеры!» Более того, готов поверить, что у американской администрации были возможности сделать это, не сильно нарушая требования ВТО.

Так вот мужество Обамы состояло в том, что он сумел понять, что суть проблемы американского автопрома состоит в его неэффективности, в том, что он проигрывает конкуренцию своим иностранным оппонентам, в том, что американские автомобили сжигают больше бензина и требуют больше ремонта, что даже если предоставить временную защиту GM или Chrysler, то это только ухудшит положение дел в компаниях.

Использовать деньги налогоплательщиков на поддержку любого бизнеса в Америке крайне сложно. Конгресс США в отличие от российской Думы — место не просто для дискуссий, но и для настоящих политических сражений. Теперь представьте, какие аргументы должен найти американский президент, чтобы объяснить, что он не просто выделяет млрд, а покупаетконтрольный пакет в автомобильном концерне и при этом собирается быть пассивным инвестором, т. е. не назначать своих представителей в совет директоров компании и не вмешиваться воперативное управление. Воистину «безумству храбрых…».

Когда оглядываешься на родные просторы, то не можешь не поразиться тому, насколько более тепличные условия созданы у нас для политиков. Захотели — создали госкорпорацию, которая не подчиняется никаким законам и ни перед кем не отчитывается. Захотели — затеяли многомиллиардные стройки объектов, которыми никто и никогда не будет пользоваться после того, как их посетят те, кто принимал решение об их строительстве. Захотели — и потребовали, чтобы банки выделили десятки миллиардов рублей (за счет наших с вами вкладов) на поддержку очередных потемкинских деревень. А потом заявили, что банки не имеют права требовать возврата предоставленных ранее кредитов, потому как нужно быть социально ответственными.

А захотели — и вообще никаких решений не приняли. Авось рассосется.

Автор — директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ

Опубликовано: газета "Ведомости"