Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

ФБ-ДНЕВНИК. Март-апрель 2015 года.

30.04.2015
Клямкин Игорь
Еще одна подборка моих заметок в Фейсбуке об украинских и связанных с ними событиях. Предыдущие заметки были размещены на сайте "Либеральной миссии" в МАЕИЮЛЕОКТЯБРЕв НАЧАЛЕ и КОНЦЕ декабря 2014, и ЯНВАРЕ 2015.

Еще одна подборка моих заметок. Постепенно отхожу от тематики, непосредственно связанной с Украиной, хотя эту тематику не бросаю. Не исключаю, что она может снова побудить на ней сосредоточиться.

 

 

О СОСТАВЕ ПИТАНИЯ (2 МАРТА)

Думаю вот о том, способно ли государство, приспособленное для питания злом (и потому считающее его добром), само себя изменить. Наверное, только в том случае, если сохранение привычного состава питания станет несовместимым с продолжением жизни.

 

ЕЛЬЦИН НЕ ВЫБИРАЛ МЕЖДУ НЕМЦОВЫМ И ПУТИНЫМ (3 МАРТА)

Прочитал у Проханова, что Ельцин, выбирая преемника между Немцовым и Путиным, предпочел Путина. Неправда это. Потому что к тому времени Немцов был политически (в смысле электоральных возможностей) уничтожен Березовским и Гусинским: в многомесячной "мочиловке" на ОРТ и НТВ им удалось сбить его рейтинг с 56 до 6 процентов.

"Олигархи" хотели на льготных условиях приобрести пакеты акций компании "Связьинвест", который в то время приватизировался, а вице-премьер Немцов перегородил им дорогу, настаивая на открытом конкурсе. Этой успешной "олигархической" атакой на него и был окончательно погашен сохранявшийся до того в обществе импульс перемен в смысле их продолжения и корректировки, а не свертывания; тогда-то 90-е и закончились.

Мне довелось встретиться с Борисом в пору его вице-премьерства, я, помню, спрашивал, как ему живется в правительстве, на что он ответил: "Бандиты". Мы виделись впервые, до того не были знакомы.

А Путин был отобран Ельциным совсем в другой ситуации, когда Немцов из списка кандидатов в преемники был уже больше года как вычеркнут.

 

О ПОЛИТИЧЕСКОМ И ПРОЧЕМ ПОЛОЖЕНИИ (4 МАРТА)

Остановиться нельзя бежать.

 

ПУТИН ОБ "ИЗБАВЛЕНИИ ОТ ПОЗОРА" (4 МАРТА)

"Надо избавить наконец Россию от позора", - сказал президент страны, имея в виду убийство Немцова и подобные ему трагедии. Не помню, чтобы до того "Россия" и "позор" в официальном языке сочленялись. Да еще с добавлением слова "наконец", указывающем, как известно, на долговременность явления. Можно сказать, революция в риторике критики и самокритики.

 

ОБ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОМ НАРОДОПОКЛОНСТВЕ (5 МАРТА)

Идеологи и пропагандисты альтернативной цивилизации обрушились на либералов как народоненавистников. Если эти самые "либералы" во всех бедах страны винят народ, если видят в нем главного производителя отечественного зла (а такие идиоты имеют место быть), то я с идеологами и пропагандистами солидарен. Но их собственное народопоклонство - оно-то в чем?

Если народ, на чем они настаивают, источник власти и социального порядка, если он при этом почти единодушно "за Крым" и "за Донбасс", то почему его в этом так настойчиво и нервно со всех экранов продолжают убеждать? Почему так старательно оберегают его от иного на сей счет мнения, а если знакомят с ним, то исключительно под глушащие его крики озлобленья? Или почему так опасливо относятся к его праву выбирать такую власть, какую хочет? Почему искусственно сужают его выбор отсечением от выборов отдельных претендентов и подсчитывают его голоса по-чуровски?

Такие вопросы у идеологов и пропагандистов альтернативной цивилизации не возникают. Когда же возникают у других, выводя их, скажем, на Болотную площадь, то альтернативщикам это очень не нравится. Но раз так, то их народопоклонство начинает выглядеть не первичным, а производным от чего-то другого, к объекту поклонения имеющего разве что косвенное отношение. Примерно такое же, какое к субъекту действия имеет отношение используемый им инструмент

 

О ГУМАНИЗМЕ И АНТИГУМАНИЗМЕ (7 МАРТА)

Официальный представитель РПЦ протоиерей Всеволод Чаплин обнародовал свое мнение о гуманизме, назвав его "предтечей религии антихриста" и идеологией "западных воинствующих атеистов". Вспоминаю, что и советские воинствующие безбожники тоже считали себя гуманистами, но - в отличие от безбожников западных - гуманистами "подлинными". А вот принципиальный АНТИгуманизм исповедовали и несли в массы идеологи германского нацизма. Уверен, что о.Чаплин ассоциироваться с ними не захочет и при случае уточнит, что православный антигуманизм, в отличие от других претендентов на эту роль, антигуманизм подлинный и единственно богоугодный

 

В ПОИСКАХ ВОЖДЯ (13 МАРТА)[1]

Героически пожив больше года жизнью соседней страны, Россия возвращается к себе. Ищет вождя.

 

О ТЕКУЩЕЙ СИТУАЦИИ (14 МАРТА)

Никто не знает, что есть, но многие знают, что будет. Количество прогнозов обратно пропорционально объему информации

 

О КЛАДБИЩЕ ПРОГНОЗОВ (15 МАРТА)

Между прочим, в следующем месяце стукнет 30 лет с начала перестройки. С тех пор главным русским вопросом стал и остается вопрос "что будет?", вытеснивший «что делать?» и даже потеснивший «кто виноват?». А там, где будоражащая умы тайна, там и соблазн ее разгадать. И, соответственно, перманентный конкурс разгадок с растущим числом участников. В сухом историко-культурном остатке - самое большое в мире кладбище прогнозов. В ближайшие дни оно существенно расширится.

 

О 2014-м (17 МАРТА)

Читаю отклики на известный фильм. Для кого-то 2014 - год русской славы, для кого-то - год бесчестия и позора. Долго, очень долго это не склеится. Разлом поглубже красно-белого.

 

КИЕВСКИЙ ВЫЗОВ МОСКВЕ (18 МАРТА

Минский переговорный формат миновал очередную точку своей исторической эволюции. Своими вчерашними решениями, включая объявление неподконтрольных Киеву районов Донбасса "временно оккупированными территориями", Верховная Рада фактически выразила готовность принять приднестровский вариант. Она как бы говорит Донецку и Луганску: вы образовали, вопреки украинскому законодате6льству, свои народные республики, вы провели не соответствующие этому законодательству референдумы о государственной самостоятельности ДНР и ЛНР, вы, нарушив минские соглашения, провели выборы парламентов и глав этих республик. Мы вас, как и другие страны, в качестве политических субъектов не признаем, ни в минском формате, ни в надстроенном над ним нормандском вы в таком качестве не фигурируете. Да, мы взяли на себя определенные обязательства, но не обязывались согласовывать их выполнение с вами, легитимируя тем самым вашу власть. И потому - живите, как можете. Без нас.

Донецк и Луганск, разумеется, не довольны. Возмущена и Москва - без ДНР и ЛНР ее политическая стратегия на украинском направлении рушится, никакое донбасское "Приднестровье" в статусе "временно оккупированных территорий" (т.е. без обязательств Киева по их жизнеобеспечению) ей не нужны. Лавров уже успел призвать германского и французского коллег по нормандскому формату поставить Киев на место. Не думаю, что из этого что-то существенное получится. Незаконные ДНР и ЛНР - они ведь камень преткновения не только между Москвой и Киевом, но и между Москвой и западными столицами.

Европейских и американских лидеров политическая часть февральских договоренностей не очень-то и волнует. Главное для них - чтобы не было войны. И если ее не будет, то они с удовлетворением констатируют, что свою главную миссию минский и надстроенный над ним нормандский формат успешно осуществили. Полагаю, что замораживающее конфликт донбасское "Приднестровье" их тоже вполне бы устроило. А вот примирятся ли с этим Донецк с Луганском и стоящий за ними Кремль или решатся на возобновление военных действий, дабы навязать Киеву признание ДНР и ЛНР силой, - пока вопрос.

 

ОДИН ПИШЕМ - ДВА В УМЕ (20 МАРТА)

Трудно вести диалог с идеологами альтернативной цивилизации из замечательной газеты "Известия", хотя я и очень стараюсь. Теперь они решили почему-то, что я против самого их "тезиса об альтернативности цивилизаций". А я-то об этом тезисе вообще не высказывался. Я только о том, что до сих пор не могу уразуметь, в чем именно альтернативность России именно как цивилизации. Вот г-н Дугин формулирует внятно: российская цивилизация - это верховенство власти н…ад законом. Так было, есть и будет, потому что иначе не может быть. А идеологи из газеты "Известия" на сей счет отмалчиваются. Выразили бы согласие с Дугиным, вопросов к ним давно бы уже не было. Или предложили что-то альтернативное Европе, альтернативное и альтернативе Дугина. Но пока ведь не предложили. Пока у них, как применительно к таким случаям у Райкина-старшего, "один пишем - два в уме".

 

О ПУШКИНЕ И ПОЛЯКАХ (20 МАРТА)

А мой старый знакомый Владимир Кантор для оценки моего отношения к украинскому тренду не смог подобрать другого слова, кроме "сумасшествия". Да и его считает предельно мягким. Потому что это, мол, вопреки всей великой русской литературе - дальше длинный список имен от Пушкина до Булгакова. Ну да, Пушкин был за империю и против пытавшихся высвободиться из-под ее опеки поляков. И мне интересно: сегодня, когда они высвободились, Владимир Карлович тоже на стороне Пушкина?

 

О ЦИВИЛИЗАЦИИ ПОДПОЧВЫ (21 МАРТА)

Благодаря разъяснениям идеологов альтернативной цивилизации из замечательной газеты "Известия" я постепенно продвигаюсь в постижении особенностей этой цивилизации в ее отечественном жизневоплощении. Теперь я знаю, что:

1. Дугинское верховенство власти над законом в России имеет место быть, но "ничего общего с уникальностью российской цивилизации" не имеет;

2. В данном отношении цивилизация эта никак не выделяется "из огромного количества разных восточных режимов";

3. Сомнительно считать ее отличающейся по этому параметру и от Запада, из чего следует, что и он на фоне восточных режимов не выделяется тоже;

4. Своеобразие российской цивилизации совсем в другом; оно - в ее "подпочве", содержащей в себе "убеждение, что у России есть некая религиозная миссия быть православной державой";

5. При этом ее особость нельзя сводить и "к вере в чисто конфессиональном смысле слова", ибо прямой связи между православием и установкой на цивилизационную альтернативность не просматривается;

6. Отсюда вывод: уникальность России в том, что она одновременно и альтернативная цивилизация, и "часть восточно-славянской цивилизации", выбравшая, в отличие от другой (украинской) ее части, не подчинение чужой цивилизации, а "цивилизационную суверенность".

Итак, альтернативность не имеет отношения к тому, как устроена и обустроена цивилизация, альтернативность - в подпочвенном "геополитическом высокомерии", в самоощущении как самодостаточной "православной державы". Эта бескачественная подпочва, в сравнении с дугинской почвой, настолько глубока, что из нее не видно никаких различий между российскими взаимоотношениями власти с законом и их взаимоотношениями на Западе и Востоке. И, стало быть, различий между Западом и Востоком тоже, что можно считать заявкой и на альтернативную политологию..

Я, правда, пока не понял, почему из этой подпочвы вместе с нежеланием подчиняться выбрасывается на поверхность столь же гордое желание подчинять тех, кто альтернативными быть расхотел. Почему надо вести с ними нелегальные войны и отнимать у них их территории, чего ни Запад, ни Восток себе уже не позволяют? Может быть, альтернативность (она же уникальность) именно в этом?

Ну, а до тех пор, пока не пойму, буду считать, что характеристика альтернативной цивилизации г-ном Дугиным, апеллирующим к почве, намного глубже проникает в ее смысл, чем апелляции к более глубокой подпочве.

 

ЗОРЬКИН "ОТВЕТИЛ" НА КРИТИКУ (24 МАРТА)

Прочитал ответ председателя Конституционного суда Валерия Зорькина Елене Лукьяновой, раскритиковавшей решение КС по Крыму как с правовой точки зрения сомнительное. Ответ удручающий по смыслу и пафосу. Апелляций к юридическим нормам в нем вообще нет, одна политика при более чем тенденциозном и небрежном изложении фактов и дат. Многочисленные юридические упреки относительно решения КС по Крыму не разбираются вообще. Председатель КС выступил не в роли судьи и юриста, а в роли чиновника по особым политическим поручениям в судебной инстанции.

 

КРЕМЛЕВСКИЕ ПОЛИТОЛОГИ О ВОЙНЕ И МИРЕ НА ДОНБАССЕ (26 МАРТА)

Прочитал о совещании кремлевских политологов. Говорили о Донбассе. Судя по отчету, склонятся к мысли, что минские соглашения от 12 февраля слишком общи и потому допускают разные интерпретации. Киевскую интерпретацию считают одной из возможных. Склонятся к тому, что оптимальный вариант - замораживание конфликта. Возобновление в ближайшей перспективе военных действий ради обретения контроля над всем Донбассом энтузиазма не вызывает - в том числе, и потому, что наступательная война, как показало Дебальцево, ведет к многочисленным жертвам среди мирного населения, вина за которые ложится на наступающих. О том, что означает замораживание конфликта с экономической точки зрения,, политологи, если опять же судить по отчету, речи не вели.

 

ОБ ИНИЦИАТИВЕ МАТВИЕНКО (26 МАРТА)

Валентина Матвиенко предложила создать в изолированном от мира Крыму "Силиконовую долину". По мне, отдает низкопоклонством перед Америкой и признанием цивилизационной подражательности, т.е. вторичности. Народ может не понять. Интересно, а что предложат создать на территории ДНР-ЛНР?

 

О БОРЬБЕ ПРОТИВ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ (27 МАРТА)

Не только депутат Яровая, но и другие большие люди ополчились вдруг на "борьбу с коррупцией", усмотрев в ней угрозу отечественной государственности. Тем самым заявляется, что коррупция есть способ бытия этой государственности, а потому никакая она не коррупция. За примерами вредоносности такой борьбы отсылают, естественно, в Украину.

Альтернативная цивилизация может быть благодарна украинцам, помогающим освобождаться ей от стесняющих ее культурных покровов. Вот Екатерина II, например, в свое время регулярно издавала указы о недопустимости взяток, отдавая себя отчет в том, что они не исполняются и исполняться не могут. Но своими указами она отмежевывалась от того, отождествляться с чем полагала культурно недопустимым. Да и в последующие времена такого отождествления официально не допускалось. А теперь...

А теперь вот альтернативная цивилизация обретает решимость прежние маски, ее природу камуфлировавшие, сбросить. То есть считавшееся аномалией признать своей нормой. Ну, а норма, ранее прикрываемая, а в наши дни обнажаемая, выражается в трех словах, по смыслу друг друга дополняющих, - ДЕРЖАВНОСТЬ, БЕДНОСТЬ, КОРРУПЦИЯ. Норма, всегда бывшая первичной в отношении не только права, но и меняющихся - в диапазоне от православия до воинствующего безбожия - идеологий.

 

О ВНУТРЕННЕЙ ИСТОРИИ (31 МАРТА)

Подумал вот, что история наша движется в нас от брутальности к сентиментальности и обратно, перескакивающих друг в друга через пустоту.

 

О ВОЙНЕ "ФАШИСТОВ" С "ФАШИСТАМИ" (1 АПРЕЛЯ)

Вспоминаю, что во время боев в Донецком аэропорту стороны называли друг друга фашистами. Читаю некоторые местные дискуссии - то же самое. Антифашисты в собственных глазах ведут словесные войны с теми, кто в их глазах фашисты. А те отвечают тем же. Погибающий язык сигналит об утрате смыслов, но воюющие сигналы не слышат. Бессмыслице комфортно в безъязыкости.

 

ОБ АЛЬТЕРНАТИВАХ "КРЫМНАШИЗМУ" (3 АПРЕЛЯ)

Российские интеллектуалы всерьез озаботились, кажется, поиском идейных альтернатив "крымнашизму". Первые результаты на днях были представлены.

Публицист Кирилл Кобрин: не надо утопий - в том числе, и утопий переноса чужого опыта в неподходящую для него историческую и культурную почву. Надо отбирать в собственном наличном существовании "детали будущего", надо их обсуждать в предметных дискуссиях, ныне отсутствующих, чтобы из деталей этих, из уже …сегодня "работающих экономических, социальных и политических механизмов" консенсусно выстроить собственное завтрашнее иное. Соответственно, надо изменить и угол зрения на отечественное прошлое, отыскивая "детали будущего" и в нем, надо увидеть в нем "историю российской свободы и справедливости" вместо "истории государства российского".

В несколько иной смысловой плоскости размышляет поэтесса Мария Степанова. Она зовет оставить прошлое в прошлом, освободиться от "зачумленности" им. То есть зовет, наконец, завершить его, отделив от настоящего, в повседневности которого и начать полноценно жить, ощутив его своим.

Мне кажутся важными сами эти мыследвижения. И не только мне - тексты Кобрина и Степановой сочувственно прочитаны многими, они отвечают определенному умонастроению. Но я все же не вижу в них альтернативы "крымнашизму". Ведь что он есть такое? Он есть массовая апология жизнеустройства, в котором идея Державности и державного патриотизма не вместе, а вместо идеи Права. И потому без и вне нее, этой идеи Права, никакой содержательной альтернативы не может быть даже в сознании. Без и вне нее, как в упомянутых текстах, вряд ли можно ждать содержательных дискуссий о "деталях будущего", о свободе и справедливости в российской истории или освобождении настоящего от колонизировавшего его прошлого, ибо сама отстраненность от идеи Права это прошлое пролонгирует.

Впрочем, вполне допускаю, что кто-то видит будущее и без нее, считая ее для России иноприродной м потому неукореняемой. Но пока такой его образ рисует разве что г-н Дугин. У его идеологических оппонентов, которые не за "крымнашизм", а за альтернативу ему, настоящее и будущее в обход права пока, по-моему, смыслово не выстраиваются.

Как-то, правда, натолкнулся на мысль, что человек в России так низко пал, что полетом ниже, чем в космос (т.е. в будущее, о котором нигде в мире еще даже и не мечтают), его не соблазнишь. Но из космоса ведь потом возвращаться и приземляться надо, однако об этом, как понял, еще не думают - главное взлететь.

А соседи украинцы между тем дискутируют о том, как на месте права силы утвердить силу права.

 

О БЕЗНАДЕЖНОМ (3 АПРЕЛЯ)

В который раз слышу, что желать изменения системы - значит желать безнадежного. Может, оно и так. Понять бы еще, что в перспективе более надежно.

 

О ПРОПАВШЕМ ВРЕМЕНИ (4 АПРЕЛЯ)

В старые времена как-то все понятнее было насчет времени. Было плохое капиталистическое прошлое, оно оставило после себя всякие пережитки (бюрократизм, волокиту, преступность, несознательность и прочие), есть настоящее, которое со всем этим ведет борьбу, и будет будущее, в котором ничего такого не будет, и которое каждый своей борьбой с прошлым может и должен приближать. А где теперь прошлое, где настоящее, где будущее? Где время?

 

О ВЫСОКОРОДНЫХ И ХУДОРОДНЫХ (4 АПРЕЛЯ)

После разъяснений Пескова стало известно, что детей высокопоставленных людей на высокодоходных должностях меньше, чем детей низкопоставленных. Может быть, скоро узнаем и о том, что это продолжение дела Петра и его преемников. Были потомственные дворяне, были личные (не по рождению, а по заслугам) с перспективой превращения в потомственных, причем вторые со временем численно превзошли первых. Так что все в полном соответствии с нашими ценностями и традициями.

 

О СТАРОМ ОПРОСЕ (4 АПРЕЛЯ)

Перебирал старые бумаги и обнаружил данные опроса 1995 года, когда работал в ФОМе. Спрашивали о том, что люди больше всего ценят в политиках, которым отдают свои голоса. У сторонников Ельцина доминировал "реальный опыт управления страной", у сторонников Явлинского и Гайдара "личная порядочность", у сторонников Жириновского "мужество всегда и во всем говорить правду". Такой вот 20 лет назад был в России политический народ.

 

О ТЮТЧЕВЕ И "КРЫМНАШИЗМЕ" (5 АПРЕЛЯ)

Подумал вот, что Тютчев был не совсем прав в отношении своего времени. И в отношении советского тоже. Его зацитированные до обветшания четыре строчки полноту смысла обрели только в наши дни, когда история явила миру свое, до того потенциальное, тютчевское. А певцы "крымнашизма", в котором оно себя и обнаружило, от Тютчева все еще отстают, все еще умствуют в дискурсах неадекватных рационализаций и идеологизаций. Все давно и исчерпывающе сказано. О…сталось только добросовестно и с выражением декламировать, каждодневно и неустанно, дабы впитывалось каждым сызмальства:

Умом Россию не понять
Аршином общим не измерить.
У ней особенная стать -
В Россию можно только верить.

И ничего сверх того ведь и в самом деле не требуется - ни про уникальную цивилизацию, ни про духовные скрепы, ни про особую идентичность. Ибо все это сводится к одному - к отключению от реальности сомневающегося ума.

 

О РАЗНИЦЕ МЕЖДУ "ПОНЯТЬ" И "ПОРА ПОНИМАТЬ"(6 АПРЕЛЯ)

В ответ на вчерашний мой небольшой текст с упоминанием тютчевского "умом Россию не понять", вызвавшим большую дискуссию, коллеги дружно ссылались на губермановское - насчет того, что пора уже понимать и умом. И это "пора понимать" кажется им синонимичным "уже понимаем".

Но если природа чего-то понята, то это значит, что предсказуемо поведение этого "чего-то" в тех или иных типовых ситуациях. И вот я спрашивал коллег, помогло ли им …их понимание предвидеть после отстранения от власти Януковича поведение России в Крыму и последовавший затем "крымнашизм"?

Никто не ответил. Кто-то заметил лишь, что из того, что предсказать не удалось, вовсе не следует, что предсказать было нельзя в принципе. Но тогда опять вопрос: почему же предсказуемое не предсказывается?

Вот и дальнейшее поведение России на Донбассе тоже, наверное, сочтут предвидимым после того, как оно станет видимым. Но если "пора понимать" означает "уже понимаем", то что мешает сказать об этом сейчас? И что оно вообще означает, это достигнутое, наконец, понимание?

 

ОБ "ИЗОЛГАННОМ БЫТИИ" (7 АПРЕЛЯ)

О лжи в последние полтора года столько уже сказали, что тема вроде исчерпана до смыслового дна. Но что-то существенное, мне кажется, ускользает, хотя это "что-то" было зафиксировано давно, но сегодня забыто. Зафиксировано и в текстах старых мыслителей, и в изречениях, собранных Владимиром Далем.

Бердяев, например, писал об "ИЗОЛГАННОМ БЫТИИ", а безымянные авторы из народа другими словами говорили о том же: "МОСКОВСКИЕ ЛЮДИ ЗЕМЛЮ СЕЮТ РОЖЬЮ, А ЖИВУТ ЛОЖЬЮ". То и другое - об онтологичности лжи, о лжи, как объективной норме социального порядка, а не субъективных девиациях речевого поведения. Но как тогда соотносится с этим лжебытием сопутствующий ему дискурс Правды, в которой и Бог, и сила?

Думаю, что "Правда" - не альтернатива "изолганному бытию", а придание ему абсолютного, надбытийного морального смысла и статуса ради его самосохранения. Иначе оно сохраниться не может, а самого запроса на альтернативу такое бытие не рождает. Под углом зрения этой надбытийной охранительной "Правды", выступавшей в истории под разными именами и тоже использующей ложь как средство, можно посмотреть и на происходящее в наши дни. И на декларируемые  духовные скрепы (традиционные ценности), и на культивирование образа внешнего и внутреннего врага, и на "крымнашизм", и на многое другое, в чем официальное в той или иной степени сливается с "народным".

Другой вопрос - гарантирует ли это самосохранение и впредь.

 

О «ПРИМПОДЛАХ» (8 АПРЕЛЯ)

Едва ли не самое тягостное впечатление производят публичные персоны, соединяющие позицию "все не так, как надо", с декларируемыми надеждами на того и тех, кто это "не так" олицетворяет. Поймут, мол, и развернутся в другую сторону, не надо лишать их права на исправление. Ну да, как нельзя и хищников лишать права на превращение в травоядных. Один известный отечественный писатель-сатирик позапрошлого века назвал подобные упования - как правило, лукавые - умеренно-аккуратной оппозиционной позицией "применительно к подлости". Отныне буду называть таких людей, сочетающих нередко оппозиционность с работой в государственных или окологосударственных структурах, "примподлами".

 

ЕЩЕ О "ПРИМПОДЛАХ" (9 АПРЕЛЯ)

Написал вчера о "примподлах", внушающих публике, что Путин может стать кем-то вроде Горбачева и Бальцеровича в одном лице. В ответ получил обвинение в революционном радикализме. Обвинение беспочвенное. Радикализм, обретший политическую субъектность, повлечет за собой государственный обвал с последующим движением по прежним кругам. Но факт и то, что созданная Путиным система стратегически нежизнеспособна, и ее сохранение как раз и ведет к накоплению энергии …радикализма и обвалу. И чем дольше она сохраняется, тем катастрофичнее он обещает быть. Она нуждается в глубоком реформировании, но кто и как мог бы его осуществить, я не знаю. Запроса на это в обществе не наблюдается. Но и плодить в нем иллюзии насчет возможностей реформирования системы теми, кто ее создал для себя и под себя, - значит усугублять положение еще больше. Потому что такие иллюзии воспроизводят инерцию "изолганного бытия" и в головах людей, которые им тяготятся.

 

О НЕЙТРАЛИЗАЦИИ ОЖИДАНИЙ (10 АПРЕЛЯ)

Похоже, российские руководители начинают приучать людей к тому, чтобы те не соизмеряли будущее со сроком собственной жизни и их, руководителей, руководящей деятельности. Президент Путин говорит о том, что создание в России гражданского общества потребует долгого времени (эта мысль настолько понравилась Андрону Кончаловскому, что он счел нужным напомнить ее российским сенаторам), а вице-премьер Шувалов о том, что приведение экономики страны в нормаль…ное состояние займет десятилетия.

Когда-то западноевропейская, а потом и русская церковь, осознав неспособность поддерживать ожидания скорого Второго пришествия и Страшного суда, отказалась от актуализации таких ожиданий, перенеся их исполнение в неопределенность. А советские идеологи, осознав свое бессилие обеспечить обещанный коммунизм, передвинули в даль времен его. Нынешняя российская власть изначально ничего исторически финального не обещала, но она приходит к мысли, что наступающие ухудшения могут вызвать к жизни ожидания улучшений, а потому лучше их заранее нейтрализовать.

Она как бы говорит народонаселению: будущего, отличного от настоящего, при мне не будет, потому что быть не может. Ни в смысле активизации общества, которую, как преждевременную, не допустим, ни в смысле его благосостояния, рост которого по причинам, от нас не зависящим, принципиально недостижим. А потому и не ждите.

 

О ТОЛЕРАНТНОСТИ БЕЗ БЕРЕГОВ (12 АПРЕЛЯ)

Едва ли не главная особенность "примподлов", о которых писал в последние дни, в том, что они распространяют принцип толерантности и на всех тех, кто олицетворяет возобладавшую сегодня тенденцию. То есть на тех, кто открыто демонстрирует свою свободу от этого принципа в отношении оппонентов и даже публично призывает освободиться от него своих единомышленников, пока освободиться не успевших. Но если толерантность распространяется и на такие взгляды, толерантность отрицающие, то она, как общий принцип, себя убивает, становясь полезной игрушкой ее противников.. А что из этого у "примподлов" получается на практике, хорошо просматривается на примере "Эха Москвы".

 

ЕЩЕ ОБ ИМПЕРСКОМ ПАТРИОТИЗМЕ (13 АПРЕЛЯ)

Лет восемь назад, готовя с Лилией Шевцовой книжку "Путь в Европу" (о бывших социалистических странах и новых государствах Балтии, вошедших в Евросоюз), мы предварительно размещали материалы в Интернете. И тогда я понял по многим откликам, что отношение к тем, кто уходит из российской зоны влияния в иное цивилизационное измерение можно считать тестом на имперский патриотизм. Гораздо более показательным, чем, например, антиамериканизм, потому ч…то он, тест этот, выявляет империалистов и среди людей, кому антизападничество мировоззренчески чуждо. Их раздражает любое упоминание об успехах этих стран, они в них заведомо не верят или верить не хотят, все их внимание сосредоточено на неудачах и проблемах, о которых узнали из наших же интервью с восточноевропейцами. Ну, а доминирующей эмоцией было пренебрежение к странам и народам, которые никакого уважения не заслуживают, ибо озабочены лишь поиском "лучшего хозяина". Притом, что никакой официальной пропаганды против этих стран, за исключением разве что прибалтийских и Польши, не велось. Так что в сегодняшнем отношении к Украине ничего нового нет - да, негативная реакция по ряду причин, включая действие мощнейшего пропагандистского усилителя, несопоставимо более острая, но природа ее та же самая. И этот имперский негативный патриотизм будет еще проявляться долго и в чувстве глубокого удовлетворения по поводу неудач украинцев, и в недоверчиво-пренебрежительном отношении к их успехам, и в ощущении превосходства над неспособными жить без "хозяина".

 

ОБ УКРАИНСКОМ АНТИТОТАЛИТАРНОМ ЗАКОНЕ (13 АПРЕЛЯ)

Украинский закон, осуждающий коммунистический и нацистский режимы в Украине и запрещающий пропаганду их символики, - это продолжение курса национального государства, вычленившегося из империи, на выстраивание образа своего национального прошлого, включая и период пребывания в империи. Такого образа, который соответствует этическим, правовым и политическим представлениям о желательном будущем этого государства. В данном отношении Украина ничего принципиально нового не изобретает; с поправками на место и время она идет по пути, уже проложенному странами Восточной Европы и Балтии, отдавая себе отчет в том, что, как и там, консолидирующей нацию такая историческая память сразу не станет, и что решающее слово остается за опытом. Нелишне отметить, что  отдельные положения проголосованного в Верховной Раде правового акта в украинской экспертной среде подвергаются критике, и президенту перед их подписанием предстоит решить, насколько она обоснована.

Что касается резкой негативной реакции на принятый в Киеве закон со стороны официальной Москвы, то это еще одно свидетельство того, что постсоветская Россия сохраняет преемственность с имперской историей и имперскую историческую идентичность. Образа собственной национальной истории у нее еще нет.

 

О ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫХ ИТОГАХ БУРНОЙ ДИСКУССИИ (15 АПРЕЛЯ)

Моя предыдущая заметка об украинском антитоталитарном законе вызвала бурную дискуссию, инициированную С.Эрлихом и поддержавшим его Л.Блехером. Уважаемые коллеги расширили заданную в статусе тематику, решив поговорить еще и о правомерности героизации Украинской повстанческой армии, которая (в другом принятом Верховной Радой законе) была включена в перечень борцов за независимость страны. В результате выяснилось:

1) антитоталитарный украинский закон в его общей направленности  все участники дискуссии, включая С.Эрлиха, поддерживают (кроме Л.Блехера, оставшегося, судя по его молчанию, при своем особом отрицательном мнении, точнее - при своих негативных эмоциях, вызываемых у него украинским государством);

2) все участники дискуссии (исключая опять же Л.Блехера) согласились с тем, что героизация армии, воевавшей за благие цели, может быть оправданна и в случае, если с ее стороны имели место преступления в отношении мирных жителей, которые (преступления) должны быть при этом безоговорочно осуждены. То есть, как любит говорить современный политический деятель, мухи должны быть отделены от котлет.

Однако С.Эрлих ввел еще и свой дополнительный критерий: если в отношении советской армии, воевавшей с гитлеровской Геманией, такой подход оправдан, ибо количество уничтоженных ею немецких солдат превышает число бесчинств в отношении мирного населения, то в отношении УПА не оправдан, ибо там пропорция другая: гитлеровцев убили меньше, чем поляков и евреев. Поэтому и распространять этот подход на УПА – значит, ее преступления оправдывать, в чем С.Эрлих настойчиво продолжает меня винить.

Правда, пока он еще не сообщил, какую пропорцию убитых врагов и мирных жителей считает оптимально сочетаемой с героизацией, а какую - нет. Надеюсь, сообщит, и если его количественный метод оценки патриотизма и героизма будет принят международным сообществом, мне ничего не останется, как с ним считаться.

В целом же результат дискуссии считаю очень даже неплохим.

 

ОБ ИСТОРИЧЕСКОЙ И МОРАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОЦЕНКЕ ПРОШЛОГО (15 АПРЕЛЯ)

В 2005 году, в преддверии 60-лется победы над нацизмом президент США Джордж Буш-мл., выступая в Праге, извинился перед восточноевропейцами за ялтинскую систему, обрекшую народы региона на подчинение тоталитарному диктату. Но он не говорил, что согласие Америки на эту систему было ошибкой, понимая, что при послевоенном балансе сил реальной альтернативы у американских руководителей не было. То была не историческая, а моральная и политическая оценка прошлого с позиции настоящего, позволяющего соединить понимание  вынужденности прежних действий с принятием на себя вины за них. Извинения за прошлое - это знак признания прошлого прошлым, исчерпанным и воспроизведению не подлежащим, а желание избежать их - знак неизжитости прошлого и сохраняющейся готовности его актуализировать и пролонгировать в настоящее и будущее.

 

О ВЫЖИВАНИИ ПОД МАСКОЙ РАЗВИТИЯ (16 АПРЕЛЯ)

В "Прямой линии" Путина наиболее информативным для понимания того, что есть и будет, мне показался диалог президента с Кудриным. Кудрин сказал, что предложенная модель выхода из кризиса и экономического роста устарела, и результатом ее реализации может быть только дальнейшее экономическое и технологическое отставание страны. Путин согласился, что заметного роста в ближайшие годы ждать нельзя, а по поводу перспективы растущего отставания усомнился, потому что у Америки и Европы дела тоже плохи, а потому очень уж далеко не убегут. Вывод, который остается сделать внимательному слушателю, может быть только один: под бодрящие звуки о программе развития, обещаниями которого были переполнены высказывания президента, будет осуществляться программа выживания, как единственная для системы реалистичная. Ну, а относительно прогрессирующего отставания до поры до времени можно, вслед за Путиным, утешать себя успокоительным "авось" - авось нефтяные цены снова подскочат, авось Америка рухнет под бременем внешнего долга, а Евросоюз обвалят входящие в него страны-аутсайдеры.

 

ЕЩЕ О "ПРЯМОЙ ЛИНИИ" (17 АПРЕЛЯ)

Вчера президент Путин в очередной раз сказал, что сделать что-то существенное и для страны важное можно лишь в том случае, если президент замыкает дело непосредственно на себя. Дав тем самым понять, что во всех прочих случаях ничего существенного и важного ждать не приходится. А почему так все устроено, не сказал. Равно как и о том, чем руководствуется, отделяя существенное и важное от несущественного и неважного.

 

ТАМ ЖЕ О  МАЛОМ БИЗНЕСЕ (17 АПРЕЛЯ)

Поговорили вчера во время "Прямой линии" и о малом бизнесе. Тоже не впервые. Не одно десятилетие уже говорят. Путин констатировал, что его доля в российской экономике несопоставимо меньше, чем в экономиках развитых. Намечены и меры по его оживлению. Не уверен, что они окажутся результативными. И дело не в том, хороши они или плохи сами по себе. Дело в том, что российская политико-административно-экономическая система несовместима с наличием сколько-нибудь массового слоя экономически независимого населения, он для нее инороден. А бизнес, зависимый от бюрократии, не может быть массовым.

 

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ ПРАВО? (18 АПРЕЛЯ)

Еще под впечатлением "Прямой линии" Путина.

Если строители важного для страны объекта, возводимого на бюджетные деньги, просят президента помочь им получить зарплату, то что это значит? Это значит, что в стране плохо как с правом, так и с моралью (не по закону такое и не по совести – лишать людей заработанного), которые всегда взаимодополнительны и взаимозависимы. Но если плохо, то как сделать лучше, учитывая, что страна переживает своего рода морально-правовой нулевой цикл?  И кто может сделать?

Вспоминаю, что в Византии, например, ответом на такого рода вопросы стал кодекс императора Юстиниана, утверждавший принципы римского права. Однако впечатляющими достижениями (в смысле правосознания и правового порядка) это в бюрократизированной империи не сопровождалось, формальный культ законности уживался с прогрессировавшей  практикой беззакония, что со временем не могло не сказаться на внутренней и внешней устойчивости Византии. А в Западной Европе рецепция римского права, включая его профессиональное изучение, началась  на полтысячелетия позже, но долговременные последствия оказались более обнадеживающими. Может быть, и потому, что в Византии правовой импульс шел от правителя государства, а в Западной Европе – прежде всего, от церкви (после реформ папы Григория УII), т.е. от инстанции, официально ведающей моралью. Но что же делать в ХХI веке стране, где единственно надежной морально-правовой инстанцией может выступать лишь первое должностное лицо, да и то, если очень сильно захочет?

Можно двигаться по этой сегодняшней дороге и дальше в надежде и вере, что именно она и есть единственно верная.

Можно признать ее тупиковой и, подобно Юстиниану, насаждать правовые принципы силой персонифицированной государственной власти.

Можно, помятуя о судьбе Византии и стратегически малорезультативной отечественной практике утверждения законности волей верховных правителей - на сходный с византийским манер, но  к римскому праву не обращавшихся, -усомниться и в этом маршруте. С тем, чтобы  вспомнить альтернативный ему маршрут средневековой Европы и правотворческую роль церкви в ней. Однако... Ну да, очень много здесь "однако", ибо и тысячелетье на дворе иное, и церковь там была другая.

И, наконец, можно на все это махнуть рукой, признав задачу не решаемой в принципе,  - авось на нашем веку ничего совсем уж худого не случится, авось доживем, как живем.

Есть, конечно, и еще один вариант, когда морально-правовая субъектность, мотивируемая интересами и образованием, формируется в самом обществе, обретает силу и авторитет и начинает влиять на маршрут эволюции. Но такой субъектности пока не просматривается - ни в продвинутых группах, ни в массовых. Пока просматривается только то, что просматривалось во время "Прямой линии". А просматривался там социальный порядок, выстроенный по принципу "авось царь поможет".

Авось распорядится выплатить зарплату.

Авось даст ветерану войны квартиру.

Авось снизит цены и процент по кредитам.

Авось разрешит фермеру продавать молоко в его, фермера, собственной торговой точке.

Авось восстановит прерванное движение пригородных электричек

Авось защитит города и села от лесных пожаров.

Авось переименует улицу.

Авось уравняет на выборах права власти и оппозиции.

С этого право уж точно не начинается. Этим камуфлируется его отсутствие. Камуфлируется и тем, кому адресуются жалобы-прошения, и теми, кто жалуется и просит. Точнее, кому дозволяется раз в году прилюдно пожаловаться и попросить, дабы адресат мог прилюдно явить себя главным и единственным гарантом социального порядка.

У меня к себе и другим четыре вопроса. Первый: может ли страна выживать и развиваться в современную эпоху, обходясь  без безличных правовых регуляторов? Второй: если нет, то в состоянии ли она их освоить, потребности в том не испытывая? Третий: если да, то какими иными регуляторами она может их заменить? Четвертый: может быть то, что есть сейчас, вовсе не аномалия, а самобытная норма с богатым стратегическим потенциалом?

 

1933 – 2015 (20 АПРЕЛЯ)

Можно жить, под собою  страны не чуя, можно, наоборот, чуя - так ли уж велика разница?

 

О "ВОИНСКОМ СТАНЕ" И "ТОРЖИЩЕ" (22 АПРЕЛЯ)

В ХУIII веке для характеристики государства российского в языке появились такие слова, как "воинский стан" (Радищев) и "торжище" (императрица Елизавета Петровна). Может, появились и раньше, но мне не попадались. Сегодня мы называем это милитаризацией государства и его приватизацией. И интересно, как умные люди приходили к мысли, что нет иного способа оставить в прошлом традицию "торжища" в судах и других чиновных конторах, кроме как опираясь на …традицию "воинского стана".

Вот, например, честный генерал-губернатор из второго тома "Мертвых душ" собирает своих подчиненных и зовет их восстать против всеобщей "неправды", зовет одолеть внутреннего неприятеля, прировняв его к внешнему, и судить этого неприятеля "быстрым военным судом, как в военное время", ибо все иное заведомо тщетно. Но не очень-то верит Николай Васильевич и в это, в чем устами своего героя и признается: "Я знаю, что это будет даже и не в урок другим, потому что на место выгнанных явятся другие, и те самые, которые дотоле были честны, сделаются бесчестными, и те самые, которые удостоены будут доверенности, обманут и продадут".

Может быть, "торжище" - не антагонист "воинского стана", а его естественный спутник? Может быть, ему, в силу его природы, просто противопоказано движение от милитаризации государства вкупе с его приватизацией к его ПРАВОтизации? Это все к тому же вопросу об альтернативной цивилизации и ее конкретных особенностях.

 

О ТРЕЩИНЕ (25 АПРЕЛЯ)

Трещины, возникающие в социальном порядке, - симптом слабости этого порядка. И тест на его устойчивость. Никто никогда не знает заранее, чем обернется трещина в будущем. Никто не знал, что событие, случившееся 30 ноября позапрошлого года в Киеве (жестокий полицейский разгон протестующих студентов) завершится событием 22 февраля года прошлого (бегство Януковича из Киева с последующим отстранением его от власти). Вот и сегодня никто не знает, куда ведет и приведет конфликт Кадырова с московскими силовиками. Но образовавшаяся в социальном порядке трещина налицо, политический контракт между Москвой и Грозным (замирение Чечни и ее лояльность в обмен на бесконтрольную власть ее руководителя и щедрые бюджетные деньги), казавшийся нерушимым, обнаружил свою хрупкость. И трещина, похоже, расширяется, и заделывать ее, кажется, некому.

 

О СОСРЕДОТОЧЕННОСТИ НА ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ СОСЕДЕЙ (26 АПРЕЛЯ)

Спорим вот о том, каким быть украинскому государству, какую историческую память ему полезно было бы для себя культивировать, кого в своем предгосударственном прошлом считать героями, а кого - злодеями. Не знаю, как насчет всемирной отзывчивости, но отзывчивость в бывших границах империи пока еще с нами и при нас. А государство, которое называется Российская Федерация, - оно-то откуда есть пошло? Есть ли у него собственная историческая память? Кто его собственные герои и антигерои? Как оценивать его непосредственных создателей? Каков исторический смысл Дня России 12 июня? Мысль не в состоянии сосредоточиться на этих вопросах, что и компенсируется, наверное, сверхсосредоточенностью на делах соседей, воспринимаемых делами своими в большей степени, чем свои.

 

О РАСКОЛОТОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ И ДЕМОКРАТИИ (27  АПРЕЛЯ)

Еще немного об украинской исторической памяти, какой она сегодня складывается, о ее соотнесенности с демократией. В России многие полагают, что отведение в этой памяти места тем поборникам независимой Украины, кто во время войны руководствовались целями, с демократией несовместимыми, кто запятнал себя откровенно бесчеловечными акциями, ей, демократии, только во вред. Полагаю, что все много сложнее, в подтверждение чего - один только пример.

Небольшая балканская страна в годы фашистской оккупации была фактически ликвидирована. Ответом стало восстание местного населения, объединенного в "освободительный фронт" во главе с коммунистами. И боролись они не только с захватчиками, но и с теми, кто с ними сотрудничал. А последние, в свою очередь, при помощи оккупантов организовали вооруженную коллективную оборону своих домов. Финал же этой войны "партизан" с "домобранами", как их тогда называли, был трагическим. Со временем немцы, испытывавшие нехватку в живой силе, создали из "домобранов" 15-тысячную армию, противостоявшую армии партизанской. В 1945 году "домобраны" ушли из страны, сдались англичанам, но те вернули их назад, где большинство солдат и офицеров этой армии были расстреляны.

А спустя несколько десятилетий, когда в Словении (речь о ней) рухнул коммунистический режим, и утвердилась демократия, обнаружился глубокий и непримиримый раскол словенского общества в отношении к тем давним событиям. И электоральные предпочтения определялись во многом этим расколом – партии и их лидеры открыто выражали сочувствие партизанам либо «домобранам». Пострадала ли словенская демократия от того, что сочеталась с исторической памятью о когда-то воевавших друг с другом людях, к идее демократии отношения не имевших и многим, очень многим себя скомпрометировавших? Нет, не пострадала. Наоборот, выступила примирителем противостоявших друг другу исторических памятей, предоставив им равное право голоса, но лишив права воспроизводить прежнюю вражду и соотносить с ней политический курс.

Я понимаю, что в Украине не совсем тот случай. Но задача та же – демократически примирить разные памяти. В свою очередь, их нельзя примирить, руководствуясь в оценке прошлого разными критериями. Если в законодательном порядке составляется список тех, кто боролся за независимость Украины, то нельзя исключать из него тех, кто боролся, но запятнал себя преступлениями и ксенофобской идеологией. Одно должно быть от другого отделено, преступления и ксенофобия должны быть безоговорочно осуждены, тут нет вопросов, но не вычеркиванием из истории факта причастности к борьбе за государственную независимость.

Иначе будет конъюнктурная селекция истории на советский манер. Иначе будет не примирение, а провоцирование духа противостояния. То есть потакание возможной ксенофобии, а не ее профилактика. В Польше и Израиле, у которых есть основания быть особо чувствительными к происходившему на украинской территории во время войны, это понимают. А в России, к сожалению, такое понимание многим дается с трудом или не дается вообще. Почему, интересно?

 

ОБ ИМПЕРСКОМ ГЕНОТИПЕ (28 АПРЕЛЯ)

Интересный поворот предложил мне в споре относительно эстонских и латвийских законов о гражданстве, поставивших политические права в зависимость от знания государственного языка, один из оппонентов. По ходу дискуссии я высказался в том смысле, что любое государство вправе обеспечивать свою устойчивость, включая культурную. И оппонент решил поговорить со мной, как еврей с евреем. Мол, как бы я отнесся к решению государства российского лишить евреев полити…ческих прав по причинам их вредоносности для культурной устойчивости этого государства.

Отвечаю: если бы оно до того было в течение полувека оккупировано еврейской империей, если бы та империя оставила после себя на территории России 40 процентов моих соплеменников в составе ее населения, не желающих знать русский язык даже при возможности бесплатно его изучить (и получить тем самым политические права), предпочитая им иврит, постарался бы отнестись с пониманием. Так же, как отнеслись с пониманием к подобной ситуации - не гипотетической, а реальной - многие русскоязычные семьи в Эстонии и Латвии, приехавшие в эти страны в годы оккупации (жившие там до 1940 года и их потомки получали гражданство автоматически). Так же, как отнеслись к этому с пониманием в Европе, принявшей Эстонию и Латвию в Евросоюз.

Давно заметил наличие в России слоя людей, которым очень не нравится сталинизм, которые при любом подходящем и даже не очень подходящем случае клеймят его самыми крепкими словами, но как только речь заходит о последствиях сталинской имперской политики на постсоветском пространстве, они, как выясняется, все эти последствия хотят сохранить. Не посредством компромисса с ними, как и было сделано - при участии и поддержке международного сообщества - в тех же странах Балтии, а бескомпромиссно. Апеллируя при этом к европейским ценностям и претендуя на более глубокое, чем доступно европейцам, их понимание. Они уже успели даже сформировать в себе мыслительную способность оценивать реальную ситуацию в конкретных странах посредством притянутых за уши гипотетических аналогий с гипотетическими ситуациями в странах других.

В отношении к происходящему в Украине все это проявляется еще более выразительно. Писал уже вчера, как такого рода генетический империализм обнаруживает себя в советах украинцам насчет того, какой следует быть их исторической памяти. Не на внутриукраинское примирение эти советы ориентированы, а на внутриукраинский раскол.

 

О ВИНЕ И КОМПРОМИССЕ (30 АПРЕЛЯ)

В ходе последних дискуссий о происходившем и происходящем на постсоветском пространстве пришел к выводу, что в здешнем не только массовом, но и в продвинутом государственном сознании понятие вины распространяется только на других, а понятие компромисса синонимично односторонним уступкам этих других при собственной бескомпромиссной неуступчивости. Признание вины и собственные уступки воспринимаются как унижение.

 



[1]Эта и несколько последующих заметок написаны под воздействием ажиотажной атмосферы, вызванной десятидневным исчезновением Путина с публичной арены.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика