Закрыть окно 

25.11.2013

Александр Гольц

Реальное соглашение или передышка на полгода?


Очередные переговоры глав дипломатических ведомств «шестерки» (пять постоянных членов Совбеза ООН плюс Германия) и Ирана закончились давно зревшей сенсацией. Впервые за почти десять лет переговоров стороны достигли предварительного, но хоть какого-то соглашения. Оно не запрещает, а всего лишь ограничивает возможности Ирана по обогащению урана. Отныне Тегеран может обогащать уран только до 5 процентов. А уран, обогащенный до 20 процентов (утверждают, что объем такого вещества в Иране составляет около 200 килограммов), должен быть искусственно обеднен. Также инспекторы Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) получат возможность постоянно инспектировать иранские заводы по обогащению. Кроме того, Иран взял обязательство не увеличивать количество центрифуг, способных обеспечивать обогащение.

Взамен «шестерка» пообещала разморозить счета иранского правительства на более чем 4 миллиарда долларов (иранские власти уже поспешили сообщить, что разморожены счета на 8 миллиардов). Будут также приостановлены санкции в отношении нефтегазового и автомобильного секторов иранской экономики. Впрочем, объявлено, что заключенное соглашение — временное. Как поспешил заявить президент США, нынешнее соглашение лишь первый шаг на пути к окончательному договору. Договору, который вроде бы должен дать окончательные гарантии того, что у Ирана не будет ядерного оружия.

Разумеется, все произошедшее — вымученный долгими годами бесплодных переговоров компромисс. Он оказался возможен в результате того, что бескомпромиссного и прямолинейного Ахмадинежада сменил на посту президента Ирана более гибкий (или хитрый) Хасан Роухани. Однако бессменным лидером теократического Ирана остается аятолла Хаменеи, для которого ядерная программа — любимое детище, которое он никому не даст в обиду. А соглашение заключено всего на полгода. Так что в худшем случае Тегеран использует шестимесячную передышку для того, чтобы вытащить максимальное количество денег с замороженных счетов, а потом выйти из соглашения. Точно так же, как Северная Корея вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия накануне своего ядерного испытания. В ситуации, когда Тегеран сохраняет замкнутый цикл обогащения урана, все, в конечном счете, сводится к желанию или нежеланию аятолл продолжать свой атомный шантаж.

И здесь опасения Израиля, выступившего решительным критиком соглашения, выглядят по меньшей мере обоснованными. Надо сказать, что именно сейчас сразу несколько объединенных групп американского Конгресса (туда вошли и демократы, традиционно поддерживающие Израиль, и республиканцы, просто желающие сделать гадость Обаме) уже готовы выдвинуть предложения о новых санкциях в отношении Ирана. Однако «шестерке» хочется хоть какого-то дипломатического успеха. ЕС жаждет его после облома с ассоциацией с Украиной. Обаме позарез нужно хоть чем-нибудь оправдать полученную некогда авансом Нобелевскую премию мира. А глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров уже бодро заявил, что нынешнее соглашение — не более чем воплощение в жизнь гениальных предначертаний Путина В.В…

http://www.ej.ru/?a=note&id=23799