Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Сумеречный дозор

28.10.2007
После откровений наркополицейского генерала Черкесова насчет «чекистского крюка» и борьбы внутри силовых кланов общество очередной раз осознало, что наши доблестные органы заняты отнюдь не только охраной и защитой граждан в рамках своих конституционных полномочий. Вот уже и «ветераны спецслужб» обратились к коллегам с сетованиями на царящий в стране «климат беззакония»… Комментирует Евгений Ихлов.

Год тому назад, а именно 31 октября 2006-го, во все милицейские подразделения Петербурга и Ленинградской области поступила «телетайпограмма». Поводом для тревоги стал предстоящий День народного единства, грозивший, как и в 2005 году, стать «Днем нацистского единства». Очевидно, опасаясь приезда в Санкт-Петербург сторонников националистических идей, власти предприняли экстренные и масштабные меры. В числе прочего предписывалось «неотложное получение сведений о намерениях, выездах, приобретении билетов в г. Москву и другие города лицами, состоящими на оперативно-справочных учетах в органах внутренних дел, а также гражданами, замышляющими совершение экстремистских акций, иных преступлений и уличных беспорядков под националистическими лозунгами, с использованием возможностей «ПТК Розыск-Магистраль», «Антитеррор» и других справочных систем.... По фактам одиночных выездов таких лиц на ж/д, авиационном и автомобильном транспорте» приказано было «принимать меры оперативно-профилактического характера на маршрутах их движений по склонению и отказу от совершения групповых нарушений общественного порядка». В директиве фигурирует и «целевой оперативный мониторинг среди студентов, учащихся старших классов с целью выявления и устранения…», и «мониторинг информации в сетях Интернета», и другая дань моде, не меняющая сути указаний.

В датированным тем же днем приказе начальника ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области М.Г. Ваничкина есть пункты, обязывающие «силами участковых уполномоченных милиции, сотрудников ПДН и других служб… провести интенсивную (?) обработку жилого сектора, организовать получение, в рамках доверительных отношений (!), сведений о проживающих без регистрации ранее судимых и иных лицах, замышляющих совершение террористических актов, экстремистских акций и иных тяжких преступлений...». http://www.apn-spb.ru/opinions/article78.htm

А за полгода до появления процитированных циркуляров в Северной столице и окрестностях был реализован еще один «План совместных мероприятий» - на этот раз по «обеспечению безопасности подготовки и проведения мероприятий «Группы восьми» (саммит «Большой восьмерки»). Фактически этот «план», подготовленный сообща ФСБ и МВД, давал указания преследовать и блокировать приезд в город представителей неформальных (то есть незарегистрированных) молодежных групп, включая «антиглобалистов», приравняв их к «бандформированиям» и «религиозным радикалам» (эвфемизм, применяемый к независимым течениям в исламе). «…При получении данных об организационной активности (??)» потенциальных злоумышленников и «другой заслуживающей внимание (?) информации в отношении вышеперечисленных организаций» спецслужбы и милиция во взаимодействии с коллегами из родственных структур должны были принять «исчерпывающие (?) меры». Под знаком борьбы с экстремизмом санкционировалась тотальная слежка, не имеющая ничего общего с законной охраной общественного порядка.

Тогда, летом 2006 года, жертвами задержаний, запугивания и провокаций стали сотни гражданских активистов, желавших принять участие в конференции «Другой России» (10 июля в Москве) и во Втором Российском социальном форуме (13 - 16 июля в Санкт-Петербурге). Затем, с декабря 2006-го, сходные меры много месяцев подряд направлялись против потенциальных участников «Маршей несогласных».

Таким образом, полицейские удары наносятся против всех «смутьянов» - «правых, левых и умеренных» (использую выражение братьев Стругацких из «Диких лебедей»).

Эти унылые по стилю инструкции примечательны именно своей заурядностью. Подобные негласные циркуляры практикуются в нашем богоспасаемом Отечестве повсеместно и в изобилии, на их выполнение тратятся огромные средства и ресурсы. После окончания очередной кампании отличившихся премируют и награждают.

Поскольку мы живем при «диктатуре закона», то, очевидно, процитированные шедевры полицейской словесности должны опираться на какие-то ведомственные нормативно-правовые акты – приказы, положения… Мы ничего о них не знаем, поскольку они не опубликованы. Изредка на свет всплывают отдельные страхолюдные документы. Как это было при расследовании «фильтраций» - массовых задержаний и избиений в башкирском городке Благовещенск в середине декабря 2004 года, когда пораженная публика узнала о Приказе МВД РФ № 275-ДСП и Приложении №1 к нему (сентябрь 2002 года) и о распоряжении начальника УВД Благовещенска от февраля 2004 года. Уже одно это засекречивание, по сути, делает документы такого рода незаконными – прежде всего потому, что нормативные акты, затрагивающие права и свободы человека, должны быть официально опубликованы. Кроме того, российское законодательство не
признает грифа «ДСП» в качестве указателя степени секретности. Закон РФ «О государственной тайне» (ст. 8) устанавливает только три степени секретности – «особой важности», «совершенно секретно» и «секретно».

Мы знаем, что за ведомственными кулисами готовятся и разрабатываются карательные акции против безоружных людей. Правозащитники располагают документальными свидетельствами этого, обнаруженными, в частности, в ходе расследования событий в том же Благовещенске, а также в Докузпаринском районе Дагестана (апрель 2006 года), когда был расстрелян мирный митинг. Фактически войсковые по характеру операции предусматриваются без объявления чрезвычайного положения, без судебного признания людей преступниками.

Это непреложно доказывает, что существует целый набор негласных приказов силовых ведомств, позволяющих в обход конституционных процедур в любом месте страны применять вооруженную силу, лишать граждан свободы, нарушать их элементарные права – и все это совершенно безнаказанно. Некоторые документы такого рода уже стали достоянием гласности (в том числе приводились в статьях Анны Политковской), некоторые до сих пор не обнародованы. Обращения Движения «За права человека» в Генеральную прокуратуру РФ привели лишь к тому, что из текстов были убраны наиболее одиозные места. Так, «ликвидацию на месте» заменили «пресечением преступной деятельности», а «фильтрапункты» переименовали в «центры проверки документов».

Итог печальный. В нашей жизни все сильнее ощущается присутствие «сумеречного дозора». Напомню, в книгах Сергея Лукьяненко (не путать с блокбастером, посвященном подвигам астральных ментов на «улице разбитых граалей») эта спецслужба успешно стравливала «ночной» и «дневной» дозоры энергетических вампиров. За благопристойным фасадом суверенной демократии у нас уже царят, как во всяких приличных готических романах, фобос и деймос (в переводе с древнегреческого страх и ужас). А «марсианская» власть действует по тайным инструкциям, санкционирующим расправы с любой оппозицией и просто с каждым неугодным.

О законе такие «дозорные» вспоминают поздно - когда по иронии судьбы сами оказываются жертвами созданного при их деятельном участии «правопорядка» и предстают перед Басманным судом.

Автор - аналитик Общероссийского движения «За права человека».





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика