Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Гайдар и Россия

01.02.2010
Прошло 40 дней, как скончался Егор Гайдар – фактический председатель Правительства России в 1992-ом году, автор экономических реформ, целью которых был перевод умирающей тогда планово-распределительной государственной экономики на рыночные условия. Удивительно: я не был с ним знаком, но я воспринимаю его уход, как потерю близкого человека.

Мне посчастливилось  неоднократно слышать его выступления, читать его книги. Я расцениваю их как заповедь всем нам. Его суждения, оценки всегда были созвучны моему личному опыту, моей памяти о прошедшем. По моему мнению: его книги и статьи должны изучаться повсеместно, как в советское время изучался краткий курс ВКП (б). В этом большой практический смысл – знание и понимание экономической истории человечества, изложенное в его книгах, могло бы предостеречь наше общество, по выражению Гайдара, от «возможных глупостей».

Мы потеряли мудрого, честного и благородного человека. Гайдар обладал способностью объяснять  самые сложные ситуации современного мира и находить выход из них. Когда он был жив, страна была под защитой его интеллекта. И это несмотря на то, что в последние годы он практически отошёл от политической деятельности. Но повторись ситуация конца 80-х, начала 90-х, он сразу был бы  востребован обществом.

Кто знает, какие испытания нас ждут в будущем? Такие личности, как Гайдар, подобно Жанне д'Арк, или Минину и Пожарскому, спасают отечество в критические моменты истории.

Масштаб личности Гайдара основной массой соотечественников не был должным образом оценён. Но именно Егор Тимурович взвалил на себя груз ответственности за управление страной, в которой основную часть населения составляла формация людей, гордо именуемая идеологами КПСС, «советский народ». Отличительными особенностями этой новой формации были умения ходить строем, выкрикивать хором лозунги, прославляющие кого-то или чего-то и действовать только по указке свыше. Безусловно, Гайдар осознавал, что он не будет понят этим народом, а, возможно, даже будет и проклят им. Фактически так оно и получилось.

Известно, что  тот, кто не принял новую религию  «большевизм» в теоретической и  практической интерпретации Сталина  и не освоил систему повиновения ей, ещё в 30-е годы был отправлен режимом «отца народов» на перевоспитание строить Беломорско-Балтийский канал, железные дороги в тундре или в другие места, непригодные для проживания не только людей, но и деревьев. Это поколение, в основном, не дало потомства. Поэтому в современной популяции этноса страны произошёл ощутимый перекос – слишком велик удельный вес потомков «советских людей», обладающих так называемым «духом коллективизма» и малоспособных самостоятельно мыслить критически.

Нам не следует  забывать судьбы людей – жертв сталинского режима, их останки ещё лежат в вечной мерзлоте по всему северу нашей страны, да и не только по северу, они – рядом со столицей. Угроза рецидива сталинских порядков существует и сегодня, ведь около 50% соотечественников остаются его сторонниками. И, в основном, это противники реформ Гайдара.

Какие же претензии  могут быть к Егору Гайдару у этих людей?

Главная «претензия», пожалуй, заключается в том, что, по их словам, он сделал их нищими, лишил всех денежных накоплений. Правда, эти «нищие» почему-то забыли, что стали собственниками квартир, земельных участков и пр. именно благодаря реформам Гайдара.

Да, кто-то действительно лишился накоплений, некоторые даже весьма значительных по тем временам. Их размер позволил бы купить, к примеру, автомашину «Волга» – несбыточную мечту многих наших сограждан. Но дело в том, что мы почему-то склонны забывать то, что ни машин, ничего другого, самого необходимого, на что можно было бы потратить накопления, в свободной продаже тогда не было. Во всём был дефицит, и дефицитные товары распределялись партийно-хозяйственной верхушкой отдельным гражданам за особые заслуги перед властью. Иногда, если посчастливится, можно было, правда, после многочасового стояния в очереди, оставить в магазине почтовую открытку со своим адресом на право приобретения дефицитного товара. От момента оставления такой открытки до покупки проходило несколько лет, нередко больше пяти. По форме всё было справедливо: побегал по магазинам, постоял в очереди за открыткой, через несколько лет купил. Мне, например, в 60-е годы пришлось быть очередником в течение нескольких лет на право покупки малогабаритного холодильника «Саратов».

И так во всём: может, деньги и были, но на них нельзя было купить то, что необходимо. Молодому поколению, не заставшему этот период современной истории, эту ситуацию, как мне кажется, не представить и понять.

У меня, прожившего 52 года при советской власти, проработавшего в проектных организациях и на производстве, занимавшего руководящие посты в ряде министерств, остаются вопросы к согражданам об источниках их больших накоплений. Мой личный опыт почему-то свидетельствует о том, что без выезда на работу за границу, иметь накопления простому советскому рабочему или инженеру было тогда практически невозможно.

До 1985-го года мне не удалось сделать каких-либо накоплений, хотя я не имел (и не имею) вредных привычек и всегда жил без излишеств. Жена с высшим образованием работала на дому во время декретного отпуска, а также сразу после рождения детей – мы воспитывали двоих детей – одной зарплаты на содержание семьи не хватало.

И только к зиме 91-го года, когда на полную мощь в стране был запущен станок по печатанию банкнот, нам удалось наконец-то скопить 8 тыс. рублей, на которые по «очереди» купил автомобиль ИЖ 412, правда, заняв для этого в долг ещё 4 тыс. рублей. Не исключаю, что у значительной части населения накопления также появились именно в эти годы.

Почему отечественная  промышленность не обеспечивала нас  самым необходимым? Ведь мы все работали, и страна «гордилась» тем, что безработных в ней не было.

На мой взгляд, причина в том, что около 80% городского населения работало в «ящиках», где производилась военная продукция, которую, как говорится, на тарелку не положишь и в домашнем хозяйстве не используешь. Наша страна всегда готовилась к войне. Советскому обществу вдалбливалась идея, что мы живём во вражеском империалистическом окружении. После страшной войны 1941-45 гг. подобные идеи не нуждались в особых доказательствах. Одних танков произвели столько, что после вывода советских войск из Германии их некуда было девать. Они и сейчас стоят законсервированными на специальных полигонах, занимая тысячи гектар сельскохозяйственных земель в Сибири.

Наша страна без особых усилий со стороны запада была вовлечена в гонку вооружений и надорвалась. Надорвались не только экономика и общество, но и природа. За годы советской власти потенциал плодородия с/х земель был утрачен на 30-50%. Современный почвенный покров, формировавшийся в течение последних 10 тыс. лет после ледникового периода, деградировал за 70 лет существования колхозно-совхозной системы земледелия. Для восстановления дореволюционного плодородия земель требуется время, сопоставимое с геологической эпохой.

После коллективизации 30-х годов миллионы гектар пашни в нечернозёмной зоне страны стали зарастать лесом. Правительство спохватилось с большим опозданием – лишь в 70-ые годы, когда численность сельского население сократилось уже в разы, было принято специальное постановление о возрождении земель Нечерноземья. Сейчас этот процесс приобрёл необратимый характер, в большинстве областей этой зоны, почву просто некому обрабатывать.

В 1975-ом г. в результате инвентаризации земель нечернозёмной зоны, по решению Правительства СССР, около 270 тыс. га бывшей пашни, заросшей к тому времени древесно-кустарниковой растительностью, было переведено в категорию «лес». На самом деле площадь перевода должна была быть на порядок больше. На протяжении веков русский крестьянин отвоевывал землю у леса, а теперь пошёл обратный процесс.

А великие стройки  коммунизма, каскад гидроэлектростанций  на Волге, дававший 3% электрической энергии от общесоюзного уровня, но требовавший затопления тысяч гектаров плодородных пойменных земель?

Всё это и  многое другое «родимые пятна» социализма. Всех и не перечислишь.

КПСС долго  не оставляла мечту заставить  весь мир строить «коммунистический  рай». Пропагандировалась идея – исключить из жизни людей инициативу и конкуренцию в любом виде, не допускалась возможность поиска и борьбы каждого индивидуума за лучшую долю в этом мире, за совершенствование физической и духовной природы человека, т.е. фактически отрицалось то, что и сделало его Homo sapiens. Любое инакомыслие преследовалось, за это можно было попасть в «психушку», а то и срок получить. И не за это ли мы сейчас расплачиваемся технической отсталостью, невозможностью обойтись без западных технологий, неспособностью самим их генерировать и сделать их источником валютных поступлений? Нельзя же строить экономическое благополучие страны только за счёт продажи углеводородов или другого сырья. Имеет ли право современное поколение присваивать углеводороды себе? Тем более, что и осталось-то их не больше, чем на 20 лет – уверен, что мы просто обязаны поделиться этим богатством с будущими поколениями.

Идея построения «коммунистического рая», где все люди будут равны, была не только ложной, она изначально противоречила законам биологии и являлась вмешательством в естественный эволюционный процесс. Недаром Сталин поддерживал бредовые идеи Лысенко, отрицавшего существование внутривидовой борьбы в мире животных и растений. Эти идеи объявлялись общебиологическим законом и переносились на человеческое общество.

Перекосы в  развитии промышленности, преобладание в машиностроении предприятий военно-промышленного  комплекса, выпускающего продукцию, не имевшую потребительской стоимости внутри страны, омертвляло человеческий труд.

Программы по освоению космоса, где были выдающиеся достижения, также требовали огромных финансовых и материальных затрат. Парадокс заключается в том, что страна научилась делать космические корабли, но до сих пор не освоила производство конкурентоспособных автомобилей.

Промышленность  страны в течение десятилетий  выпускала продукцию, не имеющую  спроса на мировом рынке. За продукцию  военно-промышленного комплекса  так называемые страны народной демократии и развивающиеся страны платили не валютой, а приобретали её по бартеру или на выделенные нашей страной кредиты, которые до сих пор не погашены и которые современная Россия вынуждена списывать с этих стран (Алжир, например, 8,5 млрд. $ – 2007 г).

Стране нужны  были источники дохода, позволяющие купить по импорту промышленные и продовольственные товары повседневного спроса.

Только зерна, начиная с 60-х годов, страна ежегодно закупала от 20 до 30 млн. тонн, а иногда и 50 млн. тонн. Единственным источником валютных поступлений были продажи нефти и газа. Из-за технической отсталости предприятий машиностроения  нашей стране, как участнику международной торговли, нечего было продавать кроме сырья и вооружений.

Страна ежегодно имела отрицательный внешнеторговый баланс. В сущности это была расплата за нереальный внешнеполитический курс.

Когда цены на углеводороды были относительно высокими, каким-то образом ещё удавалось свести концы с концами. Но когда в 1985-ом г. они рухнули, поступления нефтедолларов сократились, поставки по импорту упали, страна оказалась на грани экономического краха. Внешний долг к моменту прихода правительства Гайдара составлял 122 млрд. $!

Как известно, уровень  снабжения Москвы продовольствием  в советское время на порядок  был выше, чем в провинции. В  Москву за мясом и колбасными изделиями  ездили из Удмуртии, Татарии, Карелии, из областных центров, находящихся порой за тысячи км. от столицы. Тогда это было обычным делом.

В конце 80-х годов  не хватало самых обычных товаров, например, медицинских шприцев. Отлично  помню периодические сообщения  по радио о благотворительной  акции – поставке в страну медицинских шприцев. Примерно в то же время в Москве были введены талоны на некоторые виды товаров, а также так называемые «визитные карточки москвичей», дававшие право покупки товаров в розничной сети только жителям столицы. Иногородние этого сделать не могли.

Мне запомнилось посещение 17 декабря 1991-го года лучшего московского магазина, хорошо известного тогда москвичам как «сорокового». Было около восьми вечера. Покупателей в магазине не было, прилавки заполнены 200-граммовыми пачками маргарина, пачками сахара-рафинада и трехлитровыми банками помидоров бурого цвета. Продавцов за прилавками не было совсем, они находились за какими-то ширмочками и изредка выглядывали оттуда на предмет обнаружения одинокого покупателя в зале.

Страна стояла перед угрозой голода и гражданской войны. Как оказалось в дальнейшем, реальность её была не только в прошлом России, ведь февральская революция 1917-ого года началась именно с угрозы голода, но, как показало время, и в будущем – события октября 1993-его года.

Ни одно советское  правительство, начиная с Маленкова, Косыгина, Тихонова, Рыжкова и кончая Павловым, не решило проблему обеспечения сограждан продовольствием и минимумом промышленных товаров. А сколько за это время было принято этими правительствами продовольственных программ?

В 1981-ом году, находясь в командировке в Свердловской области, мне пришлось общаться с тогдашним председателем Свердловского облисполкома А.А. Мехренцевым. Я высказал ему озабоченность тем, что около 13 тыс. га лесов области, за последние 10 лет передано различным промышленным предприятиям области под раскорчёвку, для дальнейшей организации на этих землях подсобных сельских хозяйств. «Не рациональнее ли решать проблему продовольствия за счёт более эффективного использования    сельскохозяйственных земель?» Мехренцев с болью ответил: «Уральские рабочие не только вкус, но и запах колбасы забыли. То, что мы получим в своих подсобных хозяйствах, останется у нас».

Как жила провинция, нам, москвичам, трудно представить. С последствиями такой жизни я познакомился в 2000-ом году, когда побывал на могилах своих предков в одном из сёл Юрьев-Польского района Владимирской области, в 25 км. от Суздаля, район, который можно назвать «кондовая Русь».

Так вот 90% послевоенного мужского населения легло в могилы, в основном, в период с 1960-го по 1980-ый гг. Критический возраст – 17-25 лет. В 65-ом году в селе, имевшем до революции 300 домов, закрыли школу – нет детей, некого учить. В этой школе учились мои дедушка и бабушка (1875 г. рождения), мои родители и я (в 1945 г). Большое двухэтажное здание школы было построено из кирпича в середине XIX века на средства крестьянской общины села. Ни одного деревянного дома с того времени не сохранилось – пожары, а одинокая пустая школа по-прежнему стоит.

В этом районе больше 50% сельских населённых пунктов полностью исчезло до 80-х годов, т.е. задолго до реформ Гайдара. Оставшееся население в основном деградировало, потеряло мотивацию к творческому и инициативному труду. Из рассказов деда запомнилось, что до революции крестьяне села, кроме сельскохозяйственных работ, зимой занимались разными ремёслами: столярничали, бондарничали, валяли валенки, шили из овчины полушубки и пр. Теперь никто и ничего не хочет и не умеет делать. Живут в основном за счёт своего земельного надела. Сторонники коммунистической идеи могут поехать и проверить, всего-то 230 км от столицы.

Представляется, что загадки советской экономики  не разгаданы до сего времени, во всяком случае, для меня. Вот некоторые из них.

В середине 80-х  годов страна добывала 650-700 млн. тонн нефти, а в городах на бензоколонках были огромные очереди за бензином. Сейчас добываем 400 млн. тонн, больше половины от этого количества экспортируем, а очередей нет.

Урожай зерновых в СССР составлял 180-200 млн. тонн, а  иногда и больше, плюс страна закупала за рубежом в отдельные годы до 30-50 млн. тонн, Несмотря на это, перебои с хлебом тогда – обычное явление. Общеизвестно, что осенью 1991-го года запасов муки и зерна оставалось только на три с половиной месяца. Сейчас урожай зерновых колеблется от 78 до 90 млн. тонн, обеспечиваем потребности внутреннего рынка и экспортируем до 20 млн. тонн зерна.

Только в России до 1990-го г. заготавливалось около 300 млн. куб. м. древесины, а доски дачнику невозможно было купить. Сейчас заготавливаем 120 млн. куб. м. древесины и никаких проблем с пиломатериалами.

Вот такую страну Гайдар получил в декабре 1991 г. Вспомним, что желающих претендентов на этот пост  тогда в стране просто не было. Все понимали, что должность-то расстрельная…

Правительство Гайдара уже в первом квартале 1992-го г. решило самую главную проблему – обеспечения населения страны продовольствием. Угроза голода была снята.

Вспоминаю, как  в 1996-ом году, находясь в командировке в Иркутской области, в Усть-Илимске, я зашёл на городской рынок и был приятно удивлён: ассортимент товаров практически не отличался от московского, только цены были выше, в среднем на 15-20%.

Это чудо могло  свершиться только в результате Гайдаровских реформ. Не будем забывать, что Гайдар возглавлял правительство только 9 месяцев.

Сейчас некоторые  политиканы распустили языки, говорят  о допущенных Гайдаром ошибках, при этом не называя их конкретно, а указывая на то, что реформы надо было проводить не так резко, а постепенно. Да, если бы реформы начали осуществлять в 1985-ом году, а ещё лучше и раньше, тогда бы не пришлось Правительству Гайдара выполнять роль «пожарной команды».

 Все мы помним разработчиков экономических программ того времени, сколько было на этот счёт дискуссий и предложений, как выходить из экономического кризиса. Но, повторюсь, никто ведь не решился реализовывать свои предложения.

Кажется, Эрнесто Че Геваре принадлежит афоризм: «Лучшая форма что-либо сказать – сделать». Это актуально для нас как в исторической ретроспективе, так и в настоящее время.

Что-то я не помню, чтобы, когда в 92-ом году Гайдар выходил на трибуну Верховного Совета РФ с отчётом о работе Правительства, кто-нибудь из депутатов предлагал что-нибудь более конструктивное, отличное от проводившихся тогда реформ. Понятно, что за душой-то ведь ничего ни у кого не было, все понимали серьёзность момента. Карликам нечего было противопоставить титану.

И сейчас находятся  те, кто призывает вернуться к старой планово-распределительной системе. Предлагать, следуя популистским настроениям, можно многое, но какой «смельчак» согласиться реализовывать подобные предложения? Ведь всем понятно – несколько коротких лет на этом пути и вернёмся в условия жизни конца 80-х годов.

Впрочем, России не впервой наступать на грабли.

И самое главное: не думаю, что Гайдар в 1992 г будущую Россию хотел видеть такой, какой она стала в настоящее время. Но эта тема уже для другого разговора.

Вечная память Вам, Егор Тимурович, и благодарность потомков, не забывающих современную историю России.

 

Юрий Николаевич Спирин, пенсионер, 1938 г. рожд.

Изложил на основе того, что сам видел, помнил и оценивал.






комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика