Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Десять лет с правом переписки

13.01.2001
"Институт экономики переходного периода - уникальное образование для нашего нынешнего научного пейзажа."

Исполнилось 10 лет Институту экономических проблем переходного периода (ИЭППП), институту Гайдара. Неужели уже 10 лет? Казалось бы, совсем недавно 34-летний Егор Гайдар пригласил нас, своих друзей и единомышленников, объединиться в команду. Принцип подбора кадров был, как я понимаю, достаточно прост: приглашены были те, чьи статьи Егор Гайдар и Алексей Улюкаев публиковали в "Коммунисте" на протяжении 1987-1990 годов. Теоретический орган ЦК КПСС стал к тому времени самым реформаторским отечественным изданием и задавал тон полемике по экономическим и политическим проблемам советского общества.

Было задумано создать институт нового типа. Написал эти слова и только после этого заметил аналогию с известным ленинским высказыванием. Однако вымарывать не буду. Революция действительно требует организации нового типа. А в том, что страна переживает революцию, я не сомневался ни тогда (о чем мы с Ириной Стародубровской и писали в 1990 году в "Коммунисте"), ни тем более теперь. Команду Гайдара потом будут часто упрекать в революционности и большевизме. Конечно, аналогии с большевиками не очень-то приятны. Но мы отдавали себе отчет в том, что правительству Гайдара выпала нелегкая доля решать задачи радикального этапа революции - этапа, когда старый порядок разваливался на глазах и надо было срочно что-то делать, чтобы удержать страну от хаоса. Надо было проявлять твердость, когда все вокруг колебались и не решались взять на себя ответственность за непопулярные меры (в необходимости которых никто не сомневался). Однако было и существенное отличие от большевиков - первое посткоммунистическое правительство, несмотря на хаос рубежа 1991-1992 годов, смогло удержать страну от насилия и диктатуры, достижение невиданное для радикальной фазы революции.

Возникновению аналогий с большевиками отчасти способствовали мы сами, обильно используя в своем лексиконе соответствующие образы. Мой первый доклад, подготовленный в этом коллективе весной 1991 года, назывался "Экономика и политика в эпоху, предшествующую диктатуре". Известная книга Гайдара, написанная по горячим следам 1992 года, носила заголовок "Государство и эволюция". Главный труд ИЭППП 90-х годов озаглавлен "Экономика переходного периода". (Для молодежи, незнакомой с ортодоксальным советским наследством, поясню, что первое название перефразировало ленинскую статью "Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата", второе - "Государство и революцию" того же автора, а третье дословно повторяло заглавие классического труда Бухарина 1919 года, где обсуждались пути перехода от рыночной экономики к коммунистической. Я даже предлагал снабдить книгу подзаголовком типа "Том 2. Путь обратно".)

Институт экономики переходного периода - уникальное образование для нашего нынешнего научного пейзажа. Он является переходным не только по характеру изучаемого предмета, но и по своей организации. С одной стороны, это обычный научно-исследовательский институт с солидным штатом сотрудников. И одновременно ИЭППП - первый постсоветский институт, который имеет гибкую структуру и ориентирован на работу по заказам и грантам. Еще одна важная особенность ИЭППП - способность сочетать научный анализ и политические рекомендации. У Гайдара многие сотрудники работают в обоих жанрах, поскольку почти все они начинали как исследователи и имели значительный опыт работы в органах власти. Возможно, благодаря этим качествам институт Гайдара сумел избежать проблемы, которая со всей тяжестью давит на традиционные академические институты, - проблемы дефицита молодых кадров. Молодые люди охотно идут к нам работать или в аспирантуру. И дело не только в зарплате: до того как сотрудник сможет получать гранты или участвовать в хоздоговорах, зарплата у него не выше, чем в других институтах. Просто молодые люди понимают, что здесь они получат серьезный интеллектуальный капитал.

Разумеется, вовлеченность в реформы и само имя Гайдара создавало и определенные проблемы. Нередко курьезные и, к счастью, пока благополучно преодолевавшиеся. Например, несколько лет назад группа думских аграриев попросилась на консультацию. Разговор вроде бы складывался неплохо, но вдруг они услышали, как кто-то из сотрудников говорит по телефону по-английски. И вернувшись в Думу, левые стали изливать свою душу, возмущаясь тем, что "в российском институте сотрудники говорят на иностранных языках". Узнав об этом, в ИЭППП издали специальный приказ, который вводил надбавку 10% к зарплате за незнание одного иностранного языка и 20% - за незнание двух и более. А готовясь к коммунистическому реваншу в начале 1996 года, думские "друзья" создали комиссию по изучению того, на что расходуются институтом Гайдара бюджетные средства. Когда же выяснилось, что никаких средств бюджет не выделяет, дело было передано на расследование Комитету по безопасности во главе с г-ном Илюхиным, поскольку отсутствие бюджетного финансирования, по думскому разумению, означало только одно: они живут продажей государственных секретов иностранцам. Так вот и жили...

И еще один момент. В 1992 году почти никто не верил, что Гайдар вернется из правительства в институт. Вернулся и - более того - является его реальным лидером. И сейчас, когда многие удивляются, почему директор ИЭППП исчез с экранов телевизоров, отказывается давать интервью на политические темы, ответ на это самый простой: он работает - как над книгами, так и над законопроектами. Вместе со своим институтом.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика