Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Медведевское большинство

14.12.2007
Максим Артемьев
Выдвижение действующим президентом кандидатуры Дмитрия Медведева на высший государственный пост, с одной стороны, завершило главную политическую интригу года, а с другой – положило начало новым гаданиям: who is mister Medvedev? Комментирует Максим Артемьев.

Византийский характер российской политики, вершащейся, как и во времена ЦК КПСС, в кабинетах, сокрытых от глаз общественности, заставляет аналитиков-кремленологов ломать голову, и строить самые нелепые догадки. Не будем уподобляться им и делать вид, что можем по выражению глаз Путина или Медведева прочесть их тайные планы и желания. Этого не знает никто. Любая попытка рационально - на западный манер - просчитать ходы российской власти всегда оканчивается провалом. Кто в 1999 году мог представить, что слабый, коррумпированный Кремль, находившийся на содержании у олигархов, вдруг проявит такой всплеск целенаправленной и хорошо рассчитанной энергии? Кто б мог подумать, что березовских и гусинских, казавшихся такими всесильными, менее чем за год прижмут к ногтю и они позорно сбегут за границу? А кто вообще в августе 1999-го, когда Ельцин объявил о назначении Путина и назвал его своим преемником, воспринял это всерьез? Я хорошо помню этот день, всеобщая реакция была такая: «Старик совсем спятил!»

Мораль из всего этого – никакие прогнозы нельзя принимать всерьез. Возможно что угодно. И еще – пока чаще всего сбывались предположения группы околокремлевских политологов а ля Павловский и иже с ним. Они действительно, как бы кому это ни казалось ужасным, лучше всех понимают русский народ и предлагают вполне реальные и работающие рецепты по массовому одурачиванию.

Стоит, думается, сосредоточить внимание не сколько на персоналиях, сколько на среде в которой они действуют и которая формирует их мировоззрение.

Восемь лет правления Владимира Путина породили феномен, прежде неведомый мировой политологии, – небывалый рейтинг популярности действующего избираемого президента, дающий ему возможность фактически поступать как заблагорассудится. Разумеется, и у Путина есть известные пределы, но в целом окно возможностей для него распахнуто беспрецедентно широко. Контраст по сравнению c предшественником просто разительный. Но и в сравнении с любым политическим деятелем современности – так же. Интересный вопрос – именно такого результата добивались те, кто бурным летом 99-го отправлял во власть малоизвестного кагебэшника, или же оный превзошел их самые смелые ожидания?

Мы рассматриваем блистательную карьеру Путина как образец, на который может ориентироваться Медведев. Выводов из нее можно сделать несколько.

Во-первых, люди склонны забывать и не задумываться – от кого приходит во власть человек, кем выдвигается. Связка Ельцин (непопулярный) - Путин нарушилась буквально еще до отставки первого. Многочисленные попытки левой и правой оппозиции связать Владимира Владимировича с Борисом Николаевичем всякий раз лопались, не привлекая внимания. Победителя не судят – если лидер оказался удачлив, то никакая привязка ему не помеха. Точно так же в свое время «демократы» позабыли сугубо номенклатурное прошлое Юрия Лужкова.

Во-вторых, обязательства преемника перед предшественником весьма обтекаемы, и их выполнение видится каждым по-разному. Путин, безусловно, может считать, что все свои обязательства перед поставившей его Семьей выполнил, но Семья вправе полагать, что сделано это было не так, как предполагалось.

В-третьих, одного авторитета мало, и власть должна опираться на репрессивный и цензурный механизм. «Единая Россия» победила бы и без цензуры, но – цензуру не отменяют ввиду неких соображений.

В-четвертых, этот механизм не действует открыто, он всегда неясен и неуловим. Он прекрасно может работать при формально действующих демократических правилах игры. Тут дело и в избирателях, и в правящих элитах. В принципе депутат облдумы может выступить против предлагаемой кандидатуры на пост губернатора, но в жизни такого не происходит, и все шито-крыто. Журналист может написать критическую статью, а редактор – ее пропустить, но – не пишут и не пропускают. Как собаки Павлова, региональные и федеральные элиты тонко чуют ситуацию и пускают слюну по команде, стоило смениться дрессировщику. Один и тот же губернатор мог «борзеть» при Ельцине и бегать на задних лапках при Путине, не видя в этом ничего постыдного. Какой-нибудь Кулистиков или Леонтьев работал в 90-е на радиостанцию «Свобода», получая деньги от ЦРУ, а сегодня он – патриот и государственник.

В-пятых, в России требования избирателей весьма специфичны. Неучастие в предвыборных дебатах, например, для них не является минусом. В том же ряду «национальных особенностей» - отсутствие интереса к содержанию программ партий и кандидатов. Народ ориентируется на личности, а уж что там личность планирует делать – дело даже не второе, а третье. Наиболее яркий пример - Жириновский. Все прекрасно знают, что человек не собирается выполнять ни доли процента из провозглашаемого, но все равно голосуют, и он уверено проходит в Думу всякий раз, а разные умники остаются за ее пределами, и близко не достигая результата Владимира Вольфовича. Причина в том, что лидер ЛДПР понял русский народ, а высоколобая самоуверенная публика – нет.

В-шестых, в России вообще все не так «как у людей». Немцов и Чубайс обещали нам, что пройдут реформы, рынок заработает, люди заживут – и будут голосовать за демократов. Ничего подобного, люди зажили как люди, но… демократы в их глазах вообще потеряли всякую респектабельность. Даже молодежь, не помнящая жизнь при коммунистах, к ним не идет, цензурой не возмущается, свободолюбивых устремлений не выказывает. Это на Западе дети состоятельных буржуа сплошь лево-либеральны, плюют в лицо истеблишменту, помогают бедным, стыдятся богатства. У нас же чада разбогатевшей мрази зажиточностью кичатся, комплекса вины ни за что не испытывают, убогих презирают, от Путина фанатеют, «оранжевых» на той же Украине ненавидят.

Исходя из этого, выбор россиян в марте 2008-го года будет базироваться не на привычных западным социологам посылах, а на чем-то ином. Медведева поддержат не за какие-то его способности, взгляды, программы, а просто потому, что он человек Путина и за Путина. Но и тут главное не сам Путин, если разобраться, а «стабильность» и психологическая компенсация, полученная за последние восемь лет. Опять-таки начни раскладывать по полочкам стабильность – не очень ясно, что имеется в виду, как и не ясно, откуда берется и чем сплачивается путинское большинство. Но оно – реальность, и его не объехать. Понятно одно – держится консенсус не на выдающихся чертах личности В.В., а на его конкретных делах, на его успехе.

Вопрос вопросов – сохранится ли путинское большинство при Медведеве? Точнее говоря, тут два вопроса: будет ли большинство в принципе и будет ли оно именно «путинским» или плавно перетечет в «медведевское»? Из ответа на второй вопрос следует третий: будет ли два центра власти в России или один? До сих пор такого – двух центров власти - в нашей стране не бывало. Плюс по Конституции полномочия президента просто царские. А раз так, то рискнем предположить, что довольно быстро В.В. отойдет на второй план – хочет он или народ того либо не хочет. Двум царям не бывать. Все эти обещания оставить Путина премьером – разговоры в пользу бедных, психологическая релаксация. Даже если Владимир Владимирович и переедет в Белый дом, то не для того, чтоб играть первую скрипку. России придется научиться жить без Путина. Глубоко уверен, что даже Дэн Сяопином он не будет.

Итак, что же обещает нам ближайшее будущее с точки зрения гражданского общества и многопартийной демократии? Все усилия элит будут направлены на сохранение нынешнего аполитичного состояния страны, пребывающей в естественной отключке после шока изменений 90-х. Анабиоз может продлиться и двадцать лет, и только три года. Не стоит гадать на кофейной гуще.

Один из возможных вариантоы – Медведев теряет нити управления, элиты потихоньку интригуют, он не справляется с их удержанием, народ не чувствует строгости и начинает шалить. Тут допустимы уже и ростки публичной политической борьбы, хотя не исключен и ответный ход кремлевской группировки с выдвижением «сильного человека», вплоть до возвращения Путина.

Другой вариант (увы, более вероятный) – все продолжается как прежде, все (и низы и верхи) довольны, про Путина быстро забывают, и страна влюбляется в Медведева. Для экономики это совсем неплохо, благосостояние растет.

Одно твердо можно сказать – никогда управляющий класс не пойдет на либеральные реформы в политике от широты души, от хорошей жизни. И Хрущев, и Хуа Гофэн, и Де Клерк, и Пиночет ослабляли вожжи лишь тогда, когда не могли править по-прежнему. Первых двух к тому подтолкнула экономика, последних – политический прессинг из-за рубежа.

Так что наш прогноз скорее пессимистический, нежели оптимистический. Без долгой и неблагодарной разъяснительной работы никакой демократии людям не нужно будет сто лет. Действующие же лидеры оппозиции настроены на политические борьбу – априори безуспешную. Ясно, что будет ли от либералов единый кандидат, пойдут ли они рассеянно – результат окажется одинаковым, как у СПС на парламентских выборах. Необходимы долгосрочные инвестиции в воспитание масс, приучение их к необходимости плюрализма в политике и общественной жизни, выработка иммунитета к демагогии, к тирании и имперским замашкам. Надо приучить их не бояться честных разговоров о собственной истории и своем месте в мире.

Вот чем следовало бы заняться либералам в «либеральное» правление Дмитрия Анатольевича Медведева.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика