Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

ДОСТАТЬ ЧЕРНИЛ И ПЛАКАТЬ? Ежемесячное обозрение. Февраль 2008-го

03.03.2008
Максим Артемьев
Думаю, иностранцы, побывавшие в России в феврале 2008 года, очень удивлялись: за считанные недели и даже дни до выборов нового президента ничто не указывало на острую политическую борьбу, Впрочем, ее и не было. Была лишь имитация избирательной кампании в стране имитационной демократии.

И это не тавтология, а простая констатация факта. Дмитрий Медведев даже не стал уходить в предвыборный отпуск, что в некотором роде честный поступок, так как населению прямо показывали: власть уже в нужных руках и никуда из них не денется. Людей настраивали на то, что смена кресел главных действующих лиц произойдет незаметно.

Поразительное равнодушие граждан к итогам предстоявших выборов контрастировало с потугами Жириновского, Зюганова и Богданова, старательно создававших фон для Медведева. Даже новый скандал с Владимиром Вольфовичем (почему-то опущенный в официозных СМИ – а ведь его показ мог привлечь внимание публики к голосованию) не придал общей картине «человеческого лица». Над всем доминировали скука и формализм. По команде сверху население ходило на встречи с кандидатом №1, задавало нужные вопросы, благодарило и «рассказывало о проблемах». Все это живо напоминало благостные времена застоя, когда выборы тоже превращались то ли во всенародный праздник, то ли в тренировку сознательности масс.

Резкое, бьющее в глаза отличие между нашей избирательной кампанией и американской не то чтобы не замечалось, а считалось само собой разумеющимся. «У них там, понимаешь, шоу, а у нас серьезное дело». Эдакая особенность суверенной демократии - большинство молчит не столько потому, что ему заткнули рот, сколько потому, что ему нечего сказать.

Медведев представил свою программу в Красноярске. Место было избрано не случайно, там губернаторствует Александр Хлопонин – ровесник Дмитрия Анатольевича, из поколения новых менеджеров. К слову сказать, за пять лет ничем особым он себя не проявил. Никто не скажет, что под хлопонинским руководством край расцвел и наслаждается свободой. Всё как везде. Что лишний раз доказывает тщету упований на усилия отдельных личностей без изменения системы в целом. Приведу в этой связи другой пример: в начале февраля Сергей Кириенко получил новое старое назначение - стал генеральным директором госкорпорации «Росатом», куда пересел из кресла главы одноименного федерального агентства. Кириенко олицетворяет собой путь, которые прошли многие так называемые либералы-реформаторы, решившие, что на государственной службе они принесут больше пользы. Уйдя в 2000 году из Думы, где он возглавлял фракцию СПС, Кириенко стал полпредом в Поволжье и вроде бойко начал: например, побаловался назначением инспекторов через открытый конкурс. Но его реформаторский запал быстро иссяк. В конце своего полпредства он давил неугодных губернаторов, вовсю используя административный ресурс. Однако средство это применялось только против слабых. Шаймиева и Рахимова никто трогать не давал, да Кириенко к ним и не подступался, отлично сознавая свой предел. Все пять лет его работы в округе ни в Татарстане, ни в Башкортостане мэры городов так и не избирались. Словом, поход либерала во власть завершился признанием необходимости играть «по правилам». Теперь, руководя одной из государственных монополий, Кириенко и не вспоминает про грехи молодости, Резюмируя, можно сказать, что ни он не потерял от ухода из оппозиции, ни оппозиция от его ухода. Само пребывание данного чиновника в СПС было, как сегодня очевидно, лишь случайностью.

Вернусь к программе героя дня. В ней не нашлось места ничему звучному или яркому. Выступление в Красноярске было стандартно технологическим, с изобилием общих место и неудобопонятных подробностей, интересных разве что специалистам. Это не речь кандидата в президенты на Западе, с крылатыми слоганами и кратким набором конкретных тезисов-обещаний. В памяти скорее возникают аллюзии с речами наших генсеков на партийных съездах. Желающие могли извлечь из высказываний Медведева какой угодно смысл, в том числе и посулы либерализации. Но, как правильно заметил бывший президентский советник Андрей Илларионов, «преемник» кто угодно только не либерал. Все годы он был ближайшим помощником Путина и в полной мере несет ответственность за проводившуюся с 1999 года политику.

Главной ошибкой политологов и журналистов в предвыборные дни, на мой взгляд, было упорное гадание на кофейной гуще. Обилие домыслов о том, какую команду соберет Медведев, как будут строиться его отношения с Путиным, вернется ли Владимир Владимирович в Кремль и т.д., мешали донести до общества главное: курс остается прежним. И вообще, заниматься домыслами - значит играть по правилам кремлевской администрации, непрозрачной и непредсказуемой. Раз мы не знаем, что таится в ее недрах, то и не стоит тратить время на собирание сплетен и слухов. Когда нет публичной политики, судить надо только по реальным фактам. Иначе мы уподобляемся советологам, тщетно гадавшим когда-то по сюжетам программы «Время» о расстановке сил в Политбюро. Без ослабления цензуры все разговоры о либерализме от лукавого. Так что поживем - увидим.

Пока же мы видим, что административный ресурс в стране запущен на полную катушку. Даже с второстепенных выборов снимают неугодных. В интервью «Итогам» Медведев заявил: «России нужна сильная президентская власть». Как Кремль понимает этот термин, мы прекрасно знаем.

А суды - например Останкинский суд, который отклонил иск лидера КПРФ Геннадия Зюганова к Первому каналу в связи с неравным освещением кандидатов на высший пост, - дружно защищали интересы понятно кого. Что касается равенства, то, по данным СКАН «Интерфакс», Медведев упоминался в 1000 ведущих центральных и региональных СМИ 982 раза за неделю, Жириновский - 186, Богданов 142, Зюганов 78.

У многих в прошлом месяце возник вопрос: к чему два программных выступления о будущем развитии России - президента на Госсовете и Медведева на форуме в Красноярске? Чтобы подтвердить, что Путин по-прежнему все контролирует? Для демонстрации прочности будущей связки?

Россия вступила в период элитного управления, когда впечатляющее внешнее единство скрепляется изнутри хрупким консенсусом кланов. Элита вынуждена держаться сплоченно, чтобы руководить страной. Но внутренней уверенности, что так все и будет продолжаться, у нее нет. Шок населения от реформ начала 90-х рано или поздно пройдет, и в обществе вновь появится запрос на плюрализм. Только элита уже не способна будет дать на него адекватный ответ. Привычка к авторитарному и безальтернативному управлению складывается очень быстро, а отвыкнуть от нее - невозможно. И это основная проблема. Так, Путин вроде бы и уверен в Медведеве словно в себе самом, но в то же время и как чекист, и как политик не может ему доверять! Такое вот диалектическое противоречие.

Отсюда дубляж и контроль, отсюда невозможность полного делегирования полномочий – причина затеи с премьерством Путина. Но консенсус консенсусу рознь. Одно дело сплочение правящей верхушки перед перспективой реальной утраты власти в хаотически разобщенной стране – ситуация 1999 года. Другое – поддержание единства в стремительно богатеющей и сравнительно спокойной России. В марте 1953-го потрясенная уходом вождя советская верхушка сплотилась, но… только ради того, чтобы расправиться с Берией. Затем началась борьба за власть, Маленков и Булганин быстро проиграли и уступили место Хрущеву. Брежневский консенсус также не обошелся без ущемленных – Семичастный, Шелепин, Шелест, Полянский, Воронов и иже с ними.

И в Китае при Дэн Сяопине не все было гладко. Дэну пришлось убрать последовательно и Хуа Гофэна, и Ху Яобана, и Чжао Цзыяна, прежде чем наладить механизм передачи власти. В Мексике (с ней все чаще сравнивают современную Россию), где семьдесят лет подряд власть переходила от президента к назначаемому им наследнику при монополизме партии ИРП, Карденас изгнал своего патрона и предшественника Кальеса (который и разработал подобную систему), а выборы его наследника в свою очередь чуть было не поставили страну на грань гражданской войны. То есть система склонна к сбоям, что хорошо понимают в Кремле. Недаром с определением наследника тянули так долго.

Кроме того, ни в одной стране два лидера на равных не уживались. Хрущев не сработался ни с Маленковым, ни с Булганиным, Дэн – с Хуа, Хонеккер превратил Ульбрихта в чисто символическую фигуру, Брежнев поставил Косыгина в сугубо подчиненное и второстепенное положение. Рауль был бледной тенью при Фиделе. Так что, несмотря на все оптимистичные заверения, никто на самом верху не может быть спокоен.

На россиянах, однако, эта борьба отразится, только если кланы не смогут договориться о правилах игры и, в случае раскола, противостояние перейдет в публичную сферу. Иначе повторится ситуация 1955 года, когда отставка Маленкова никоим образом не повлияла на состояние советского строя. То есть вполне возможна, говоря словами Черчилля, «схватка двух бульдогов под ковром», страшно далекая от сонного народа.

Пока Медведев разъезжал по регионам со своими рекламно-инспекторскими визитами, будущий премьер то ли прощался с народом, подводя итоги правления, то ли частым появлением в сводках новостей успокаивал этот народ, что не оставит его. Так как популярность Путина зародилась на Кавказе в ходе второй чеченской войны, закономерно, что он отправился именно туда, предпринимая одну из последних своих поездок по стране в качестве президента. Демонстрация замирённого Кавказа должна была служить свидетельством правильно выбранной стратегии. Независимые аналитики указывают на то, что спокойствие региона только кажущееся, тем не менее реально боевые действия не ведутся, и Путин может ставить себе это в заслугу. Недаром именно на Кавказском побережье состоится Зимняя олимпиада 2014 года, подготовкой к которой он продолжал заниматься.

Главным же появлением Путина стала его последняя на посту президента пресс-конференция. Неприятный осадок оставили вульгаризмы главы Кремля, но отметим, что народу они по-прежнему нравятся. В 2008 году Россия уже не зависит от иностранной помощи, поэтому ее лидер мог не выбирать выражений, говоря о Западе. И по ответам на пресс-конференции, и по выступлению на Госсовете чувствовалось, что для Путина западный мир - враждебный мир, доверять которому нельзя и правила которого нам не подходят. Путин живет и действует в мире традиционном – XIX – начала XX веков,- когда никто никому не доверял и международные организации либо не существовали, либо не пользовались никаким авторитетом.

Нагнетание враждебности к загранице, и особенно к НАТО и США, порой доходит до психоза. Официозные каналы демонстрируют то «Империю добра», то «Гибель империи» - грубо сработанные пасквили, уместные как образцы тоталитарной пропаганды, но никак не в качестве контента государственного телевидения. Печально, что власти, похоже, разделяют идеологию создателей этих перлов и верят в теорию заговоров.

Окончательное решение суда не в пользу Касьянова прошло совершенно не замеченным. Для чего экс-премьер занимается политикой в стране, где политика, по сути, умерла, – непонятно. Изначально было ясно, что ему не дадут зарегистрироваться. И сам этот факт нерегистрации вряд ли что прибавил Касьянову или как-либо ухудшил имидж режима. Россия сегодня нуждается не в кавалерийском наскоке на власть, а в длительной разъяснительной работе, утомительной и неблагодарной. Создай Касьянов некий интеллектуальный фонд - «think tank», который медленно, но верно влиял бы на умы соотечественников, - одно. А дешевый популизм, в который этот оппозиционер скатился, – другое. Каспаров, Касьянов и иже с ними продолжают бороться за власть, а не за умы – и в этом их ошибка. Нельзя сеять семена в неподготовленную почву. Трагедия русских демократов заключается в недостатке оригинального мышления – они делают все как на Западе, или, по крайней мере, в Украине, но это как раз и не нужно. В глазах населения они навязчивые и смешные лузеры, оставшиеся в 90-х. Между тем вся страна давно уже поменялась. Я не знаю мотивов Бориса Немцова, покинувшего СПС, но это явно верный шаг. У нынешнего поколения «демократических» политиков нет будущего. Не случайно лучшие из них вернулись к «чистому» диссидентству как Сергей Ковалев, чье открытое письмо привлекло известную долю внимания.

Одностороннее провозглашение независимости Косова стало предлогом для нагнетания очередной волны антизападной истерии, напоминающей ее первый пароксизм образца 1999 года. Кремль попытался извлечь максимум пропагандистских дивидендов из весьма спорного решения косовского парламента, благосклонно встреченного Западом. Официозные российские СМИ развернули - задолго до 17 февраля - кампанию, представляющую НАТО и Евросоюз экстремистами и правовыми нигилистами, грубо нарушающими международные нормы, а потому (подспудная, но главная мысль) не имеющими права ни в чем упрекать российские власти. Пропагандистская кампания велась, как всегда, грубо и предвзято – достаточно сравнить освещение в прямом эфире новостей из Косова 17 февраля телеканалом CNN и «Вестями». Первый представлял событие максимально объективно, давая слово для комментариев как сербским официальным лицам, так и независимым экспертам. Репортажи из Косова велись в нейтральном духе. Напротив, «Вести-24» и не пытались замаскировать свой односторонний взгляд, давая возможность высказать свою позицию исключительно противникам косовской независимости и трактуя даже в репортажах происходящее в алармистских тонах. Вопрос Косова интересует Москву не столько с точки зрения судьбы славянского братства или отстаивания международного права, сколько как орудие во внутренней и внешнеполитической игре. Теперь Кремль сможет отвечать на многие упреки по принципу «а у вас негров вешают». Россия планирует выделяться в ООН по принципу от противного.

Для внутреннего употребления косовский вопрос удобное средство для сплочения вокруг Кремля – мол, вот, что ждет страны, которые разобщены изнутри. И вообще, дескать, Запад тихой сапой преподносит нарушение суверенитета. И лучше держаться от него подальше. Но любопытно другое - что реально сделает Россия, которая, вроде бы, отошла от «капитулянтской» линии Козырева? Обратятся ли в поступки словесные угрозы и негодование? Сдается, что все так и кончится пшиком. Пройдет год-два, и Россия признает-таки независимость Косова («во имя государственных интересов, развития торговли, обеспечения региональной и безопасности» и т.д.) Но, повторимся, в данной ситуации «реальная политика» интересует наше руководство менее всего. Все внимание – пропаганде. РТР без конца транслирует антиамериканские фильмы и репортажи удивительно хамского содержания. Как писал Гете, «чувствуешь намеренность и разочаровываешься». Один из ведущих «Вестей» совершенно бессовестными нападками на покойного премьера Джинджича чуть было не устроил даже дипломатический скандал. Впрочем, зрители в данном случае не разочаровываются, а лишь подпитываются зарядом ненависти к нелегитимной сверхдержаве, на что в их сознании уже сформирована твердая установка.

Важной темой февраля в международных отношениях стало продолжение газовой войны с Украиной. Кабинет Тимошенко не проработал и двух месяцев, как попал в нелегкую ситуацию. Примечательно, что при Януковиче газовая тема ни разу не обострялась. Может, дело тут в большем профессионализме, может – в большей политизации. Судя по всему, Москва ведет тонкую игру на стравливание Ющенко и Тимошенко. Причем Кремль готов уже делать ставку на президента Ющенко в расчете на украинские выборы-2009. Януковича, похоже, списали со счетов – как слабого политика. Но «игрокам» невдомек, что подобная политика недальновидна. Надо выстраивать отношения не с персоналиями, которые в Киеве постоянно меняются, сходятся и расходятся, а с государством – соседом и важным торговым партнером. И эти отношения должны быть свободны от скрытой надежды тем или иным способом вернуть Украину в лоно империи либо отравить ее отношения с Западом. Необходимо раз и навсегда (и не формально) признать факт ее полной и безусловной независимости и перестать вмешиваться в ее внутренние дела. Никогда Украина уже к нам не вернется, и у нее один путь - на Запад. Потому Янукович и проиграл в ситуации, казалось бы, в высшей степени благоприятной. Но, увы, Кремль мыслит в старых категориях и ждет несбыточного.

А вот другой пример предопределенности политики и, одновременно, твердолобости. В России наконец-то побывал польский премьер – недавно занявший этот пост Дональд Туск. Как известно, Ярослав Качиньский в белокаменную так и не заехал. Хуже отношений с Польшей были только отношения с прибалтийскими республиками. Нас уверяли, что дело в русофобии братьев Качиньских. Но вот правительство возглавил их противник, обещавший урегулировать отношения с Москвой. И что же? Визит его, по сути, окончился ничем. Варшава не отказалась от главного - планов по размещению американской ПРО, а Москва отнюдь не намерена лишний раз каяться за Катынь. Как и в случае с Украиной, дело не в «плохих» политиках, а в направленности общего курса. Если бывшее социалистическое государство нацелено на Евросоюз, НАТО, дружеские отношения с Америкой и при этом не льстит России, подобно Германии при Шредере, оно автоматически получает проблемы. В то же самое время Кремль убеждается, что неугодный ему курс не зависит от личностей, как ни стравливай политиков. Желание вступить в НАТО рождается не от недомыслия или злой воли Вашингтона, а от объективных потребностей Эстонии или Болгарии. Нежелание понять, что же движет нашими соседями, корень всех проблем российской внешней политики в ближнем и, отчасти, в дальнем зарубежье.

В Мюнхене (похоже, российские политики полюбили этот город как место для знаковых заявлений) Сергей Иванов сказал: "Мы с уважением относимся к тем ценностям, которые Америка и Европа культивировали веками. Однако мы полностью отдаем себе отчет, что этот уникальный опыт не может служить эталоном, с которым, как с "тройской унцией", все народы мира должны сверять свои политические уклады, национальные культуры, вероисповедание и менталитет".

Казалось бы – у кого учиться демократии как не у Соединенных Штатов или Великобритании? Ведь никто не начинает производить автомобили, игнорируя опыт ведущих мировых компаний. Не надо слепо копировать, не нужно автоматически переносить их институты к нам, но основные-то принципы демократии универсальны: отсутствие цензуры, давления власти на общество, подконтрольность государства гражданам, свободный выбор… Они равно применяются в Южной Корее и Албании, на Тайване и в Канаде, Чили и Монголии. Почему же России эти принципы противопоказаны? Понятно, что демагогия Иванова имеет одну только цель - не допустить размораживания России. А что бы температурный режим был надежней, к нам не пускают ни наблюдателей от ОБСЕ, ни директора международной правозащитной организации Human Rights Watch.

***

Весь февраль страну готовили к правильному поведению на выборах. Судя по предварительным итогам голосования, подготовка прошла успешно. Для тех, кто готовил.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика