Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Смена китайских вех

15.07.2009
Рискую стать мишенью для насмешек, но утверждаю, что в эти дни мировая история или, по крайней мере, история России - безусловно, одного из резонаторов глобальных социально-политических процессов - вновь меняет течение свое. Я про массовую китайско-уйгурскую резню в Восточном Туркестане, который официально называется Синьцзян-Уйгурский автономный район провинции Синьцзян Китайской Народной Республики (уф...).

Когда отечественные власти, подобострастно кланяясь и повторяя «Сяо», передавали российские острова Китаю, не только я воспринял сие как оммаж (ритуал признания вассалом зависимости от сюзерена). Проблема не в том, было ли это справедливо (с позиции высшей космической справедивости) или соответствовало ли конституционному принципу территориальной неприкосновенности. В конце концов, международное право обходит молчанием тот момент, когда рутинное уточнение границ переходит в передачу священной и неприкосновенной родной земли. Но на востоке вообще, а на Дальнем - в особенности, односторонняя уступка всегда означает потерю лица и признание себя подчиненным. Поэтому Китай, Япония, обе Кореи, Вьетнам десятилетиями ведут переговоры вокруг спорных островов, не уступая ни одного квадратного микрона земли и вежливо игнорируя весь поток (неоспоримых) исторических и картографических доводов другой стороны.

В довершение признания зависимости российские власти разрешили китайцам в ходе учений в рамках ШОС отрабатывать штурм макета российского города под предлогом освобождения его от «международных террористов». Я полагаю, что со времен ордынских экспедиций на бунтующие города Улуса Джучи московские правители никогда не позволяли восточным армиям репетировать покорение русских земель. Однако то были былинные времена «ордынского Кадырова» — великого князя Ивана Калиты.

В эти судьбоносные дни приказали долго жить сразу три сценария, которые еще неделю назад выглядели необоримыми.

Первый («сон Бжезинского») - США и КНР создают всемирную директорию (тандемократию), честно разделив шарик: размежевание империумов происходит в нынешней России — где-то, по среднему геометрическому.

Второй («сон силовиков») - РФ и КНР формируют второй геополитический полюс, уравновешивающий первый — англо-американский.

Третий («сон Сорокина/Бушкова») - распадающаяся Россия попадает под контроль Китая.

Российские радикальные оппозиционеры (по странному стечению обстоятельств, и либералы, и национал-патриоты) последние годы видели перед собой один катастрофический сценарий: прямая или косвенная оккупация Дальнего Востока и Забайкалья (а может, и Сибири) Китаем. Поскольку после мощного кризиса, которым неминуемо должна увенчаться путинская политика - миролюбивая внешняя и народолюбивая внутренняя, страна обречена.

Однако, взаимные китайско-уйгурские (точнее, ханьско-уйгурские) погромы в Урумчи (столица Уйгурии) и демонстрации в Кашгаре однозначно свидетельствуют: последняя великая империя земли вступила в фазу надлома.

Отныне Китайская Народная Республика будет только защищаться от волн центробежного сепаратизма. Над ней прозвенел первый погребальный звонок. Тут можно вспомнить беспорядки в Алма-Ате и Караганде в декабре 1986 года (сейчас в центре Алма-Аты стоит памятник героическим студентам — поставил его бывший член Политбюро Назарбаев). После Желтоксана людям прозорливым стало абсолютно ясно - этнонационализм стал криптоидеологией нерусских республик, они воспринимают себя как отдельные нации, и никакой «обновленный социализм» это из сознания не вытеснит. События в Уйгурии наглядно показывают - власти современного Китая, как и власти позднего СССР, так и не нашли универсального идеологического интегратора для страны, а этносы готовы под любым предлогом рвать друг друга на части. И это не изолированный от мира нищий и мистический Тибет, но вполне освоенный и заселенный Синьцзян.

У Пекина есть великоханьская идея. Но она — только для своих. И уже ясно, что ни грандиозный и непрерывный экономический рост последних трех деятилетий, ни сверхстабильная политическая система (по которой пущено столько завистливых слюней), ни пятитысячелетняя культура не помогут уговорить ни тибетцев, ни уйгуров оставаться в составе Поднебесной. Территориальную целостность обеспечивает только огонь на поражение со стороны войск и полиции.

Запомним этот день 5 июля 2009 года, когда тысячелетняя территориальная экспансия Китая и его имперская традиция закончились навсегда. Отныне будут делаться только медленные, осторожные шаги с целью изменить качество государственных основ, чтобы дать иные, не национал-имперские, принципы сохранения страны, — опыты с федерализмом, попытки объединить Китай неукоснительным правом, если нет демократии...

Пооглощения Центральной Азии Китаем не будет. Ибо полтора миллиарда ханьцев не смогли переварить и своих мусульман.

Второго полюса мироздания (с Россий сечиных в качестве придатка) – тоже не будет. Пекину сейчас не до глобальных игр в цивилизацию - есть и другие меньшинства, есть громадный разрыв между процветающим Тихоокеанским побережьем и нищетой внутренних районов, есть жесткая субцивилизационная граница между конфуцианским севером и даосским югом.

И раздела мира (и России) между Америкой и Китаем не будет. Коммуно-рыночная КНР, в отличие от страны эпохи Мао, так и не смогла предложить своим подданным универсальную идею. Тем более Китай не может дать ее иным странам своего потенциального империума.

Из ШОС вынут стержень, и русским городам уже никогда не быть полигоном для "антитеррористических операций" китайский войск.

Словом, отныне все патриоты (без кавычек) России могут смотреть в будущее с оптимизмом - наша страна никогда вновь не станет Улусом Джучи.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика