Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Дискуссии

После теракта в Беслане...

08.09.2004

Последствия теракта в Беслане еще не до конца ясны, но оценка этих событий уже вызвала раскол в политическом и экспертном сообществе. "Либеральная миссия" проинтервьюировала политиков и экспертов, которые ответили на следующие вопросы: 1. Как можно оценивать теракт в Беслане с точки зрения политики России на Северном Кавказе? Каковы его возможные последствия?; 2. Общая направленность политики властей обозначена в выступлении президента Путина. Ваша оценка намечаемых мер. Какова должна быть позиция либералов в данной ситуации?; 3. Теракт в Беслане вызвал всплеск милитаристских и антизападнических настроений в некоторых СМИ. Каковы могут быть последствия такой информационной политики и что ей можно противопоставить?

Читайте интервью Дениса Драгунского, Сергея Жаворонкова, Владимира Мукомеля, Сергея Митрохина, Алексея Кара-Мурзы, Людмилы Алексеевой, Отто Лациса, Дмитрия Орешкина и Дмитрия Катаева, а также статьи Эмиля Паина, Андрея Зорина и Константина Яновского.


Оглавление:

Денис Драгунский: «Терроризм не в горах Кавказа, а в головах»
Эмиль Паин: «Трагедия в Беслане – это проявление системного кризиса режима»
Сергей Жаворонков: «Без давления со стороны общества никаких позитивных возможных последствий событий в Беслане ожидать не следует»
Владимир Мукомель: «Следует признать связь между терактом в Беслане и проблемой Чечни»
Сергей Митрохин: «Российское государство слишком слабое для силового решения проблемы Чечни»
Андрей Зорин: «Немыслимую человеческую трагедию пытаются утопить в огромном количестве ненужных слов»
Алексей Кара-Мурза: «Террор и антизападничество – это, по сути, одно и тоже»
Людмила Алексеева: «За десять лет войны ничего не изменилось»
Отто Лацис: «В Беслане власть показала не только свой непрофессионализм, но и несостоятельность самой политики, которая отвергает переговоры любого уровня»
Дмитрий Орешкин: «Власть не прошла тест на эффективность»
Дмитрий Катаев: «Теракт в Беслане к явным оргвыводам не привел»
Константин Яновский: «Главный виновник сложившейся ситуации – российский избиратель, который не потребовал от своих лидеров, чтобы его защищали»

Денис Драгунский: «Терроризм не в горах Кавказа, а в головах»

Как можно оценивать теракт в Беслане с точки зрения политики России на Северном Кавказе? Каковы его возможные последствия?

На этот вопрос ответ, в общем, ясен. Не скажешь же, что захват и убийство детей в Беслане никак не связаны с политикой российского руководства (подчеркиваю – российского руководства, а не России, частью которой Северный Кавказ является). Или, может быть, связаны в некоей обратно пропорциональной зависимости? То есть чем разумнее, гуманнее и перспективнее политика, тем жесточе и бессмысленнее террор? Вряд ли.

У теракта в Беслане могут быть весьма разнообразные последствия. В масштабах Кавказа – политический кризис в Осетии, новая напряженность в отношениях между осетинами и ингушами (остается надеяться, что 1992 год все-таки не повторится), общее возрастание недовольства и нестабильности в регионе во многих аспектах. В масштабах России последствия не менее серьезны. Осознание хаоса, безвластия, безмыслия, в которых мы пребываем, могут вызвать здоровую, так сказать, реакцию.

Нация может (я полагаю, что просто должна) понять и четко для себя обозначить контуры ситуации, задачи, перспективы, ресурсы, которыми Россия располагает, наметить выход из хаоса, структурировать реальность, научиться понимать происходящее. Научиться думать смело (то есть позволить себе думать о неприятном и обидном), научиться смело и решительно действовать, исходя из того, что обдумано самими – а не наболтано полтораста лет назад идеологами позднего самодержавия. В этом случае можно было бы сказать, что после неимоверного ужаса Беслана наступило некое отрезвление нации.

Но возможен и второй, привычный и удобный на первое время выход. Искать внешних врагов, считать, что Россию опять хотят «растерзать», «оторвать кусок». Искать внутренних врагов, предателей, разоблачать их... в общем, заняться привычным садомазоохистским делом. Боюсь, что пока дело идет именно к этому сценарию.


Общая направленность политики властей обозначена в выступлении Президента Путина. Ваша оценка намечаемых мер. Какова должна быть позиция либералов в данной ситуации?

К сожалению, общая направленность политики властей обозначена очень «в общем». Призывы усилить работу в области безопасности и сплотиться перед лицом угрозы – в принципе правильны, но предельно неконкретны. Равно как и план создать новые управленческие системы, которые должны противостоять террору. На данный момент не видно новых концепций, новых подходов к решению проблемы. А они нужны. Потому что просто механическим усилением антитеррористической работы обойтись, очевидно, невозможно. Очень ценен опыт Израиля – но там совершенно иная специфика, чисто географически, всё на одном маленьком пятачке. Очень важен опыт США – но там, при всей их масштабности и открытости всем ветрам, нет, например, национально-территориальных образований в составе федерации, то есть нет таких источников повышенной опасности на своей территории.

В общем, надо вырабатывать свою концепцию. Но не концепцию «борьбы с терроризмом», разумеется. Нужно бороться с террористическими группировками, которые представляют опасность для страны и всего мира, для жизни и здоровья людей. Но это, если брать медицинскую аналогию, означает сбить высокую температуру у больного. Это необходимо. Но далее его надо лечить. И уж конечно, не жаропонижающими средствами. Нужен диагноз и системное лечение. Патогенетическое, извините за выражение. То есть направленное на устранение причин болезни. России нужен мир и взаимопонимание – но не на внешней арене, а внутри страны. Я говорю не о примирении с террористами и не о взаимопонимании с бандитами. Никогда этого не будет, и не надо. Бандит должен сидеть в тюрьме. Я говорю о том, что 99,9% населения, они же благонамеренные граждане, – совершенно не умеют слышать друг друга, понимать друг друга, учитывать взаимные интересы, как на личном, так и на групповом уровне. Борьбу с террористами надо оставить спецслужбам. Аналитика, слежка, ликвидация – это их дело. Но главный вопрос – продумать и реализовать концепцию национального мира, национального взаимопонимания – это дело граждан. В том числе – дело либералов. Терроризм не в горах Кавказа, не в ущельях Афганистана. Там – террористы. А терроризм – в головах. В том числе в наших.

Либералы должны понять и попытаться объяснить людям, что глухие трехметровой высоты заборы вокруг вилл новых богачей порождают терроризм как мироощущение. Агрессивная разъединенность людей, царство загородок, шлагбаумов, охранников, спецпропусков, камер слежения, сирен и мигалок – вот какова среда обитания современного россиянина. Это наполняет жизнь тревогой и недоверием, страхом и подспудным желанием мести. Это опасней, чем фанатики-имамы.


Теракт в Беслане вызвал всплеск милитаристских и антизападнических настроений в некоторых СМИ. Каковы могут быть последствия такой информационной политики и что ей можно противопоставить?

Касательно милитаризма и антизападничества – то это прискорбное явление я отношу скорее к пропагандистской наживке, на которую охотно клюнула наша неразборчивая пресса и озлобленный (см. предыдущий абзац) народ. Властям предержащим сейчас хочется хотя бы на время отвлечь внимание разъяренных соотечественников от неприятных подробностей трагедии в Беслане. Кто руководил, кто стрелял, почему мелко врали, и самое главное и опасное – откуда оружие у бандитов? Где взяли? У кого купили или украли? В общем, кто, кроме убитых негодяев, будет отвечать за весь свершившийся ужас? И тут очень удобно бросить несколько загадочных фраз о внешних силах, которые хотят погубить Россию. Все, как по команде (а может, не «как», а и в самом деле по команде) бросились облаивать внешнего врага. Хотя никто его не называл по имени.

С точки зрения нормальной политической аналитики – это довольно-таки смешно. Я подозреваю, что довольно скоро (как только закончится служебное расследование причин бесланской трагедии) поступит команда прекратить лай в западном направлении. И он прекратится. Но, боюсь, сильно засорит отдельные головы. Вот еще одна задача для либералов – разъяснять ерундовость западофобских идей.


Автор – научный руководитель Института национального проекта «Общественный договор»


комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика