Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

На старте: сценарии и интриги. Часть 2

04.11.2007
В стране началась предвыборная агитация. Партии борются за поддержку избирателей. Каким же окажется результат голосования? И от чего он зависит? Об этом - политолог Дмитрий Орешкин.

Очень важно понимать, что злополучный А-ресурс все-таки ограничен в своих возможностях. По нашим расчетам, он в принципе не может дать более 12 – 15 процентов - при самом благоприятном для него стечении обстоятельств. Конечно, это очень много. Но в современной России, повторю, 73 процента людей живут в городах. Из них около половины – в крупных городах. Ими манипулировать гораздо сложнее. Можно привести в пример Орловскую область. Хотя на последних региональных выборах по области в целом победу одержала «Единая Россия», в самом областном центре ее опередила КПРФ. Несмотря на все усилия губернатора Строева, который еще недавно был коммунистом, а сегодня стремится доказать свою лояльность «Единой России», город Орел его не послушал: дал 28% КПРФ против 26% у «Единой России». Партию власти спасла только областная глубинка: повышенная явка плюс монолитная поддержка кого сказали…

Если бы город Орел не пошел на выборы, победа «Единой России» в сумме по области была бы куда убедительней.

Поэтому мне непонятен псевдолиберальный пафос электорального бойкота. Совершенно по-советски: раз власть зовет на выборы, значит идти на выборы ни в коем случае не следует.

Это неверно по нескольким резонам. Во-первых, чисто технический. К бойкоту склонны как раз критически настроенные люди. Чем меньше их будет, тем легче бюрократии организовать нужный результат. Так зачем помогать своему системному противнику?

Во-вторых, политический. Вычитая себя из выборов, человек де-факто признает, что это не его страна, не его власть. Уходит во внутреннюю эмиграцию, вспоминает советские навыки жизни с фигой в кармане. Ну и что? Этим он только расчищает пространство для своих оппонентов, формирует у себя комплекс маргинала и, в конце концов, маргиналом становится. Власть не обязана тебе нравиться и защищать твои интересы. Ей гораздо интереснее защищать интересы бюрократии. Она с рвением и удовольствием это делает. На тебя она обратит внимание только в том случае, если ты ее к этому вынудишь. Кукиш из кармана надо вынимать, распрямлять ладонь и с открытой ладонью честно говорить: вот это и это я считаю допустимым. А вот это – нет. Где как не на выборах так можно поступить?

В-третьих, культурно-исторический. Почему-то российская либеральная интеллигенция столетиями не может найти себе подходящую партию. Тот слишком угодлив, этот слишком груб, третий некрасив, четвертый эгоистичен… Это настолько привычно, что заставляет искать причину не столько в объекте, сколько в субъекте. Почему, собственно, партия обязана быть полностью «твоей»? Тебе что, детей с ней рожать? Не слишком ли много здесь от отечественного шаблона нравственной непримиримости? В той же Западной Европе и США, которые многим либералам кажутся моделью для подражания, граждане не требуют от партий совпадения «линий судьбы», а всего лишь заключают партнерское соглашение. Рационально-эгоистичное. Just business. Меня в тебе (в партии) устраивает твоя программа по налогам, по охране среды и, скажем, по абортам. Не устраивает по каким-то другим пунктам. Но я все-таки тебя поддерживаю, поскольку считаю важным защитить через твое посредство такие-то и такие-то мои интересы…

У нас иначе: раз не по-моему, значит пусть лучше вообще никак! Это и есть реальная политическая культура или традиция. На мой взгляд, русская либеральная мысль парадоксальным образом ухитряется одновременно завидовать стандарту западной толерантной политики (в теории) и глубоко презирать (третировать?) любые проявления компромисса и толерантности в российской повседневной практике.

У европейцев, на мой взгляд, больше скучного прагматизма и меньше страстных российских влюбленностей/разочарований. Как-то там не услышишь слов про предательство идеалов, измену базовым ценностям… Они больше смотрят, что партии удалось выполнить из обещаний, а что не удалось. Терминология семейных сцен или ссор влюбленных под балконом из европейской политики ушла лет 40 - 50 назад. А у нас: «Ты помнишь, изменник коварный, как я доверялась тебе?! Вот хрен теперь пойду голосовать».

Ну, значит, не Европа еще.

Наконец, психологический резон. Какой внутренний ущерб ты понесешь, если придешь, проголосуешь и, допустим, проиграешь? Будешь считать себя дураком? Или друзья будут считать тебя дураком? Мол, там все было схвачено, а ты своим участием («соучастием») только придал видимость легитимности этому фарсу? Постой, милый. Ты себя не переоцениваешь, с точки зрения легитимности? Если бы ты, такой белый и пушистый, не слез с печи, то прям вся европейская общественность встала бы на дыбы с требованием признать выборы незаконными?

Да ровно наоборот. Если твоего бюллетеня в урне нет, его место легко может занять любой другой. Вовсе не обязательно настоящий. А если он есть, с ним надо что-то делать. Рисковать, фальсифицировать, перебивать двумя бюллетенями за другую партию. Подставляться. Портить статистику. Так что ты сделаешь большое одолжение партии начальства, если продемонстрируешь свою совковую несгибаемость и останешься дома.

И вообще. Не слишком ли много пены вокруг простого дела: пришел, зафиксировал свое отношение к той или иной партии – и дальше по своим многообразным делам? Пусть там товарищи разбираются и выбираются. Во всяком случае, ты не облегчил им жизнь.


Приведу пример из другой сферы. Адвокат Ходорковского добивается его условно-досрочного освобождения. Он рассчитывает на успех? Вряд ли. Заранее ясно, что найдут повод вынести взыскание и отказать. Ему почти в открытую говорят: что ты, голубь, суетишься, себе и нам жизнь отравляешь, - все схвачено…

Хорош бы он был, если бы согласился. Нет, он использует свое право (а для него это обязанность), создает проблемы себе и власти, пытаясь облегчить участь своего клиента. И вынуждает тюремные власти выносить смешное взыскание. Им гораздо комфортнее было бы не позориться с этим взысканием, насчет рук за спиной. Тихо-мирно, без шума и пыли, проехать половину срока и двигаться далее.

Но им не дали. Их вынудили. Не позволили оборвать коммуникации между властью и гражданином. Заставили проглотить напоминание о себе. Это абсолютно правильно и абсолютно профессионально. Дурак будет тот, кто обвинит адвокатов, что они своими действиями «придают видимость легальности этому фарсу».

А что, надо было подземный ход копать?

Почему-то когда речь о выборах, либеральная общественность на удивление легко соглашается: да, подземный ход, пожалуй, был бы лучше. Красивее!

Ладно, черт с вами, ройте, если вы такие романтики. Но что мешает действовать одновременно как подземными, так и надземными методами?!
Не вижу никаких иных причин, кроме чисто эсеровской (чтобы не сказать большевистской) упертости. Известное дело: нас в России хлебом не корми, дай поиграться в карбонариев.

***

Если говорить всерьез, то, как развернется вторая интрига, будет определяться главным образом позицией образованных и думающих горожан. Остается надеяться, что они все-таки постараются провести в парламент третью партию, которая «по определению» будет европейски-западнической. Дело в том, что у «справедливороссов» выбита из-под ног административная опора. Без нее они – пустое место. В Кремле вовремя сообразили, что бюрократический Боливар не вынесет двоих, и принесли С. Миронова в жертву. Бедняга сейчас переживает всю гамму чувств выхухоли, с которой снимают шкурку для барской шубы. Дело, конечно архиважное, но выхухоли от этого не легче.

У ЛДПР свои проблемы – в том числе распад партийной структуры и некстати случившаяся экспансия Путина на патриотическое поле. Теперь они с Жириновским в некотором смысле конкуренты. С заведомо неравными возможностями.

Судя по синхронному залпу московских («МК», «Момент Истины») и кремлевских («КП», «Известия») медийных орудий с одним и тем же компроматом в адрес СПС, именно эта партия рассматривается лидерами «Единой России» как главная угроза после коммунистов. Тут не было бы счастья, да несчастье помогло: СПС до последнего стремился сохранить приличные отношения с «зубцами», но логика конкуренции вынуждает его уйти в более жесткую либеральную оппозицию. Оно и к лучшему: теперь на этом фланге, по крайней мере, есть ясность, а у правых появляются реальные шансы собрать под свои знамена существенную часть недовольных совковым реваншем. Учитывая позитивный опыт региональных кампаний СПС, за месяц можно многого добиться.

Так что с выборами еще далеко не все ясно.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика