Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Максим Артемьев

Грузия без мифов

22.11.2011
О современной Грузии у нас судят, как правило, по принципу «либо – либо», с противоположных точек зрения, впадая в ту или иную крайность. Для одних там разгул воинствующего национализма и господство компрадорской проамериканской буржуазии. Для других – осуществление несбыточных для России либеральных мечтаний. Текущий запрос на реформы в России порождает идеализацию южной республики.

Наша страна в своем развитии дошла до той точки (можно сказать, развилки), когда остро встает проблема выбора дальнейшего пути. Десять лет путинской стабилизации закончились, а что впереди – неизвестно. Оттого естественно обращение к зарубежному опыту – в особенности наших ближайших соседей.

 Грузия среди них занимает особое место. Ни с кем из бывших союзных республик после 1991 года не было столь напряженных отношений у России, как с ней. В августе 2008 года дело дошло даже до пятидневной войны. А Михаил Саакашвили в российском пропагандистском паноптикуме  занял место, в советское время отводившееся Пол Поту и Пиночету. Нарушились не только дипломатические контакты, но и связи простых людей. Республика, считавшаяся одним из культурных центров СССР, превратилась для нас в терра инкогнита, о которой если и поступает информация, то лишь негативная.

Но с какого-то времени – по закону дополнения, на уровне блогосферы, начал пробиваться ручеек независимых новостей. Грузию стали позиционировать как страну, где реформы удались, наделяя ее по принципу «от противного» тем, чего не хватает в России. Это веяние пошло с Украины, где последние двa–три года модно ссылаться на грузинскую модернизацию, противопоставляемую обанкротившейся «оранжевой» революции. В киевской прессе прошла волна публикаций о реформах в Тбилиси под общим заголовком «Почему у Украины не получилось?». 

Теперь этот интерес дошел и до Москвы. Напомним, что главным ответственным за преобразование экономики Михаил Саакашвили назначил российского олигарха Каху Бендукидзе, и это делает грузинский опыт особенно примечательным. Грузия на протяжении десятилетий была в Советском Союзе объектом всевозможной мифологии. Теперь на наших глазах сталкиваются два конкурирующих мифа: Грузия как страна с полицейским режимом, стремящаяся раздавить свои национальные меньшинства, и  (миф либеральный) Грузия как воплощение самых заветных мечтаний либертианцев, полигон для последователей Милтона Фридмана.

Весной этого года хитом издательских новинок в либеральных кругах Москвы стала книга Ларисы Бураковой «Почему у Грузии получилось» (Фонд «Либеральная миссия»). Автор, молодой экономист, вовремя удовлетворила повышенный спрос, глубинные причины которого, впрочем, не связаны напрямую с Грузией.

Лариса Буракова заинтересовалась опытом команды Саакашвили после личного знакомства с Кахой Бендукидзе: «В октябре 2008 года, когда я впервые оказалась в Грузии, возникли мысли о написании этой книги… За это время я бывала в Грузии чуть ли не чаще, чем в Москве». Итогом столь пристального casestudy стало насыщенное фактами повестование, ценное тем, что в нем слышны голоса десятков людей – как сторонников, так и противников реформ. Автор не навязывает своего мнения, но предоставляет возможность читателю сделать собственный вывод. Разумеется, при этом позиция Бураковой четко обозначена, она в числе тех, кто утверждает, что стакан наполовину полон.

Книга «Почему у Грузии получилось» написана живо и увлекательно, при этом ее можно читать и как практическое руководство по модернизации запущенной страны, погрязшей в коррупции, клановости, с парализованной волей элит. Буракова подробно разбирает, как происходили в Грузии дебюрократизация, приватизация, либерализация всех сфер жизни, анализирует обстоятельства прихода к власти Саакашвили, его кадровую политику. Как говорится, читай и делай, пользуйся собранными автором know-how. Вот только где бы в России найти столько грузин, как задавал вопрос герой известного анекдота.

При чтении проступает внутренняя логика реформ, их взаимообусловленность и связь. Невозможно, допустим, приватизировать энергетическую систему без приватизации земли. В конце автор выделяет три основных фактора, определившие успех реформ: консолидация всего государственного аппарата; «адаптивный подход», то есть, следование принципу, согласно которому надо, говоря словами Бендукидзе, «заниматься теми реформами, которые возможно осуществить»; эффективное использование политического капитала.

К сожалению, за рамками исследования остались такие процессы, как реформа армии, полиции и спецслужб. Автор сосредоточилась в основном на экономике и социальной сфере. А ведь в специфических условиях Грузии состояние вооруженных сил вопрос жизни и смерти государства. Будем надеяться, что Л. Буракова расскажет рано или поздно и о других аспектах  преобразваний.

Нет  анализа и быстро меняющейся политической ситуации в Грузии. Не объясняется  кадровая чехарда, между тем в республике непрерывно идет тусование колоды управленцев. На примере Бендукидзе автор книги показала роль личности в модернизационном процессе, но судьбу других реформаторов она упустила. Почему столько вчерашних соратников Саакашвили сегодня перешли в стан его злейших врагов? Это тоже вопрос, на который следует дать ответ. Ну и, конечно, хотелось бы понять, насколько те или иные удачи / неудачи объясняются специфическими условиями республики, а что в них общего, универсального.

На некоторые из этих вопросов дает ответы журналист и политолог Томас де Ваал в своей книге «Выбор Грузии: какой курс избрать в период неопределенности?», изданной Московским Центром Карнеги. Де Ваал давно зарекомендовал себя как специалист по проблемам Кавказа. Его книга «Черный сад» о карабахском конфликте переведена на несколько языков.

В книге Де Ваала тоже отмечены несомненные успехи нового грузинского руководства. «На постсоветском пространстве Грузия остается во многом позитивным примером, – отмечает автор. – Несомненной заслугой грузин следует считать уже тот факт, что у страны есть выбор и она не обречена двигаться по линейной траектории «того же что и раньше».  Ее правительство по-прежнему способно к неординарным шагам и позитивным инициативам… Практическое искоренение бытовой коррупции и по сей день остается впечатляющим достижением на фоне других постсоветских государств».  

К 2008 году бюджет страны по сравнению с 2003-м увеличился в восемь раз – до трех миллиардов долларов, а в одном из рейтингов Всемирного банка – индексе благоприятных условий для бизнеса она занимает 12-е место. В результате «иностранные партнеры сегодня имеют дело с группой людей, выдающихся по любым меркам: они молоды, хорошо образованны, большинство свободно владеет английским языком».

В то же самое время эксперт Центра Карнеги далек от идеализации ситуации в республике. Так, он пишет, что в Грузии снижается объем прямых иностранных инвестиций. В 2007 году они составляли 2 млрд долларов, в 2009-м – 658 миллионов, а в 2010-м  –553 млн.  При этом быстро растет внешний долг, который  уже превысил  4 млрд долларов. Уровень безработицы  в стране почти 30%. Однако в ходе реформ наиболее активно развивались те секторы экономики, где создается мало рабочих мест, – банки и ритейл. В итоге по уровню жизни бедней Грузии в СНГ только Молдавия.

Особо Де Ваал обращает внимание на провал с сельским хозяйством – с 2002 года по 2009-й площадь обрабатываемых земель сократилась на 43%. 80% продуктов питания Грузия импортирует. Дальше положение, по прогнозу автора, будет обостряться –  современное сельхозпроизводство не нуждается в таком количестве рабочих рук, а в Грузии до сих пор численность сельского населения относительно велика.

Снижение налогов компенсируется  штрафами, которые весьма произвольно накладывают государственные органы. Де Ваал называет это «налоговым терроризмом». Примером притеснения бизнеса, причем иностранного, налоговиками может служить дело Рони Фукса – израильского инвестора, обвиненного во взяточничестве. Правоохранительные органы сами спровоцировали Фукса и заманили в Тбилиси, где он был арестован.

В политике и госуправлении Томас де Ваал отмечает такие негативные моменты, как, например, контроль правительства над тремя главными телеканалами Грузии. Другим важным для него показателем неблагополучия является крайне низкий процент оправдательных приговоров по уголовным делам – всего 0,04% . Он отмечает, что число заключенных с момента прихода к власти Саакашвили выросло почти в четыре раза.

Главный тезис автора заключается в том, что перед Грузией ныне открыто три дороги. Первая – это консервация ее специфических традиционных черт, что означает сохранение клановости и коррупции. Вторая  – построение «местного Сингапура», к чему призывают нынешние грузинские реформаторы типа Бендукидзе. И третья –европейский выбор, принятие соответствующих взглядов и ценностей. Сам Томас де Ваал – за евроинтеграцию Грузии; ему представляется рискованным воспроизводство социально-экономического устройства на базе laissez-faire по образцу Сингапура или Гонконга.

Лично я полагаю, что этот автор слишком благодушен и не видит многих тонкостей, особенно если факты расходятся с его теориями. Просвещенный авторитаризм для него жупел. Но история XX века учит нас, что мудрость государственного деятеля заключается именно в умении выбрать наименьшее из зол. Де Ваала шокирует нелюбовь к Евросоюзу Бендукидзе и его соратников, которые видят в этом политическом объединении замаскированный вариант социализма.  Тем не менее крах Греции, трудности Италии и прочих стран еврозоны  свидетельствуют, что в опасениях грузинских реформаторов много рационального. Де Ваал отстаивает «регулируемый рынок», но данный феномен запросто подтолкнет Грузию к скатыванию в коллапс по греческому варианту.

Урок Грузии заключается в том, что в ней невозможно было построить парламентскую демократию – после семидесяти лет советской власти и многовековых азиатских традиций, впитанных в кровь и в плоть народа. И это просто благо, что есть Саакашивили – при всех его справедливо критикуемых Де Ваалом недостатках. Ведь на смену Шеварднадзе запросто мог прийти какой-нибудь новый Гамсахурдиа. Де Ваал многократно ссылается на опыт Эстонии – противопоставляя его грузинскому, но, кажется, забывает, что грузины – не эстонцы (а Март Лаар это понимает). 

Другими словами, путей, ведущих к демократии и современной рыночной экономике, значительно больше, чем видит автор. Возможно, в исторической перспективе «грузинский путь» окажется не самым длинным.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика