Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" президент фонда "Либеральная Миссия", бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Ясин"...утверждение сильных корреляций между ценами на нефть

02.01.2001
Евгений Ясин
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" президент фонда "Либеральная Миссия", бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Ясин
"...утверждение сильных корреляций между ценами на нефть и доверием президенту - это рискованное утверждение..."


Н.БОЛТЯНСКАЯ: Добрый вечер, Евгений
Григорьевич.
Е.ЯСИН: Добрый вечер, дорогие радиослушатели. Меня
сегодня нарочно позвали, чтобы я вас поздравил. В четверг я буду
снова выступать, но я считаю особой честью выступить перед вами 2
января.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Евгений Григорьевич, мы Вас поздравляем с
Новым годом и сегодняшняя наша тема – модернизация экономики России.
Но я бы начала немножечко с другого. Китайцы говорят: "Упаси тебя
бог жить во время перемен", и хотя бы географически, хотя бы
арифметически со вчерашнего дня мы имеем новое тысячелетие. В начале
прошлого года мы встречались в этой же студии, и Вы говорили, что
тенденции экономического развития нашей страны на 2000 год вполне
оптимистичны. С чем мы сегодня начинаем новый год и каковы итоги
экономического года-2000?
Е.ЯСИН: Во-первых, я бы хотел обратить
внимание на то, что те прогнозы, которые я давал год назад, в
основном, оправдались. Я бы даже сказал, что действительность
оказалась несколько лучше того, что мы ожидали. Я не представлял
себе, что может быть рост валового внутреннего продукта на 7,5%.
Чтобы слушатели могли оценить это событие, я скажу, что таких темпов
роста мы не достигали с начала 50-х годов.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но,
Евгений Григорьевич, ведь многие из тех, кто нас сейчас слушают,
зададут, может быть, непрофессиональный, но вполне заслуживающий
внимание вопрос. Происходит рост внутреннего валового продукта, а
нам – бюджетникам, пенсионерам и далее - что с этого?
Е.ЯСИН: Я
думаю, что часть от этого пирога досталась и бюджетниками, и
пенсионерам. Несколько раз было повышение пенсий, я даже
забеспокоился в отношении того, сможем ли мы выплачивать эти пенсии
тогда, когда цены на нефть упадут. Но, я так полагаю, что даже то
обстоятельство, что предстоит очень серьезная пенсионная реформа,
пенсионеры почувствовали, работники бюджетных отраслей
почувствовали, военнослужащие почувствовали. И самое главное, что мы
в этом году уже не слышим разговоров о том, что кому-то задерживают
зарплату. Я думаю, что такие случаи есть, в особенности, там, где
выплаты производятся из регионального бюджета, но, все-таки, это
перестало быть социальной проблемой, какой она была 3-4 года
назад.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Существует еще одна тема, которая связывает
и так тесно связанных политику и экономику. Где-то полгода назад вне
эфира один из политиков говорил о том, что высокий уровень доверия к
власти и президенту, существующий тогда в России, был связан с
высокими ценами на нефть. Исходя из сегодняшних событий с ценами на
нефть, можно ли прогнозировать продолжение роста уровня доверия к
властям или, если цена на нефть упадет, весь рейтинг покатится
вниз?
Е.ЯСИН: Я так думаю, что утверждение сильных корреляций
между ценами на нефть и доверием президенту - это рискованное
утверждение. Я думаю, что на доверие президенту влияют другие
факторы, но, тем не менее, сегодня на лондонской бирже отмечен
очередной скачок цен на весь брэнд около 25 долларов за баррель. Я
считаю, что для нас это малозаметное явление, я бы вообще не
реагировал на каждый всплеск рыночных цен, надо к этому спокойнее
относиться. Но если они опять сильно вырастут, это будет вредно для
нас и, в том числе, для президента, потому что вокруг него все время
ходят люди и говорят: "Давайте, мы не будем предпринимать
рискованных шагов. Давайте, мы немножко подождем с судебной реформой
или проведем ее так, чтобы она никому не наступала на мозоли.
Проведем реструктуризацию банков, или что-то, что стоит на повестке
дня и что нужно делать". И поскольку ничего не давит, президент
скажет: "Действительно, давайте подождем". А ждать нельзя, потому
что лучше и умнее проводить все реформы и преобразования тогда,
когда есть деньги, а не тогда, когда их нет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Коль
скоро мы с вами заговорили о нефти, наверное, актуален вопрос о
политике государства в отношении крупных нефтяных компаний, потому
что эта тема актуальна с одной стороны, а, с другой стороны, сами
нефтяные компании говорят: "Мы же организовываем инфраструктуру в
тех местах, где мы работаем, и эта инфраструктура – и социальная
поддержка жителей государства и так далее…"
Е.ЯСИН: Я бы сказал
так. Мы привыкли все нефтяные компании чесать под одну гребенку, а
они разные. И, скажем, есть такие компании сегодня как "Лукойл",
"Юкос", "Сургутнефтегаз", которые представляют собой современные,
хорошо организованные компании, где заботятся о прозрачности, где
хорошо организовано управление. Они хотят привлекать деньги с
мировых финансовых рынков, поэтому они могут вызывать доверие, с
ними можно сотрудничать. Самые главные споры, которые идут между
правительством и этими компаниями за то, какую долю нефтяной ренты
должны присваивать эти компании, и какую часть должно присваивать
государство. Моя позиция такова, что 22%, которые сегодня получает
государство от доходов этих компаний, - это маловато. Принципиальный
вопрос заключается в том, с помощью какого механизма увеличить эту
долю? Скажем, первый позыв у правительства – изменить шкалу
экспортных пошлин, которая была согласована 5-6 месяцев назад,
значит, каждый раз менять правила игры. Это очень плохо, я бы после
этого решительно возражал. Но если бы мне сказали, что мы вообще
отменяем экспортную пошлину, но вводим налог, который, кстати, по
налоговому кодексу, должен быть, - это дополнительный доход на
добычу углеводорода, который как раз и предназначен для прямого
изъятия этой самой нефтяной ренты. Плюс мы вводим справочные цены на
нефть, которые ближе, чем нынешние трансфертные цены мирового рынка
– я бы с этим согласился. Этим я не хочу перегружать головы наших
слушателей, поскольку они, может быть, еще не отошли от новогоднего
стола, но принципиально вопрос заключается в том, чтобы существовали
твердые правила, чтобы эти компании имели деньги на инвестиции, и
чтобы государство получало свою справедливую долю, которую оно могла
бы передавать другим отраслям и, самое главное, на социальные
нужды.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Евгений Григорьевич, но ведь достаточно
рядовая ситуация, что в любой стране мира в любое время никакой
крупной компании не хочется делиться с государством. Это не требует
подтверждения, это аксиома. Это с одной стороны. С другой стороны,
когда идет разговоры о налогах, то вступает в действие механизм
некой шкалы - чем выше налоги, тем меньше их платят. Однажды в эфире
"Эхо Москвы" даже цифры звучали.
Е.ЯСИН: Да, даже есть такой
закон Лафера, канадского ученого, который утверждает, то оптимальная
точка уровня налогообложения - порядка 34-35% от уровня дохода. Я не
считаю эти доказательства убедительными, но, действительно, такая
зависимость существует. Чрезмерное налогообложение приводит к
желанию уйти от налогов, и начинает процветать теневая экономика. У
нас это наглядно видно по многим причинам, в том числе и потому, что
10 лет назад в России вообще не было никакой налоговой системы, и
бюджет получал налоги от своих предприятий, сколько хотел, столько и
брал, и делал вид, что не заглядывает в наш карман. А теперь нужно
платить налоги из своего кармана – ужасно неприятная штука. Во всем
мире уже с этим смирились, поэтому нам придется тоже. И для того,
чтобы мы смирились, в советской время нам даже установили ставку
13%, плюс к этому положенный по закону целый ряд вычетов из
налогооблагаемой суммы - расходы на жилищное строительство, на
обучение детей и еще на что-то. Я на месте бы западных капиталистов,
кинулся в Россию, тут бы жил и платил бы налоги, но, может быть, они
этого и не сделают.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Евгений Григорьевич, такой
вопрос. Существуют два партнера – гражданин, физическое или
юридическое лицо, и государство. Хорошо бы, чтобы лицо платило
налоги, чтобы как-то существовало в экономическом пространстве
государства. А вот с Вашей точки зрения, чем должно воздать
государство и как это будет происходить в новом веке,
тысячелетии?
Е.ЯСИН: По этому поводу есть самые разные теории.
Скажем, у нас распространено убеждение, что мы служим государству,
мы для государства, и как в песне поется: "Была бы страна родная, и
нету других забот". Но в других странах, не менее патриотичных, чем
Россия, государство существует для людей, и там существует теория
социальных благ или социальных услуг, которые обязано предоставлять
государство за те налоги, которые ему платят граждане. По-моему, это
очень хорошая теория. Она показывает, что граждане не могут иначе,
чем от государства, получить такие блага как безопасность,
справедливый суд, защита и оборона от внешнего врага и поддержка
слабых, социально-уязвимых слоев населения – эти функции должно
выполнять государство. Но, с другой стороны, есть серьезный вопрос
со стороны граждан. Как велико должно быть это бремя? Есть некий
минимальный набор функций, который за государство никто делать не
может, это должно быть обязательно. А дальше начинается спорный
вопрос, потому что чем больше денег мы даем государству, чем выше
налоги, тем больше чиновников, больше коррупции, больше проблем,
которые вокруг этого возникают. Когда я ехал сюда, я слушал Вашу
беседу с Анной Политковской. Она говорила о том, какую роль играют
чиновники и как они распоряжаются такой важной функцией, как
социальная защита и забота о бедных стариках. Это просто безобразие.
Мы должны были бы, если бы были менее очерствевшими душами,
потребовать от чиновников, от государства, от наших депутатов чтобы
они в этом деле навели порядок, потому что то, что мы слышим, это
просто безобразие.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Евгений Григорьевич, еще одна
важная тема. Если говорить об экономике 21 века и третьего
тысячелетия, то существует структура кадрового вопроса. Кто нам
говорил, что кадры решают все?
Е.ЯСИН: Товарищ
Сталин.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Как, на Ваш взгляд, должна развиваться
кадровая структура экономики?
Е.ЯСИН: Вопрос очень важный. С
помощью нашей Высшей школы и других вузов реализуется целый ряд
программ по подготовке менеджеров, преподавателей экономики, и мне
кажется, что эта деятельность очень важная. Я бы сказал так, что у
меня очень хорошее настроение по этому поводу. Почему? Во-первых,
потому что я встречаюсь с нашими студентами, во-вторых, я встречаюсь
с теми людьми, которые уже выучились и работают, в особенности, в
сфере бизнеса, а также в области экономической науки. Также я
встречаюсь с теми, кто проходит подготовку на курсах, программах –
скажем, президентская менеджерская программа подготовки - 5 тысяч
менеджеров в год. Если Вы помните, это начинал еще при Ельцине
Немцов. У меня хорошее настроение, потому что я вижу новых людей,
которые лучше, чем люди моего поколения и даже следующего поколения.
С моей точки зрения, как раз потерянное поколение - это люди,
которые заканчивали вузы в начале 80-х годов и до них, они с трудом
себя находят. Это дети брежневского застоя, им сейчас трудно, хотя
они тоже сейчас находят себя. А те люди, которые растут сейчас… Я
получаю удовольствие и завидую им не потому что возраст, а потому
что они знают и умеют гораздо больше меня. Во мне появляется
уверенность в том, что они смогут решать те проблемы, которые стоят
перед Россией. Это не означает, что проблема решена, в особенности,
что касается провинции, что касается управления районами и даже
предприятиями. Очень много серости и дикости, но молодежь уже
другая.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И, все-таки, если перед Вами есть дом,
который нужно перестроить, то, составляя план этой перестройки, вы
думаете о строительных работах, о косметическом ремонте и далее по
пунктам. Если говорить о модернизации экономики России, какую роль,
на Ваш взгляд, должна играть кадровая перестройка в этом
деле?
Е.ЯСИН: Она играет очень важную роль, потому что люди
впереди всего. Я вспомнил разговор, который у меня несколько лет
назад состоялся с Аркадием Ивановичем Вольским. Он страшно переживал
по поводу того, что мало инвестиций в обновление основного капитала.
Я говорил ему, что первое, что нужно делать, это вкладывать
инвестиции в людей, в подготовку новых менеджеров, в подготовку
новых управляющих. В его представлении, по-моему, эти расходы,
вообще, не относились к категории капитальных вложений. Но, на самом
деле, это самые настоящие инвестиции, они являются чрезвычайно
важными, я думаю, что это просто первоочередные инвестиции. Но в то
же время, когда Вы мне говорите, что надо позаботиться об этом, о
том – это правильно, но во многих случаях это не только дело
государства, это дело людей. На чем основан мой оптимизм? Я вижу,
что очень много людей понимают меру своей ответственности, я не
говорю о тех, которые колются, пьют и так далее – это, к сожалению,
большая общечеловеческая беда, – но для нормальных людей, которые
сегодня растут, это более высокое качество человеческого материала.
У нашего студента появился интерес, он интересуется тем, какую
квалификацию он получит, где он может работать. Помнится, когда я
учился, этим никто особо не интересовался.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Только
что прозвучала информация о росте цен на нефть, о том, что сейчас
почти 25 долларов за баррель и это много. Каковы перспективы
дальнейшей ситуации с ценами на нефть, и что мы с этого будем
иметь?
Е.ЯСИН: Я думаю, что повышение цен на нефть произошло,
потому что было заявление ОПЕК о том, что они собираются 17 января с
тем, чтобы ограничить квоты на добычу нефти ввиду падения цен на
нефть. Напомню, что не так давно цена на нефть сорта "бренд"
находилась на уровне 35 долларов, это было очень много и западные
страны из-за этого страдали. Сейчас 25, два дня назад было 22. У
меня такое впечатление, что повышение цен происходит в связи с
предстоящим совещанием стран ОПЕК. А, вообще, я повторяю еще раз, я
бы посоветовал меньше обращать внимание на эти кратковременные
колебания. Движение нефтяных цен в коридоре от 22 до 28 долларов за
баррель абсолютно безопасны. Понятно, можно подработать чуть больше
или чуть меньше, но мне бы хотелось, чтобы мы вообще не зависели от
цен на нефть и чтобы мы продавали на Западе наши самолеты, наши
станки, наше энергетическое оборудование, и это бы было главным
доходом, который гораздо более устойчив, чем нефтяные доходы. Но
если судьба распорядилась так, что мы пока, в основном, живем за
счет природных ресурсов, то нынешняя ситуация не должна вызывать
слишком большой обеспокоенности.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос на пейджер
от Вадима из Самары: "Скажите, правда ли, что доллар обеспечен
реальными активами всего лишь на 12-15%, все остальное – воздух, и в
связи с этим мировая экономика может рухнуть, как пирамида
МММ?"
Е.ЯСИН: Нет, это не так. Есть разные измерители, и вовсе не
обязательно, чтобы доллар был обеспечен на 100%. Скажем так, обычно
в структуре денежной массы в любой стране различается денежная база,
а в денежной базе - чистые международные резервы и чистые внутренние
активы. Чистые международные резервы - часть, которая обеспечена
валютой, а другая часть – та, которая эмитирована. У нас сегодня
международными резервами обеспечено примерно 60% денежной массы, это
хороший показатель. Сегодня валютные резервы страны находятся на
уровне 27 миллиардов долларов, это рекорд за долгие годы. Даже в
1997 году, когда мы были максимальными лидерами, у нас было около
25, поэтому волноваться нечего. В других странах, конечно, ситуация
иная. Вот, Вы подумаете, какие проблемы стоят перед Соединенными
Штатами Америки – у них нет никакой резервной валюты, они сами
пользуются резервной валютой, и все их международные активы выражены
в марках, в йенах и в золоте, которое лежит в Форт-Ноксе. Но никто в
Америке не волнуется, потому что главная опора Америки –
американская валюта, американская экономика. И мне очень хочется,
чтобы мы тоже, в большей степени, могли рассчитывать на нашу
экономику, а не на валютные резервы.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Кстати говоря,
как Вы относитесь к новой купюре, это хорошо или плохо?
Е.ЯСИН:
Никак. Это удобно Центробанку, потому что у него есть задача
оптимизации покупюрного состава наличной денежной массы. Это
связано, с одной стороны, с издержками, а с другой стороны, со
скоростью оборота. То есть, если у вас возникает такая ситуация, что
много мелких купюр, то тогда появляются издержки, считают, нужно
больше бумажек, поэтому удобнее иметь мало крупных. В других случаях
для того, чтобы вам разменивать монеты, нужно иметь и определенную
мелочь. То, что у нас выпустили тысячерублевую купюру, некоторым
образом, связано с инфляцией, потому что, все-таки, с кризиса 1998
года инфляция у нас выросла примерно в 2,8 раза. Конечно, нужно
иметь уже более крупные купюры. Но сейчас темпы инфляции умеренные,
и я бы не обращал внимание на это обстоятельство, оно никакого
влияния на нашу жизнь не окажет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Евгений
Григорьевич, несколько слов об апрельских тезисах Евгения Ясина.
Речь идет о международной конференции, которая проходила почти год
назад, и речь идет о Ваших наполеоновских планах по поводу Давоса в
России.
Е.ЯСИН: Наполеоновские планы в отношении Давоса в России
скорее у Егора Семеновича Строева. Он в Петербурге проводит "Белые
ночи", и я ему желаю успеха. У нас более скромные пожелания - мы
решили каждый год проводить Международную научную конференцию,
приглашать на нее видных западных ученых. Причем, в этом деле мы
сотрудничаем с Международным валютным фондом и с Международным
банком реконструкции и развития. В прошлом году нашим гостем был
Стенли Фишер, заместитель директора-распорядителя МВФ, очень крупный
ученый, и те, кто занимается экономикой, знают, что кроме того, что
он – крупный международный чиновник, он еще – ученый с мировым
именем, автор одного из самых распространенных учебников по
макроэкономике. А в этом году у нас сюрприз – мы пригласили, и дал
согласие приехать Мишель Камдессю, бывший директор-распорядитель. Мы
предоставим ему слово на пленарном заседании о том, как он,
оглядываясь назад, видит итоги сотрудничества России с МВФ и каковы
перспективы России. Мы также хотим пригласить, еще не получили
ответа от бывшего министра финансов Соединенных Штатов Лоуренса
Сандерса, который также, в свое время, принимал активное участие в
российских делах, начиная с начала реформ, и многих других видных
ученых. Например, известного испанского ученого Мануэля Кастельса, я
его очень рекомендую тем, кто интересуется. Издательство Высшей
школы экономики издало его прекрасную книжку "Информационное
общество", ее автор, по-моему, получит Нобелевскую премию. Он
недавно выступал в нашей Школе, это было ужасно интересно, потому
что он связывает будущее мировой экономики с Интернетом, с сетевыми
предприятиями. Его теория очень многое объясняет в том, каковы будут
перспективы мировой и, в том числе, российской экономики в будущем.
Я бы сказал так, нам надо иметь хотя бы 50% от численности населения
абонентов Интернета, тогда у нас есть будущее. А если будет, как
сейчас 3%, то это вопрос, чтобы серьезно подумать.
Н.БОЛТЯНСКАЯ:
Обращение ко мне: "Спросите, пожалуйста, у Вашего гостя о
перспективах фондового рынка России на этот год" - просит
Игорь.
Е.ЯСИН: Я так думаю, что ничего особенно плохого не будет.
В то же время, и особых перспектив у фондового рынка я не вижу,
потому что в функционировании фондового рынка есть определенные
закономерности. Прежде всего, он опирается на банковскую систему, а
банковская система у нас очень слаба. Почему он опирается на
банковскую систему? Потому что есть всякие альтернативные вложения,
и когда эти вложения выбирают, всегда ориентируются на более
эффективные. Более менее эффективными сегодня являются вложения в
оборотные средства, то есть, это функции универсальных коммерческих
банков, которые просто кредитуют предприятия. Только потом приходит
очередь инвестиций и так далее. У нас банки выдают кредиты примерно
в объеме 10-11% валового внутреннего продукта, это очень мало, в
других странах 100%, и поэтому это первоочередная задача. До тех
пор, пока банковская система будет в таком состоянии, наш финансовый
рынок будет интересен только для тех, кто непосредственно в нем
работает, и крупные инвестиции через него привлекать не удастся. Тем
не менее, это очень хорошая школа, это создание института, который
позволяет, когда созреют условия, развернуть фондовый рынок. Я так
понимаю, что Вас, конечно, интересует, что покупать, что продавать и
будут ли РАО "ЕЭС", "Лукойл" или "Газпром" расти. Я не могу ничего
толком сказать, потому что для масштабов нашей экономики объемы
торгов настолько малы, что они не позволяют оценивать существенные
колебания как в одну сторону, так и в другую. В то же время, я
думаю, что большинство крупных компаний, которые котируются на
российском рынке, прошли нижнюю точку котировок, и дальнейших
крупных провалов больше не будет. Тем более я могу об этом сказать,
что компания вокруг плана реструктуризации РАО "ЕЭС", на которую
ссылаются, что она была важным фактором падения, была сильно
преувеличена. Я думаю, что планы реструктуризации РАО "ЕЭС", в
основном, правильные, хотя нужно лучше учитывать интересы
меноритарных акционеров, с этим придется примириться, потому что
других вариантов нет. Влияние на наш рынок гораздо больше оказывают
американские или лондонские площадки, чем наша собственная
экономика.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: "Можете ли Вы назвать конкретную отрасль
промышленности, авиации, станкостроения и так далее, которая в 21
веке в России выйдет на передовые позиции в мире? Спасибо,
Татьяна".
Е.ЯСИН: Я полагаю так, что есть несколько отраслей,
относящихся к сфере современных индустриальных технологий, с
которыми мы можем выйти на мировой рынок. Оценка очень простая – я
смотрю, что мы экспортируем, что у нас покупают. У нас покупают
тяжелые станки, энергетическое оборудование, кроме нефти, газа и
всяких первичных ресурсов – то есть, именно изделия высоких
технологий. Довольно много вещей, где мы уже участвуем в кооперации
с крупными компаниями. Мне очень хочется верить в то, что мы сможем
выйти со своими самолетами. Очень тяжелая конкуренция, но у нас еще
есть резервы и мы можем пробиться, если на этом участке
сконцентрируем ресурсы. В Америке одна крупная авиастроительная
компания, в Европе тоже одна. У нас 22 завода и каждый хочет
производить свои самолеты – это невозможно. Нам надо договориться и
создать одну крупную компанию, которая могла бы конкурировать с
другими, и вывести в небо, на международные рельсы такие машины как
"Ил-96М", "Ту-204" и стоит очень серьезная задача
среднемагистрального самолета типа "Ил-114". Я говорю об этом так
подробно, потому что авиация - это моя слабость. Я считаю, если наши
самолеты выйдут на международные трассы, значит, российская
промышленность спасена.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: "Как Вы относитесь к
предсказанию Сороса о новом всемирном экономическом кризисе?" –
спрашивает Павел.
Е.ЯСИН: Сорос - человек серьезный, и с ним
нужно считаться. Но, по моим наблюдениям, он особенно силен тогда,
когда надо зарабатывать деньги на спекуляциях. Когда он выступает с
какими-то глобальными предсказаниями, я не очень ему верю, хотя его
последняя книжка "Алхимия финансов" – это явление в мировой
финансовой литературе, и можно к этому прислушаться. Но его ожидания
следующего мирового кризиса мне представляются неоправданными, я
скажу почему. Все время прогнозы ориентированы на то, что провалится
новая экономика, которая возникла и развивается в Соединенных
Штатах. Я напомню, что Алан Гринспен, председатель Федеральной
резервной системы Соединенных Штатов, Центрального банка, один из
самых авторитетных в мире экономистов, два года талдычил, что там
перегрев, что будет колоссальный спад, что компания, в которой
работает 100 человек и которая имеет капитализацию 300 миллиардов,
это ненормально и так далее. Теперь произошел кризис - акции этих
компаний упали. Но они упали, как бы я сказал, в пределах коррекции.
Это стало ясно даже Алану Гринспену, что мы имеем дело просто с
принципиально новым явлением в мировой экономике. Была экономика
угля и стали, потом стала экономика атома или электроэнергии, а
теперь экономика информационного общества, экономика Интернета. И
если страна вырвалась вперед, то большого падения больше не будет.
Мы не избавлены от различных неожиданностей на рынке, но вот такого
глобального явления, которое мы имели в 1998 году, я не ожидаю. Хотя
в чем я могу согласиться с Джорджем Соросом, моим хорошим знакомым,
в том, что необходимо несколько урегулировать финансовые потоки на
мировых рынках, потому что та степень либерализма, которая сейчас
существует именно в условиях Интернета и глобализации, становится
иногда опасной.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я напомню, что в студии "Эхо
Москвы" был Евгений Ясин.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика