Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

С кем вы, господа либералы?

12.01.2011
Снеговая Мария
В новой пьесе Ст. Белковского «Покаяние» Гоцлибертан (прототипом которого служит А.Кох) выдает жесткую характеристику российскому народу, которая, в целом, отражает отношение многих современных либералов к проблеме: «Ты к ним будешь свои розовые губки в трубочку тянуть, а они – отрыгнут в лаборантское твое лицо рябину на коньяке, и только перевернутся на другой бок. Ты знаешь, когда этот народ бывает счастлив? Когда у него х… в ж… . Чтобы быдло это наглость не потеряло». Грубо, но вполне созвучно ставшему классическим выражению одного из основоположников современного российского либерализма: «Наш народ – говно».

Эта формулировка отражает чувство, обострившееся среди либералов после событий, произошедших на Манежной площади 11 декабря. «Бесчинствующие массы» в одной спонтанной акции смогли то, что не удается сделать нам за все десять лет: собрать в центре столицы одновременно и без предварительной подготовкиi около 10 тысяч человек, мотивированных, зараженных одной идеей и злобой против несправедливости и выстроенной системы. Ужас и эмоциональный накал, смятение чувств, субъективность и неотрефлексированность оценок, последовавших за памятной датой, - вот основная характеристика статей, блогов и интервью, опубликованных за последние 2 недели на либеральном полюсе. «Слов приличных для описания всего происходящего нет. Безумие! Безумие, охватившее и страну, и элиту, и значительную часть массового сознания»ii; «…жизнь очень сильно изменилась, по меньшей мере, в Москве. И стало понятно, что мы не просто в болоте, а в полной …»iii и т.д.

Ситуация, в целом, не удивительная. С либералами произошло то, что уже не раз случалось с ними в российской истории. Они вдруг столкнулись лоб в лоб с собственным народом. Который, как выяснилось, все это время жил своей независимой и автономной от них жизнью. Поскольку либеральная общественность, в основном состоит из людей, называвшихся в советское время интеллигентами, по преимуществу это – академическая среда. Тот факт, что 10 декабря 2010 года никто из нас не мог и близко предвидеть ничего отдаленно сходного с тем масштабом событий, которые произошли на следующий день, показателен. Он иллюстрирует то, насколько хорошо мы, социальные исследователи, политические аналитики, журналисты, знаем и понимаем собственный народ.

Пытаясь сегодня составить собственное представление о сути происходящих в России процессов, нащупать точку опоры, испытываешь неприятное ощущение невесомости. Ни один из нас не общается близко с «теми людьми», которые вышли на Манежную. Никто не знает точно их мотивации. Есть только несколько попыток осмыслить то, что происходит, среди которых «Россия 88» Павла Бардина. В целом, мы «бесконечно далеки от народа». Некоторая доля самокритичности, поэтому просто необходима сейчас при попытке осмысления происходящих там, внизу процессов. Не стоит бросаться делать огульные и эмоциональные выводы, не стоит организовывать поспешные митинги и акции протеста. Остановитесь! Проанализируйте.

Отсутствие обратной связи с той стороной, не означает отсутствия проблемы. Есть конкретные факты, которые не позволяют, как это делают некоторые политологиiv, свести события на Манежной к кратковременному безумию, охватившему 10 000 человек одновременно. Среди этих фактов – 60-70% россиянv, поддерживающих идею «Россия для русских» (поддержка, о которой идеологам либерализма не приходится даже мечтать). Кроме того, любой из нас обнаружит во втором-третьем круге своих знакомых россиян, разделяющих резко пронационалистические взгляды. Очевидны и внешние факторы, стимулировавшие изменения в общественных настроениях: резкий приток иммигрантов в страну за последние 20 лет. Итого: наличие проблемы в российском обществе сегодня отрицать невозможно.

За отсутствием «данных с фронта», у интеллигенции есть доступ к аналитическим материалам для понимания процессов, протекающих в современной России. Многие историки, например, Джеффри Хоскинг, подчеркивают отсутствие на протяжении всей истории у России национального государства. Россия всегда была империей, не национальным, этническим государством, а метрополией, объединяющей вокруг себя покоренные колонии. Отличие нашей империи от многих других состояло в том, что колонии географически не были отделены от метрополии, но территориально образовывали с ней одну страну. Это обосновывало потребность в сильной авторитарной власти, необходимой для удержания колоний, и замедляло демократические процессы.

Как блестяще показывает Д.Фурман в своей статье о формировании в России т.н. имперского национализма, «все иные национализмы, складывающиеся в Российской империи, могли апеллировать к демократическим ценностям, но русский не мог этого делать, ибо в континентальной империи с неясными границами между имперским центром и периферией нельзя демократизировать центр, не допуская сепаратизма окраин. В отличие от «заморских» колониальных империй, в которых ставшая демократической метрополия может продолжать авторитарно управлять колониями, либерализация и демократизация в такой империи тут же приводят к дезинтеграции. Это четко сформулировал Александр II: «Если дать России конституцию - она развалится, поэтому я не даю, а не потому, что мне жалко поступиться своими правами»»vi. Отличие русского имперского национализма, таким образом, состояло в том, что своей сверхзадачей российский народ традиционно считал удержание «братских народов» в едином «дружественном» ярме. Эта ситуация многократно воспроизводилась в истории Российской империи и повторилась в Советском Союзе.

Одна из причин легкого распада СССР состоит именно в том, что российская империя развалилась не полностью, т.е. до какой-то степени опять воспроизвела сама себя. В России до сих пор формально остаются регионы, культурно и исторически к ней не относящиеся. К таким регионам, безусловно, относится Кавказ, в частности, Чечня. Что и объясняет трудности, связанные с удержанием этой независимой по сути республики в составе России. Поскольку Российская империя все еще распалась не до конца, пережитки имперского сознания в нас по-прежнему живы и сегодня. И пока империя не распадется окончательно до некоторого национального ядра, остатки имперского сознания и авторитарная власть будут воспроизводиться в стране снова и снова.vii

Парадоксальным образом это имперское сознание всплыло в либеральной среде после 11 декабря. Поразительно, что в сложившейся ситуации именно либералы (а не большинство россиян) демонстрируют ту самую «имперскость», которая веками отличала российскую власть, и вместо попытки разрешить национальный вопрос, или хотя бы задуматься над ним, призывают увеличить толерантность и жить одной дружной семьей.viii Более того, любой намек на отделение Кавказа (или хотя бы Чечни) от России, воспринимается либеральным большинством резко агрессивно: «России Москвы без Кавказа не будет. Равно, как и Кавказа без Москвы», «Я против отделения Кавказа, потому что Кавказ – это не территория»ix. Как подчеркивает А.Илларионов, «…имперский менталитет в большой степени сохранился среди разных общественных и политических групп современной России… и представители иных политических сил оказываются подчас не меньшими империалистами, чем силовики. Достаточно вспомнить лозунг так называемой либеральной империи, выдвинутый А. Чубайсом и взятый СПС на вооружение во время выборной кампании 2003 года, де-факто поддержку российского авторитарного режима в его империалистической агрессии против Грузии, высказывавшуюся …другими политиками, нередко воспринимаемыми в качестве «либеральных» и «демократических»»x.

Не от того ли проистекает эта парадоксальная «имперскость» либерального сознания, что мы, либералы, «элита страны», по-прежнему отождествляем себя с российской властью (которая по определению своему должна быть имперской для сохранения авторитарного режима правления), а не с собственным народом, нерадивым ребенком, которого нужно поучать и наказывать?

Ровно такую же «имперскую» реакцию либеральная общественность продемонстрировала ответным митингом 26 декабря на Пушкинской площади. Вместо попыток проанализировать ситуацию, задаться вопросом: чем собственно недовольны вышедшие на Манежную люди, наши собственные дети? существует ли в России национальный вопрос? Как он решается? – либеральная среда стала в ужасе выкрикивать призывы к толерантности, всеобщей любви и братству. Редкие попытки В.Милова, Б.Немцова и А.Скобоваxi проанализировать этот вопрос были встречены резким возмущением, гневом, почти обструкцией.

При таком подходе к вопросу, при таком презрении и ненависти к собственному народу, откуда ждать улучшения ситуации? Очевидно, что водораздел и полное отсутствие понимания между либеральной верхушкой и народным большинством рано или поздно приведут к тому, что нас смоет очередной волной народного гнева вместе со злополучной властной вертикалью. Мы не стоим собственного народа, каков бы он ни был, если не пытаемся «снизойти» к немуxii, понять и проанализировать его мотивацию.

Сегодня очередной раз либеральное сообщество России на распутье. С одной стороны – неожиданно вынырнувшие «шизоидные массы бесчинствующих фашистов». С другой - авторитарная власть в своей разлагающейся институциональной системе. Выбор невелик.

Исторически в такой ситуации прогрессивные элиты (бояре, дворяне, белогвардейцы), как правило, в ужасе бросались к государству за помощью. «Не приведи господь видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный». По той же схеме была выстроена ответная реакция интеллигенции, взывавшей к властям на митинге «Москва для всех» 26 декабря: «Спасите, защитите нас от бесчинствующей толпы». Беспрецедентная реклама на либеральных медиа ресурсах (на радио и в интернете) и оперативная организация этой акции проиллюстрировали уровень нашего страха перед националистической угрозой. Но, как и предполагалось, акция на Пушкинской не собрала числа участников и отдаленно близкого акции на Манежной. У памятника поэту собралось не более полутора тысяч немолодых уже людей (в общем-то, знакомые все лица, которые можно встретить на митингах у Хамовнического суда и на Триумфальной площади). Мы наступаем на старые грабли, и очередная попытка спрятаться за власть от собственного народа снова не принесет пользы. Не разобравшись, не проанализировав причины возмущения многотысячной толпы и многомиллионной страны, ничего не исправить.

С кем вы, господа либералы? Будете ли вновь в ужасе от собственного народа прятаться от него за спиной у власти? Или попытаетесь проанализировать внутренние процессы, происходящие в России, и найти точки соприкосновения с тем народом, который вы вызвались поучать и вести вперед?

i Что бы ни рассказывали сторонники конспирологических теорий, доказательств гипотезы о том, что вся акция на Манежной площади была инспирирована сотрудниками спецслужб и премьер-министром, у них нет.

ii http://www.svobodanews.ru/content/article/2251706.html

iii http://vorobieva.livejournal.com/600402.html?mode=reply

iv http://www.svobodanews.ru/content/article/2251706.html

v Урнов М. Синдром радикального авторитаризма в российском массовом сознании // Урнов М., Касамара В. Современная Россия: вызовы и ответы: Сборник материалов. М., 2005.

vi http://www.polit.ru/research/2010/12/08/furman.html

vii За подробностями отсылаю читателя к детальному анализу Дмитрия Фурмана: www.polit.ru/research/2010/12/08/furman.html

viii http://echo.msk.ru/blog/markorol/737737-echo/,

ix http://vorobieva.livejournal.com/600757.html?mode=reply

x А.Илларионов. Трудный путь к свободе. О роли личностей и их мировоззрения в недавней российской истории. – Континент. // http://continent-rus.ru/145/10.htm

xi http://www.grani.ru/opinion/skobov/m.184568.html, http://b-nemtsov.livejournal.com/95432.html, http://v-milov.livejournal.com/301202.html, http://www.gazeta.ru/column/milov/3470929.shtml

xii Характерно, что в отличие от либералов, сама власть прекрасно это понимает, как иллюстрирует приход Путина на могилу Егора Свиридова. Как и ожидалось, этот поступок вызвал не меньшую волну возмущения в либеральной среде. «Владимир Владимирович, что именно мы должны разгромить в Москве, чтобы вы посетили могилу Анны Политковской… Этот ваш поступок такое же поощрение погромов и нападений, сигнал всем - хотите, чтобы вас слушали, берите биты и прекращайте вести антинасильственную политику»// http://vorobieva.livejournal.com/600402.html?mode=reply

Коллеги, чтобы Владимир Владимирович пришел к вам заручитесь поддержкой своих идей у 60-70% населения России и соберите в центре Москвы 5000 человек. Это все, что требуется. А если вы не можете этого, то хотя бы задайтесь вопросом: почему? Неужели единственный ответ: «наш народ – говно»?





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика