Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Дискуссии

4. Государство и малое предпринимательство – от «вооруженного нейтралитета» к сотрудничеству

16.10.2003

Какой была политика «поддержки» малого предпринимательства в России до сих пор?

В российских и зарубежных публикациях неоднократно отмечалось в качестве важнейшей причины отсутствия ощутимых результатов российских реформ дефицит не только артикулированной политики в отношении МП, но – более того – сколько-нибудь осмысленной политики в отношении частнопредпринимательского сектора экономики вообще.

Основная причина того, почему государство упорно не хочет прислушиваться к интересам и пожеланиям малого предпринимательства, заключается в том, что малому бизнесу «не находится места» в сложившемся балансе политических сил. Крупный бизнес, утративший часть своего влияния, но все же имеющий многообразные каналы воздействия на принятие хозяйственно-политических решений, лоббирует как на индивидуальной основе, так и через РСПП собственные приоритеты – его интересуют прежде всего гарантии против пересмотра итогов приватизации, либерализация валютной выручки, условия вступления в ВТО, инвестиционные льготы по налогу на прибыль и т.п вопросы, которые, в принципе, затрагивают и малый и (особенно) средний бизнес, но не в такой мере.

Банкирские круги в основном озабочены своими взаимоотношениями с Центральным банком, проводимой последним учетной, курсовой и структурной политикой, вопросы же кредитования малого предпринимательства, хотя и признаваемые на словах важной темой, сильно уступают по значимости проблемам взаимодействия с акционерами и крупнейшими заемщиками, а в последнее время – также вопросам развития потребительского кредитования населения, перспективам ипотечного кредитования и т.п.

Сам малый бизнес за прошедшие годы по сути так и не смог создать эффективно действующих лоббистских структур – его общественные организации (прежде всего, Общественное объединение предпринимательских организаций ОПОРА РОССИИ) не смогли пока наладить ни достаточно действенного давления на правительство и Федеральное собрание, ни эффективного взаимодействия с партиями, претендующими на представительство их интересов. Частично это объясняется объективными обстоятельствами – сложностью организации широкой коалиции, представляющей интересы большого числа потенциально заинтересованных лиц при неочевидной для них эффективности ее лоббистской деятельности, отсутствием опыта и незнакомством с политическими технологиями, во многом же – тем фактом, что подавляющее большинство зарождавшихся и тихо сходивших на нет ассоциаций малого бизнеса фактически представляли собой гибрид предпринимательской и аппаратной инициативы: достаточно посмотреть на статистику социально-профессионального состава участников большинства проведенных в России к настоящему времени съездов и конференций малого предпринимательства, чтобы увидеть, что в составе их участников доминируют представители федеральных, региональных и местных органов власти. Между тем, интересы чиновничества – даже самого «либерально мыслящего» - и малого бизнеса во многом противоположны, а потому союз с ним возможен для малого предпринимательства лишь на определенных условиях и по ограниченному кругу проблем (как правило, не самых принципиальных для предпринимателей).

Чиновничество рассматривает малое предпринимательство главным образом, во-первых, как источник дополнительных средств для латания различного рода прорех в бюджетах на социальные нужды, благоустройство и т.п., во-вторых, - как источник дополнительных личных доходов, получаемых либо в силу непрозрачности ряда административных и контрольных процедур и противоречивости регламентирующих их документов, либо в результате откровенного вымогательства. Естественно, чиновник не заинтересован, как правило, в разорении малого предпринимательства – скорее, его целью является сохранение его существования, но существования зависимого, несамостоятельного: только при этих условиях малые предприятия будут продолжать исправно «доиться».

К тому же существуют и причины более общего порядка, приводящие к тому, что государственные органы в нынешних условиях в принципе ограниченно заинтересованы в поддержке сектора малого предпринимательства. Эти причины сводятся к следующему:

* Диспропорциональность налоговых поступлений от малого предпринимательства, приводящая к тому, что наилучшим образом собираемые налоги достаются федеральному центру, а регионам (не говоря уже о местном самоуправлении) достаются «рожки да ножки». Разумеется, такая ситуация объективно снижает мотивацию у тех уровней власти, которые ближе всего к малому предпринимательству, заниматься его проблемами;

* Порождаемая низкой долей поступлений от малого бизнеса «налоговая ловушка», которая сводится к тому, что чем меньше доля малых предприятий в налоговых доходах территорий и Федерации в целом, тем выше у властей соблазн простых решений – отмены льгот, ужесточения налогового режима и т.п. мер: ведь значительных потерь для бюджета такие меры – в ситуации, когда доходы от налогообложения малого предпринимательства в бюджеты большинства российских субъектов Федерации не превышают 5-6% - не принесут, зато можно продемонстрировать избирателям заботу о наполнении бюджета. Таким образом, чем ниже доля малого бизнеса в консолидированных доходах, тем сильнее аргументы сторонников «жестких мер». Соответственно, в результате снижается уровень развития легального малого бизнеса, что означает дальнейшее снижение (или, по меньшей мере, отсутствие роста) налоговых поступлений от него. Складывающаяся порочная спираль напоминает классическую спираль зарплата – цены, и разорвать ее так же непросто.

Наконец, нельзя забывать о принципиальном отличии российского государства от западного1. Если там, в силу исторических традиций, но прежде всего – в силу развития гражданского общества, государство является поставщиком публичных благ его нанимателю, обществу, заметную роль в котором играют представители малого предпринимательства, то в России государство – «бог царю» и «отец солдатам», демиург, пекущийся об общественном благе (или о том, что можно выдать за общественное благо), которому отдельные слои населения лишь мешают кроить светлое будущее (в настоящий момент – светлое будущее российского капитализма) по собственным лекалам. Все это соответствующим образом формирует менталитет «государевых людей», стиль и методы государственной политики.

Говоря более конкретно, причиной отсутствия сдвигов в политике государства в отношении МП следует назвать «плохие институты» и невнятную концепцию.


Закон «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации»

Проблема «плохих институтов» начинается с правового поля для развития малого предпринимательства. В настоящее время, наряду с Гражданским, Налоговым, Бюджетным, Трудовым кодексами и рядом др. основополагающих документов, правоотношения в малом предпринимательстве и правовая защищенность малого бизнеса регулируются специальным Федеральным законом от 14 июня 1995 г. № 88-ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации» (далее – Закон). В нем зафиксированы критерии отнесения субъектов экономической деятельности к числу малых предприятий, имеющих право на государственную поддержку, описаны некоторые принципы государственной политики в отношении малого предпринимательства и правомочия различных уровней государственной власти, а также важнейшие институты и механизм (федеральные программы, имеющие защищенную строку в федеральном бюджете, и др.) государственной поддержки малого предпринимательства.

В то же время, к настоящему времени накопился ряд серьезных проблем, которые отчасти связаны с сугубо рамочным характером данного закона, отчасти – с изменившимися реалиями, в том числе и существенно усложнившимся правовым полем, отчасти – с фактической неспособностью (и нежеланием) государства руководствоваться положениями данного закона.

О том, насколько он действен, позволяет судить, например, практика использования положений данного закона в правоприменении. Для анализа были использованы материалы, полученные от арбитражных судов субъектов Российской Федерации, а также от федеральных арбитражных судов округов2. (Запрос о предоставлении материалов был направлен в 88 арбитражных суда субъектов Российской Федерации и Федеральных округов. Были получены ответы от 47 арбитражных судов.)

Удалось проанализировать материалы по более чем 200 делам за период 1998 - 2002 гг., содержащим ссылки на Закон. Из них3:

77 % дел содержат ссылки на статью 9 закона;
10 % дел содержат ссылки на статью 3 закона;
6,5 % дел содержат ссылки на статью 10 закона;
5,5 % дел содержат ссылки на статью 8 закона;
1% дел содержит ссылки на статью 4 закона;
0,5% дел содержит ссылки на статью 22 закона (регулирует переходные положения Закона, в этой связи в настоящий момент не представляет интереса).

Из всех рассмотренных дел 64,5 % были инициированы предпринимателями и 35,5% инициированы налоговыми органами.

По результатам рассмотрения в арбитражных судах первой инстанции дел, связанных с применением норм Закона, 61,5% решений было принято в пользу субъектов малого предпринимательства.

В апелляционной инстанции было рассмотрено более 50% указанных дел, в пользу субъектов малого бизнеса принято свыше 50% процентов решений.

В кассационной инстанции было рассмотрено 47% дел из рассмотренных в первой инстанции, решения в пользу субъектов малого предпринимательства принимались в 50 % случаев.

Как отмечено выше, статья 9 Закона является наиболее часто применяемой в арбитражной практике по спорам, возникающим между субъектами малого бизнеса и налоговыми инспекциями. Данная статья озаглавлена «Налогообложение субъектов малого предпринимательства» и гласит:

1. Порядок налогообложения, освобождения субъектов малого предпринимательства от уплаты налогов, отсрочки и рассрочки их уплаты устанавливается в соответствии с налоговым законодательством.

[В отношении налогоплательщиков, со дня вступления в силу Федерального закона от 31.07.1998 N 148-ФЗ и введения единого налога соответствующими нормативными правовыми актами законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ, не применяется абзац второй части первой статьи 9 данного Закона. ( статья 11 Федерального закона от 31.07.1998 N 148-ФЗ)]

В случае если изменения налогового законодательства создают менее благоприятные условия для субъектов малого предпринимательства по сравнению с ранее действовавшими условиями, то в течение первых четырех лет своей деятельности указанные субъекты подлежат налогообложению в том же порядке, который действовал на момент их государственной регистрации.


2. Законами Российской Федерации и законами субъектов Российской Федерации устанавливаются льготы по налогообложению субъектов малого предпринимательства, фондов поддержки малого предпринимательства, инвестиционных и лизинговых компаний, кредитных и страховых организаций, а также предприятий, учреждений и организаций, создаваемых в целях выполнения работ для субъектов малого предпринимательства и оказания им услуг.»


Основными положениям данной статьи для арбитражной практики являются положения абзаца 2 пункта 1. При этом следует отметить два существенных момента, которые не могут быть однозначно интерпретированы субъектами малого предпринимательства, налоговыми органами и арбитражными судами и вокруг которых по этой причине и строятся все судебные разбирательства:

- изменения налогового законодательства;

- менее благоприятные условия для субъектов малого предпринимательства.

Следует отметить, что большая часть дела данной категории инициируется предпринимателями, ссылающимися на ухудшение условий деятельности, вызванные изменениями налогового законодательства (83%). В то же время количество решений, вынесенных в пользу налогоплательщиков, практически соответствует количеству решений, принятых в поддержку налоговых органов, настаивающих, как правило, на отсутствии «неблагоприятных последствий» от введения новых налогов или изменении налогового законодательства в целом. В апелляционной инстанции были рассмотрены около 50% дел, рассмотренных в первой инстанции, при этом результаты рассмотрения соответствуют результатам рассмотрения данных дел в арбитражных судах первой инстанции. В то же время в кассационном порядке были рассмотрены более 70% данных дел. В пользу субъектов малого бизнеса из них было вынесено около 50% решений.

Типичными основаниями возникновения споров, по которым применялась арбитражными судами данная статья, являются:

- введение нового налога для субъекта малого бизнеса, при нежелании последнего исполнять данный налог;

- изменение ставок налогообложения;

- бездействия налоговой инспекции по возврату излишне уплаченных сумм нового налога субъектами малого бизнеса.

Так, основным спорным вопросом в 1999-2001 г. являлась неуплата предпринимателями налога на вмененный доход, обязанность уплаты которого была введена Федеральным законом от 31.07.98 г. № 148-ФЗ «О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности» (далее – закон о налоге на вмененный доход). Кроме этого, подобные дела возникали с введением для субъектов малого бизнеса обязанности по уплате налога с продаж и НДС.

Как было отмечено выше, типичным поводом для подачи иска налоговыми органами к предпринимателям стала неуплата предпринимателем налогов, исчисленных в соответствии с законом о налоге на вмененный доход в бюджет. При этом в большей части дел арбитражными судами установлено, что «Положение Федерального закона «О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности» о недопустимости применения в дальнейшем абзаца второго части первой статьи 9 Федерального закона «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации» не может иметь обратной силы и не применяется к длящимся правоотношениям, возникшим до дня официального опубликования нового регулирования, включая соответствующий нормативный акт законодательного органа субъекта Российской Федерации о введении на его территории единого налога. Соответственно, при следовании арбитражными судами такой трактовке законодательства ими принимались решения в пользу субъектов малого предпринимательства, отказывавшихся переходить на новую систему налогообложения, считая её менее благоприятной для себя.

Особенностью рассмотрения указанных дел явилось еще и то, что Федеральный закон «О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности» обязывает предпринимателей перейти на уплату единого налога. В этой связи возникли многочисленные иски предпринимателей о возврате на упрощенную систему налогообложения после перехода на уплату единого налога. В таком случае позиция арбитражных судов о том, что «довод налогового органа о том, что гражданин предприниматель.... сам инициировал переход на уплату единого налога на вмененный доход, подав расчет единого налога за 3 квартал 1999 года не имеет правового значения, поскольку в отличие от Федерального закона от 29.12.95 № 222-ФЗ «Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого предпринимательства», позволяющего свободно выбирать более выгодные условия ведения предпринимательской деятельности уплачивать налоги либо по обычной системе, либо по патенту, Федеральный закон «О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности» обязывает предпринимателей перейти на уплату единого налога»4.

После введения обязанности уплаты НДС индивидуальными предпринимателями в арбитражные суды стали поступать также иски налоговых органов к предпринимателям, не уплатившим НДС. В данном случае важным моментом является Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 7 февраля 2002 г. № 37-О, в котором указано, что «ухудшение условий для субъектов малого предпринимательства может заключаться не только в возложении дополнительного налогового бремени, но и в необходимости исполнять иные, ранее не предусмотренные законодательством обязанности, за неисполнение которых применяются меры налоговой ответственности». На этом основании Арбитражным судом Московской области было определено, что в случае введения НДС для индивидуальных предпринимателей условия хозяйствования для них ухудшаются, поскольку на них возлагаются дополнительные обязанности, предусмотренные налоговым законодательством (по ведению налогового учета, составлению счетов-фактур, ведению книги продаж и книги покупок). Кроме того, включение суммы НДС в стоимость продукции (работ, услуг) реализуемой индивидуальным предпринимателем, увеличивает в итоге ее цену и тем самым снижает спрос со стороны покупателей».

Другим основанием для претензий налоговых органов к предпринимателям стала неуплата налога с продаж, введенного субъектами Российской Федерации в 1999 г. После вынесения Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 7 февраля 2002 г. № 37-О соответствующий подход, стал применяться арбитражными судами и при рассмотрении дел, связанных с взысканием с предпринимателей недоимок и штрафов по налогу с продаж5.

Чтобы получить статус субъекта малого предпринимательства - малого предприятия, организация должна соответствовать критериям, содержащимся в Федеральном законе от 14.06.1995 № 88-ФЗ "О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации". Эти критерии устанавливаются в статье 3 Закона:

«1. Под субъектами малого предпринимательства понимаются коммерческие организации, в уставном капитале которых доля участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных и иных фондов не превышает 25 процентов, доля, принадлежащая одному или нескольким юридическим лицам, не являющимся субъектами малого предпринимательства, не превышает 25 процентов и в которых средняя численность работников за отчетный период не превышает следующих предельных уровней (малые предприятия):

в промышленности - 100 человек;
в строительстве - 100 человек;
на транспорте - 100 человек;
в сельском хозяйстве - 60 человек;
в научно-технической сфере - 60 человек;
в оптовой торговле - 50 человек;
в розничной торговле и бытовом обслуживании населения - 30 человек;
в остальных отраслях и при осуществлении других видов деятельности - 50 человек.

Под субъектами малого предпринимательства понимаются также физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица.

Малые предприятия, осуществляющие несколько видов деятельности (многопрофильные), относятся к таковым по критериям того вида деятельности, доля которого является наибольшей в годовом объеме оборота или годовом объеме прибыли.

2. Средняя за отчетный период численность работников малого предприятия определяется с учетом всех его работников, в том числе работающих по договорам гражданско-правового характера и по совместительству с учетом реально отработанного времени, а также работников представительств, филиалов и других обособленных подразделений указанного юридического лица.

3. В случае превышения малым предприятием установленной настоящей статьей численности указанное предприятие лишается льгот, предусмотренных действующим законодательством, на период, в течение которого допущено указанное превышение, и на последующие три месяца.»


Из рассмотрения арбитражных решений следует, что статья 3 применяется арбитражными судами в основном для определения является ли субъект малым предприятием или нет, поскольку данный факт является юридически значимым для применения или не применения льгот и особенностей предусмотренных законодательством Российской Федерации. Учитывая четкие параметры субъекта малого предпринимательства установленные законом, спорных моментов в применении данной статьи почти нет.

К отдельной категории относятся дела, касающиеся применения положений статьи 10 Закона, согласно которой:

«cубъекты малого предпринимательства вправе применять ускоренную амортизацию основных производственных фондов с отнесением затрат на издержки производства в размере, в два раза превышающем нормы, установленные для соответствующих видов основных фондов.

Наряду с применением механизма ускоренной амортизации субъекты малого предпринимательства могут списывать дополнительно как амортизационные отчисления до 50 процентов первоначальной стоимости основных фондов со сроком службы более трех лет.

В случае прекращения деятельности малого предприятия до истечения одного года с момента ввода его в действие суммы дополнительно начисленной амортизации подлежат восстановлению за счет увеличения балансовой прибыли указанного малого предприятия»6.


Ссылки на данную статью содержаться в делах где требуется, во-первых, обоснование возможности субъектов малого предпринимательства применения ускоренной амортизации7, а, во-вторых, решение вопросов связанных с размером списываемой амортизации8.

Следует отметить позицию арбитражных судов о том, что «...в Законе законодатель не предусмотрел обязанности уведомления субъектом малого предпринимательства налогового органа о желании использовать льготу...»9, поэтому доводы налоговых органов о необходимости получения их разрешения на использование данной льготы – несостоятельны.

Также арбитражные суды отклоняют доводы налоговых органов о том, что данную льготу можно применять только один раз, поскольку «в Законе не говориться о том, что начисление амортизации в размере 50% от первоначальной стоимости основных средств возможно только один раз»10.

Весьма существенным моментом практики применения данной статьи Закона является позиция арбитражного суда, согласно которой субъектам малого предпринимательства предоставлено «...право применять ускоренную амортизацию основных производственных фондов с отнесением затрат на издержки производства в размере, два раза превышающем нормы, установленные для соответствующих видов производственных фондов. Однако статьей 9 данного Закона предусмотрено, что порядок налогообложения субъектов малого предпринимательства устанавливается в соответствии с налоговым законодательством. Таким образом, величина себестоимости продукции подлежит регулированию Положением о составе затрат, где в пункте 9 указано, что в амортизацию основных фондов подлежит включению ускоренная амортизация лишь в активной их части»11. Соответственно, положения данной статьи не могут применяться для включения в себестоимость продукции всей амортизации.


Выводы

В целом по результатам анализа арбитражной практики можно сделать следующие выводы в отношении эффективности положений ныне действующей редакции Федерального закона «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации»:

1. Среди всех мер по защите субъектов малого предпринимательства, предусмотренных Федеральным законом от 12 мая 1995 г. № 86-ФЗ «О поддержке малого предпринимательства Российской Федерации», наибольшее число спорных вопросов при рассмотрении арбитражных дел вызывают нормы статьи 9. Кроме того, относительно часто возникают также вопросы, связанные с применением статьи 10 Закона.

2. Указанные обстоятельства свидетельствуют фактически о неприменимости остальных статей данного закона субъектами малого предпринимательства. Это свидетельствует, что указанный закон, будучи рамочным, содержит мало конкретных норм, которые позволяли бы регулировать спорные моменты в отношениях между субъектами малого предпринимательства, их коммерческими контрагентами и государственными (прежде всего, налоговыми) органами. В своем нынешнем виде он, безусловно, не играет значительной правоустанавливающей роли.

3. В то же время представляется по меньшей мере ошибочным стремление некоторых государственных органов, констатируя данный факт, на этом основании ставить вопрос о необходимости отмены указанного закона. Такое решение привело бы, на наш взгляд, к дальнейшему ослаблению правовой защищенности субъектов малого предпринимательства.


Государственные органы, ответственные за политику в отношении малого предпринимательства

Говоря о «плохих институтах», следует обратить внимание, кроме того, на постоянные изменения всей конструкции государственных органов, участвующих в выработке и осуществлении политики в отношении МП на федеральном уровне.

В конце 1991 г. был создан Комитет по малому предпринимательству, но всего несколько месяцев спустя он был упразднен; в течение некоторого времени (1992-1994 гг.) существовала следующая схема: Государственный антимонопольный комитет как лидер и координатор и др. государственные органы (министерства экономики, финансов и др.) как участники выработки и осуществления политики в области малого предпринимательства, кроме того, был создан Федеральный фонд развития конкуренции и поддержки предпринимательства в качестве финансового органа, отвечающего за поддержку бюджетными средствами такой политики. С 1994-1995 гг. разрабатываются специальные государственные программы поддержки МП как инструмент координации усилий государства, включая как федеральный, так и региональный уровень, и частных фирм, общественных организаций в направлении поддержки малого бизнеса (об особенностях этих программ и их эффективности будет сказано ниже). В 1995 г., однако, концепция организации государственной политики вновь претерпевает изменения: создается специальный Государственный комитет по развитию и поддержке малого предпринимательства (при этом, правда, функции заказчика государственных программ поддержки малого предпринимательства остаются за Фондом, который трансформируется в Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства). Данная ситуация не могла не порождать неразберихи и конфликта интересов между двумя государственными структурами; это стало одной из причин того, почему политика государства в отношении МП на федеральном уровне не функционировала должным образом. После отставки правительства С.В. Кириенко в августе 1998 г. функции поддержки МП вновь были переданы Министерству по антимонопольной политике, которому была вменена в обязанность еще и поддержка предпринимательства.

Во-вторых, следует упомянуть не только сумбурные и непрерывные изменения организационной схемы государственной политики в отношении МП, но и непрерывную кадровую чехарду во главе ряда ведомств, связанных с осуществлением этой политики. Яркий пример – упоминавшийся Федеральный фонд: с 1993 по 2002 г. здесь сменилось 7 генеральных директоров; с приходом каждого из них начиналось переосмысление концепции, механизмов и инструментов работы Фонда. В этих условиях не могло быть и речи о последовательности и постоянстве в осуществлении практической политики.

Далее, ошибочные концепции привели к построению методически весьма слабых, уязвимых схем поддержки МП. С одной стороны, в особенности на первом этапе рыночных реформ (1992-1994 гг.), вопреки господствовавшему на уровне кабинета министров либерализму, в политике в отношении МП доминировала идея о том, что государство от лица общества должно направлять развитие МП, диктуя свои приоритеты (отраслевые, региональные и др.) – дабы, как утверждалось, малый бизнес способствовал устранению дефицита на локальных рынках. Такой интервенционистский подход доминировал в первой (1994-1995 гг.) и второй (1996-1997 гг.) федеральных программах государственной поддержки малого предпринимательства; тот же подход воспроизводился – с большим рвением и большими практическими результатами – и на уровне регионов, принимавших и приступавших к реализации своих областных (республиканских) программ.

Типичным инструментом такого подхода были льготные кредиты МП в “социально значимых“ отраслях. В результате фонды поддержки предпринимательства выдали значительное число “плохих“, ничем не обеспеченных кредитов, расцвела коррупция, а финансовая база деятельности большинства фондов сократилась, либо была подорвана. С другой стороны, в противоположность указанной логике, господствовавшей на уровне институций, отвечавших за политику в отношении МП, либеральная идеология создания равных условий существования всем субъектам рыночной экономики господствовала на высших этажах министерств, отвечавших за финансовую и экономическую политику России в целом: ни в одном из трех ведущих экономических министерств – экономики, финансов, государственного имущества – идея специальной поддержки малого бизнеса никогда не вызывала поддержки.

Например, первый набросок государственной программы поддержки МП был разработан Антимонопольным комитетом России еще в сентябре 1991 г., через несколько дней после поражения августовского «путча», однако после того, как Е.Т. Гайдар пришел к руководству правительством, оно сконцентрировалось на сугубо макроэкономических проблемах, интерес к малому бизнесу отсутствовал. Даже в 1992 г., разрабатывая программу приватизации, либеральное правительство не выработало никаких мер, которые позволили бы сочетать приватизацию крупных государственных предприятий с мерами поддержки стартующего малого бизнеса. Не удивительно, что в конце 1993 г., когда идея о необходимости специальной политики в отношении МП вновь возродилась, программа была создана на базе морально устаревших разработок двухлетней давности.

На уровне субъектов Российской Федерации первым, где был создан фонд поддержки МП, был Мурманск (1990 г.). К настоящему времени в 79 субъектах Российской Федерации уже действуют региональные фонды. Более чем в 30 регионах были приняты собственные программы поддержки МП, примерно в 15 из них были приняты собственные – аналогичные федеральному – рамочные законы о поддержке малого предпринимательства. Следовательно, проблемы и ошибки были зачастую теми же, что и на федеральном уровне; более того, во многих случаях – особенно в ряде регионов так называемого красного пояса – сложилась не просто интервенционистская модель; фактически же, не имея возможности запретить этот новый сектор экономики, региональные власти здесь просто мирились с его существованием, не оставляя попыток взять под свой контроль, а поддержку оказывать только карманным структурам. Регистрация и лицензирование отдельных видов деятельности превращались в средство принуждения и контроля.

Конечно, реальные возможности и интеллектуальные ресурсы, направленные на осуществление политики в области МП в разных регионах, весьма различны. Такие лидеры рыночных реформ, как Москва, Петербург, Новгород Великий, Екатеринбург, выстроили довольно развитые и гибкие системы поддержки малого бизнеса на региональном уровне (созданы соответствующие государственные и общественные институты, внедрены схемы обучения, консультирования и косвенной финансовой поддержки местных МП) и располагают определенными финансовыми ресурсами для обеспечения проводимой ими политики. Иначе обстоит дело в подавляющем большинстве бедных регионов, дотируемых из федерального бюджета.

Кроме того, значительная часть проблем, имеющихся в области поддержки МП, связана с тем, что местное самоуправление в России до сих пор не обеспечено в правовом отношении и не располагает достаточными средствами и возможностями для соответствующих шагов в области поддержки МП на своей территории, а ничтожная доля налоговых отчислений, поступающих от МП в федеральный и региональные бюджеты, которая достается им в конечном счете, не создает материальной заинтересованности в поддержке «своих» МП.

Тем не менее, к настоящему времени во многих регионах создана минимально необходимая инфраструктура поддержки малого бизнеса. Несмотря на огромные трудности, по России в целом действуют свыше 100 агентств поддержки малого предпринимательства и межрегиональных маркетинговых центров, предоставляющих консультационные, бухгалтерские, информационно-маркетинговые и др. услуги, свыше 40 лизинговых компаний, несколько десятков бизнес-инкубаторов. Этого, конечно, мало, учитывая необъятные просторы и степень остроты стоящих перед малыми предпринимателями проблем. К тому же многие из этих институтов поддержки малого бизнеса настолько слабы в финансовом и организационном отношении, что их впору самих «поддерживать» (что, к слову, зачастую и становится задачей различных проектов технического содействия рыночным реформам в России, финансируемых европейскими и американскими партнерами). Однако начало положено, и содействовать превращению этих ростков в саморегулирующуюся систему государственной и общественной помощи МП – одна из актуальнейших задач государства в рамках федеральных и региональных программ поддержки. Но решается она на протяжении уже многих лет из рук вон плохо.


Государственные программы поддержки малого предпринимательства (на федеральном и региональном уровнях) за 1995-2002 гг.

Состояние малого бизнеса к настоящему времени заставляет подвергнуть критическому анализу политику государства в этой сфере – в том числе и в той части, в которой ответственность за ее выработку и осуществление несли лидеры правого спектра.

В мозаичном, фрагментарном виде система «поддержки развития малого предпринимательства» стала формироваться за 1,5-2 года до принятия закона «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации». Стартом формирования «целостной системы» послужило принятие данного закона в 1995 году. Как грибы после дождя в массовом порядке стали приниматься соответствующие региональные законы и создаваться региональные фонды поддержки предпринимательства.

Согласно закону «О государственной поддержке малого предпринимательства» в России эта поддержка осуществляется через разработку и реализацию программ поддержки малого предпринимательства. Государственными из них являются только два их вида: федеральные и региональные. Муниципальные программы поддержки относятся к программам местного самоуправления.


Федеральные программы

На федеральном уровне до 2001 г. действовала четвертая по счету Федеральная программа поддержки малого предпринимательства. Хотя закон «О государственной поддержке…» предусматривал ежегодное принятие таких программ, как и предыдущие, последняя программа была рассчитана на 2 года (2000-2001 гг.), и на ее реализацию было запланировано 140 млн. руб. В силу разных причин разработанный на 2002-2004 гг. проект новой Программы Правительство РФ в Государственную Думу не вносило, Программа 2000-2001 гг. была пролонгирована на 2002 г. Думается, однако, малое предпринимательство России едва ли почувствовало на себе, что федеральное государство не приняло очередную Федеральную программу и на целый год прекратило его «поддержку».

Все принятые ранее Федеральные программы поддержки малого предпринимательства строились по примерно одной и той же структуре:

1. Декларация цели (или целей) Программы. В программе 1994-1995 гг. главной целью провозглашалось «создание на федеральном уровне экономических, правовых и организационных условий для формирования в России развитой инфраструктуры малого предпринимательства, обеспечивающей его эффективный рост». В программе 1996-1997 гг. – «обеспечение устойчивого развития малого предпринимательства в производственной, инновационной и других сферах экономики», 1998-1999 гг. – «создание благоприятных условий для устойчивой деятельности малых предприятий», 2000-2001 гг. (последняя действующая программа, пролонгированная на 2002 г.) – «обеспечение благоприятных условий для развития малого предпринимательства».

2. Обозначение задач Программы. Только в программе 1994-1995 гг. задачи не формулировались специальным блоком (была заявлена только одна задача – содействовать в оснащении субъектов малого предпринимательства современным оборудованием и технологиями). Во всех последующих программах задачи выделялись отдельным блоком (иногда их формулировки дублировали формулировки целей, иногда – направлений поддержки и даже конкретных мероприятий). В табл. 50 перечислены задачи так, как они были сформулированы в федеральных программах:


Таблица 50. Основные задачи федеральных программ поддержки малого предпринимательства

Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика