Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Что выбирать, когда нечего выбирать?

15.11.2007
Хорошо известен старый театральный прием. Чтобы изобразить оживленную многоголосицу, актеры на разные лады повторяют: «Что говорить, когда нечего говорить?». Чем-то с этим сходна нынешняя избирательная кампания, которая фактически сводится к имитации политических страстей. Не удивительно, что, по данным последних опросов, от 15 до 20 процентов избирателей пока не решили, участвовать в выборах или нет. Каким же в итоге будет явление электората народу? Комментирует депутат Государственной Думы первого созыва (1993 – 1995, фракция «Выбор России») Валентин Михайлов.

Вслед за Дмитрием Орешкиным и Виктором Шейнисом я хочу предостеречь от одной из распространенных и постоянно возрождающихся российских привычек – бойкота выборов.

Такой мотив присутствовал в течение всех постсоветских лет, однако, как мы помним, у недовольных системой тогда существовала альтернатива: прийти на выборы и проголосовать против всех. Были случаи, когда кандидат «против всех» набирал до 30 - 40% голосов. В октябре 2003 года за два месяца до выборов в Госдуму «Новая газета» писала: «Голосование «против всех» идет на смену бойкоту выборов. Бойкот, который ранее многие считали достаточным выражением презрения к выборной системе, теперь все больше рассматривается как пассивность».

Однако уже президентские выборы 2004 года показали, что бойкот как метод политической борьбы многие не собираются списывать со счетов. В частности, Елена Георгиевна Боннэр заметила: «Я продолжаю считать, что бойкот президентских выборов является единственным нравственным ответом на сложившуюся в России антидемократическую властную структуру». К подобному выводу вскоре пришел комитет «Свободный выбор-2008»: «Выборы не представляют собой выборы. Они происходят с многочисленными очевидными нарушениями, если не буквы закона, то духа, смысла выборов. Поэтому мы призываем кандидатов в президенты отказаться от участия в выборах. Также мы призываем граждан России не дать себя обмануть и не участвовать в этой инсценировке», - объяснил тогда член комитета Александр Гольц.

В январе 2004 года идея бойкота президентских выборов обсуждалась в КПРФ. Егор Лигачев, давая отпор высказываниям товарищам по партии вроде «бойкот – удел слабых», развивал и защищал эту идею как возможный вариант тактики коммунистов: «А как же быть с В.И. Лениным и большевиками, считавшими бойкот одной из лучших традиций русской революции»? – вопрошал он.

Партия «Яблоко» в тот год пошла дальше обсуждения и взяла эту тактику на вооружение. В конце февраля 2004 года бюро Федерального совета «Яблока» заявляло: «… ход избирательной кампании по выборам президента РФ подтвердил оценку и прогноз, данные 12 съездом партии: выборы превращены в политический фарс…». Далее говорилось, что «Яблоко» считает невозможным «участвовать в очередной имитации демократических процедур».

После внесения Государственной Думой радикальных поправок в избирательное законодательство (отмена графы «против всех» и порога явки, необходимого для признания выборов состоявшимися) сторонники бойкота обновили свои аргументы. Политолог Станислав Белковский на совещании «Другой России» в сентябре 2006 года в своем докладе убеждал в необходимости бойкотировать парламентские выборы 2007 года. Видимо вспоминая склонность к подобным действиям в «Яблоке» и КПРФ, он обращал призыв прежде всего к этим двум партиям. Через пару месяцев за поддержку бойкота выступил Гарри Каспаров: «Парламентские выборы бессмысленны в том плане, что этот результат заранее будет предсказуем». В том же духе неоднократно высказывался Михаил Касьянов.

Бойкот не раз становился темой внутрипартийной дискуссии в «Яблоке». Так, в феврале 2006 года московское «Яблоко» в ответ на неправомерный, по мнению его членов, отказ в регистрации своего кандидата предполагало призвать избирателей 196-го Медведковского округа к бойкоту довыборов в Думу. Перед региональными выборами в марте 2007 года Союз правых сил и «Яблоко» предполагали в тех регионах, где эти партии были сняты с выборов, игнорировать голосование. Для СПС это были Вологодская и Псковская области. Борис Надеждин, член политсовета партии, справедливо возмущался: «Там оказывалось давление на кандидатов. По местному закону, если один или два кандидата выйдут из списка, то список снимается с выборов, - это бред!».

В октябре 2007 года я случайно набрел на сайт, специально созданный для распространения идеи «неявки». Вопрос здесь ставится ребром: «Сайт… призван объединить усилия тех, кто понимает, что единственный из возможных вариантов реакции на какие бы то ни было выборы - это их полный бойкот. Для тех, кто еще сомневается, мы расскажем…. Тем, кто решил активно протестовать против проведения выборов, мы предлагаем координацию на основе …».

К кому обращаются сторонники бойкота выборов? Конечно к тем, кто их услышит. Это политически активная часть населения - молодежь, интеллигенция. Именно этим людям предлагается перейти на нулевой уровень активности. Присоединиться к общей массе анархистов, равнодушных, без пяти минут эмигрантов или просто «пофигистов». Один - два миллиона граждан, которые последуют призыву, без следа растворятся в массе 30 - 40 миллионов, регулярно не являющихся выборы по самым разным и отнюдь не идейным причинам. Вообще число не приходящих к урнам избирателей – сложная функция от политической обстановки, активности партийных агитаторов и местных администраций, погоды и многих других обстоятельств. Оно плохо предсказуемо. Поэтому не представляется возможным оценить масштаб «диванного бойкота» и отделить его от бойкота политически аргументированного.

Теперь встанем на позицию гражданина, искренне желающего, чтобы в стране были свободные выборы, более честные, чем в 1990 и 1993 годах. Практика последних кампаний не сулит надежд на улучшение, скорее вселяет уныние. Разговоры об «административном ресурсе» стали повсеместными. Мысль о бойкоте предстоящего голосования в такой ситуации кажется вполне здравой. Но взглянем на вещи шире. В двадцатые годы прошлого столетия граждане, которых советская власть лишала избирательного права (были тогда и такие методы), в пространных письмах к руководству страны доказывали, что не заслужили подобного наказания и просили вернуть им возможность участвовать в выборах. А сегодня их соотечественники часто легко, без особых причин и длительных раздумий, отказываются от своего гражданского права.

Между тем по сравнению с советскими временами в России еще остаются значительные возможности для изъявления воли гражданина. Выбор, конечно, более ограниченный, чем раньше, но достаточный, чтобы действовать четко и продуманно. Прекрасно, если одна из партий соответствует вашим взглядам. В этом случае вы просто голосуете за нее. Но что если вы не желаете поддерживать ни одну из внесенных в бюллетень? 2 ноября, ровно за месяц до голосования, отвечая на вопрос «Если вам не за кого голосовать, что вы предпочтете?», поставленный радиостанцией «Эхо Москвы», вариант «прийти на избирательный участок и испортить бюллетень» (как призывает «Другая Россия» ) выбрали 77 % слушателей. 23% высказались за предложение «вовсе не ходить на выборы». Тот же вопрос в Интернете показал: доля тех, кто вообще не придет на выборы, поскольку не знает, за кого голосовать, достигает 38%.

Напомню, что в декабре 2006 года гражданин К. из Екатеринбурга в обращении к президенту попросил Владимира Путина использовать свои конституционные прерогативы и политический вес для пересмотра противоправного, на взгляд К., закона об отмене графы «против всех». В ответ последовала официальная рекомендация из Кремля. Начальник государственно-правового управления президента Л. Брычева посоветовала российским избирателям, отказывающим в поддержке всем кандидатам или партиям, «не участвовать в голосовании либо опустить в ящик для голосования бюллетень без своей отметки, либо иным способом выразить к ним свое негативное отношение».

На мой взгляд, практика российских выборов требует внести в эту формулировку разъяснение. Если вы не возьмете бюллетень, им могут воспользоваться совсем не в ваших интересах – такое случалась нередко. И нет доказательств, что со временем число злоупотреблений сокращается. Но можно прийти на участок, взять бюллетень и сделать его недействительным. Например, оставить пометки рядом с названиями сразу нескольких партий. Незаполненный бюллетень также будет внесен в число недействительных, только зачем играть в поддавки? В отличие от неявки на выборы (или бойкота) недействительные бюллетени подсчитываются, их число вносится в итоговый протокол. Точно так же ранее поступали с голосами «против всех». Доля недействительных бюллетеней на прошлых выборах известна и по ее динамике можно судить о настроениях в обществе.

Конечно, разработаны технологии наглых фальсификаций, когда недействительные бюллетени попадают в стопки бюллетеней партий – фаворитов власти и там подсчитываются. Автору этих строк доводилось сталкиваться с подобными фокусами. В таких случаях лучшее лекарство – эффективное наблюдение. Но это уже следующая ступень гражданской ответственности и активности.

По всей видимости, ни исполнительная, ни законодательная ветви власти пока не собираются расширять нашу суверенную демократии. Так что давайте пользоваться тем, что еще доступно. И постараемся беречь все ростки электоральной и политической культуры, которые еще окончательно не заглохли.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика