Закрыть окно 

24.12.2018

Враг либерализма – внутри либерализма


Американский философ Кен Уилбер, с которым, я скорее, соглашусь, чем буду спорить, называет это аперспективным безумием, которое охватило либеральный авангард. Его смысл в том, что либерализм по своей сути толерантен,  - он таким был задуман как проект, поэтому он предоставляет равную площадку и либералам, и честным оппонентам, и…лжецам. Изначально предполагалось, что лжецы будут играть по правилам честных оппонентов, чего они, конечно, никогда не делают. В результате площадка глобальной либеральной дискуссии засаривается антилиберальными мемами, а истина, понятия о добре и зле, о лучшем и худшем, попросту нивелируются, исчезают. Мир неудержимо погружается в популистский хаос, и что с этим делать не очень понятно.

Уилбер пишет: «Когда позиция, гласящая, что каждый индивидуум имеет право выбирать свои ценности (пока таковые не наносят вред другим людям), скатывается к позиции, что, дескать, из этого вытекает, будто нет ничего универсального (или общезначимого) в каких-либо ценностях, это прямиком ведет к аксиологическому нигилизму – вере в то, что нигде не существует каких-либо убедительных и подлинных ценностей в принципе».

Мир без ценностей невероятно уязвим, и это не пустая сентенция. Люди, толерантные ко злу (в России от них привычно отнекиваются словом «пофигисты»), опрокидывают некогда работающие либеральные схемы. Так, в Англии теперь демократически побеждают (вернее, побеждали до последнего момента) сторонники Брексита, хотя многие русские, далекие от каких-либо сложных расчетов, с самого начала предупреждали (не обошлось без политологической интуиции?), что евроатлантическое единство – это важная либеральная опция, за которую следует сражаться, а Брексит – не только поражение и отступление глобальной либеральной партии, но, даже чисто технически, огромная головная боль - потеря выгодных позиций для британской экономики. Теперь и многие достойные англичане в этом убедились не меньше нас.

Во Франции Пятую Республику разносят по кочкам «желтые жилеты», причем отчасти под эгидой справедливых претензий. В данном случае изначально не предлагалось ничего, кроме как экономить на бедных и социальных программах, на образовании - либеральное правительство Макрона не только оказалось не способно противопоставить что-либо внятное протестам, но подготавливает почву для прихода популистки Марин Ле Пен или кого-то еще почище, горячечно лепеча про косметически уступки протестующим….Никогда популисты Франции не подходили так близко к тому, чтобы окончательно сменить либеральный вектор – и нажать на спусковой крючок очередной «французской революции». Тем более, что кто-то от имени желтых жилетов опубликовал безумный манифест, под которым вполне могли бы подписаться Зюганов или Глазьев! Но, кто знает, не  обязано ли это свидетельствовать о «проникновении в ряды протестующих» российских «троллей»?

В США президентом стал либерал по маркеру – Дональд Трамп. Он-де и предприниматель по происхождению (девелопер), и сокращает госсектор, и отменяет обязательность каких-то действий для «свободных» граждан (в этом якобы смысл его ненависти к Обамакер), убирает лишние налоги (возможно, проедая будущее), но…

Во-первых, он тоже отчаянный лжец, живущий в мире альтернативных фактов. Во-вторых, его вмешательство в ткань свободной экономики и международной торговли отнюдь не либерально. Трамп начинает торговые войны с Китаем и Европой - и биржи  вновь начинает лихорадить. Трамп раздает преференции, как тривиальный диктатор. К тому же, если основная претензия к его политическим конкурентам заключается в том (как мне рассказал один американец), что «у нас не монархия, а что это они друг другу по-родственному передают власть?» (имеются в виду семьи Буша и Клинтон), то ведь и сам Трамп взял Америку чуть не под семейный подряд.

Отдельного рассмотрения заслуживает антимигрантская риторика Трампа. Дело в том, что США развивались как страна мигрантов, и барьеры, которые они ставят нынешним мигрантам, шокируют многих американцев. Можно понять логику трамповской администрации, «страна ведь не резиновая», однако и свобода перемещений людей, выбор места их жительства – тоже не чуть ни первая либеральная заповедь.

Как решить нарастающие проблемы? Трудно. Но вина Трампа не в том, что он апеллирует к нынешним эгоистическим потребностям американцев, а в том, что он не пытается разрешить существующие противоречия на либеральной платформе. Напротив, Президент США действует архаическими, чуть ли ни средневековыми методами.  Да и кто, кроме него, задумал бы строить высокую стену на границе с Мексикой? Даже эстетически - это антилиберальный символ. Кто, кроме него, на виду у всего мира с помощью военных  операций останавливает марши мигрантов, т.е. использует титаническую мощь государства, чтобы замести проблемы под ковер? И это не говоря о том, что он не прочь напрямую пообщаться с Ким Чен Ыном и как-то странно не ровно дышит к Владимиру Путину, сдавая тому позиции свободного мира в Сирии.

Многим Трамп кажется персонифицированным воплощением предательства либерального авангарда.

В России атака на либерализм идет практически изо всех слоев общества. Но тут проблема заключается в том, что под либералами часто понимают ненавистный экономический блок путинского правительства, который ни в коей мере не является либеральным. Вернее, «либеральными» на первый взгляд кажутся некоторые меры государственной экономии: повышение налогов, жесткая финансовая дисциплина, ужесточение условий получения пенсии по старости, снижение прав трудящихся (глядишь, появится легальная возможностьзадерживать, а то и вовсе не платить зарплату). И якобы все это нам прописал МВФ. Но эти меры действительно были бы «либеральными» (в ряде значений этого слова), если бы высвободившиеся ресурсы по определению направлялись на развитие, а не на милитаризм.

Но они подпитывают милитаризм, обеспечивают полицейские эксцессы, подкуп национальной судебной системы, фальсификацию выборов, блокировку Telegram, войну с Украиной. Недавно эксперты РАНХиГС пересчитали успехи сельского хозяйства, которое единственное якобы продемонстрировало  рост в результате санкционной войны с Западом и контрсанкционной войны российского правительства со своим населением. И выяснилось, что дело на 30% в тривиальных приписках.

При этом правительство ровным счетом ничего не противопоставило милитаристам, которые, собственно, и довели экономику до перманентного кризиса. Медведевские кадры отнюдь  не проявили себя, когда Дума (по заказу администрации президента) напринимала тьму тьмущую антилиберальных законов, - тут и запреты на публичное выражение политической позиции, и прямое институциональное разрушение прав человека, да и свободы слова. Правительство отродясь не критиковало  президента. Или я ошибаюсь? В России четко складывается ситуация, которая складывалась в Германии накануне падения Веймарской республики - прихода к власти фашистов.  Еще У.Ширер  замечательно писал: «Они начали передавать свои полномочия той силе, которая являлась доминирующей в современной Германии, а именно армии»(«Взлет и падение Третьего Рейха».) В нашем случае  - органам безопасности, сращенным с олигархией.

Но вернусь к более общей теме. Проблему современного либерализма и демократии часто выводят из противопоставления государственных административно-распределительных систем тоталитарных стран экономической и политической свободе открытого общества. Иными словами, социализма «советского типа» и капитализма передовых евроатлантических стран. При этом нападки направлены в том числе и на евросоциалистов. Мол, левые, социалисты подрывают капитализм, который единственно валентен истинной демократии и открытому обществу. Но правые не замечают, что общества пост-капитализма во многом переросли эту дихотомию. Либеральным принципам действительно нечего противопоставить – даже философски, поскольку свобода суверенного индивида по-прежнему является главной ценностью либеральной цивилизации, - маяком развития цивилизованного общества на протяжении столетий. Однако зараженные популизмом и национальными эгоизмами демократии, а равно освободившиеся от обязательств суверенные индивиды, повсеместно демонстрируют неспособность ответить на глобальные вызовы – ни на изменение климата, ни на гибель многих популяций населявших планету живых существ, ни на неконтролируемую рождаемость, ни на массовые миграции  в зоны интенсивного экономического развития из депрессивных регионов. Свободу все чаще  ищут вполне своеобразно:  «демократам» приходится звать на помощь, например, тот же «трамповский дирижизм», который, очевидно, не уйдет даже тогда, когда и если выполнит свою задачу.

Очевидно, решение (а оно не может не возникнуть!) кроется в какой-то новой конвергенции – свободы и коллективного самоограничения.

Либо нас ждет крах идеалов.