Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Тайвань – электронная демократия в действии

14.10.2011
Максим Артемьев

В сентябре по приглашению ICDF – Международного фонда по кооперации и развитию мне довелось провести две недели на Тайване, знакомясь с деятельностью местных СМИ. Напомню, что Тайвань сорок с лишним лет после войны жил в условиях авторитарного режима. На острове тогда была цензура и однопартийная система. Но Тайваню удалось в кратчайшие сроки с минимальными потрясениями перейти от авторитаризма к развитой многопартийной демократии.

Средства массовой информации за это время достигли подлинного расцвета. Тайваньские журналисты пользуются большим общественным доверием, газеты и телеканалы независимы, необходимость свободной прессы не подвергается сомнению. 
Остановлюсь на двух явлениях, показавшихся мне наиболее интересными. Во-первых, это так называемая гражданская журналистика (citizen journalism). Во-вторых, деятельность блогеров, оказывающих заметное воздействие на общественные процессы.
На Тайване есть общественное телевидение (Public Television Service). Закон о нем был принят в 1997-м и вступил в силу в 1998 году. Тогда у власти еще находился гоминьдановец Ли Дэнхуэй. Однако политика этого президента заключалась в том, чтобы не давить растущую оппозицию и все сильнее заявлявшее о себе гражданское общество, а вести с ними диалог и таким образом демонтировать наследие авторитарного строя, к которому Ли Дэнхуэй сам некогда принадлежал.
Членов совета директоров и наблюдательного совета общественного телевидения назначает парламент страны по согласованию с Экзаменационным юанем. (Этот независимый от правительства институт представляет собой наследие прежней императорской системы; его главная задача – отбор кандидатов для поступления на госслужбу.)
На общественном телевидении идут разные передачи – новостные, образовательные, литературно-художественные, научно-познавательные, экологические, детские. Организовано и специальное вещание по выделенным каналам для национальных меньшинств – аборигенов и на диалекте хакка, которым на Тайване пользуются несколько миллионов человек.
В 2007 году руководство общественного телевидения решилось на эксперимент – создание PeoPo (от английского Рeople post). Суть проекта в том, что любой телезритель может завести на телеканале собственный видеоблог и размещать там свои сюжеты. Цензуры или редактирования не существует. Требуется лишь идентификация владельца блога по его официальным документам. Иными словами, блоги не анонимны. Сюжеты отличаются общественно значимой проблематикой, креативностью и актуальностью. На сегодня возможностями PeoPo пользуются больше пяти тысяч человек, и они уже разместили здесь в общей сложности шестьдесят тысяч видеосюжетов. Из-за обилия любительского материала сайт телевидения подвергли модернизации.
Это и есть гражданская журналистика. Она, в частности, сыграла большую роль в преодолении последствий тайфуна Моракот в 2009 году. Люди посылали на телевидение видеоматериалы о разрушениях, сообщали, где не дорабатывает власть, подсказывали, куда важнее всего в данный момент направить помощь. Во время президентской кампании 2008 года кандидаты на высший государственный пост выступали в программах общественного телевидения, и вопросы для таких эфиров тоже готовились в рамках PeoPo. Некоторые снятые блогерами сюжеты становились предметом обсуждения в ведущих СМИ Тайваня, приводили к громким разоблачениям и отставкам.
Число ежемесячных просмотров PeoPo доходит почти до миллиона. Проект поддерживается средствами из бюджета общественного телевидения. Для активистов издаются методические пособия, проходят тренинги, конференции, летние лагеря; только рабочих семинаров по обмену опытом состоялось более 400. В рейтингах свободы слова, составляемых в Юго-Восточной Азии, Тайвань занимает первое место. Вслед за Тайванем законы об общественном телевидении приняли другие страны региона – Южная Корея, Таиланд, Монголия, а затем и Гонконг.
Несмотря на свободу и разнообразие СМИ (например, на Тайване девять круглосуточных информационных телеканалов, девятнадцать ежедневных вечерних программ, в которых обсуждаются последние политические новости) не спадает и не теряет своего значения активность блогеров. Кстати, к постоянным пользователям сети на Тайване принадлежит почти 40% населения.
Пик явления классического блогерства, наподобие нашего Живого журнала, пришелся на 2007 год. Затем стали популярны Фейсбук и микроблоги типа Твиттера и Плюрка. Среди массовых Интернет-кампаний следует назвать прежде всего борьбу за сохранение окружающей среды, обсуждение судьбы традиционного земледелия, положения с рабочими местами для незащищенных слоев населения. Периодически в Интернете разворачиваются протестные движения: люди выступают за улучшение условий труда в сфере хай-тека, борются против расширения Центрального технопарка за счет крестьянских полей, требуют защитить мастерские ремесленников от вредного воздействия нефтеперерабатывающего завода, запретить сбрасывать отходы нефтепереработки в море, от чего страдают белые дельфины, и т. п.
В 2009 году власти округа Мяоли решили ликвидировать рисовые поля под предлогом того, что у крестьян не было надлежащим образом оформленных документов. На этом месте предполагалось проложить шоссе и построить дорогие курорты с отелями. Но когда на спорную территорию прибыли 200 полицейских и строители с экскаваторами, земледельцы встретили незваных гостей чуть ли не с кольями. Случайные свидетели сняли все происходившее на пленку. Видео появилось на сайте любительского репортажа, а позднее на PeoPo. Ассоциация тайваньских блогеров взяла крестьян под защиту. На полях установили камеры круглосуточного наблюдения; все можно было увидеть в режиме онлайн. Земля на Тайване действительно на вес золота, и законы надо соблюдать, но блогеры выяснили, что глава округа собственный участок сохранил, хотя и должен был отдать его под строительство скоростной железной дороги. Поднялся шум, самоуправство не прошло.
Еще один пример того, как через Интернет происходит мобилизация гражданских сил, – выступление против криминальных молодежных группировок в городе Синчжу. После трагической гибели одного студента президентский сайт был полон обращениями под девизом «Спасти Синчжу – один человек, одно письмо». Президент Тайваня Ма Инчжу и министр внутренних дел вынуждены были давать объяснения; власти взяли на себя обязанность по скорейшему наведению порядка.
Взбудоражила общество и дискуссия о смертной казни, начатая виртуальными активистами. Блогер Люсифер Чу потребовал возвращения высшей меры за тяжкие преступления и вывел на улицы тысячи своих сторонников. Против такой позиции выступил министр юстиции. И его поддержали шесть тысяч убежденных противников смертной казни, которые ради этого даже создали свое сообщество в Фейсбуке.
В конце 2009 года был провален референдум на архипелаге Пенху. Правительство хотело использовать результаты референдума, чтобы открыть на Пенху казино. Помешал плану скромный школьный учитель: он начал в сети кампанию против превращения Пенху в игральную зону и получил широкую поддержку.
А в 2010 году результаты местных выборов в ряде муниципалитетов были предопределены развернувшимися в Интернете баталиями вокруг некоторых кандидатов; подозрения, что они вовлечены в коррупционные сделки, сыграли при голосовании решающую роль.
Доступ к Интернету нивелирует преимущества финансового положения, административного ресурса, связей со СМИ; электронная демократия предоставляет каждому реальные возможности быть услышанным.
В нашей группе было около тридцати журналистов – большинство из них представляли страны, которые поддерживают дипломатические отношения с Тайванем. Среди них разные (в том числе крошечные, из числа самых малых на Земле) государства Океании, Вест-Индии, Центральной и Южной Америки, Африки, Юго-Восточной Азии. Из России приехал только я. И вряд ли мне удалось бы объяснить моим коллегам российские реалии, связанные со сферой СМИ, – цинизм журналистов, неверие в какие бы то ни было идеалы и моральные нормы, привычку к самоцензуре.
На семинаре мексиканский представитель рассказал об убийствах журналистов, совершенных мафией. Я спросил: не проще ли для главарей наркокартелей напрямую договариваться с владельцами и редакторами СМИ, чтобы там не появлялись нежелательные материалы? Собеседник меня просто не понял. Причем, мол, тут редакторы и владельцы, когда речь идет о журналистах? Ни один обозреватель или репортер не подумает слепо следовать указаниям босса. И напомню, речь идет не о США или Европе, а о Мексике, где еще десятки миллионов людей неграмотны и живут в нищете.
Телевизионщик из Белиза, маленького англоязычного государства между Мексикой и Гватемалой, сказал, отвечая на мой вопрос о коррупции дорожной полиции в его стране, что лично он столкнулся с этим лишь однажды. И так отчитал осмелившегося заикнуться о взятке в пять долларов инспектора, что тот был полностью посрамлен.
Только вьетнамские журналисты признали, что у них в стране однопартийный политический режим, есть и цензура; и это данность, с которой они считаются.
В целом могу отметить, что журналисты из разных уголков мира все же способны понять друг друга. И тайваньский опыт всем нам был интересен.






комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика