Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Куба и «Война Чарли Уилсона»

24.02.2008
Максим Артемьев
Так случилось, что новость об уходе Фиделя Кастро с правительственных постов совпала у меня с чтением книги «Прошлое одной иллюзии» Франсуа Фюре. Кто не читал – советую. Знаменитый французский историк свой последний капитальный трактат посвятил исследованию причин притягательности идеи коммунизма. Он сам в молодости, как почти все французы послевоенного поколения (не исключая и Ширака), отдал дань очарованию левизны.

Так вот, комментарии мировых СМИ относительно ухода диктатора от повседневного управления несчастным островом неприятно поразили своим лицемерием. Мало кто написал прямо и честно в смысле «туда ему и дорога». Большая часть европейских газет начали бормотать нечто невнятное – «с одной стороны, с другой стороны». С одной стороны, все левые и либеральные издания не замедлили отметить «прекрасное» образование и здравоохранение на «острове Свободы», вспомнили бешеную популярность Фиделя Кастро в Третьем мире, прошлись по тому факту, что бородач пересидел десять американских президентов, как будто это достижение, а не следствие несменяемости вождя. С другой – посетовали на ограничения свободы слова и политической деятельности, вспомнили про диссидентов, кое-кто даже назвал режим диктатурой, но тут же подчеркнул, что она – "не кровавая". Упомянули о развале экономики и страшной бедности населения, но заметили, что это, возможно, следствие американской торговой блокады. Короче говоря, читателю не очень понятно – каков же итог правления братьев Кастро и что, собственно, представляет Куба при них?

Причины этой невнятицы и объясняет, по сути, Фюре. Левые, обсуждая положение дел в коммунистических странах, никогда не обращают внимания на факты, а замечают только слова, то, что говорят сами о себе их диктаторы-единомышленники. А так как своим напором те забивают либералов, то и последние, боясь прослыть реакционерами, волей-неволей следуют их логике. Потому все СМИ пишут, что братья свергли Батисту-диктатора, но о том, какой режим они сами установили, умалчивают. (Любопытный факт: после того как Кастро арестовали за попытку штурма казарм Монкада, они отсидели детские сроки – по сравнению с теми, что затем сами впаивали диссидентам, - и были выпущены по амнистии менее чем через три года – подготавливать дальнейшую революцию в Мексике.)

Напомню, что Пиночета западные журналисты в некрологах буквально рвали на части – никаких «но», генерал был плохом человеком, никаких ссылок на экономические успехи. Тут же - сплошные «да, но» и упоминание о развале экономики лишь вскользь.

Читая Фюре и переживая события полувековой и более давности, когда сталинский СССР рисовался многим на Западе как общество будущего, как некое светлое пятно на мрачном империалистическом фоне, поневоле сравниваешь происходившее тогда с современной ситуацией. Та же всемирная глупость левых, тот же идеализм, то же страстное стремление поверить, что где-то социальная инженерия работает и «иной мир» возможен, та же ненависть к рынку, к политической свободе, то же стремление оградить диктатуру от критики, тем более – от давления. Конечно, время чему-то научило и левых, и они уже не рыдают, как при смерти Сталина, но слезы тайком еще вытирают.

Однако неприятнее всего поразила меня реакция официозных российских масс-медиа. Столько елея, двусмысленностей, умолчания и прямой лжи давно уже не было слышно у нас касательно зарубежной политики. Тут и «остров Свободы» - без кавычек и иронии, и «американские агрессоры», и «шестьдесят попыток убийства наемниками ЦРУ», и «народная любовь», и «прославленный команданте». Один из самых одиозных советских журналистов брежневского периода Генрих Боровик, например, выдал в интервью «Вестям» такой перл: «…они достигли уровня буквально трех-четырех самых благополучных стран. На маленькой Кубе, изолированной Кубе! … У них медицина - лучшая в Латинской Америке. И она тягаться может с Соединенными Штатами. У них образование поставлено замечательно. Их спортивные достижения мы знаем все, правда? Вот как изменилась Куба! Так что о чем мы должны говорить? Я думаю, что народ просто не позволит, чтобы вот так вот резко изменилась политика на Кубе». Вот только почему народ бежит с Кубы на плотах и убогих лодках, Боровик не разъясняет.

В условиях раздуваемого властью антиамериканизма кубинская ситуация стала очередным проходным номером в большой пропагандистской игре. Жизнь рядовых кубинцев никого не интересует, а важна лишь возможность лишний раз припечатать Штаты, демонстрация того, как можно славно противостоять Вашингтону.

Но никто не задается вопросом - зачем? Как пишут многие обозреватели, Кастро имел в Третьем мире высочайший рейтинг поддержки потому что смело бросал вызов Америке. Но что от того имели сами кубинцы? Как вырос их жизненный уровень? Расширились культурные и образовательные возможности? Что простому жителю Гаваны, получающему карточки на продукты, от смелой риторики своего тирана в ООН? Гитлер вообще противостоял почти в одиночку Великобритании, СССР и США. Никто же не считает его на этом основании героем. Увы, данные вопросы риторичны. Политическое мышление таково, что во многих случаях оно слабо связано с реальностью. Доктор Джонсон писал в XVIII веке о повторном браке как о победе надежды над опытом. Похоже, что у левых, брак с надеждой заключен навечно.

***

…Голландский певец Иоганн Хестерс (Johannes Heesters), который в возрасте 104 (!) лет выступил на сцене театра Де Флинт в родном городе Амерсфорт, был встречен разгневанной толпой. В Нидерландах люди до сих пор не могут простить старцу его выступлений перед Гитлером и активной певческой карьеры в нацистской Германии. Представить, чтобы хоть кто-нибудь освистал Игоря Моисеева за то, что он был любимым хореографом Сталина и его ансамбль потешал тирана гнусненькими композициями типа «Колхозной улицы», – невозможно. В этом вся разница между Западом и современной Россией.

Но это – чистая идеология. А вот свежий пример того, как менталитет влияет на бизнес. Новый голливудский фильм «Война Чарли Уилсона» в России в кинотеатрах демонстрироваться не будет. Официальные (и невнятные) объяснения прокатчиков – «антисоветская направленность», которая оттолкнет зрителя. Сюжет фильма – совместные усилия конгрессмена Уилсона и ЦРУ по поддержке моджахедов в Афганистане. Ничего выдающегося в данном кино с бюджетом в 75 миллионов долларов нет. Обычная голливудская экранизация драматических исторических событий с упором на сильную личность, преодолевающую сопротивление косной среды, и раскрытие тайных пружин как «холодной», так и афганской войн.

Но вот в последней-то все дело. Естественно, советские войска показаны жестокими агрессорами – факт, в общем-то, признанный во всем мире, кроме разве что стран СНГ. Но перепуганные прокатчики учли настроения российской общественности – страстно желающей обрести уверенность в себе, без сомнений в своем прошлом, не желающей напоминаний о темных страницах недавней истории, нетерпимой и самодовольной. Во избежание ненужных афронтов «Войну Чарли Уилсона» пустили лишь для продажи на DVD, но не в широкий прокат.

Так рынку продиктовала свой вердикт политика. Впрочем, никто социологических или маркетинговых исследований не проводил. Сработала самоцензура – как в периодической печати, когда автор знает, что можно и что нельзя писать, а редактор – что лучше не доводить до читателя, хотя никто из них внятных указаний не получал, и ориентируется на общую ситуацию.

А вот в США, напротив, снимается немало фильмов о текущей войне в Ираке, и все до единого – антивоенные и антиамериканские. «В долине Элаха», «Львы для ягнят», «Отредактированный вариант» повествуют о моральных травмах американских солдат, полученных на «неправедной» войне, об их разочаровании, о предательстве политиков, о разрушающем влиянии насилия на личность. Последняя лента вообще рассказывает об изнасиловании иракской девушки компанией «джи-ай». Про документальное кино, начиная с Майкла Мура, мы и не говорим - настолько там все очевидно.

При этом в США существуют различные группы влияния, в том числе родственников военнослужащих, патриотов, антипацифистов, которые могут пикетировать кинотеатры, писать возмущенные письма и т.д. Но из-за них никому и в голову не придет снимать с показа фильмы.

Таковы правила игры – звезды, получающие миллионные гонорары, утешают свою совесть сочувствием к сандинистам, Кастро, детям Ирака, ненавистью к капитализму и истеблишменту. Это глупо, пошло, неконструктивность такого подхода доказана давным-давно на примере морального фиаско друзей Советского Союза или Мао, но левачество в крови у западной интеллигенции, и ничего с этим не поделать. В конце концов, на десяток Джейн Фонд и Наоми Кэмпбелл находятся Рональд Рейган или Арнольд Шварценеггер, отстаивающие здравый смысл в политике.

Хуже то, что в России искусственным образом сдерживают кипение страстей и откровенный диалог о волнующих общество проблемах, в том числе на экранах кинотеатров. Навязчиво предлагается один только взгляд, героизация войны и отсутствие сомнений. На этом фоне убогая конъюнктурщина «12» Михалкова выглядит чуть ли не гражданским поступком.

Но еще хуже участие бизнеса в упрощении картины мира. По своей природе предпринимательство предполагает разнообразие и конкуренцию. Когда же оно первый противник чего-то непривычного и дискуссионного, то его успехи в стране в целом выглядят довольно ненадежными…





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика