Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Дискуссии

1. Малое предпринимательство в постсоциалистической России: мифы и факты

16.10.2003

Состав и структура российского малого предпринимательства

Российский малый бизнес, как и малый бизнес в любой другой стране, многолик и включает в себя разные типы и формы предпринимательства. Самый тонкий “верхний” слой его – это немногочисленные, малые по числу занятых, но вполне капиталообеспеченные, работающие на основе интенсивных передовых технологий, освоившие российский рынок и делающие успешные шаги на международном рынке фирмы. Отрадно, что к их числу принадлежат и некоторые предприятия, работающие в сфере высоких технологий – такие сложившиеся как малые предприятия, хорошо известные ныне софтверные фирмы, относящиеся уже к среднему бизнесу, как производящая бухгалтерскую программу “1С” фирма Б. Нуралиева, или специализирующиеся на правовых базах данных “Гарант” и “Консультант-Плюс”, или на антивирусных программах “Лаборатория Касперского” Они начинали свою деятельность буквально с нуля (если не считать хорошей бизнес-идеи). Есть и примеры – правда, весьма немногочисленные – успеха в области продвижения российскими малыми предприятиями биологических, медицинских, химических технологий. Это – своего рода элита малого бизнеса, обладающая большим потенциалом, перспективами быстрого роста объемов продаж, капитализации и... покидания сферы собственно малого предпринимательства.

Далее, в России сейчас уже немало относительно крепких, потихоньку развивающихся, осваивающих рынки смежных регионов малых предприятий, перспективы которых не столь радужны, но тоже вполне определенны: постепенный рост продаж, обрастание собственной сетью клиентов, увеличение, а затем стабилизация численности сотрудников, появление кредитной истории, а далее – более или менее продолжительная жизнь (последнее зависит от того, насколько прочно они смогут занять и удерживать какую-либо востребованную нишу в производстве и предложении уникальных изделий или услуг). Возможно, именно в этом сегменте сложатся какие-нибудь знаменитые “Иванов и сыновья” или “Петров и Сидоров”, которые когда-нибудь будут гордиться именно тем, что уже несколько столетий производят один и тот же – хотя и постоянно совершенствуемый – продукт, пользующийся заслуженным успехом у потребителя. Здесь будут заложены традиции почтенных семейных предприятий, чей товарный знак будет стоить не меньше, чем прочие их активы.

Наконец, за ними идет уже гораздо более широкий слой малых и мелких фирм, жизнь которых – непрерывная борьба за выживание. Среди них – всякого рода небольшие магазинчики, пекарни, ателье, парикмахерские, туристические бюро, ресторанчики, благополучие которых зависит от слишком многих факторов: наличия или отсутствия аналогичных фирм-конкурентов поблизости, изменчивости вкусов покупателей, благосклонности местной администрации и представителей многочисленных проверяющих органов. Горизонт видения перспективы развития бизнеса у руководителей таких предприятий очень узок - заедает текучка, постоянные нелады с поставщиками и персоналом, а вечные проблемы с уплатой налогов и арендной платы порой не дают даже просчитать рентабельность бизнеса. О развитии в этих условиях можно мечтать, но его нельзя планировать.

Самый же нижний слой – это так называемые самозанятые. Сюда входят как небольшие семейные предприятия (муж и жена, отец и сыновья), которые заняты оказанием нехитрых бытовых и ремонтных услуг наименее обеспеченным группам населения, так и портнихи на дому, “помощницы по дому”, наконец, бабушки, торгующие своими овощами и пирожками на рынках и автотрассах. Некоторые из них носят гордое звание “предпринимателя без образования юридического лица” и даже платят некоторые налоги, а по случаю используют и наемный труд, большинство же – труженики “теневой” экономики. Эти малые предприниматели будут сильно удивлены, если определить их деятельность такими словами. Они просто “крутятся”, чтобы прокормить семью или чуть подзаработать к крохотной пенсии, и о большем не задумываются.


Мифы о малом предпринимательстве

Можно только поражаться тому, что – при скромной роли в экономическом развитии страны - малый бизнес не только является предметом многочисленных публикаций, но и становится предметом мифотворчества. При этом мифы о малом бизнесе возникают как с «отрицательным», так и с «положительным» знаком.


Миф первый гласит: малый бизнес – основной «создатель» новых рабочих мест в нашей экономике в период перехода к рынку. Нужно дать простор развитию малого предпринимательства, и оно поглотит всех тех, кто высвобождается в ходе реструктуризации «лежачих» крупных предприятий.

На наш взгляд, здесь не все так однозначно. С одной стороны, для того, чтобы обеспечить устойчивый рост на уровне 10% в год, в российской экономике необходимо, по экспертным оценкам, дополнительно создать около 2 млн. рабочих мест. Но одно современное рабочее место в крупной промышленности стоит около 100 тыс. долл. – где взять инвестиции в 200 млрд. долл.? Между тем, в малом бизнесе стоимость рабочего места колеблется в пределах от 2 до 15 тыс. долл., т.е. минимум на порядок дешевле. Да и окупаются новые рабочие места здесь не в пример быстрее.

С др. стороны, поскольку здесь ниже фондовооруженность, то, как правило, и производительность труда на малых фирмах несколько ниже – разумеется, при прочих равных условиях. Далее, хотя всякое малое предприятие дает рабочие места, но мировой опыт свидетельствует: подавляющее большинство МП – микрофирмы с числом занятых до 9 чел., т.е. число рабочих мест на одну бизнес-единицу невелико. «Смертность» среди МП весьма высока – через 4-6 лет после создания «наплаву» остается менее четверти таких малых предприятий, остальные же закрываются и увольняют работников. Но даже те из малых фирм, которые выживают и успешно развиваются, в подавляющем большинстве выбирают трудоинтенсивный вариант развития. Это означает, что численность занятых на них не растет или почти не растет (за исключением очень немногих бурно развивающихся и переходящих в др. весовую категорию фирм: хрестоматийный пример – американская компания «Майкрософт», когда-то начинавшая свою деятельность в небольшом гараже).

Далее, создаваемые в малом бизнесе рабочие места – в огромном большинстве своем «плохие»: социальная защищенность работников в этом секторе (как, впрочем, и самих хозяев) находится на низком уровне. Поэтому, ратуя за развитие малого бизнеса, не нужно сотворять себе кумира. Следует очень трезво оценивать его возможности – в частности, в деле создания дополнительных рабочих мест. Развитие малого предпринимательства вовсе не отменяет необходимости заботиться о подъеме крупной индустрии – тем более, что массовый переход работников крупных предприятий в малый бизнес предполагает серьезные сдвиги в профессионально-квалификационном составе занятых, которые не во всем и не всегда несут с собой одни «плюсы» и сопряжены с множеством морально-психологических проблем.


Миф второй: малый бизнес – сплошное царство «теневой экономики», потакать его развитию – значит подталкивать экономику и общество в целом в это болото.

Конечно, было бы нелепо отрицать огромный размах, который приобрели «теневые» сделки в малом бизнесе. Однако хотелось бы отметить, во-первых, что «теневые» деньги малых предпринимателей, которые в основном вращаются все же в отечественной экономике – в отличие от тех мощных финансовых потоков (по различным оценкам, из России за годы реформ вывезено не менее 150 млрд. долл.), которые направляют в оффшорные зоны генералы «большого» российского бизнеса – не сопоставимы по своим объемам с теми ресурсами, которые уводятся в тень олигархическими структурами. Во-вторых, как говорится, нечего на зеркало пенять: если налоги для малого бизнеса неподъемны, причем не платить их годами, подобно вхожим в коридоры власти директорам промышленных гигантов, малые фирмы не могут – их просто возьмут штурмом налоговые органы, - то что им остается делать? (Впрочем, об этом еще пойдет речь ниже).


Миф третий: малый бизнес – это рычаг, с помощью которого государство может расшить узкие места в экономике, в том числе на локальных рынках потребительских товаров и услуг.

Нужно отметить, что такой подход совершенно неистребим в среде чиновников. Они искренне убеждены: кому, как не им, руководить малым бизнесом и указывать ему, где, в каком направлении и как развиваться. Этой идеей пронизаны многие федеральные и особенно региональные программы поддержки малого предпринимательства, в которых оговариваются так называемые отраслевые приоритеты, за учет которых малым предприятиям сулят «конфетку» в виде различного рода послаблений или льготных кредитов.

Чиновник никак не хочет понять: вредно, да и бесполезно пытаться быть «умнее рынка» в вопросе выбора ниш развития – нет таких льгот, ради которых МП готово было уйти из выгодной для него, предположим, сферы посредничества или торговли в сферу высоких технологий или производства детского питания. Разве что «льготы» эти окажутся столь большими, что на поверку будут лишь каналом обоюдовыгодного (с участием курирующего этот вопрос чиновника) прокручивания бюджетных денег. Если же этого нет, то ни призрачные налоговые послабления со стороны нашего жадноватого и непоследовательного государства, ни тем более обещания дешевых кредитов (из каких источников их взять?) не помогут – плетью обуха не перешибешь.

Не дается некоторым государственным и политическим деятелям и понимание того, что малый бизнес – вовсе не «рычаг» и не слуга неких «высших интересов» государства. Это – своеобразный сектор экономики и достаточно самостоятельный слой общества, который готов к партнерским отношениям с властью, но при этом имеет свою точку зрения на многие происходящие в экономике и стране в целом процессы и зачастую лучше государственных мужей знает, как решать накопившиеся проблемы. Попытки разговаривать с малыми предпринимателями, глядя «сверху вниз», обречены на провал.


Миф четвертый: а где он, этот малый бизнес? Вклад его в народное хозяйство мизерный, да и вообще – не об этой мелочи надо заботиться, а крупные предприятия спасать, иначе стране грозит деиндустриализация со всеми вытекающими последствиями.

Думается, у тех, кто так рассуждает, отсутствует понимание причинно-следственных связей в экономике. Ведь именно оттого, что малый бизнес вот уже много лет занимается «бегом в мешках» – задавленный налогами, замученный бесчисленными проверками и рэкетом, не получающий действенной поддержки со стороны государства, - он не смог сформироваться в мощный сектор экономики. Именно поэтому в одной Варшаве сегодня столько же МП, как во всей России. Естественно, при таких условиях российское малое предпринимательство не в состоянии стать подлинным мотором экономики – подобно тому, как это имеет место не только в развитых странах Европы и США, но и в ряде наших более удачливых «товарищей по несчастью» из стран Центральной и Восточной Европы – Словении или Венгрии, Чехии или Эстонии.

Следовало бы помнить и то, что российские индивидуальные частные предприниматели, значительную часть которых составляют «челноки», в подавляющем своем большинстве – хрупкие женщины, бывшие учителя и инженеры, - в короткие сроки в полном смысле слова обули, одели и накормили страну. Что же до грозящей деиндустриализации, то опыт тех стран, которые показывали в последние полвека устойчивый, динамичный рост – будь то послевоенная Япония или Италия, или же любимый нашими поборниками «социалистического рынка» Китай, - свидетельствует: везде этот рост начинался и поддерживался благодаря созданию нормальных условия для развития прежде всего малого бизнеса. Лишь на этой основе «включались» механизмы ускоренного подъема крупной промышленности. Кстати, в Китае, который в сравнении с нынешней Россией выглядит весьма динамичной страной с успешно развивающейся экономикой, свыше половины крупных госпредприятий убыточны. Но в Китае, в отличие от России с ее примерно 900 тыс. МП и 4,5 млн. ПБОЮЛов, функционируют 30 млн. малых и мельчайших фирм – и разница в результатах налицо!


Миф пятый: долой крупное производство, оно неэффективно, и да здравствует малое предпринимательство!

Тот факт, что малый бизнес обладает рядом бесспорных преимуществ и является неотъемлемым элементом любой рыночной экономики, отнюдь не означает, что крупное производство должно быть искоренено как таковое. Во всех без исключения высокоразвитых странах Запада и Востока малый бизнес, абсолютно доминируя по числу фирм и по доле занятых, в создании ВВП занимает все же более скромное место. И это понятно – средняя производительность труда на крупных и крупнейших предприятиях все-таки выше, чем по всему сектору малого бизнеса (что не исключает, конечно, наличия отдельных высокоэффективных фирм с небольшим числом занятых, демонстрирующих потрясающе высокую производительность труда и эффективность организации производства).

И везде в этих странах разумный симбиоз малого и крупного бизнеса – в форме ли субподрядной кооперации или франчайзинговых цепочек – является залогом динамичного и сбалансированного развития экономики. Там же, где сформировался только малый бизнес, а крупное производство отсутствует, сам малый бизнес постепенно вырождается, там воцаряются кустарные промыслы и лоточная торговля. Это – удел слаборазвитых квазирыночных обществ, и разумеется, такой вариант развития – не для России.

Добавим, что и присущий малому предпринимательству инновационный потенциал невозможно реализовать без поддержки со стороны развитых институтов финансового рынка – венчурных фондов, инвестиционных банков и др. Но такие формы организации финансирования реального сектора своим возникновением обязаны современному этапу развития рыночного хозяйства, в котором уживаются все – от транснациональных корпораций до мелких семейных предприятий.


Миф шестой: развитие малого бизнеса в России продвигается с трудом, потому что население не воспринимает «этих торгашей».

Это – очень удобная точка зрения для бюрократов. Когда им нужно замотать какую-нибудь полезную для общества, но угрожающую их благополучию идею, нет более веского аргумента, чем: «да мы бы за, но народ не поймет»... В действительности дело обстоит не совсем так. Личное отношение россиян к предпринимательству вообще является достаточно позитивным (см. таблицу 2)1. При этом, наиболее уважительный оттенок имеет отношение населения к малому предпринимательству: эти люди “сделали себя” сами, наладили дело, да еще и создают рабочие места для других.


Таблица 2. Каково Ваше личное отношение к частному предпринимательству? (в % от опрошенных)


Источник: отчет РНИСиНП об исследовании по гранту Московского общественного научного фонда 016/1-02.


Важно, что сформировавшееся в обществе отношение к предпринимательству, и в первую очередь – к малому и семейному бизнесу, – носит отнюдь не умозрительный характер: среди опрошенных у 2/3 есть знакомые-предприниматели, у 42 % - это близкие друзья, у 1/4 - дальние родственники, а у 22% - ближайшие родственники. Таким образом, в подавляющем большинстве население России формирует свое отношение к предпринимателям отнюдь не на основе идеализированных и идеологизированных схем (как это было на ранних этапах системной трансформации), а на основе достаточно реалистического представления об образе жизни, ценностях, нормах поведения нового предпринимательского слоя.

Таким образом, после семидесяти лет господства плановой экономики, когда само слово «предприниматель» было под запретом, отношение к малому предпринимательству со стороны широких слоев населения – самое сочувственное.


Миф седьмой: ускоренное развитие малого бизнеса невозможно без его усиленной поддержки со стороны государства. А это означает, что скудные бюджетные ресурсы надо будет вкладывать в этот сектор экономики, ослабляя поддержку, например, высоких технологий.

Такая точка зрения построена на двух неявных – и совершенно не обязательных – предпосылках: во-первых, что малый бизнес в России – это априори одни ларьки и автостоянки, во-вторых, что поддержка малого бизнеса возможна только путем вливания бюджетных денег. Что касается первого пункта, то нужно заметить, что на начало 2000-х гг. в малом инновационном бизнесе работали 40 тыс. МП и на них было сосредоточено уже до 20% российского научного потенциала. А если дела у «раскрученных» малых фирм в области экологического приборостроения и компьютерных технологий, фармацевтики, электроники и т.д. пойдут, то они, по оценкам экспертов, смогут загрузить своими заказами своих субподрядчиков, в том числе и крупные предприятия. И это, собственно говоря, будет только отражать общемировую тенденцию развития и доведения НИОКР до стадии создания нового бизнеса за счет гибкого взаимодействия крупных компании и малых инновационных фирм.

Что касается второго пункта, то он основан на принципиальном непонимании того, чем отличается поддержка бизнеса от той бюджетной «благотворительности», которую некоторые почему-то считают единственно возможной формой поддержки отраслей и предприятий. На самом деле, поддержка малого бизнеса прямой подпитки его из бюджета отнюдь не означает – возможны (и гораздо более действенны) совсем другие, косвенные, меры его поддержки. А бюджетные деньги, которых благодаря подъему малого предпринимательства станет только больше, нужно тратить на тех, кто их сам зарабатывать в принципе не в состоянии и не должен.

Можно было бы привести (и опровергнуть) еще немало однобоких, тенденциозных, просто не выдерживающих проверки суждений о малом предпринимательстве (кочующих из доклада в доклад, из выступления в выступление). Но лучше всего, очевидно, делать это, опираясь на цифры и факты.


От бурного роста – к застою: вехи новейшей истории малого бизнеса в России

Многие десятилетия предпринимательство в СССР определялось как уголовно наказуемое деяние и объект морального осуждения. Частный бизнес, разумеется, не исчезал, но существовал в подполье – в виде субкриминальной деятельности так называемых цеховиков и т.п.

Попытка возрождения действительно частного предпринимательства была предпринята в эпоху «перестройки». Эта попытка осуществлялась через арендные отношения, индивидуальную трудовую деятельность и через новые кооперативы. Важнейшую роль в развитии арендных отношений сыграл закон СССР «О госпредприятии (объединении)» (1987 г.). Введенные тогда формы хозяйственного расчета способствовали освоению на местных предприятиях промышленности и бытового обслуживания прогрессивных форм арендных отношений.

В мае 1987 г. вступил в действие Закон СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности» (ИТД). В характерной для времен перестройки застенчивой форме он, по сути, легализовал предпринимательскую деятельность, закамуфлировав ее термином «трудовая». Тем самым вводилась известная защита от все еще действовавшей статьи Уголовного Кодекса СССР, предусматривавшей тюремное наказание за предпринимательство. Принятие этого Закона вызвало всплеск хозяйственной активности самых широких слоев населения. Только с 1988 г. по 1989 г. число граждан, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, увеличилось с 429 до 723 тыс. человек, то есть на 69%.

Далее, серьезное содействие развитию предпринимательства оказал Закон «О кооперации в СССР» (1988 г.). Благодаря его принятию число кооперативов в строительстве, производстве товаров, массовом питании, бытовых услугах уже в 1988 г. выросло более чем в 10 раз, численность занятых в них - в 10 раз, объемы реализуемых товаров и услуг - почти в 20 раз. Так начался первый, еще во многом подспудный этап развития малого бизнеса в бывшем СССР.

Кооперативы, ИТД, арендные предприятия открыли шлюзы для легальной предпринимательской активности. Они несли максимально возможную в тех условиях гибкость хозяйственной деятельности, приспособляемости к внешней среде.

Но характерной чертой малых форм хозяйствования «перестроечного» типа была их тесная привязка к госсектору. Их процветание во многом было обусловлено возможностью получения дефицитных материалов, сырья и топлива от крупных госпредприятий по низким фиксированным ценам. Новые фирмы, в отличие от госпредприятий, могли продавать свою продукцию по (высоким) договорным ценам. Появление столь мощных конкурентов ускорило коллапс нереформированных предприятий госсектора и всей советской системы хозяйствования, но стало основой личного благополучия сообразительной части директорского корпуса и энергичных предпринимателей-комсомольских активистов. Долго так продолжаться не могло. Нужны были действительно рыночные реформы.

Провозглашенный в конце 1991 г. курс на реальные рыночные преобразования открыл новый этап для частнопредпринимательской деятельности. Указ о свободе торговли, подписанный Б.Н. Ельциным, помог отбросить многие условности. Провозглашалось, что зарождающимся рыночным силам следует не мешать, а предпринимательские усилия широких масс населения решат основные проблемы.

Тогда заряд надежд на лучшее, в сочетании со снятием административно-уголовных запретов на предпринимательскую деятельность, дал всплеск роста числа малых предприятий по всей стране. 1992-й был годом самых высоких за весь постсоветский период темпов роста числа малых предприятий (в 2,1 раза!) и численности занятых в них. Он положил начало недолгому второму этапу – этапу бурного роста легального малого предпринимательства

Статистические данные показывают, что абсолютным лидером увеличения числа малых предприятий стала тогда сфера науки и научного обслуживания. В ней число малых предприятий возросло в 3,4 раза. Количество малых предприятий в сфере сельского хозяйства увеличилось в 3,1 раза. Довольно мощный рост наблюдался в материально-техническом снабжении и общей коммерческой деятельности по обеспечению функционирования рынка (2,9 раза), а также в сфере народного образования (2,8 раза).

На начальном этапе рыночных реформ рыночных реформ российское малое предпринимательство широко демонстрировало свои созидательные возможности. Важнейшими функциями МП стали социальное демпфирование, обеспечение выживания значительных слоев населения в условиях острого кризиса, в том числе через самозанятость, предоставление возможности получения дополнительных (помимо основной, часто чисто формальной занятости) средств к существованию. Правда, в основном речь шла не о производстве, а о торговле и посредничестве. В отраслевой структуре МП на торгово-посредническую деятельность приходилось более 50 %.

Следует вспомнить о повсеместном появлении вещевых и продуктовых рынков. На пустырях, на привокзальных площадях, рядом с крупными универмагами ежедневно появлялись десятки новых лотков, полных всевозможного недорогого товара. Правда, если в начале 1992 г. на прилавках лежало немало товаров российского кооперативного производства, то уже к его концу это был в основном импорт.

Все более широкое распространение получал в начале 90-х гг. «челночный» бизнес. Десятки тысяч людей разъезжались за покупками по близлежащим странам. Сложились каналы транспортировки самих «челноков» за границу и закупаемых ими товаров обратно в страну. В Турции, Китае возникли целые крупные поселения, жители которых стали специализироваться на обслуживании российских «челноков» недорогой местной продукцией. Торговля – естественное начало развития всякого малого бизнеса, тем более, что в советское время ее в подлинном смысле слова не было, существовало более или менее прикрытое условностями «распределение».

Инициированная либерализацией цен и рядом других факторов («торможение» ВПК, утрата рынков стран Восточной Европы и проч.) полная закупорка ранее сложившихся каналов связей между производителями, поставщиками и торговлей открыла очень широкое поле для деятельности малых фирм по снабжению и сбыту продукции. Малый бизнес смог сыграть роль катализатора первых шагов движения к новой системе внутрикооперационных связей в российской экономике. Кроме того, он выполнял роль демпфера, спасающего многие предприятия от немедленного краха из-за разрыва прежних, хотя и неэффективных, но все же работавших хозяйственных связей.

В 1993 г. продолжался процесс бурного учредительства новых юридических лиц, выразившейся в увеличении количества малых предприятий примерно на 2/3. Причем в абсолютном выражении прирост МП превысил предыдущий год. Примерно на 1 млн. человек возросло число полностью занятых в МП, достигнув рекордной величины в 8,63 млн. человек. В отраслевой структуре еще немного возросла доля торгово-посреднической деятельности и столь же немного уменьшилась доля сферы производства.

В сущности, еще тогда сложилось относительно устойчивое распределение российского малого бизнеса по регионам. По численности МП абсолютным лидером стал Центральный экономический район (более трети МП) с ядром в Москве (более 20% МП).

Но уже 1994 г. дал резкое замедление темпов прироста числа малых предприятий и занятых в них. Рост составил чуть более 1%. Произошло сокращение среднесписочной численности занятых в МП. После бурного роста резкая остановка в развитии МП казалась абсолютно неожиданной: ведь вовсю шли дискуссии о том, как скоро численность российских МП достигнет 2-3 миллионов с объемом продукции в 35-45% от ВВП. На уровне околоправительственных прогнозистов утверждалось, что все произойдет в ближайшие 2-3 года. Но эти прогнозы разошлись с российскими реалиями.

С 1994 г. началась активная борьба с инфляцией. Это привело к своего рода дефляционному сжатию, денежные ресурсы в открытой экономике стали стоить чрезвычайно дорого. В экономике России стала прослеживаться тенденция к началу новой концентрации и централизации капиталов, а также хозяйственной деятельности. Пошло широкомасштабное поглощение предприятий. Часто наиболее рентабельные малые предприятия оказывались первой жертвой таких поглощений. Например, в Москве на месте еще недавно многочисленных индивидуальных торговых ларьков возникли хорошо оформленные торговые павильоны, принадлежащие той или иной крупной фирме. Многие МП не выдерживали конкуренции со средними и крупными фирмами и были вынуждены свертывать свою деятельность.

1995 г. стал первым годом падения числа российских малых предприятий и среднесписочного числа занятых в этом секторе. Падение численности МП составило 8,8%, а занятых – 4,5%. По сути, начался продолжающийся и по настоящее время третий этап развития – вернее, фактической стагнации - российского малого предпринимательства.

Отрицательные темпы прироста МП по-разному проявили себя в отдельных отраслях. Так, впервые за несколько прошедших лет опережающими темпами стало расти число МП в строительстве и на транспорте (на 18% и 19% в 1995 г.). В торговле и сфере общественного питания произошло снижение числа МП примерно на 10%. В общей коммерческой деятельности по обеспечению функционирования рынка абсолютное сокращение составило 18,7%. Все это происходило на фоне некоторого снижения удельного веса торгово-посреднической сферы в деятельности малых предприятий.

В науке и научном обслуживании сокращение числа малых предприятий составило 5,6 %. Рушились розовые надежды на достойный инновационный вклад малых предприятий в процесс преодоления кризиса российской экономики за счет опережающего развития наукоемких, инновационных форм малого бизнеса, который мог бы заполнить традиционный для России разрыв между научными разработками и коммерческой реализацией их результатов.

С 1995 г. общая численность малых предприятий – юридических лиц уже много лет колеблется около 840-890 тыс. Среднесписочная численность занятых на МП среди общего числа занятых в экономике страны за эти годы, правда, увеличилась на примерно на 1,5%. Но при этом удельный вес внешних совместителей и работающих на МП по договорам значительно сократился. Устойчиво происходит уменьшение удельного веса МП в выпуске товаров и рыночных услуг страны (с 8% в 1997 г. по 5,9% в 2000 г.), а также в инвестициях в основной капитал (с 5,4% в 1997 г. до 2,6% в 2000 г.).

Вопреки расхожему мнению, финансовый кризис 1998 г. оказал не столь существенное влияние на положение малых предприятий. Сокращение объемов их деятельности было меньшим, чем у крупных и средних предприятий. Более того, МП быстрее последних смогли вернуться к докризисным параметрам активности. Этот факт отразил как высокую устойчивость малого бизнеса к внешним потрясениям, так, впрочем, и то обстоятельство, что относительная «самостоятельность» МП от легальной финансово-банковской сферы (значительная доля наличных долларовых расчетов, отсутствие банковских рублевых депозитов и ценных бумаг как части активов фирмы и т.п. обстоятельства) сыграла в данном случае положительную роль. С др. стороны, резкое снижение покупательной способности граждан вызвало серьезные трудности прежде всего у малых предприятий в сфере розничной торговли и бытовых услуг.

При всех трудностях развития за годы реформ малый бизнес в борьбе за выживание успешно учился самостоятельно приспосабливаться к сложностям рынка. Так, для повышения своей жизнеспособности МП с середины 90-х гг. начали диверсифицировать хозяйственную и инвестиционную деятельность. Более половины МП неторгового профиля, помимо основной деятельности, занимались еще и торговлей.

На малых предприятиях успешно отрабатываются рыночные навыки самоокупаемости, самоконтроля, работы в условиях высоких рисков. Выкристаллизовываются принципы организации дела, подбора кадров, оплаты труда, адекватные рыночной системе хозяйствования.

Доказательством овладения малых предпринимателей умением просчитывать риски и адаптироваться к фискальной политике государства может служить достаточно быстрое увеличение числа таких субъектов малого бизнеса, как «предприниматели без образования юридического лица» в ответ на новации в налоговом законодательстве. Их число увеличилось с 3,1 млн. в 1998 г. до почти 4,5 млн. к середине 2002 года. То есть малый бизнес продолжает развиваться в такой организационно-правовой форме, позволяющей вести учет в облегченной форме и пореже встречаться с разного рода контролерами.

На третьем этапе развернулся процесс формирования инфраструктуры поддержки малого предпринимательства. Причем на региональном уровне становление системы поддержки МП шло быстрее, чем на федеральном. Первые законы и программы поддержки МП принимались, первые департаменты и фонды поддержки создавались именно в субъектах РФ.

На нынешний момент, несмотря на наблюдающийся с 1999 г. относительно устойчивый рост в российской экономике, статистические показатели не дают оснований говорить о том, что данный сектор российской экономики пошел в рост – ни по числу зарегистрированных МП, ни по численности занятых, ни по доле в ВВП страны. Это – один из важнейших признаков глубокого внутреннего неблагополучия за фасадом роста.


Статистика развития малого предпринимательства в послекризисный период (1998-2002 гг.)2

Статистическое выборочное обследование малых предприятий в России, охватывающие порядка 20% от общего числа действующих предприятий, проводится с 1995 г. с квартальной периодичностью. Его результаты позволяют оценить состояние и развитие малых предприятий в период между сплошными переписями малых предприятий, динамику изменения основных показателей этого сектора экономики.

Результаты выборочных обследований сопоставимы, начиная с 1996 г., когда, в соответствии с российским законодательством, вступило в силу новое определение МП, действующее до настоящего времени.

Последняя сплошная перепись малых предприятий по итогам 2000 г. прошла в 2001 г. Ее данные являются наиболее информативными для характеристики текущего состояния данного сектора российской экономики, реального вклада малого бизнеса в основные экономические показатели как России в целом, так и отдельных регионов.

Сопоставительный анализ результатов выборочного и сплошного обследований МП про итогам 2000 г. затруднен. Главная причина этого - несовпадение размеров генеральной совокупности МП, используемой в ходе выборочного обследования, и количества малых предприятий, принявших участие в сплошном обследовании.

Так, в ходе сплошного обследования МП были получены сведения от 76% малых предприятий, включенных в перечень для обследования. Из общего числа предприятий, о которых не получено сведений, 21% не были найдены по адресу официальной регистрации, 24% ликвидировано или находилось в стадии ликвидации, 4% не относилось к типу малых предприятий.


Результаты сплошного обследования малых предприятий по итогам 2000 года

Количество действующих малых предприятий

К началу 2001 г. в России насчитывалось 634,4 тыс. малых предприятий, реально функционирующих в различных отраслях экономики (см. табл. 3). Почти половина из них (44,3%) занимались торговлей, которая остается для малого предпринимательства наиболее привлекательной сферой деятельности. В основных сферах материального производства – в промышленности и в строительстве, действовали немногим более 1/4 всех малых предприятий (по 14% в каждой из них). Не получило значительного развития малое предпринимательство в такой традиционной для него сфере, как услуги населению – сказывается все еще низкий платежеспособный спрос населения. Слабо развит малый бизнес и в области инноваций.


Таблица 3. Число малых предприятий по отраслям экономики, на конец 2000 г.



Сохраняется неравномерность распределения малых предприятий по территории России. Немногим менее половины из них – 43% - сосредоточены в Центральном федеральном округе (см. табл. 4).


Таблица 4. Число малых предприятий по федеральным округам РФ, на конец 2000 г.



Плотность распространения малых предприятий – количество МП на 1000 жителей, значительно отстает от показателей стран с развитой рыночной экономикой – всего 4 МП на 1000 жителей в среднем по России. Несколько выше плотность распространения МП в Центральном федеральном округе – 7 МП на 1000 жителей. Самая низкая плотность зафиксирована в Приволжском Федеральном округе – 3 МП на 1000 жителей.


Численность занятых на малых предприятиях

Российские малые предприятия предоставили в 2000 г. немногим более 6 млн. рабочих мест, причем 86% из них - на условиях полной занятости (см. табл. 5). Только в науке и научном обслуживании около 2/5 всех работников малых предприятиях были заняты на условиях совместительства.


Таблица 5. Средняя численность работников малых предприятий по отраслям экономики за 2000 г.



Немногим менее 1/3 всех работающих на малых предприятиях (31%) были заняты в сфере торговли (см. табл. 5). В основных отраслях материального производства – в промышленности и в строительстве, были заняты чуть более 2/5 всех работающих на МП.


Таблица 6. Структура средней численности работников малых предприятий по отраслям экономики за 2000 г. в процентах к итогу



Значительная часть работающих на малых предприятиях (40% от общего количества) – жители Центрального федерального округа (см. табл. 7). Только 4% всех рабочих мест, предоставляемых малыми предприятиями, приходится на Дальневосточный федеральный округ. Вклад малых предприятий в общее обеспечение занятости не превышает 10% в целом по России (см. табл. 7). Самая высокая доля работников МП в среднегодовой численности занятых зафиксирована в Центральном федеральном округе, а самая низкая доля – в Сибирском федеральном округе – 14% и 6% соответственно.



Таблица 7. Распределение численности работников малых предприятий по федеральным округам РФ, на конец 2000 г.



Размеры малых предприятий

Средний размер малого предприятия, измеряемый численностью работающих на одном МП, составил 10 человек (см. табл. 7), что подтверждает факт доминирования микробизнеса в малом предпринимательстве. Относительно более крупные малые предприятия с числом работников 14-15 чел. функционируют в промышленности, строительстве, на транспорте. Самые мелкие предприятия – в среднем по 6 работников на каждом, заняты общей коммерческой деятельностью по обеспечению функционирования рынка.

Средние размеры МП по регионам отличаются незначительно – от 11 работников на малом предприятии в Северо–Западном федеральном округе до 9 работников – в Центральном, Южном и Сибирском федеральных округах (см. табл. 5).

Более детальный анализ численности занятых показал, что 55% всех малых предприятий имеют не более 5 работников (см. табл. 8). Максимальная доля МП с числом занятых до 5 человек функционируют в сфере общей коммерческой деятельности по обеспечению функционирования рынка (69%), минимальная доля – в промышленности (42% от общего числа промышленных МП).

Только 10% российских МП имеют более 25 работников. В промышленности, строительстве и на транспорте доля относительно крупных малых предприятий (более 25 работников) несколько выше – 18% - 20%.


Таблица 8. Распределение числа малых предприятий по средней численности работников в 2000 г., %



В региональном разрезе дифференциация среднего размера малых предприятий невелика.


Оплата труда на малых предприятиях

Как указано ранее (см. табл. 5), малые предприятия предоставляют рабочие места 6087,7 тыс. россиян, для большинства из которых они являются основным местом работы. Закономерен вопрос об уровне оплаты труда на малых предприятиях. По данным официальной статистической отчетности МП, он крайне невысок (см. табл. 9, 10).

Так, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников списочного состава в среднем по российским МП составила за 2000 г. всего 1523 рубля, что в 1,5 раза ниже аналогичного показателя в целом по экономике. Наибольший разрыв в оплате труда между крупными и малыми предприятиями зафиксирован в Сибирском федеральном округе, где заработная плата работников МП в 1,8 раза ниже, чем в среднем по региону.

В отраслевом разрезе наиболее низкая оплата труда зафиксирована на малых предприятиях торговли и общественного питания, а также в сфере бытового обслуживания населения – 1121 руб. и 846 руб. соответственно (см. табл. 10).

Приведенные данные, однако, ничего не говорят об уровне неформальных выплат работникам предприятий, который в малом бизнесе, по-видимому, выше, чем в крупном, а также выше в тех сферах, где деятельность сопряжена с наличным оборотом.


Таблица 9. Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работающих в федеральных округах РФ в 2000 г.



Таблица 10. Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работающих по отраслям экономики в 2000 г.



Демография малых предприятий

Малые предприятия характеризуются не только небольшими размерами, но и непродолжительностью срока жизни (см. табл. 11). Средний возраст малого предприятия не превышает 5 лет. Относительные «долгожители» - малые предприятия, функционирующие в сферах науки и научного обслуживание, а также оказывающие бытовые услуги населению. Их средний возраст составил 6 лет. В торговле, общей коммерческой деятельности по обеспечению функционирования рынка и в оптовой торговле продукцией производственного назначения ротация малых предприятий идет особенно быстро – МП здесь «живут» всего 4 года.

В региональном разрезе скорость ротации малых предприятий максимальна в Центральном и Северо-Западном федеральных округах. Сравнительно дольше реально функционируют МП в Приволжском, Южном и Сибирском федеральных округах (см. табл. 12, 13).


Таблица 11. Распределение числа малых предприятий по среднему возрасту, на конец 2000 г.

Таблица 12. Распределение числа малых предприятий в федеральных округах РФ по годам регистрации, %

Таблица 13. Удельный вес региона в числе малых предприятий по годам регистрации, %


Распределение прав собственности на малых предприятиях

Основной группой собственников на малых предприятиях являются физические лица, которым принадлежит, в среднем, 70% уставного капитала (см. табл. 14). Второй по значимости группой собственников являются коммерческие организации (кроме финансово-кредитных учреждений), которым принадлежит в среднем 29% уставного капитала МП. Доля иностранной собственности, в целом по сектору МП, не превышает 1%.

Следует отметить, что, в соответствии с законодательством, на долю коммерческих организаций, не являющихся субъектами малого предпринимательства, не может приходиться более 25% уставного капитала МП. В таких отраслях, как промышленность и оптовая торговля продукцией производственного назначения, на долю указанной группы собственников приходится 23% и 24% уставного капитала соответственно. Т.е., МП в данных отраслях встроены в систему отношений собственности более крупного бизнеса в масштабах, максимально возможных в рамках действующего законодательства.

Наибольшая доля собственности в руках физических лиц зафиксирована в таких отраслях как наука и научное обслуживание и непроизводственные виды бытового обслуживания населения – 91% и 89% соответственно. Наименьшая доля - в оптовой торговле продукцией производственного назначения (38%), где как собственник доминируют коммерческие организации (62% уставного капитала). Напомним (см. табл. 11), что МП первых двух отраслей характеризуются максимальным сроком жизни, а МП третьей отрасли – минимальным сроком жизни. Возможно, в малом бизнесе целевые установки различных групп собственников не совпадают в том, что касается срока функционирования конкретного МП - в отличие от срока жизни бизнеса, интересы которого оно обслуживает.


Таблица 14. Структура уставного капитала малых предприятий по акционерам – учредителям, на конец 2000 г.


Результаты деятельности малых предприятий

По результату финансово-экономической деятельности, измеряемому как доля убыточных предприятий в общем числе МП, малые предприятия основных отраслей экономики распределились следующим образом (см. табл. 15). В целом по России доли убыточных МП и всех убыточных предприятий и организаций совпадают – по 40% от общего количества малых предприятий и всех предприятий и организаций соответственно. Малые предприятия могут быть признаны более эффективными на транспорте и в оптовой торговле продукцией производственно-технического назначения. В промышленности, строительстве и торговле доля убыточных МП выше, чем по всему кругу предприятий и организаций. Не следует на этом основании утверждать, что малый бизнес в этих отраслях менее эффективен. Причина, возможно, в более высоком уровне «серого» предпринимательства, что свойственно сектору МП.

Таблица 15. Доля убыточных предприятий и организаций в отраслях экономики в общем числе предприятий и организаций в 2000 г., %


В региональном разрезе меньше всего убыточных МП было в Центральном, Южном и Северо-Западном федеральных округах – по 35% от общего количества малых предприятий соответственно (см. табл. 16). Доля убыточных МП в этих регионах оказалась ниже, чем доля убыточных предприятий по всему кругу предприятий и организаций. В остальных федеральных округах, за исключением Уральского и Дальневосточного, где доля убыточных предприятий не зависит от масштабов бизнеса, картина противоположная.

Таблица 16. Доля убыточных предприятий и организаций в федеральных округах РФ в общем числе предприятий и организаций в 2000 г., %



Вклад малых предприятий в экономику регионов

Вклад малых предприятий в региональную экономику измерялся следующими относительными показателями:
* Доля МП в общем объеме промышленной продукции, %;
* Доля МП в общем объеме платных услуг населению, %;
* Доля МП в общем объеме розничной торговли, %;
* Доля МП в общем объеме продаж организациями оптовой торговли, %;
* Доля МП в общем объеме работ, выполненных по договорам строительного подряда, %;
* Доля МП в общем объеме инвестиций в основной капитал, %.

Приведенные данные (см. табл. 17) свидетельствуют о достаточно значимом вкладе малых предприятий по таким позициям, как объем оптового товарооборота, объем работ, выполненных по договорам строительного подряда, объем розничного товарооборота.

Лидирующие позиции по вкладу в региональную экономику занимают малые предприятий Центрального и Северо-Западного федеральных округов. Наименее значим вклад в региональную экономику малых предприятий Уральского федерального округа.


Таблица 17. Вклад малых предприятий в экономику регионов в 2000 г.


Динамика развития малых предприятий по результатам выборочных обследований

Динамика числа малых предприятий и численности занятых на МП по отраслям экономики
С 1997 г. по 2003 г. (начало) количество российских МП изменилось несущественно (см. табл. 18) – увеличение составило всего 2,5%.

Таблица 18. Динамика числа малых предприятий по отраслям экономики в 1997-2002 гг.

Численность занятых за этот период была довольно нестабильна. Так, непосредственно после августовского кризиса 1998 г. она сократилась на 14,3%, главным образом за счет временно занятых. После кризиса можно констатировать постепенное восстановление численности – об этом свидетельствует общий положительный тренд. В 2002 г. численность работников малых предприятий составила 92,3% от уровня предкризисного 1997 г. (см. табл. 19).

Таблица 19. Численность работников малых предприятий по отраслям экономики

В кризисный год в большей мере пострадали те, для кого малые предприятия не были постоянным местом работы, предоставляя второе, а то и третье рабочее место. Штатные работники подверглись сокращению в меньшей степени.

За период 1997 г. по 2001 г. численность занятых на постоянной основе на малых предприятий изменилась не сильно (см. табл. 20). Несколько сократившись в кризисный 1998 г. (когда каждый 20-й штатный сотрудник малого предприятия, судя по данным выборочных обследований, лишился работы), в 2000 г. численность постоянно занятых уже превысила уровень докризисного 1997 г. В 2002 г. численность постоянно занятых выросла на 11,4% относительно предыдущего года и превысила уровень 1997 г. на 10,8%.

Таблица 20. Численность занятых на постоянной основе МП по отраслям экономики в 1997-2002 гг.


Динамика отраслевой структуры малых предприятий
Отраслевая структура малых предприятий – один из самых устойчивых показателей состояния данного сектора экономики (см. табл. 21). Ведущей отраслью малого предпринимательства по количеству предприятий из года в год остается торговля и общественное питание. Ее вес увеличился с 43% в 1997 г. до 49% в 2002 г.

Отраслевая структура рабочих мест, предоставляемых малыми предприятиями, также мало изменилась за прошедшие годы. Здесь также первое место удерживает сфера торговли и общественного питания: за период 1997-2002 гг. их доля выросла с 28,3% до 38,1%.

Малые предприятия отраслей материального производства, главным образом промышленность и строительство, предоставляли порядка половины всех рабочих мест в малом бизнесе. При этом следует констатировать, что на фоне роста торгового сектора, доля названных отраслей сокращается.

Таблица 21. Отраслевая структура числа малых предприятий и численности занятых на малых предприятиях в 1997-2002 гг.


Динамика производства продукции (работ, услуг) и инвестиций в основной капитал
Последствия августовского кризиса 1998 г. не могли не сказаться на общем объеме выпуска продукции, работ и услуг на малых предприятиях. По итогам 1998 г. этот показатель с учетом изменения потребительских цен3 составил только 46% от уровня 1997 года.

Конечно, оценивая эти показатели, нужно учитывать ряд обстоятельств. С одной стороны, последствия августовского кризиса могли подвигнуть ряд малых предприятий к приостановке своей деятельности, однако в статистических сводках, как уже отмечалось, отражение этого процесса происходит весьма слабо. С др. стороны, не вызывает сомнений, что в 1998 г. усилилась тенденция перехода малых предприятий в теневой сектор, а практика сокрытия оборота стала еще одним средством выживания малого бизнеса под влиянием последствий кризиса. Косвенно это подтверждается значительным ростом производства уже в 1999 г., превышающим рост по кругу средних и крупных предприятий.

С учетом сказанного следует интерпретировать данные статистики, говорящие, что кризис нанес по малым предприятиям больший удар, нежели по крупным и средним: роль МП в общем выпуске товаров и услуг, по данным Госкомстата, сократилась. Если в 1997 г. этот показатель составлял 8%, то в 1999 г. снизился до 6%.

Конечно, малый бизнес в значительно большей мере, чем средний и крупный бизнес ориентирован на потребительский спрос, и его сокращение под влияние августовского кризиса сказалось на деятельности малых предприятий сугубо отрицательно. Одним из важнейших объективных факторов, определяющих посткризисное развитие малого предпринимательства, можно считать, таким образом, восстановление реальных денежных доходов населения, которые в 1997-1999 гг. успели сократиться на 28%.

Рис. 1. Производство продукции (работ, услуг) и производительность труда (в расчете на 1 занятого) в 1998-2002 гг.


В наибольшей степени под влиянием кризиса снизилось производство на малых предприятиях в таких сферах, как торговля и общественное питание, оптовая торговля продукцией производственно-технического назначения, общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка. По отношению к 1997 г. данный показатель с учетом индекса потребительских цен (ИПЦ) в 1998 г. в торговле и общественном питании составил только 37,6%, в то время как в промышленности – 75,4% (с учетом индекса цен производителей промышленной продукции), строительстве – 88,8% (с учетом индекса цен производителей в строительстве).

Данные за посткризисный период в целом позволяют утверждать, что малое предпринимательство смогло относительно быстро оправиться от последствий августовского кризиса. С 1998 г. производство на МП неуклонно возрастает, но пока не дотягивает до уровня предкризисного 1997 г., составляя по итогам 2002 г. 92,7% от него (рис. 1). С учетом сказанного о тенденции к «теневизации» хозяйственного оборота на МП, о чем еще будет пойдет речь в главе 3-й настоящей брошюры, можно, однако, утверждать, что российский малый бизнес давно преодолел предкризисные отметки.

На фоне более стабильного показателя занятых на малых предприятиях повышается производительность труда. Можно отметить, что сектор малого предпринимательства после августовского кризиса выбрал трудоинтенсивный путь развития и восстанавливает докризисные объемы производства и производительности труда. Между тем, несмотря на значительные темпы роста, обусловленные, как представляется, несколькими факторами – вызванным девальвацией национальной валюты эффектом импортозамещения, восстановлением доходов населения и выходом предприятий малого бизнеса из теневого сектора, куда он был загнан, в том числе и самим кризисом, - до восстановления докризисных объемов необходим еще год-два.

Особый вопрос в деятельности малых предприятий – инвестиционная сфера. Обращаясь к статистике, можно заключить, что по этому параметру малый сектор экономики находился в кризисном состоянии еще до 1998 г., и августовский кризис только усилил негативные тенденции. На протяжении 1995-1999 гг. инвестиции в основной капитал малых предприятий в реальном выражении ежегодно сокращались, составив в 1999 г. лишь 26% от уровня 1996 года.

Результатом резкого снижения объема капиталовложений малых предприятий стало сокращение их удельного веса в общем объеме инвестиций в основной капитал: в 1999 г. он составил ничтожную величину – всего 2,9%. Доля малых предприятий в общем объеме инвестиций в основной капитал в промышленности была еще ниже – 2,3%. Наиболее весомая доля инвестиций малых предприятий отмечалась в таких отраслях, как строительство – 31,0% в 1999 году, торговля и общественное питание – 25,6%.

Рис.2. Инвестиции в основной капитал на малых предприятиях в 1996-2002 гг.



Некоторое оживление инвестиционной активности на малых предприятиях отмечалось в 2000-2001 г. Однако, несмотря на значительные темпы прироста, реальные уровень инвестиций в основной капитал (с учетом изменений потребительских цен) в 2001 г. составляет лишь 42% от уровня 1996 г., или 54,2 % от уровня предкризисного 1997 г. (рис. 2).

Вызывает опасения тот факт, что по итогам 2002 г. уровень инвестиций в основной капитал на МП в реальном выражении практически не изменился, составив 100,4% относительно 2001 г. и всего 42,2% от уровня 1996 г. – разумеется, с учетом сказанного о высокой доле хозяйственной активности малого предпринимательства, проходящей в «теневой» экономике.


Динамика результатов функционирования малых предприятий
Основным финансовым итогом деятельности предприятий является балансовая прибыль, т.е. сальдирующий результат (прибыль – убыток). В той мере, в которой завершение годовых итогов хозяйственной деятельности с официально фиксируемой прибылью позволяет говорить о ее эффективности, можно утверждать: эффективность текущей деятельности в малом предпринимательстве по сравнению с бизнесом большего масштаба несколько выше как в целом по народному хозяйству, так и по основным отраслям производственной и непроизводственной сфер (см. табл. 22).

Таблица 22. Удельный вес прибыльных предприятий в общем числе предприятий и организаций в 1997-2001 гг., %


Выводы

В целом статистика малого предпринимательства – при всем ее объективно обусловленном несовершенстве – свидетельствует, что:

* численность МП в послекризисный период быстро восстановилась практически на докризисном уровне и с 1999-2000 гг. не испытывает значительных изменений;

* численность занятых в малом предпринимательстве после августовского кризиса 1998 г. заметно сократилась, но в последующий период имела общую тенденцию к росту в результате по итогам 2002 г. достигнув 93% от уровня предкризисного 1997 г.

* отраслевая структура малых предприятий в последние годы не претерпевает резких изменений – основная часть малого предпринимательства по-прежнему концентрируется в сфере услуг, прежде всего в торговле и общественном питании; более того можно отмечать тенденции к росту относительной роли данного сегмента малого бизнеса.

* объемы производства продукции (работ и услуг) продолжают восстанавливаться после резкого спада в 1998 г., однако по итогам 2002 г. все еще не дотягивают до уровня предкризисного 1997 г. и до полного восстановления при сохранении тенденции необходимы еще год-два.

* объемы инвестиций в основной капитал начали сокращаться еще до августовского кризиса 1998 г., лишь усугубившего положение; несмотря на некоторое оживление в 2000-2001 гг., по итогам 2002 г. они в реальном выражении практически не увеличились и составляют всего 42% от уровня 1996 г.

* эффективность хозяйственной деятельности МП несколько выше, чем на более крупных предприятиях.


Тенденции развития малого предпринимательства в среднесрочной перспективе

По данным Госкомстата России, на 1 января 2003 г. число малых предприятий составило 882,3 тыс., увеличившись в течение 2002 г. на 4,7%. В ходе проекта, выполненного НИСИПП по просьбе Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства4, был составлен экстраполяционный прогноз развития сектора малого предпринимательства в России, исходя из макроэкономических данных, заложенных в правительственный сценарий экономического развития страны.

В прогнозе развития малого предпринимательства в период 2002-2004 гг. рассчитывались показатели развития малого предпринимательства по двум вариантам – оптимистическому и пессимистическому. Оптимистический прогноз предполагает сохранение на протяжении прогнозного периода существующей экономической конъюнктуры в части благоприятных факторов, определяющих развитие малого предпринимательства – стабильного роста российской экономики, роста платежеспособного спроса населения и емкости внутреннего рынка, умеренных темпов инфляции. В случае ухудшения экономической конъюнктуры возможно развитие малого предпринимательства по второму варианту прогноза. Параметры прогноза развития малого предпринимательства по первому (оптимистическому) и второму (пессимистическому) вариантам представлены во врезке 1.

Выяснилось, что и оптимистический вариант рисует довольно унылую картину. Так, число МП будет снижаться, причем ежегодные темпы снижения числа малых предприятий будут уменьшаться с 1,3% в 2003 г. до 0,8% в 2006 г. В результате на конец 2006 г. число малых предприятий составит 850,6 тыс., что на 3,6% ниже, чем на 1 января 2003 г.

Что касается отраслевой структуры численности малых предприятий, то в период с 2003 по 2006 г. ожидаются разнонаправленные тренды в динамике количества малых предприятий в промышленности, строительстве и торговле. Так, по данным, полученным в результате прогноза, темпы сокращения количества малых предприятий в промышленности будут расти в период с 2003 по 2005 г. (до 5,0%) с небольшим последующим снижением в 2006 г. В то же время предполагается, что в строительстве снижение числа малых предприятий будет происходить с увеличением темпов (с 5,7% в 2003 г. до 7,5% в 2006 г.). В результате число малых предприятий в промышленности в 2006 г. составит 99,6 тыс. и в строительстве 85,7 тыс. Такая динамика показателя числа малых предприятий в промышленности и строительстве, как предполагается, приведет к снижению их удельного веса в отраслевой структуре малых предприятий. Согласно прогнозу, доля промышленных предприятий снизится с 13,7% в 2002 г. до 11,7% в 2006 г. Аналогичная динамика приведет к уменьшению удельного веса строительства с 12,8% в 2002 г. до 10,1% в 2006 г.

Напротив, будет происходить увеличение числа и доли в структуре малых предприятий торговли. Согласно прогнозу, в течение 2003-2006 гг. число малых предприятий торговли увеличится на 4,3%, составив на конец 2006 г. 440,4 тыс. Доля малых предприятий торговли в отраслевой структуре малых предприятий увеличится с 47,9% в 2002 году до 51,8% в 2006 г.

Прогнозируемое в 2003-2006 гг. снижение количества малых предприятий в промышленности и строительстве и увеличение числа малых предприятий торговли будет сопровождаться увеличением среднесписочной численности работников на предприятиях промышленности, строительства и торговли.

В целом на период с 2003 по 2006 г. прогнозируется увеличение занятости на малых предприятиях на 11,7%. При этом будет отмечаться снижение темпов роста среднесписочной численности работников на предприятиях с 3,5% в 2003 г. до 2,5% в 2006 г. В результате, согласно прогнозу, на конец 2006 г. среднесписочная численность работников на малых предприятиях составит 8067 тыс. чел.

Согласно прогнозу, при условии сохранения наметившихся тенденций к концу 2006 г. среднесписочная численность работников малых предприятий промышленности увеличится до 1558 тыс. чел. На малых предприятиях строительства и торговли среднесписочная численность занятых вырастет соответственно до 1444 тыс. чел. и 3574 тыс. чел. При этом в случае со строительством рост показателя в 2003 г., как предполагается, сменится его падением в последующем.

Прогнозируемое увеличение среднесписочной численности работников на фоне снижения числа малых предприятий и снижения числа малых предприятий в промышленности и строительстве найдет отражение в дальнейшем увеличении числа занятых в расчете на 1 МП и, следовательно, укрупнении малых предприятий по числу занятых. В течение прогнозного периода (2003-2006 гг.) число работников списочного состава без внешних совместителей увеличится в расчете на 1 МП с 8,2 до 9,5 чел., по малым предприятиям промышленности - с 11,9 до 15,6 чел., строительства – с 11,9 до 16,9 чел. и торговли - с 6,7 до 8,1 чел.

В соответствии с прогнозом, динамика выпуска товаров и услуг (в сопоставимых ценах на конец 2002 г.) малыми предприятиями в течение 2003-2006 гг. будет положительной как для малых предприятий в целом, так и для отраслевых групп малых предприятий в промышленности, строительстве и торговле. Прогнозируемые ежегодные темпы прироста выпуска товаров и услуг в сопоставимых ценах по малым предприятиям в течение прогнозного периода будут иметь тенденцию снижения. В целом, за период с 2003 по 2006 г. предполагается увеличение объема производства на малых предприятиях на 47,5%.

Для отдельных отраслей в рассматриваемый период динамика предполагается разнонаправленная. Так, за период с 2003 по 2006 г. наиболее высокие темпы роста среди отдельных отраслей будут характерны для строительства (рост на 56,1%) и торговли и общественного питания (на 46,8%). Более низкие темпы, как предполагается, будут отмечены в промышленности (на 29,5% за период с 2003 по 2006 г.). В итоге в отраслевой структуре производства на малых предприятиях в 2006 г. по сравнению с 2002 г. будет отмечено увеличение доли строительства – до 26,1% с 24,7% в 2002 г. В то же время, согласно прогнозу, произойдет снижение удельного веса промышленности и торговли и общественного питания: с 25,2% до 22,1% и с 28,1% до 27,9% соответственно.

В итоге общий объем выпуска товаров и услуг (в ценах на 1 января 2003 г.) по малым предприятиям составит в 2006 г. 1,7 трлн. руб., из них: в промышленности – 377,9 млрд. руб., в строительстве – 447,1 млрд. руб., в торговле и общественном питании – 478,2 млрд. руб.

Таким образом, при оптимистическом варианте численность малых предприятий к концу 2006 г. даже сократится, наиболее значительно – в реальном секторе, при этом – за счет укрупнения «среднего» МП и роста производительности труда – будет все-таки отмечено увеличение объема производства в данном секторе в целом почти в 1,5 раза.

Согласно пессимистическому варианту прогноза в 2006 году по сравнению с 2002 годом число малых предприятий уменьшится на 7,6% (с 882,3 тыс. до 814,8 тыс.), среднесписочная численность занятых увеличится на 3,8%, составив 7494 тыс. чел. против 7220 тыс. чел. в 2002 г. Выпуск товаров и услуг малыми предприятиями согласно второму варианту прогноза составит в 2006 году 1674,282 млрд. руб. (в ценах на 1 января 2003 г.), увеличившись по сравнению с 2002 г. на 44,3%. Темпы роста объема выпуска товаров и услуг (в ценах на 1 января 2003 г.) составят соответственно в 2003 г. – 7,9%, в 2004 году – 11,2%, в 2005 году – 10,1% и в 2006 году – 9,2%.


Врезка 1. Параметры прогноза развития малого предпринимательства в Российской Федерации

Таблица 1.1.
Параметры прогноза развития малого предпринимательства в Российской Федерации по первому (оптимистическому) варианту
(основные показатели в абсолютном выражении)





Таблица 1.2.
Параметры прогноза развития малого предпринимательства в Российской Федерации по первому (оптимистическому) варианту
(показатели динамики)





Таблица 1.3.
Параметры прогноза развития малого предпринимательства в Российской Федерации по первому (оптимистическому) варианту
(отраслевая структура по показателям)




Таблица 2.1.
Параметры прогноза развития малого предпринимательства в Российской Федерации по второму (пессимистическому) варианту
(основные показатели в абсолютном выражении)




Таблица 2.2.
Параметры прогноза развития малого предпринимательства в Российской Федерации по второму (пессимистическому) варианту
(показатели динамики)




Таблица 2.3.
Параметры прогноза развития малого предпринимательства в Российской Федерации по второму (пессимистическому) варианту
(отраслевая структура по показателям)




В чем причины довольно слабых показателей развития малого бизнеса в России и относительно скромных перспектив в растущей ныне экономике России – ведь, сравнивая ситуацию в России с тем, что имеет место не только в сложившихся рыночных и более успешных переходных экономиках, но и в странах так называемого третьего мира, едва ли можно всерьез говорить о том, что малое предпринимательство уже достигло пределов своего роста? Может быть, его дальнейшему развитию препятствует прохладное отношение населения или отсутствие достаточного предпринимательского потенциала в российском обществе (что было бы, в общем, понятно после 70 лет господства враждебно относившейся к частному бизнесу административно-командной системы)?


Отношение населения, социальные источники и социальный портрет малого предпринимательства сегодня5

В целом представление о предпринимателях и отношение населения к ним изменилось за годы реформ куда более разительным образом, чем показатели развития сектора МП, о чем свидетельствуют данные табл. 23.


Таблица 23. Как Вы считаете, какие личные качества характерны для большинства нынешних предпринимателей? (в % от опрошенных)


Источник:  Опросы РНИСиНП за соответствующие периоды (репрезентативная выборка)
Примечание: возможно было до трех ответов.


Итак, прежде всего, отношение к российским предпринимателям стало гораздо менее однозначным, чем в начале реформ: нет ни одной черты, которую отметили бы более половины опрошенных. Далее, в общественном сознании портрет российского предпринимателя несколько приблизился к тому типу, который укладывается в рамки так называемой протестантской этики: они много работают, меньше получают в результате банального рвачества, погони за «длинным рублем», больше – вследствие приложения своих организаторских способностей, правда, при этом окружающие являются для них лишь средством реализации собственных интересов, а используемые методы не всегда отличаются чистотой.

Разумеется, здесь мы имеем дело с весьма усредненным образом. У различных групп населения мнение о нынешних российских предпринимателях довольно заметно отличается от этой средней картины. Так, наиболее положительным этот образ видится, разумеется, самим предпринимателям, тем слоям, которые, по собственному признанию, выиграли в ходе реформ, молодежи до 21 года, учащимся и студентам. Чаще подчеркивают отрицательные черты в образе российских предпринимателей, как правило, городские пенсионеры и безработные, лица старше 50 лет, имеющие низкий доход.

Примечательно, что несколько более критический настрой в отношении предпринимателей продемонстрировали жители мегаполисов: выделяя организаторские способности предпринимателей, они в то же время чаще, чем представители др. типов поселений, говорили и об их непорядочности и пренебрежении государственными интересами. Следует отметить, что в силу более интенсивного развития частнопредпринимательского сектора именно в обеих столицах мнение их жителей, по-видимому, приходится признать более обоснованным собственным жизненным опытом общения с предпринимателями. Кроме того, около 40 % опрошенных жителей райцентров и почти 40 % жителей мегаполисов указали на безжалостное отношение к людям – в др. типах поселений таких ответов было не более 1/3.

Самую заметную роль в формировании отношения к предпринимательству играет, разумеется, наличие собственного опыта предпринимательской деятельности. А у многих ли россиян он уже имеется (см. табл. 24)?


Таблица 24. Хотели бы Вы лично заняться предпринимательством? (в % от опрошенных)


Источник: тот же.


Заметим: если сложить тех, кто ведет предпринимательскую деятельность, и тех, кто не занимается ей по упомянутым выше причинам, но и не отвергает в принципе, то про-предпринимательское большинство в российском обществе составляет на протяжении всех лет реформ не менее 2/3! Доля принципиальных противников частного предпринимательства значительно ниже - на протяжении всех лет реформ только примерно 1/3 опрошенных отмечают, что занятия предпринимательством противоречат их жизненным установкам. Причем с середины 90-х гг. (с этого момента РНИСиНП располагает соответствующими данными) существует и некоторая пограничная группа «предпринимателей поневоле» (около 4 %) – людей, которые не приемлют предпринимательство, но вынуждены сами им заниматься, чтобы прокормить семью (таких довольно много прежде всего среди «челноков»).

Кто такие - принципиальные противники предпринимательства? На сегодняшний день к числу таковых отнесли себя свыше половины лиц пенсионного возраста, до половины тех, кто не занимался в последние годы повышением своего профессионального и образовательного уровня (или выбрал при ответе на этот вопрос стыдливую формулировку «др. формы повышения квалификации»), более 40 % ИТР, лиц с относительно низкими доходами.

Таким образом, за прошедшие годы предпринимательство в российском обществе стало в целом легитимным. Значительная часть россиян – при наличии всех необходимых объективных и субъективных предпосылок – «хотели бы» заниматься собственным бизнесом. Впрочем, с годами растет самокритичное отношение, осознание того, что данное желание, скорее всего, неосуществимо. При этом отсутствие стартового капитала является хотя и важным, но далеко не единственным ограничивающим фактором. Не меньшую роль играют и способности, личные качества, возраст, здоровье и проч. В целом же доля респондентов, ведущих собственный бизнес, примерно равна среднемировому значению и составляет 4-6 % от экономически активного населения.

В любом случае, нет оснований утверждать, что серьезным препятствием на пути развития малого бизнеса является негативное отношение к предпринимательству со стороны населения – сколько-нибудь значимых проявлений отрицательного отношения социологические опросы не выявили.


------------------------------------------------------------------
1Приводимые в таблице данные основаны на результатах всероссийского опроса взрослого населения России в феврале-марте 2002 г., проведенного Российским независимым институтом социальных и национальных проблем на средства гранта МОНФ 016/1-02 (см.: http//:www.nisse.ru, http//:www.ecsoc.ru).

2Ниже использованы открытые данные и материалы Госкомстата России за соответствующие периоды времени.

3Публикуемые Госкомстатом России стоимостные показатели малых предприятий не учитывают инфляции. Представляется, что в качестве дефлятора при расчетах в целом по сектору малых предприятий адекватнее всего использовать индекс потребительских цен, учитывая, что основная доля стоимостных показателей приходится на расчеты с населением. Так, на розничную торговлю и общественное питание приходится 60% валовой выручки малых предприятий. По отдельным отраслям следует использовать соответствующие индексы – например, по промышленности – индекс цен производителей промышленной продукции. В дальнейшем при анализе динамики стоимостных показателей в целом по кругу малых предприятий будет использоваться индекс потребительских цен.

4Подробнее см.: Прогноз развития малого предпринимательства на 2003-2006 годы. НИСИПП, май 2003 г.

5Ниже использованы материалы различных исследовательских проектов РНИСиНП.


Оглавление:

Введение
1. Малое предпринимательство в постсоциалистической России: мифы и факты
2. «Человеческий потенциал» развития малого предпринимательства в России: есть ли он?
3. Основные проблемы и препятствия на пути развития малого предпринимательства
4. Государство и малое предпринимательство – от «вооруженного нейтралитета» к сотрудничеству
5. Развитие МП за рубежом: чему учит мировой опыт
6. Основные выводы, оценки и рекомендации


комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика