Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Экономическая политика: Победа бюрократии

15.07.2009
Не успел президент Медведев порекомендовать губернаторам «правильно» поработать с бизнесменами с целью ограничения роста или снижения цен на лекарства, как работа пошла полным ходом. Такое ощущение, что российские чиновники, получив указания сверху, проявляют чудеса изобретательности, чтобы произнести «чего-с еще изволите?».

Еще в 1996 г. правительство России передало региональным властям право устанавливать предельный размер надбавок к ценам на лекарства, включенным в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств. Этот перечень не очень широк и периодически пересматривается, все к нему привыкли. Но вот, получив прямое указание из Кремля, регионы один за другим (Брянск, Воронеж, Курган, Курск, Оренбург, Рязань, Сахалин, Смоленск, Томск — это только то, что я точно знаю) стали расширять этот перечень, порой заявляя, что устанавливаемые ими предельные надбавки распространяются на все виды лекарств, продающиеся в «вверенных им» аптеках. Понятно, что юридической силы такие решения не имеют, но когда тебе об этом говорит губернатор в присутствии областного прокурора — ты понимаешь, что в России прав тот, у кого больше прав.

Поставками лекарств в аптеки занимаются порой и сами производители, но постепенно этот бизнес концентрируется у крупных фирм-дистрибуторов, представителей которых, собственно говоря, и вызывают на ковер в первую очередь. И объявляют им о том, что предельная надбавка на лекарства в данном регионе составляет столько-то процентов от цены производителя. А поскольку далеко не все лекарства, которые мы покупаем в аптеках, производятся в России, то было решено, что для импортных товаров ценой производителя называется цена иностранного производителя с учетом таможенных сборов и пошлин, которая декларируется при пересечении российской границы.

Вот здесь и начинаются проблемы. Импорт лекарств — это такой же бизнес, как и все остальные, со своими рисками, расходами и прибылью. После кризиса 1998 г. международныефармацевтические компании, ввозящие свои лекарства в Россию, перешли к новой схеме импорта, где организациями-импортерами стали дочерние структуры этих компаний, зарегистрированные в России, чтобы риски падения курса рубля не ложились на российских дистрибуторов. Естественно, работа таких компаний в России требует определенных расходов — как официальных, так и неофициальных — и для этого они добавляют определенную маржу к ценам производителей. Теперь им фактически сказали, что эти самые российские дочерние компании не имеют права устанавливать свои надбавки, а обязаны (!) продавать импортируемые лекарства себе в убыток. Для сведущего читателя становится понятно, что даже если (по непонятным причинам) производители лекарств пойдут на это, то уже на следующий день к их российским «дочкам» придут местные налоговики и начнут проверку на предмет продажи товаров ниже себестоимости, что напрямую запрещено Налоговым кодексом. Ставлю сто против одного, что иностранные компании не будут брать на себя эти риски и предпочтут скорее временно уйти с ряда региональных рынков, чем бросаться в руки самого справедливого российского правосудия.

Еще одна схема импорта лекарственных средств построена на том, что ряд крупных российских производителей, имеющих сильные позиции по отдельным группам товаров на российском рынке, создают свои собственные дистрибуторские компании, которые также закупают импортные лекарства, ввозимые в Россию не очень большими объемами, ради которых создавать представительство в России иностранным производителям просто невыгодно — прибыль не покрывает издержек.

Наши бизнесмены, конечно, не столь прямодушны и наивны, как иностранцы, и они решили было быстро договориться с иностранными поставщиками о том, чтобы те повысили декларируемые цены производителя ровно на величину существующей сегодня наценки и одновременно заключили фиктивный контракт с российскими компаниями на оказание каких-нибудь услуг, чтобы оставить эти деньги у российских партнеров. Более того, в этой схеме для российских компаний есть даже какой-то плюс: завышение контрактных цен приводит к завышению сумм НДС, предъявляемых потом к возмещению. Но… опять-таки остается работа без прибыли, которая карается Налоговым кодексом, да и риск возникновения неприятностей с таможней, которая может вдруг заинтересоваться причинами резкого роста цен на импортируемые лекарства, тоже нельзя сбрасывать со счетов.

Помните историю с введением ЕГАИС? Когда вымощенная благими намерениями дорога привела к параличу рынка алкогольной продукции (и кстати, падению доходов бюджета, ради чего вся эта система замышлялась). Готов спрогнозировать, что нынешнее указание российского президента и чересчур резвое желание ряда губернаторов его выполнить приведут к тому, что именно в этих регионах вместо ограничения роста цен на лекарства результатом станет их исчезновение с аптечных прилавков. Но российскому бюрократу недосуг опускаться до таких мелких деталей, ему главное — вовремя отрапортовать начальству.

А вот нам с вами плохо — «совок» продолжает наступление!

Автор — директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика