Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Дискуссии

"Сценарий 2007"

31.05.2004

Подвести итоги президентских выборов и проанализировать тенденции нового политического цикла собрались на очередное заседание в «Либеральной миссии» участники проекта «Новое время – новые лидеры». Стратегию и тактику либералов в перспективе 2007 года обсуждали Иван Антонов, Андрей Вульф, Сергей Жаворонков, Александр Закондырин, Олег Козловский, Владимир Шмелев. Вели дискуссию Игорь Клямкин и Анна Трапкова.

В первом круге обсуждения речь шла о либеральных идеях, партиях, возможных коалициях, лидерах и связи с избирателями.

Второй вопрос дискуссии был посвящен либеральному проекту для молодежи, его
необходимости, контурам и перспективам.


Оглавление:

1. Какими могут и должны быть стратегия и тактика либералов в новом политическом цикле? С чем и как идти на выборы 2007 года (идеи, партии, коалиции, лидеры, связь с избирателями)? Смогут ли либералы повлиять на ход событий или им предстоит роль зрителей?
2. Нужен ли особый либеральный проект для молодежи? Если да, то в чем он должен заключаться?

1. Какими могут и должны быть стратегия и тактика либералов в новом политическом цикле? С чем и как идти на выборы 2007 года (идеи, партии, коалиции, лидеры, связь с избирателями)? Смогут ли либералы повлиять на ход событий или им предстоит роль зрителей?

Игорь КЛЯМКИН:
С прошлой нашей встречи скорее в общественном сознании, чем в реальной жизни, произошли определенные события, связанные с появлением письма Ходорковского о кризисе либерализма, в результате чего это слово стало появляться в публичном пространстве гораздо чаще, чем когда-либо за предыдущие двадцать лет. Наметились, пока не очень четко, контуры дискуссии, она уже идет, и хотелось бы, чтобы вы на нее отреагировали. Этот публичный фон реально существует и, наверное, сыграет свою роль в новых направлениях консолидации и размежевания.

Заметно, что началось медленное оживление, возникают новые структуры типа «Комитета 2008», клуба «Демократическая альтернатива» Владимира Рыжкова и Михаила Задорнова. Хотелось бы узнать, как вы оцениваете эти организационные сдвиги, намечается ли переструктурирование политического поля на этом фланге. Здесь присутствуют люди, которые так или иначе включены в организации либерального толка, поэтому хотелось бы, чтобы вы сказали, как лично вас и ваши организации могут затронуть эти процессы.


Сергей ЖАВОРОНКОВ (член СПС, сотрудник Института экономики переходного периода): «Главной угрозой для реализации всех наших проектов является наметившаяся тенденция к потере либералами роли интеллектуальных лидеров российского общества»
Я вижу пять вариантов стратегии либералов в сложившейся ситуации. В соответствии с каждым из них определяются комплекс идей и те или иные тактические комбинации.

Первый вариант – это повторение истории образования СПС в 1999 году после неудачи «Демократического выбора России» в 1995 году, когда на базе СПС, при несогласии присоединиться к этому процессу «Яблока», объединяются различные мелкие структуры, к ним присоединяются новые яркие публичные фигуры, не имеющие отношения к поражению 2003 года (как первая тройка лидеров СПС не имела отношения к поражению ДВР), и эта новая организация, на уровне лозунгов отождествляющая себя с молодостью, инициативой, свободой, конкуренцией (соответствующими лозунгами раньше были, например, военная реформа и решение демографической проблемы), выходит на выборы. Отношение к власти в таком случае может быть нейтрально-заинтересованным: мы предлагаем власти свои идеи, она может эти идеи применить или нет, мы стараемся влиять на власть, вести с ней диалог.

Второй вариант тоже достаточно понятен. Наглядный пример – Ирина Хакамада со «Свободной Россией». Это резко оппозиционный проект, обвиняющий Путина в построении полицейского государства, в нарушении прав и свобод граждан, в продолжении войны в Чечне. Для такого проекта необходим зарубежный инвестор, потому что в России его найти невозможно.

Третьим вариантом могло бы стать то, что сейчас условно называется «Новые правые». Недавно группа товарищей собралась с инициативой объединения на основе идеологии, усреднненной между творениями Серафимовского клуба и письмом Ходорковского. В этом проекте присутствует и отмежевание от прежних лидеров как от несостоявшихся, и попытка реализации консервативной модели, ориентированной, с одной стороны, на понятие частной собственности, а с другой – на крепкое государство, семью, нравственность. Правда, боюсь, в России этот проект выродится во что-то типа «Русского национального единства».

И, наконец, есть четвертый вариант, аналогов которому на постсоветском пространстве, за исключением Грузии, я не вижу. Я говорю о грузинской партии «Новые правые промышленники». Это попытка создать клуб единомышленников, ориентированный на предпринимателей и на представительство предпринимателей. Идеология – защита бизнеса, поскольку бизнес – это налогоплательщик, рабочие места, процветание. Такой проект на федеральном уровне мог бы сложиться в виде оргкомитета на основании, скажем, членских взносов. Круг этого оргкомитета мог бы быть ограничен восемнадцатью местами – это максимальное количество федеральной части в списках в Государственную думу. Такой проект должен искать единомышленников в регионах по тому же клубному принципу и осуществлять собственную раскрутку в СМИ.

Еще один вариант сейчас осуществляет «Союз правых сил». Это попытка ничего не делать, молчать или выступать с противоречивыми заявлениями. Например, в первой части заявления СПС об отставке правительства говорится о том, что это правильный шаг, а в третьей части выражается поддержка Касьянова.

Главной угрозой для реализации всех означенных проектов, с моей точки зрения, является наметившаяся тенденция к потере либералами роли интеллектуальных лидеров российского общества. Например, либералы совершенно не участвуют в процессе подготовки пяти важнейших реформ, проекты которых должны быть приняты в первый год нового президентского срока. Я имею в виду реформу образования, здравоохранения, статус Калининграда, ипотеку и всеобщий призыв в армию. Либералы ушли из политического пространства, и недавние статьи Гайдара, конечно, очень интересны с точки зрения осмысления реформ 1990-х годов, но об актуальных проблемах современного общества 2004 года либералы молчат.

Все зависит от того, какой из означенных проектов сможет найти адекватных инвесторов и менеджеров, и сможет ли найти их вообще. Лично мне кажется, что возможно все, учитывая неизбежное нарастание общественного недовольства политикой Путина. С одной стороны, люди удручены неизбежным наступлением на социальные права трудящихся, образование, здравоохранение, пенсионную систему, а с другой стороны, их пугает наступление на права частной собственности. Всем известны недавние разбойничьи высказывания в Лондоне министра финансов Кудрина о том, что должен, а что не должен финансировать бизнес. Осенью мы такие высказывания слышали от Либерально-демократической партии и от Генеральной прокуратуры. Соответственно, всеобщий призыв в армию – это поле для правой оппозиции. И ничего невозможного тут нет. В Америке в ноябре будут новые выборы. Я считаю, что инвесторов для такого проекта найти необходимо, а менеджером такого проекта должен быть кто угодно, но не те, кто позорно провалились на минувших президентских выборах.


Александр ЗАКОНДЫРИН (заместитель председателя молодежного «Яблока», лидер общественной организации «Правая молодежь», член координационного совета Общероссийского движения «Первое свободное поколение», депутат Муниципального собрания района «Войковский» г. Москвы): «Если социально-экономическая ситуация в стране изменится в негативную сторону, то возможен вариант, когда решительные действия потребуются на год раньше»
Здесь прозвучал неплохой анализ существующей ситуации. Я бы хотел сказать несколько слов в дополнение.

Если говорить о стратегии, то следует отметить несколько очень важных моментов. Сегодня стало абсолютно понятно, и президентские выборы это еще раз показали, что либералы не способны договариваться, в лучшем случае дело может ограничиться личными контактами, но до стратегических шагов не дойдет никогда. И чем дальше, тем больше новых организаций. Это и клуб «Демократическая альтернатива», и «Комитет 2008», и «Яблоко», взявшее на себя роль консолидации гражданского общества, и «Новые правые», появление которых откладывается уже в течение нескольких месяцев из-за системных проблем, в первую очередь инвестиционного характера. СПС вообще занимает невнятную позицию. Существует огромное количество проектов, в которых, по сути, говорится одно и то же, но пока они не способны к консолидации. Хотя практика региональных и муниципальных выборов показала, что договариваться нужно. Это единственный способ что-то получить, занять хоть какие-то позиции в регионах или в муниципальных образованиях, не говоря уже о федеральном уровне.

Для меня абсолютно очевидно, что при нынешнем составе либеральных сил и при нынешней политической ситуации в стране все эти проекты не смогут всерьез изменить политический расклад. Должно пройти какое-то время, все должно быть осмыслено. Я согласен, что будет нарастать недовольство. Мы можем уже это видеть в некоторых регионах уже сейчас. Например, в некоторых районах Москве есть сильнейшее недовольство Юрием Лужковым. Должно пройти время, должна немножко измениться ситуация, тогда придет и понимание того, что только единым фронтом на всех уровнях можно чего-то добиться.

Однако если ситуация в стране изменится в негативную сторону, я имею в виду, в первую очередь, социально-экономические показатели, то, в принципе, возможен вариант, когда решительные действия потребуются на год раньше – не в 2007, а, скажем, в 2006 году. Ведь в ситуации, когда президент у нас никогда ни в чем не виноват, виноватой может быть объявлена Государственная дума.

Польза от всех этих проектов одна, особенно если мы говорим о молодежном активе: люди пробуют себя в выборах на разных уровнях и получают опыт, с которым приходят в федеральную политику. В этом плане, я думаю, может появиться некая более или менее вменяемая оппозиция справа, но необходима еще оппозиция слева. Если ее не будет, то некому будет оппонировать. Оппонировать Путину или «Единой России» бесполезно. Им можно говорить все, что угодно, а они, если вообще захотят слушать, скажут спасибо, и все на этом закончится.

Теперь об идеях. Есть идеи, традиционные для правых, есть идеи, традиционные для левых. В России, впрочем, они очень смещены. У нас правозащитников считают правыми, хотя в европейских странах – левыми. Но какими бы ни были наши идеи, их надо людям объяснить. А для этого надо показать, что их бытовые, повседневные проблемы должны решаться на всех уровнях – от муниципального до федерального. Людям не надо говорить о том, в чем они не разбираются. Вопрос армии, хотя он является общеполитическим, всегда будет волновать людей, потому что у них есть дети. То же самое и реформа образования. И идеология здесь не причем. Просто надо показать, что мы можем решать проблемы, сконцентрировавшись на двух вещах – понимании проблемы и механизме ее разрешения. И тогда избиратели вполне могут оказать нам доверие.

Совершенно очевидно, что к 2007 году Администрация будет готовить свой конкурентный проект на правом фланге, который заберет всю соответствующую риторику. Люди хотят получить понятные ответы на вопросы, которые их волнуют. Путин ведь демонстрирует свою позицию по основным вопросам, и если люди не услышат ничего серьезного с другой стороны, то они никогда не пойдут за нас голосовать. Просто надо понять менталитет российского человека и найти соответствующую риторику. Люди голосуют не слишком прагматично, они ориентируются на эмоциональное впечатление, что вот этот кандидат что-то может решить. В этом причина успеха Глазьева на декабрьских выборах. Кандидат, у которого будет внятная и убедительная оппозиционная программа, сможет выиграть. Но, не просто критикуя все и вся, а предлагая какую-то механику позитивных изменений.


Михаил МИНИН (вице-спикер Молодежной думы России): «В России народное недовольство надо направлять»
Возможно ли стихийное возникновение на правом фланге этой структуры, о необходимости которой все здесь говорят? Молодежная дума России старается доказать, что люди, причем молодые люди, разных политических ориентацией могут за одним столом договориться между собой. Я хочу сказать, что лучшее стихийное мероприятие – это тщательно подготовленное.

О переструктурировании либеральных сил. Объединяться надо, потому что разрозненные силы не преодолеют барьер 7%. Если мы и дальше будем дробить силы, то дадим замечательную возможность для президентской Администрации играть на этом и забирать у каждой партии по полпроцента. А для правых это огромные цифры.

Необходимо искать новых людей, поскольку нынешние лидеры заработали себе не лучший имидж. Я считаю, что сейчас правым силам имеет смысл обратить свое внимание на региональный и муниципальный уровень и именно там взращивать людей, которые реально смогут что-то делать. Если человек сумел «пробить» свой проект на этих уровнях, то его надо приглашать в президиум создающейся правой партии. Это люди, которых можно ставить в пример, про которых можно рассказывать избирателям.

Мы не должны забывать, что электорат тоже надо готовить к выборам. У нас недавно были слушания именно по проблеме избирательной системы. Наши эксперты отмечали, что уровень политической культуры наших избирателей крайне низок. До сих пор люди ходят на выборы, как на праздник, и голосуют за власть, потому что она их кормит. Поэтому, на мой взгляд, стоит сконцентрироваться на разного рода просветительских проектах.

Вести избирательную кампанию нужно не два-три месяца, а все четыре года. В противном случае кампания будет проиграна. Президент Путин вел кампанию четыре года, даже больше. В России народное недовольство надо направлять. Если не будет силы, которая будет его направлять, то все недовольство пропадет зря. Если широкая общественность будет видеть, что правые проводят акции, которые приносят реальные результаты, то люди будут действительно голосовать за правых.


Игорь КЛЯМКИН:
Объединение реально может происходить двумя путями. Или изнутри партий, которые выступают против своих лидеров и потихонечку их вытесняют, через новых лидеров приобретают новое лицо и договороспособность (что должно произойти во всех партиях одновременно). Или через создание новой структуры, которая вобрала бы в себя сторонников существующих организаций через головы старых лидеров.


Александр ЗАКОНДЫРИН:
В существующих партиях есть способные люди, они просто уйдут из своих партий и перейдут в новую структуру, когда будет более или менее адекватный проект. Сегодня адекватного проекта нет, он будет создаваться постепенно. Для начала есть, например, «Новые правые», которые всегда готовы договориться, если получат определенные гарантии, есть «Комитет 2008».


Михаил МИНИН:
У нас исторически сложилось, что народ голосует не за идеи, а за конкретного человека. Нужно искать символ объединения, без этого ничего не получится. Явлинский был символом «Яблока». Люди голосовали за него. Нужно взрастить такого лидера, продемонстрировать его всем и вокруг него уже строить партию.


Сергей ЖАВОРОНКОВ:
Лидера можно не только взрастить. Как показывает опыт губернаторских выборов на Алтае, его можно нанять. Все зависит от менеджмента и инвестора.


Олег КОЗЛОВСКИЙ («Amnesty International», СПС, кандидат в депутаты Муниципального собрания района «Измайлово» г. Москвы): «Надо организовывать тематические акции, круг тем которых постепенно расширять от частных проблем до ответственности власти вообще»
Я не вижу никаких предпосылок к тому, чтобы что-то переменилось само по себе. Часто говорят, что упадут цены на нефть, – и все сразу изменится. Но цены не падают. Мы все равно будем вынуждены что-то предпринимать. Конечно, сейчас возможности ограничены, у нас нет федеральных телеканалов, в регионах тоже ситуация неблагополучна. Я провел по этому поводу опрос на одном из политических форумов. Большинство говорит: идите в народ.

Надо проводить не просто выступления в защиту демократии в России, на которые даже в Москве приходит тысяча человек. Нужно организовывать тематические акции. И круг тем этих акций надо постепенно расширять от частных проблем до ответственности власти вообще. Такими акциями нужно постепенно привлекать людей.


Александр ЗАКОНДЫРИН:
Надо понимать, что наш российский обыватель подобной активности не любит и ни на какую акцию не пойдет. Если вы собрали тысячу человек на акцию, это уже хорошо.


Олег КОЗЛОВСКИЙ:
Как кандидат в депутаты Муниципального собрания, я не могу идти на выборы с какими-то общеполитическими идеями, потому что на муниципальном уровне люди это не примут, это сейчас и на федеральном уровне не принимают. Надо использовать более конкретные темы. Не обязательно проводить митинги. Можно защищать чьи-то нарушенные права. Погиб школьник на сборах, – надо не просто высказать позицию, а принять участие в суде, нанять адвокатов, оплатить родителям проезд от их города к месту суда. Чтобы было видно, что организация занимается не только распределением портфелей.


Иван АНТОНОВ (председатель ММ СПС, депутат Муниципального собрания района Соколиная гора г. Москвы): «К очередным выборам надо сформировать максимально широкую коалицию»
Сейчас наиболее актуальной моделью построения оппозиции в России, в том числе и либеральной оппозиции, является, на мой взгляд, украинская модель. Что она в себя включает? Необходимо сделать так, чтобы к очередным выборам была сформирована максимально широкая коалиция. Эта коалиция должна иметь несколько признаков.

Первое – харизматичный лидер, поиски которого должны начаться уже сейчас. Он не должен быть засвечен с прошлыми политическими лидерами. Эти качества есть, допустим, у Ивана Старикова, который возглавляет аграрный комитет Совета Федерации и с точки зрения прогрессивного колхозника объясняет либеральные ценности. Но, тем не менее, он должен быть известен на федеральном уровне. То есть нужен российский Ющенко.

Второе – коалиция должна включать в себя максимально широкий спектр оппозиции. На Украине в блок «Наша Украина» входят и национал-демократы, и умеренные социалисты. Идеологической основой была партия самого Ющенко. Идеи должны быть достаточно популистскими, но при этом с либеральным наполнением и с конкретными планами решения. Допустим, берется военная реформа. Мы не говорим, что нужно отменить призыв. А говорим, что армия находится в глубоком кризисе, что все, кто мог, откупился, а в армию забирают больных, и, таким образом, подрывается обороноспособность страны. Но это не значит, что мы должны отменить отсрочки и забрать вообще всех. Это значит, что армия должна быть контрактной. Нужно продемонстрировать, что мы болеем за армию, а не за призывника, который «косит» от нее. На последнее, к сожалению, в свое время пытался делать акцент СПС. Но это не волнует никого, кроме узкой социальной группы, а со стороны всего остального общества вызывает только антагонизм.

Третье – никаких заигрываний с властью. От Путина идет в парламент одна партия, и никакой другой уже не будет. Более того, я считаю, что коалиция должна формироваться с участием радикальной оппозиции. И, конечно, не надо стесняться высказывать оппозиционные по отношению к власти лозунги.

Как эта коалиция должна быть создана? Недопустима белорусская ситуация, когда есть целых три оппозиционных коалиции, надо максимально жестко ставить условия. С одной стороны, собирать всех, с другой стороны – с недоговороспособными надо либо вообще пресекать контакты, либо заниматься их политическим уничтожением. В том числе, надо усиленно бороться с теми представлениями о коалиции, которые сейчас пытается внедрить Кремль.

По поводу лидеров. Надо честно признаться, что нынешние лидеры не могут оставаться на первых ролях. Нужно добиться такого же эффекта новизны, который был продемонстрирован «Союзом правых сил» в 1999 году, когда обществу были представлены три относительно новых человека.

Теперь по поводу региональной структуры. Это большая и сложная задача. Нужно до 2006 года провести инвентаризацию всех региональных ресурсов. К 2006 году оргкомитет коалиции, который, надеюсь, будет сформирован, должен иметь четкое представление о том, что происходит в регионах, чтобы мы, договорившись на федеральном уровне и начав строить региональную сеть за четыре-пять месяцев до выборов, не обнаружили там полный развал и невозможность начать работу из-за того, что не ясно, кто главный. Должна быть проведена полная инвентаризация. Главная цель следующая: надо четко сказать, какие процессы происходят, кто потенциально может стать лидером, какие политические структуры существуют, какие есть независимые кандидаты, какие существуют финансово-промышленные группы, каковы их отношения с властью и между собой. Эта база данных должна быть достаточно профессионально составлена. Если ее к тому времени не будет, то вся работа нашей коалиции в регионах встанет.

По поводу формирования программы. Я считаю, что Фонд «Либеральная миссия» должен выполнить эту работу. Должны проводиться тематические семинары, например – по социальной политике, по военной реформе, на которых должны вырабатываться основные программные идеи. Причем лозунги должны быть популистскими, методы решения – либеральными, план решений – конкретным. Это три основных принципа. И по результатам этого мозгового штурма мы должны сформулировать программу, которая будет использоваться будущей правой коалицией.

На мой взгляд, связь с избирателями должна осуществляться следующими путями.

Первое – нужно уже сейчас всем существующим демократическим партиям принимать максимальное участие в местных выборах. Важно постоянно обозначать само существование либерального спектра.

Второе – на этих выборах надо наладить максимальную координацию. Могу сказать, что в некоторых районах координация не только между СПС и «Яблоком», но и с КПРФ осуществляется достаточно эффективно.

Третье – необходимо проведение массовых акций. Люди должны видеть нас по актуальным информационным поводам. Необходимо проводить мобилизацию людей и идей, все средства хороши. Но темы должны быть продуманы так, чтобы они касались конкретных людей, а не просто рассуждений на общедемократические темы.

Четвертое – постоянно должна проводиться работа с некоммерческим сектором, взаимодействие с которым до сих пор складывалось неудовлетворительно. Дошло до того, что Комитет солдатских матерей объявил о создании собственной партию. Это означает, что с ними никто не договорился. А ведь речь идет о достаточно сильной организации, с которой необходимо работать и дать понять, что таких заявлений делать не надо. Понятно, что они никогда не наберут больше 1%, но при этом сыграют роль Партии пенсионеров для КПРФ. Надо начинать переговоры.

В то же время я считаю, что в процессе формирования списков не должно быть никаких закулисных договоренностей, чтобы у нас не оказались в списках действующие сотрудники КГБ. Все люди в списке должны быть максимально публичны, каждый из них должен быть чем-то интересен для избирателя. У нас иногда партийные списки формируются за деньги. Тут должна быть максимально широкая работа с избирателями, и каждый потенциальный кандидат из списка должен идти в регион и работать в нем, а не просто спрятаться за спинами трех-четырех лидеров. Так в 2007 году пройти в Думу уже не получится. Партия власти сделает все, чтобы условия были для нас гораздо менее благоприятными, чем в 2003, а тем более – в 1999 году.

И в отношении остальных групп, я хочу сказать, что эти начинания, конечно, полезны, они могут быть некоей площадкой для консолидации, но стать основой будущей коалиции они не могут в силу разных причин. Например, «Комитет 2008» объединяет большое количество журналистов, которые, при всех своих достоинствах, реального политического веса не имеют. Хотя то, что такие комитеты создаются, – хорошо.

Что касается клуба «Демократическая альтернатива», то время Владимира Рыжкова ушло. У него был единственный исторический шанс – стать объединенным демократическим кандидатом на этих президентских выборах, но он его не использовал. Конечно, ему будут рады в новой демократической коалиции, но он уже не сможет быть центром консолидации. Более того, оказалось, что в Алтайском крае возглавляемый Рыжковым Союз демократических сил, который объединил СПС и «Яблоко» на выборах в региональный парламент, потерпел сокрушительное поражение. Они чуть-чуть не добрали до 5%, а барьер был 7%. При этом они повторили ошибку СПС. Они поддержали губернатора-коммуниста на губернаторских выборах, он обещал им помочь административным ресурсом, но не помог. Это еще раз доказывает, что договариваться с партией власти сейчас нельзя, она все равно обманет. Никаких иллюзий по этому поводу питать не стоит.

Кроме того, когда будет создана коалиция, мы должны дистанцироваться от финансово-промышленных групп, чтобы не попасть в зависимость от одной из них. Сейчас, допустим, проходит реформа РАО «ЕЭС», решаются достаточно важные вопросы, и те представители РАО ЕЭС, которые гласно или негласно работают в СПС, достаточно осторожно себя ведут и боятся лишним словом навредить проходящему процессу. Это естественное поведение, но таким образом сковывается действенность всей партии в целом. Таким образом сторонние процессы, не относящиеся напрямую к политической партии, блокируют ее деятельность.

«Яблоко» теряло генеральных спонсоров в процессе корпоративных войн – сначала Гусинского, теперь Ходорковского. Зависимость от одной финансово-промышленной группы дважды ставит партию на грань выживания. В новой партии таких прямых зависимостей быть не должно. Немцов в свое время декларировал, что ни один спонсор не должен иметь больше 10%. Эта декларация должна быть воплощена в жизнь. В обратном случае единственная спонсирующая партию группа автоматически станет мишенью, и партия просто лишится этого спонсора еще на подступах к избирательной кампании.

И последнее. Возможны разные сценарии, но, к сожалению, зарубежным спонсорам тоже настолько связали руки, что я пока не вижу никакой перспективы поиска спонсоров за границей. Сорос не финансирует оппозицию в России. Невзлин заявил, что не будет финансировать партию Хакамады, Гусинский давно уже ничего не финансирует, кроме немногочисленных СМИ. Мы должны понять, что сегодня этот источник закрыт.

У нас нет лидеров такого уровня, как Ющенко на Украине: пока он был премьером, были ликвидированы долги по пенсиям, был подъем национальной экономики. В данном случае не важно, какая там была макроэкономическая конъюнктура, на это избиратель все равно не обращает внимания. Если сейчас конъюнктура на нефтяном рынке изменится в не лучшую для России сторону и цена нефти упадет, то это неизбежно отразится на российской экономике. Бывший премьер-министр Касьянов, например, всегда может заявить, что при нем все было хорошо, экономика развивалась. Такого человека всегда можно попытаться найти. Но это стратегия на ухудшение.

Вопрос в поиске финансирования для оппозиционного политика. И здесь у нас неплохие перспективы. Передел собственности будет продолжен. Существует целая плеяда близких к питерской группировке предпринимателей, которые очень хотят провести этот передел в свою пользу. Количество «обиженных» финансово-промышленных групп в России возрастет. Сама сегодняшняя политика по отношению к предпринимателям даст нам новых спонсоров. Надо просто не упускать их и вступать в диалог.

Если бы Ходорковский не сломался в тюрьме, из него бы получился один из хороших лидеров или, по крайней мере, спонсоров оппозиции. Более умные его предшественники пытались уехать за границу и потом оттуда вести работу здесь. Будущим «обиженным» олигархам я бы посоветовал не повторять ошибок Ходорковского.

Что касается возможной роли СПС, то я считаю: те люди или интеллектуальные силы, которые были там собраны, так или иначе, будут играть существенную роль в будущей демократической коалиции. В регионах ситуация гораздо проще. Все демократические политики известны, они либо в СПС, либо в «Яблоке», либо являются независимыми. Там просто нет другой базы для формирования демократической коалиции. И на федеральном уровне не так много действующих политиков демократического толка, многие из них находятся в СПС, и они будут востребованы. Произойдет отбор лучших, вопрос будет решаться индивидуально по каждому человеку. Я надеюсь, что это перспектива 2007, а не 2011 года. Потому что сама ситуация подтолкнет к тому, что в 2007 году надо будет выступить достаточно решительно.


Андрей ВУЛЬФ (СПС, бывший депутат Государственной думы РФ): «Новую партию нужно строить на неидеологических принципах»
Я не разделяю ни одного из оптимистических прогнозов, которые здесь были озвучены. К сожалению, либералы абсолютно ничему не научились на выборах. И образование таких структур, как «Демократическая альтернатива», «Новые правые», «Свободная Россия» Ирины Хакамады, – это последний нож в спину умирающего либерализма в России. Совершенно не права была Хакамада, когда заявила, что нет кризиса идей. Очевидно, что есть колоссальный кризис людей и идей одновременно. Понятие свободы еще никогда не весило в России так мало, как сейчас.

Места и почвы для либеральной идеи на сегодняшний день на экономическом пространстве не существует, потому что мы имеем самое либеральное правительство, которое только можно себе представить, во главе с ультралиберальным экономистом Александром Жуковым. Говорить в этой ситуации о каком-то ином экономическом пути было бы неправильным. Вопросы политики, к сожалению, не интересуют подавляющее число избирателей, за исключением узкой, сложившейся еще в 1960-е годы группы интеллигенции, которой не нравится, что сажают предпринимателей и закрывают независимые телеканалы.

Если сейчас провести рейтинг либеральных партий, то СПС и «Яблоко» не наберут и 2%. Остальные либеральные партии и движения не наберут и 0,1%. Вместо того, чтобы объединяться, либералы дробятся, понимая, что сейчас, на фоне поражения предыдущих, есть возможность заявить о себе как о «главном либерале». Это абсолютно ущербная тактика и психология, работающая на тех, кто заинтересован, чтобы в России вообще не было оппозиции.

В этой ситуации очень интересен проведенный Сергеем Жаворонковым анализ возможного возникновения будущего правого блока. Я абсолютно убежден, что возможен вариант повторения модели 1999 года с некоторыми вариациями, т. е. образование максимально широкого блока с разными лидерами, разными идеями, как это было в СПС. Он может быть создан на базе вновь раздробившихся сил, которые через два года поймут, что 7% ни при каких условиях не получат. За год они начнут готовиться к объединению, за полгода объединятся, тогда можно выставить лозунг, что все демократы, наконец-то, объединились для того, чтобы пойти на выборы и высказать свою точку зрения на события, происходящие в стране.

Совершенно очевидно, что этот блок может и должен быть согласован с кремлевской Администрацией. Не являясь ее большим поклонником, но являясь реалистом, я понимаю, что если найти какие-то точки соприкосновения, такая договоренность возможна. Но надо себе отдавать отчет, что в этом случае такое движение будет в определенной степени бутафорской оппозицией. Сегодня это наиболее реальная перспектива для правых либеральных сил вернуться в большую политику. После чего, набрав самостоятельный политический вес, получив парламентское представительство, можно попытаться делать то, что пытался делать СПС. Мне кажется абсолютно нереальной, хотя и крайне привлекательной, идея создания бизнес-партии. Если бизнес и объединяется, то вокруг власти.

Возможно, новую партию нужно строить на неидеологических принципах. Забыть о таких понятиях, как собственность, государство, свобода, и выстроить ее на совершенно другом поле. Тут может быть совершенно любая идея, например – экология. То есть нужно уйти из плоскости противостояния по основным политическим вопросам. Я не уверен, что это дело трех лет, но теоретически такая партия может возникнуть и иметь успех. Для этого необходимо, конечно, работать с гражданскими организациями, которые уже сегодня имеют достаточное представительство и в центре, и в регионах. И среди руководителей этих негосударственных организаций можно, кстати, найти будущего лидера.

Если мы говорим о том, что та партия, которая должна представлять демократический правый спектр, – это партия экономической, культурной, интеллектуальной, политической элиты, то из уважения к этой элите ее не может возглавлять колхозник, даже прогрессивный. Это должен быть молодой, энергичный человек, он должен быть телезвездой, это должна быть его главная работа. Он должен быть внешне интересным, красивым, нравящимся людям, и за ним должны быть какие-то реальные дела. Возможно, это кто-то из молодых лидеров бизнеса, например – Дмитрий Зеленин.

Самый сложный вопрос – механизм объединения. С одной стороны, жизнь сама к 2007 году заставит людей искать возможности объединения, поскольку это будет единственная возможность для политических лидеров вернуться в большую активную политику. Руководителями маленьких партий будет двигать инстинкт самосохранения.

Идея объединения может быть следующей. Это мысль, высказанная некоторое время назад Немцовым, лично ему выгодная, но она действительно интересна. Существует множество амбициозных либеральных политиков. Они могут представлять «Либеральную Россию», «Свободную Россию», «Автомобильную Россию», СПС, «Яблоко». Из них формируется список, например, сто человек. Разрабатывается технология, по которой эти люди выставляются на всенародное голосование, которое может быть представлено как элемент предвыборной кампании. Если выясняется, что Григорий Явлинский является самым популярным среди этих людей, то это факт, и лидером должен стать Явлинский. И здесь нет места для закулисных договоренностей.

Мне кажется, идея в принципе правильная. Я не специалист в данной технологии и не знаю, насколько она реально осуществима, насколько можно быть уверенным в ее результатах. Но это одновременно и технология, и пиар. Если этой идеи не придерживаться, то я считаю, что лидеры должны быть новыми. Но при этом все старые должны оставаться в списках, если они готовы будут пойти на это. Это будет некий совет старейшин.

Я считаю, что на сегодняшний день самая большая проблема заключается в том, что нет новых лидеров. Их нельзя быстро воспитать. Можно только раскрутить. Помимо узнаваемости, должна быть и определенная степень доверия, поэтому без харизмы все равно не обойтись. Надо искать таких людей либо среди региональных руководителей, либо среди представителей бизнеса, либо среди демократических лидеров второго ряда, которые не несут персональной ответственности за поражение.


Сергей ЖАВОРОНКОВ:
У нас, в отличие от, скажем, США или Израиля, нет массовых политических партий, среди членов которых можно было бы проводить такой опрос. Значит, опрашиваться будут сторонники. Было много попыток проводить подобные мероприятия на региональном уровне. Проблемы две. Первая – люди приходят голосовать по материальным соображениям. Вторая – кроме победителей, результатов никто не признает.


Андрей ВУЛЬФ:
Во многом это вопрос договоренностей. И если изначально основные игроки, желающие участвовать в объединенном либеральном блоке, договариваются о том, что они проводят праймерис, одновременно они договариваются о том, что они признают и результаты. Если они не договариваются, то ничего не будет. Мы не можем включить в праймерис кого-то, кто в принципе не одобряет эту идею.


Анна ТРАПКОВА:
Прозвучала мысль о возможности построения новой правой партии на неидеологической основе. Какие принципы могут стать ее фундаментом?


Иван АНТОНОВ:
Все попытки сделать в России что-то типа «Автомобильной России» или «Партии любителей пива» неизменно проваливались.

Тема, которая лежит на поверхности, – это борьба с коррупцией. Надо говорить, что нынешняя система коррупционна, а в нашем руководстве не должно быть людей, которых в народе считают коррупционерами. Другие темы – борьба с поборами, незаконным строительством. Такие проблемы надо искать в масштабах страны.


Андрей ВУЛЬФ:
Я считаю, что программа будущего правого блока должна быть абсолютно прагматичной. В центре этой программы должны стоять деньги, поскольку это интересует абсолютно каждого человека, в отличие от таких понятий, как свобода, собственность и т. п.

Кроме того, в нашей политике были примеры, когда имели успех партии, объединенные по принципам социальной группы – например, «Женщины России» или «Партия пенсионеров». Я убежден, что если завтра без всякой предварительной рекламной кампании на парламентские выборы выйдет, условно говоря, «Молодежная партия России», то под этим названием можно будет объединить достаточно серьезные силы и получить хороший результат.


Владимир ШМЕЛЕВ (председатель Общероссийского движения «Первое свободное поколение»): «Нужно учитывать сложившиеся в России институты, некоторые традиции, культуру, нравственные, религиозные основы, которые существенны для многих наших сограждан»
Я абсолютно согласен с тем, что наивно и странно считать, что кризис либерализма в России ограничивается кризисом лидеров. Смена лидеров – это недостаточное условие, чтобы наши убеждения разделяли не 5% «прогрессивной либеральной общественности», а хотя бы половина сограждан. При этом мне кажется, что, в принципе, людей, которые теоретически могли бы быть сторонниками правых идей, достаточно много.

Стоит задуматься о том, почему правые силы до настоящего времени представляли совсем небольшую группу людей, которые противопоставляли себя остальным 90–93% своих сограждан. Считалось, что это просвещенное элитарное меньшинство должно воспитать непросвещенное, глупое, рабское подавляющее большинство. Мне кажется, что именно этот подход лежит в основе поражения либеральных сил.

Самые разные люди много лет пишут и говорят о необходимости примириться с окружающей реальностью, но не в отношении пересмотра своих идей, а в том смысле, что, живя в России, нужно поддерживать идеи свободы, собственности именно в России. Соответственно, нужно учитывать сложившиеся традиционные институты этой страны, некоторые традиции, культуру, нравственные, религиозные основы, которые существенны для многих наших сограждан. Об этом пишет и Ходорковский в своем письме. Конечно, письмо во многом поверхностное и наивное, но ценно оно именно тем, что его пишет самый богатый человек России, который к тому же находится в тюрьме. Это само по себе показывает, что подобные идеи действительно начинают распространяться вместо пораженческого подхода, когда 3% либералов смотрели свысока на всех оппонентов и отказывались вообще от любого диалога.

Есть пример Ющенко, но Ющенко, в отличие от Немцова с Хакамадой, воспринимается как национальный лидер, который выступает, в том числе, за возвращение к национальным и культурным корням, за ценности украинской культуры, противопоставляя себя, зачастую, всему, что несет русская культура, русское государство и вообще влияние с Востока. Если бы либералы не противопоставляли бы себя стране, то они могли бы получить существенно большую поддержку наших сограждан.

Я уверен, что существующие формы партийно-политической деятельности, такие как СПС, годятся только для незначительной части общества. Самостоятельно они могут претендовать не более чем на 7% избирателей. Их надо, конечно, использовать в будущей коалиции, но главная задача сейчас заключается в другом. Цель «Новых правых» и «Первого свободного поколения» – объявить крестовый поход за симпатии тех избирателей, которые не голосовали за СПС и «Яблоко» в 2003 году, не голосовали за ДВР в 1995 году. Поэтому новую структуру нужно создавать на основе новых идей. Глупо рассчитывать на то, что СПС переродится и станет общенациональной партией, которая завоюет голоса 30–40% избирателей. В сознании людей есть уже аллергия на название, связанная с лидерами, с исторической ситуацией. Не надо никого винить, но объективно это так.

Мы должны создать новую структуру, брать в нее все лучшее, что было в региональных, местных организациях СПС и «Яблока», но, прежде всего, ориентироваться на то хорошее, что мы можем получить из других частей политического спектра. Я уверен, что среди голосовавших за «Единую Россию», за «Родину», за КПРФ и даже за ЛДПР, есть люди, которые в перспективе могут проголосовать за общенациональную правую партию, просто с ними нужно работать.

Я очень надеюсь, что к 2006 году мы сможем сказать, что есть несколько политических сил, имеющих некоторые идеологические различия, но готовых к объединению. Одна является либеральной западнической партией, другая является либеральной умеренно националистической партией, третья является либеральной партией, но с определенным социалистическим уклоном, – но в принципе все эти партии готовы на объединение, каждая из них имеет за собой 5–10% избирателей. Тогда новый правый блок на выборах может рассчитывать на поддержку 30–40% сограждан. Мне это не кажется утопичным, и если мы не попытаемся бороться за симпатии новых людей, не полностью совпадающих с нами во взглядах, ничего хорошего не будет.

Я думаю, на местных выборах, например, вполне можно завоевывать симпатии большого числа людей, не отступая от своих идеологических принципов. Конечно, эти принципы надо проецировать на реальность, говоря больше о практической составляющей, чем об идеологии. За наших кандидатов на местных выборах голосуют 30–40%. Почему это не может произойти на общенациональном уровне? Давайте строить более амбициозные планы.


Андрей ВУЛЬФ:
Новую партию, о которой вы говорите, не нужно строить, она уже существует. Это «Единая Россия», где есть такие люди, как Боос, Драганов, Плескачевский, Жуков. Это классическая правая, консервативная партия.


Владимир ШМЕЛЕВ:
Если бы «Единая Россия» была партией, причем – идеологической, то это был бы предмет для обсуждения. Но «Единая Россия» является в чистом виде технологической, а не идеологической организацией. Она занимает то место в спектре, которого требует конъюнктура, т. е. технологические соображения. Если завтра нужно будет занять левое место в спектре и голосовать как классическая левая партия, «Единая Россия» будет действовать именно так. Что касается людей, то я думаю, что раскол «Единой России», который, я надеюсь, состоится в ближайшие четыре года, поможет нам перевести на свою сторону тех депутатов от этой партии, которые действительно являются либералами.

Есть несколько вещей, которые должны отличать желающую победить на выборах демократическую общенациональную партию от СПС. Это вещи, связанные с отношением к традиционным институтам – церкви, семье. СПС многими воспринимается как партия, пропагандирующая принципы, противоречащие традиционному пониманию морали. Это связано не только с декларациями, но и с тем, как СПС себя преподносит.

Второй ключевой момент, как мне кажется, – это политический язык. То, с чем не смогли справиться ни ДВР, ни СПС, ни «Первое свободное поколение», хотя всегда понимали, что это нужно. Мы не говорим на том языке, на котором должна говорить общенациональная сила. Я имею в виду нормальную привязку наших идей к существующим вокруг людей реальным проблемам. То есть мы, пользуясь понятным, доступным языком, можем и должны разъяснять, что демократические механизмы (суд, например) – это способ на местном уровне решать какие-то проблемы, просто нужно научиться пользоваться этими механизмами. Нужно рассказывать о ценностях, которые мы разделяем, иллюстрируя это понятными примерами из реальной жизни и говоря об этом понятным языком. Вообще, мне кажется, политический язык – это тема для отдельного обсуждения.


Игорь КЛЯМКИН:
Хотелось бы остановиться на двух вопросах. В своем письме Михаил Ходорковский перечеркивает опыт либерализма 1990-х годов, отказывается от преемственности с этим кровавым периодом разграбления народа. Как вы относитесь к этой его позиции?

В предыдущих выступлениях отмечалась необходимость создания широкой демократической оппозиционной коалиции. Согласны ли вы с этим?


Владимир ШМЕЛЕВ:
Что касается преемственности, то, думаю, это вопрос во многом тактический, не связанный с объективной оценкой развития страны в 1990-е годы. Время этой оценки придет, когда можно будет посмотреть на это как на исторический период. Но тактически противопоставить себя старым правым – правильный ход. Это нормально, если мы боремся за других избирателей. Конечно, глупо и нечестно строить свою программу на том, что мы против наследия Гайдара и Чубайса, но мы не должны ассоциироваться с ними напрямую. Мы должны восприниматься как новая политическая сила, которая появилась как раз вследствие банкротства старых правых. Мы разделяем те же ценности, но категорически выступаем за другие методы их воплощения.

Что касается необходимости создания коалиции, то если каждая из правых сил – и западническая, и умеренно националистическая – будет иметь поддержку 10% сограждан, а при объединении они будут собирать 15% голосов, – может быть, лучше принять решение идти двумя колонами, как говорит Зюганов. Объединяться стоит, если электораты будут складываться без потерь.

Однако, становясь на роль оппозиции и противопоставляя себя президенту, за которого голосуют 70% граждан, надо отдавать себе отчет в последствиях, главное из которых – немедленная и совершенно непродуктивная маргинализация. Владимир Путин у многих граждан ассоциируется с теми самыми общенациональными ценностями, которые он формулирует в красивых посланиях, речах, словах, олицетворяет своим уверенным, псевдоволевым видом. Мы все помним ситуацию 1990-х годов, когда в принципе не было никаких объединяющих общенациональных ценностей. Путин обозначил какие-то красивые идеи, которые готовы поддержать очень многие наши сограждане. Но при этом далеко не все они хотят голосовать за бюрократическую систему, и поэтому не голосуют за «Единую Россию». За симпатии этих 35-40% людей мы и должны бороться.

Что касается возможной конкуренции между демократическими силами, то мы должны настороженно относится к появлению на этом поле людей неадекватных, неспособных реально оценивать ситуацию и достигать политических компромиссов. Но адекватных людей отталкивать нельзя, нужно учесть их интересы тем или иным способом, если мы хотим создавать широкую общенациональную силу.


Анна ТРАПКОВА:
Мы переходим ко второму кругу дискуссии. В преддверии парламентских выборов 2003 года многие говорили, что наконец-то на выборы придет новое поколение тех людей, которым в школе не успели вдолбить советские ценности, которые будут голосовать за свободу и демократию. Однако и в декабре 2003, и в марте 2004 года эти люди просто не пришли к избирательным участкам. А если пришли, то голосовали за что-то другое. Поэтому неудивительно, что сейчас все больше политтехнологов начинают активно работать с молодежью. Должны ли мы предложить особый либеральный проект для молодых людей? Право же, кому ответить на этот вопрос, как не нам…


комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика