Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Дискуссии

ТВ-6, Кремль и «олигархи»

05.04.2002

27 марта состоялся конкурс на право телевизионного вещания в шестом метровом диапазоне, в котором, как и ожидалось, победило некоммерческое партнерство «Медиа-социум». Утром конкурсного дня эксперты собрались в Фонде «Либеральная миссия», чтобы обсудить возможности дальнейшего развития средств массовой информации и судьбу независимого телевидения в России. В обсуждении приняли участие Михаил Бергер, Леонид Гозман, Дмитрий Зимин, Сергей Иваненко, Михаил Федотов и Андрей Федоров. Вел дискуссию Евгений Ясин. Предлагаем вам ознакомиться с итогами этого обсуждения. Полную стенограмму круглого стола вы сможете прочитать на нашем сайте позже.


ТВ-6, Кремль и «олигархи»

ТВ-6, Кремль и «олигархи»

Собравшиеся в «Либеральной миссии» эксперты не сомневались в победе «Медиа-социума», оговаривая при этом, что возможности самостоятельного позиционирования команды Евгения Киселева будут серьезно ограничены. Для этого в процедуре проведения конкурса могут быть сознательно оставлены некие правовые зазоры, которые впоследствии позволят власти пересмотреть его итоги. Поэтому эксперты предпочли рассматривать конкурс как частность, основной темой обсуждения определив саму возможность существования сегодня в России независимых средств массовой информации, и в частности – независимого телевидения.

Однако что такое независимое телевидение? За время конфликтов вокруг НТВ и ТВ-6 в общественном мнении это понятие потеряло как свою ценность, так и содержательный смысл. Если в апреле 2001 года во время закрытия НТВ в Москве было организовано два митинга, то к закрытию ТВ-6, по опросам ВЦИОМ, большинство москвичей осталось равнодушными. Можно объяснять это тем, что они равнодушны к судьбе независимого телевидения. Но можно и тем, что они не понимают, в чем эта независимость проявляется и какое отношение она имеет к их жизни и интересам.

В отсутствие развитых политических партий свободную нишу в свое время заняли телевизионные каналы, вступившие в политический процесс как самостоятельные субъекты, открыто поддерживающие власть или противостоящие ей. Но телевизионный канал не может быть политической партией, тем более – оппозиционной. В ходе обсуждения эксперты подчеркивали, что ни в одной стране мира не существует оппозиционных телевизионных каналов. Есть газеты, выражающие настроения той или иной оппозиционной партии, но телеканалов, находящихся в оппозиции к действующей власти, нет.

Говоря о независимом телевидении, мы должны подразумевать не ту или иную политическую окраску эфирной стратегии данного канала, а ее независимость от любых политических сил, в том числе и от находящихся у власти, ее непредвзятость по отношению к ним, ее политкорректность. Проблема же в том, что сегодня по-настоящему независимый телеканал, т. е. предоставляющий слово, наряду с другими, и оппозиционным партиям и лидерам, воспринимается властью как оппозиционный. Поэтому телевидение подвергает себя постоянной самоцензуре. С экранов исчезают определенные темы, равно как и некоторые политики, которые могут нарушить ровный ход новостей о бесконечных успехах России на внешнеполитической арене, испортить красивую картинку жизнеописания президента Путина, каждый шаг которого освещается телеканалами столь подробно и тщательно.

Политкорректность на телевидении – это предоставление слова представителям всего политического спектра – от коммунистов до либералов. На деле же мы видим, что мнения Жириновского и Селезнева куда чаще находит свое отражение на телеэкранах, чем мнения Явлинского, не говоря уже о таких политиках, как Виктор Похмелкин, или правозащитниках, которые слишком часто критикуют действия власти в отношении соблюдении свобод и прав человека. Однако без открытой критики государственной политики реформирование и модернизация страны, о которых сегодня так много говорится, фактически невозможны, поскольку в однородном комплиментарном информационном пространстве у власти могут иссякнуть стимулы проведения преобразований. Ведь без открытого информационного пространства не может быть влиятельного общественного мнения. Без влиятельного общественного мнения не может развиваться правовая среда, будет сохраняться верховенство политики над правом. А без развитой правовой среды невозможно развитие экономики, а возможна лишь стагнация.

Истории с НТВ и ТВ-6 можно трактовать как своего рода показательные процессы, которые коренным образом изменили журналистское сообщество. Новая информационная реальность существует в рамках возможного, причем сами эти рамки подвижны, доступны для коррекции со стороны власти. Ведущие телеканалы соревнуются в лояльности по отношению к ней, предоставляя ей возможность произвольно определять границы информационной свободы. Причем, вопрос о легитимности ее действий сегодня снят, поскольку и власть, и пресса, и бизнес играют по одним и тем же правилам имитационной демократии. Начинавшиеся с масок, автоматов и обысков в офисах телекомпаний, конфликты постепенно были закамуфлированы под цивилизованные и демократические. Решение текущих политических задач «зачистки» информационного поля было умело представлено как конфликт независимых собственников. Все, конечно же, ясно понимают, что право собственности в нашем правовом государстве священно и неприкосновенно. Но все больше людей склонны закрывать глаза на то, что в России собственность до сих пор не отделена от политической и административной власти, поэтому и собственник вынужден действовать не в своих, а в ее интересах.

Мы наблюдаем заключительный акт процесса построения «вертикали власти» и «управляемой демократии». Политическая ситуация стабилизирована и зафиксирована. После завершения истории с ТВ-6 можно говорить об ограниченной свободе слова при отсутствии каких-либо правил, которые фиксируют сами эти ограничения. Победа на конкурсе «Медиа-социума» дает власти возможность продемонстрировать Западу, что в России есть независимое телевидение, но в то же время она лишний раз показывает плотность сочленения власти и бизнеса в России. Даже крупные собственники не могут самостоятельно позиционироваться. Консорциум предпринимателей, поддержавший бывший коллектив ТВ-6, делал это в расчете не на быструю окупаемость, а на создание публичного канала общения с обществом и властью. Но им в очередной раз назначили «начальство» в лице председателя Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Аркадия Вольского и главы Торгово-промышленной палаты Евгения Примакова.

Среди присутствующих на круглом столе экспертов разделились мнения о будущей эфирной политике некоммерческого партнерства «Медиа-социум». Одни считали, что на нее будут накладывать серьезные ограничения «назначенные» властью Вольский и Примаков (последний уже высказался в интервью радиостанции «Эхо Москвы» о «внутренней» и «творческой» самоцензуре), даже не участвуя в оперативном управлении телеканалом, поскольку в «Медиа-социуме» консорциуму предпринимателей и журналистам бывшего ТВ-6 принадлежит лишь один голос. Другие же полагали, что у команды Евгения Киселева будет достаточно возможностей выстраивать самостоятельную эфирную политику, поскольку лишь в случае создания телевидения альтернативного, в том числе и политически, новый телеканал сможет завоевать своего зрителя. Они прочат новому телеканалу хорошие перспективы, если он будет освещать точку зрения западного общества на события, происходящие в России и связанные с ней, которая фактически не освещается нашими СМИ. В этом случае у него есть все шансы не только стать действительно независимым телевидением, но и оказать серьезное влияние на исход предстоящих парламентских и президентских выборов.

Однако именно в этом контексте нельзя говорить о реальной независимости журналистского коллектива «Медиа-социума», поскольку все действия власти последних лет в отношении федеральных телеканалов можно рассматривать как попытку монополизировать контроль над электоральными СМИ, оказывающими влияние на рейтинг того или иного кандидата. В попытках подчинить себе все федеральное информационное пространство для недопущения повторения скандальных предвыборных кампаний 1999-2000 гг. власть демонстрировала последовательность и решимость, и нет никаких оснований говорить о том, что она готова в одночасье отказаться от этого ресурса. Свобода любых СМИ будет заканчиваться там и тогда, где и когда она будет задевать интересы власти.

Эксперты разошлись во мнениях и по вопросу ценности свободы слова в современной России. Одни уверенно заявляют, что «свобода слова не входит в потребительскую корзину российского гражданина». Другие говорят об устойчивом общественном спросе на объективную и полную информацию. Вопрос лишь в том, как он будет удовлетворяться: останется доступным лишь слушателям «Эха Москвы», читателям ряда печатных и интернет-СМИ, или же найдет свое отражение и на телевидении.

Власть может считать экономические свободы необходимыми и эффективными, а свободу слова – избыточным для России институтом развитого демократического общества. В результате же мы видим, как новая российская журналистика возвращается к своим советским первоистокам, подчеркнуто корректно относясь к власти даже без дополнительных указаний сверху, как общество по-советски не замечает того, что происходит на его глазах, сочетая эту апатию с агрессивностью («так им и надо, этим олигархам»). Но не станет ли продолжением этой имитации демократии имитация и свобод экономических? В замкнутом информационном пространстве и при отсутствии сформировавшихся основ правового порядка такое вполне возможно.

В заключение – оптимистическая нота, которая возможна в любой реальности, в том числе и в нынешней. Если, конечно, это оптимизм с открытыми глазами.
Организаторы «Медиа-социума» заявляют о своем намерении создать на шестом метровом телевизионном канале общественное телевидение. Однако общественное телевидение невозможно без участия общества. В центре же нынешней информационной реальности – как телевизионной, так и печатной – находится политика и все, что с ней связано. Общество не входит в сферу интересов СМИ. О нем не упоминают вовсе, когда его проблемы не сопряжены с политическими баталиями. Поэтому в России нет и общественно-значимых фигур, поэтому так слабо наше гражданское общество, так неуверенно чувствуют себя отечественные предприниматели.

В свое время общественным телевидением объявляло себя и ОРТ, и НТВ, и ТВ-6. Но на практике даже НТВ стало апеллировать к обществу только незадолго до своего закрытия, до этого пытаясь найти поддержку на Западе. Подобные квазиобщественные каналы и способствовали формированию политикоцентристского информационного пространства. Преодоление такой ситуации – задача нового телеканала. Определенные возможности для того, чтобы решать ее, у него есть. Важно лишь понять, что никогда российские средства массовой информации не станут независимыми без наличия в стране развитых институтов общественного контроля, без заключения конвенции между прессой и обществом о взаимной поддержке и совместном отстаивании интересов.


Анна Трапкова


комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика