Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Выборы прошли, да здравствуют выборы! (Нужно ли обижаться на рейтинг «Фридом Хауз»?)

23.01.2008

Для демократии не имеет значения
как каждый из нас проголосует.
Очень важно как наши голоса посчитают.
Но не менее важно как к этому подсчету
относимся мы сами.


Как-то быстро, скороговоркой обсудили мы прошедшие в декабре выборы. Оценили. Примирились. Ждем марта. Но вот нашлись какие-то упрямые люди в Ингушетии и доказывают то, что юридически уже установлено и изменить невозможно. Зато они достаточно четко и явно показывают обществу, что в действительности происходило в этой республике и как там были достигнуты результаты, близкие к предельным 100 процентам. Такие действия подвигают и нас на более внимательный анализ того, что произошло 2 декабря. А вдруг это будет полезно на президентских выборах.

Результаты выборов 2007 года в Госдуму РФ внесли некоторое смятение в умы. Так было и после предыдущих российских выборов, но в этот раз тот же самый эффект проявился более четко. С одной стороны, официальные результаты четырех партий, прошедших в Думу, очень хорошо соответствуют прогнозам социологов из ведущих центров. Для кого-то этого достаточно чтобы отложить в сторону сомнения в достоверности и адекватности результатов. Однако, с другой стороны, мало кто отрицает применение административного ресурса до выборов и в день голосования в самых разных регионах. Если судить по письмам в разных Интернет-форумах, видимо, многим довелось быть свидетелями того, как работает этот ресурс. Однако, кроме личных впечатлений, имеются и другие доводы.

У каждой партии из числа внесенных в бюллетень была вполне определенная доля своих сторонников. Не считая явного лидера - Единой России, в последние месяцы перед выборами у КПРФ, СР и ЛДПР таких сторонников было от пяти до двенадцати процентов. Кроме того, среди тех, кто собирался пойти на выборы, была вполне определенной доля сомневающихся в том, какой партии они отдадут предпочтение. По данным ВЦИОМа незадолго перед выборами затруднялись с выбором конкретной партии 13% из числа опрошенных и 9% - из активных избирателей1. Кроме того, у социологов были заметные трудности с прогнозированием явки2. В конце ноября ФОМ предсказывал явку в целом по стране не выше 59%, а ВЦИОМ и ЛЕВАДА-Центр – не выше 54%, а по результатам ЦИК РФ, опубликованным после выборов, оказалось 63,8%.

И вдруг, на территории России в определенных одиннадцати республиках3, обнаруживается большое число – 221 - территориальных избирательных комиссий (ТИК), в каждой из которых избиратели показывают явку выше 90%. Учитывая, что в каждых двух из пяти этих комиссий активность превысила даже 98%, средняя явка в этих ТИК составила 96%. Атмосфера сверхвысокой активности охватила таким образом 5 млн 600 тыс. избирателей (всего в этих одиннадцати республиках в 330 ТИКах зарегистрировано 11 млн 56 тыс. избирателей). Что, особенно интересно, они не просто пришли в столь массовом порядке, что необычно для выборов в любой стране, но и, отложив в сторону все симпатии другим партиям и сомнения (за какую партию голосовать), показали невиданную приверженность партии «Единая Россия», за которую отдали голоса более 92% из принявших участие в выборах. Заметим, что за исключением 25 ТИК число избирателей во всех других 196 комиссиях лежит в пределах от 10 до 140 тысяч. Т.е это весьма значительные сообщества, в которых уже могут и должны работать статистические закономерности.

В этих же республиках во всех других 109 ТИК (вне списка 221 комиссии) примерно такое же число избирателей показало высокие, но все же гораздо более вероятные для свободных выборов явку 79,6% и голосование за Единую Россию -74%. Понятно, почему это произошло. В более отдаленных районах с мелкими селами и зависимым от начальства крестьянством административный ресурс применять нетрудно. А более крупные города и особенно столицы республик не легко поддаются давлению.

Заметим, что в этих 11 республиках степень мобилизации населения на выборах заметно различается. Например, во всех восьми ТИК Ингушетии и всех 13 – Кабардино-Балкарии явка превысила 97%. А в Чувашии только в двух ТИК из 28 явка превысила 90%. Для более точного анализа можно было бы разделить одиннадцать республик на три группы. Но для нас важно, что именно здесь, в этих одиннадцати обнаруживается заметное большинство всех случаев аномальной явки и голосования за партию власти. В целом в Российской Федерации явка в 90% была превзойдена в 279 ТИК 4 , что образуется из суммы 221 ТИК в 11 республиках и 58 ТИК во всех других субъектах федерации (республиках, краях, областях, …).

В связи с этим посмотрим насколько положение с выборами изменилось в России с 1990-х гг. За основу возьмем точку зрения, которую трудно оспаривать, что на свободных выборах очень высокая явка и голосование за партию или кандидата власти, превышающая 90% «для остального мира выглядит просто неприлично» и это «компрометирует институт выборов и сами полученные результаты» 5. Учитывая это, имеет ли под собой почву оценка, что качество выборов и демократии у нас понизилось? Одновременно не будем упускать из вида, что наличие или отсутствие аномальной активности избирателей это лишь одна, хотя и весьма важная характеристика избирательного процесса.

На выборах Президента РФ 1996 г., которые проходили в два тура - 16 июня и 3 июля, очень высокая явка 90% была официально зафиксирована в нескольких десятках территориальных комиссий. Особенностью тех выборов было то, что львиная доля этих комиссий тогда была сконцентрирована в Башкортостане и Татарстане: в первом туре 48 (из 56 во всей России) и во втором – 62 (из 79 в РФ).

Как можно видеть, административный ресурс в то время уже работал, но тогда еще существовали и некие моральные ограничители. В тот год вполне советская планка активности избирателей, равная 98%, видимо еще смущала. В первом туре она была преодолена в России в 6 ТИК (из них 2 в РБ, 1 в РТ), а во втором туре в 9 ТИК (3 в РБ, 4 в РТ).

Через четыре года, на выборах Президента в марте 2000 г., планка активности в 90% была преодолена уже в 122 ТИК, из них 66 в Башкортостане и Татарстане вместе взятых. Предельная высота в 98% была взята в 15 ТИК, из них 13 были в Башкортостане и Татарстане. По 6 – 8 районов из Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Мордовии вошли в зону «более 90%», однако выше 98% поднялась только одна Ингушская ТИК.

На следующих выборах 2004 г. уровень явки в 90% был превзойден в 288 ТИК. К двум лидерам, Татарстану и Башкортостану (90 ТИК выше 90%, 36 – выше 98%), снова присоединились четыре вышеперечисленные республики, которые теперь уже заявили о себе в полный голос, а также Карачаево-Черкесская и Чеченская республики. В этих восьми республиках в сумме порог очень высокой явки был преодолен в 210 территориальных комиссиях. И без того высокий уровень мобилизации населения на выборах был еще более повышен в Ингушетии. Качественный скачок продемонстрировали Мордовия (24 выше 90% и 14 выше 98%), Кабардино-Балкария (соответственно 13 и 11, причем 13 – это общее число ТИК в республике) Дагестан (50 и 3), Чеченская Республика (19 и 1). Доминирование двух лидеров закончилось. В первый ряд встали не две, а все восемь республик, перечисленных в этом абзаце.

Декабрьские выборы 2007 в Госдуму РФ показали, что ситуация 2004 года в основном сохранилась: в чем-то осталась прежней, в чем-то ухудшилась. Общее число комиссий с очень высокой явкой незначительно понизилось (было 288, стало 279), но сверхвысокая явка 98% была показана уже не в 76, как за три года до этого, а в 90 ТИК. Позиции восьми лидеров еще более укрепились. А во всех других субъектах федерации, если рассматривать только фактор двух порогов явки (90 и 98%), положение немного улучшилось.

В целом с 1996 г. до 2004 - 2007 гг. произошло весьма значительное изменение картины выборов. Частично это символизирует Хабезская ТИК Карачаево-Черкесской Республики, которая в 1996 г. имела вполне обычную явку 79% в первом туре и 74% – во втором. В 2007 г. она стала широко известна своими знаменитыми стопроцентными явкой и голосованием всех ее 17779 избирателей, - показатели, которые до сих пор не встречались в практике российских выборов для таких достаточно крупных комиссий и которые практически невозможно превзойти.

Возвращаясь к проблеме предсказания явки на выборах, заметим, что решение ее в значительной мере лежит в явлении аномально высокой явки, описанном выше. Если бы в России в каждой десятой территориальной комиссии в стране активность избирателей не превышала 90 процентов, а была бы равна средней по стране, то это понизило бы число участников выборов без малого на два миллиона, что соответствует двум процентам явки. Можно также заметить, что административный ресурс для увеличения явки применялся и в районах, где активность была несколько ниже. Уважающему себя социологическому центру просто невозможно было учесть увеличение явки получаемое благодаря административному ресурсу: в ходе опросов интервьюируются отдельные граждане, а не сотрудники районных администраций. В опросе же граждан, как представляется, невозможно получить обоснования для прогноза явки в 90 и выше процентов.

Рассмотрим другой вопрос, на первый взгляд казалось бы не имеющий прямого отношения к теме.

В своем докладе за 2004г. неправительственная правозащитная организация "Фридом Хауз", оценивающая политические права и гражданские свободы в разных странах мира с 1973 года, понизила рейтинг России. При постоянной оценке гражданских свобод, уровень политических прав был понижен на один балл (с 5 до 6), что повлекло перевод России в группу «несвободных» стран. Такую же оценку тогда получили Ангола, Алжир, Тунис, Египет, Гвинея, Чад, а также более близкие к нам Азербайджан, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Это событие не осталось незамеченным в нашей стране. Не только источники близкие к правительству, но и независимые политологи и журналисты отнеслись к нему небезразлично. Кто-то отказывал такой организации в праве «ставить оценки», кто-то обиделся на то, что нас поставили в один ряд с африканскими странами.

До этого с начала 1990-х годов Россия каждый год попадала в группу «частично свободных» стран. По результатам 2000 года оценка уровня политических прав также была понижена на один балл, но то понижение не влекло за собой перемещение в другую группу и, видимо, поэтому российская реакция тогда была более сдержанной.

Нет сомнения в том, что, подходя критически к тому анализу, который в своих докладах представляла эта организация, можно найти в нем немало недостатков. Особенно уязвимы для критики непосредственные сопоставления двух конкретных стран, находящихся рядом в годовой таблице "Фридом Хауз". Однако нас в данном случае интересуют не столько абсолютные значения оценок, сколько их изменения с годами.

Выше был дан краткий анализ состояния общероссийских выборов за последние одиннадцать лет. При этом в основу положено рассмотрение лишь одного фактора, сопровождающего управление выборами со стороны администраций - аномально высокой явки избирателей. Сопоставление изменения этого фактора с оценками "Фридом Хауз" показывает наличие заметной согласованности: в двух случаях в 2000 и 2004 гг. за увеличением общего объема случаев аномально высокой явки следовало понижение рейтинга России. Следует отметить, что было бы неверным напрямую связывать эти два фактора. Точнее будет отметить, что расширение географии очень высокой явки являлось показателем усиления административного ресурса во время выборов. Последнее проявилось и в других сторонах избирательного процесса, которые здесь не рассматривались. Ухудшение общей атмосферы выборов явилось одним из признаков понижения уровня политических свобод граждан.

Недавно этой же организацией был опубликован рейтинг за 2007 г. Россия сохранила те же оценки, что и в предыдущем году. Что принесет начинающийся 2008-й?

Можно с успехом развивать критику годовых обзоров выпускаемых "Фридом Хауз". Если она конструктивная, это пойдет всем на пользу. Но что касается оценки демократии в России, то было бы правильнее для начала устранить такие аномальные явления как очень высокая и сверхвысокая явка, а также другие очевидные проявления административного ресурса.


1 ВЦИОМ, Пресс-выпуск № 819, 26.11.2007
2 «Единственное существенное отклонение прогнозов от результатов выборов наблюдается по явке избирателей, которая оказалась заметно выше прогнозируемой. Действительно ли проблема прогнозирования явки – последняя из нерешенных проблем, а с остальными социологи научились успешно справляться?» - Алексей Чуриков, директор по технологиям, Фонд "Общественное мнение. Выборы в Думу 2 декабря 2007 г. – новый опыт в копилку социолога. Часть 1. с. 1.
3 Башкортостан, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Мордовия, Татарстан, Чеченская Республика, а также Тыва, Марий Эл и Чувашия.
4 Всего в 2007 г. в Российской Федерации было 2748 территориальных избирательных комиссий. Начиная с 1996 года это число изменялось незначительно.
5 Камышев Д. , интервью у Р.Туровского "Если можно было бы, они бы и 100% показали". Журнал «Власть», № 48(752) от 10.12.2007.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика