Закрыть окно 

17.05.2013

Андрей КОЛЕСНИКОВ

СМЕРШение жанров


Если долго сталкивать лбами разные социальные слои, да еще выстраивать на этом государственную идеологию, обязательно получишь на выходе взрывной рост агрессии в обществе

Если долго сталкивать лбами разные социальные слои, да еще выстраивать на этом государственную идеологию (коллективный «Уралвагонзавод» на Поклонной против «болотных» хипстеров в норковых шубах), обязательно получишь на выходе взрывной рост агрессии в обществе. В стране идет настоящая война памяти — особенно вокруг Сталина, который вдруг стал средством для национализации истории группой людей, находящихся сегодня у власти. Из щелей выползают архаичные фобии, вроде антисемитизма, место которого вроде бы прочно заняли иные виды ксенофобии. В стране, где востребован единый учебник истории, реальной истории как бы и нет — ее место занимают или ностальгия, или дикость, или бренды, маркирующие «гордость» за прошлое — Сталин, Гагарин, Петр Первый и т.д.

В этом смысле девушка Ульяна Скойбеда из «Комсомольской правды», автор ставшей исторической фразы: «Порою жалеешь, что из предков сегодняшних либералов нацисты не наделали абажуров. Меньше бы было проблем», позднее замененной на: «Либералы пересматривают историю, чтобы выбить у нашей страны почву из-под ног», — типичный и банальный продукт государственной идеологии и пропаганды. В рамках этой идеологии Сталин приравнивается к Победе, либерал — к врагу народа, инородец — к врагу страны. (В ходе предыдущего скандала Скойбеда не хотела «сносить» критику Госдумы от «иностранного гражданина» Владимира Познера.)

Симптоматично, что «кровь» в первой фразе (какой же абажур из человеческой кожи без крови?) была заменена на более политкорректную «почву», что, впрочем, не меняет смысла — это в чистом виде Blut und Boden, скажем деликатно, ультраправая «Кровь и Почва».

Споря с либералами в лице Леонида Гозмана, оклеветавшего СМЕРШ, Скойбеда и ее многочисленные — естественно! — сторонники углубляются в детальное сравнение функционала СС и СМЕРШа. Проблема-то не в функционале, а в цели и той, и другой структур — убийстве людей ради человеконенавистнической идеологии. СМЕРШ — отнюдь не символ победы СССР в войне. Сталин — не синоним победившего народа (что он сам признавал в знаменитом тосте 24 мая 1945 года: «Иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство»). Обвинять главу СМЕРШа палача Абакумова в доказанных преступлениях — не значит переписывать историю и не признавать победы Советского Союза в войне. Гордиться вурдалаками только потому, что они жили и «работали» в годы войны, — не значит быть патриотом России. Это СМЕРШение жанров — все совершенно наоборот.

У нас славная история. Есть чем гордиться. Тем же подвигом народа в Великую Отечественную. Не власти, а именно народа. Можно гордиться подвигом тех людей, которые вышли на Красную площадь 25 августа 1968 года, протестуя против ввода советских танков в Прагу. Но нельзя гордиться решением советского руководства эти танки ввести. Герой России — Лариса Богораз, а не Леонид Брежнев. В такой трактовке национальной истории все становится с головы на ноги. А пока наша история находится в прямо противоположной позиции.

И не надо приватизировать Победу. Не Путин со Скойбедой победили в Отечественной войне. Но при этом и Путин, и Скойбеда, и Гозман, и все мы — наследники этой Победы. Ровно потому, что мы — один народ, который не делится по признаку принадлежности к той или иной площади.