Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" президент фонда "Либеральная Миссия", бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Ясин

01.06.2000
Евгений Ясин
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" президент фонда "Либеральная Миссия", бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Ясин


А.КНЯЗЕВА: В прошлый раз мы говорили многочисленных программах, по которым строилась жизнь нашего правительства. Это было «500 дней». И вот наступил 92-й год. У власти, в главе правительства оказался молодой Гайдар. Что удалось ему сделать тогда, в 92-м году, кстати, не имея четкой экономической программы? (Позже его ругали нередко именно за ее отсутствие.) Каковые были первые шаги молодого правительства Гайдара? И я бы хотела провести параллели с сегодняшним днем. Ведь и сегодня «чикагские мальчики» оказались во главе нашего правительства.
Е.ЯСИН: Очень хороший вопрос. Дело в том, что, во-первых, Гайдар не был во главе правительства, он был просто заместителем председателя правительства РСФСР. Первым заместителем председателя был Бурбулис, и председателем правительства был Борис Николаевич Ельцин. И это было сделано именно потому, что считалось – и это действительно так, - что во главе правительства должен стоять известный лидер, за которого могли бы проголосовать в парламенте, в Верховном Совете тогда. А Гайдара не знал никто, кроме узкого круга людей. И действительно они начали работу с того, что сели с командой этих мальчиков в Архангельском и сразу вместо программ стали писать указы, проекты законов, постановления правительства, с чего все и началось. Что касается того, что отсутствовала программа, я бы хотел сказать, что это не совсем так. Потому что было достаточно ясное представление относительно того, что делать. Хотя можно сказать, что были разные представления у разных категорий людей специалистов, но у тех людей, которые занимались макроэкономикой, которые должны были наиболее компетентно судить об этом первом шаге рыночных реформ, особых сомнений не было. Я хочу еще раз напомнить, я уже говорил о том, что в 90-м году, незадолго до того, как началась работа над программой «500 дней», в городе Шопрони в Венгрии собрался научный семинар. Это был удивительный семинар, мне очень повезло, что я там был. Потому что, с одной стороны, было большое количество мировых авторитетов, ученых, ученых экономистов, таких, как Билл Нордхаус, Джо Мартин-Пек и т.д. В основном это были люди из Йельского университета, но также из Гарварда, из европейских университетов и т.д. А с российской стороны было практически все будущее российское правительство – и Гайдар, и Шохин, и Чубайс, и многие другие люди, которые через 2 года стали министрами, стали важными чиновниками – тем, кто взял на себя основную работу по реформированию российской экономики. И тогда уже, через месяц, началась работа над программой «500 дней», было примерно сформулировано то, что должно было произойти при переходе от плановой к рыночной экономике. 3 ключевых слова я могу назвать даже в короткой передаче – это «либерализация», «приватизация», «финансовая стабилизация». Либерализация предполагала, прежде всего, освобождение цен, снятие государственного контроля над ценами. Она предполагала также открытие экономики, то есть снятие монополии на внешнюю торговлю, разрешение всем организациям осуществлять внешнеторговые операции. Она означала освобождение курса рубля, переход к рыночному свободному курсу национальной валюты, определение на рынке ее стоимости. Вот все эти 3 ключевых слова должны были разворачиваться в программах. В сущности, программа «500 дней» тоже опиралась на эти 3 ключевых слова и описывала то, что должно было быть сделано. И по этому поводу были разногласия и различия в деталях, но не по существу. Потому что было ясно, что быстро или медленно, но нужно делать все равно именно это. И тогда было ясно всем, что мучений гораздо меньше при быстром продвижении по этому пути и, с другой стороны, они могут быть смягчены в каждый конкретный момент. Но при таком эволюционном подходе в той ситуации они просто растянулись на гораздо более длительное время. И главные разногласия были как раз в том: быстро или медленно, начинать с либерализации или с приватизации. Скажем, был спор между Гайдаром и Явлинским, Явлинский критиковал Гайдара за то, что тот сразу либерализацию цен устроил и сразу жесткий бюджет, из-за чего начался кризис неплатежей и т.д. А нужно было начинать с приватизации, с демонополизации и т.д. История разберется…
А.КНЯЗЕВА: Но, тем не менее, Гайдар вошел в нашу экономическую историю как человек, который подарил нам реформы, и, по-моему, об этом не стоит забывать.
Е.ЯСИН: Спасибо, что Вы об этом напомнили. Я хочу подтвердить и сказать, что у меня был не так давно разговор с молодым российским предпринимателем новой волны. Энергичный, образованный, удачливый в своем бизнесе. И я ему говорю: «Как Вы считаете, правильно ли поступил Гайдар?» Он говорит: «Ой, только не Гайдар». Почему? Но вот сложилось у всех такое впечатление, что именно Егор Тимурович нанес непоправимый ущерб нашей экономике. Это неправда. Егор Тимурович сделал колоссальный вклад в то, что мы все равно должны были бы сделать. Я вспоминаю свой разговор с ним. Он состоялся в конце октября 91-го года, это было буквально за неделю до того, как он был назначен вице-премьером. Я его спросил: «Что ты, собственно, собираешься делать? Вы же работаете с Ельциным. Я хочу просто иметь представление о твоем плане». И он мне сказал так: «Коротко я могу сказать, что то, что нам предстоит сделать, все равно очень болезненно». Я знаю, что все равно нам скажут, что мы очень жестокие плохие люди и т.д. Но мы можем это сделать только в 2 случаях: либо если была бы диктатура, либо если есть лидер с очень большой харизмой и с колоссальным авторитетом. Слава богу, в нашей стране сейчас невозможна диктатура, но у нас есть политический лидер с такой харизмой и с таким авторитетом, мы можем опереться на него и сделать ту работу, которую, может быть, должны были бы сделать коммунисты, но они ее не сделали. Вот, собственно говоря, с пониманием этого обстоятельства и он, и его товарищи, и я вместе с ними, хотя я постарше и отношусь к другому поколению, пошли на эти реформы, зная, что они славы, по крайней мере, в течение ближайшего десятилетия не принесут. Принесут проклятия, но нужно иметь волю и силы для того, чтобы это перенести и все-таки это сделать. Кончено, можно было многое сделать лучше. Можно было не допустить инфляции в 26 раз в течение одного года, и мы знаем сейчас, какие конкретно шаги мы не должны были предпринимать. Например, не надо было повышать цены на нефть в январе 1992 года, а надо было просто их освободить, либерализовать и это было бы лучше. Тем не менее, дело сделано, и буквально за 5-6 месяцев мы уже перешли в некую другую реальность. Я бы сказал, что, конечно, мы не построили рыночную экономику, даже и за 500 дней. Но мы создали некий генотип, из которого рыночная экономика могла развиваться. В этом, собственно, была сущность того, что можно назвать шоковой терапией или программой «500 дней», этого рывка или тогда еще применяли английский термин «big bang» - «большой скачок». Вот вы его производите, после этого переходите в другую колею и можете двигаться уже по ней. Она имеет свою судьбу. Но мы производим те решающие преобразования, которые позволяют тем событиям развиваться спонтанно, необязательно с участием правительства, с участием судьбоносных решений. Но все равно эти события начинают развиваться в другом направлении. Потому что до этих реформ события развивались все время под углом, и мы не видели никакой перспективы. Потому что сегодня дефицит, завтра дефицит - откуда брать продукты, чтобы кормить семью? Какую очередь надо выстоять? Когда наступит какое-то изменение? Потому что с каждым днем становится только хуже и хуже, очереди длиннее, продуктов все меньше.
А.КНЯЗЕВА: Стоит вспомнить, какой шок испытывали люди, которые попали в настоящий московский супермаркет, когда вместо одного сорта колбасы мы получили возможность выбирать из 20, когда перестали выдавать карточки и талончики на продукты.
Е.ЯСИН: Моя жена до сих пор хранит «визитки москвича», с которыми мы ходили в магазин.
А.КНЯЗЕВА: В общемосковском плане и в общероссийском, когда, наконец, появились иномарки или зазывные витрины магазинов, когда появилась возможность продавать площади, действительно, мы вошли в рынок. И если даже брать маленький газетный киоск, когда кроме газет появилась возможность покупать всякую мелочь, без которой не представляешь себе жизни,– это ведь тоже рынок и это тоже Гайдар.
Е.ЯСИН: Да, это как раз то, что мы быстро забыли. Мы стали обращать внимание на то, что появились новые трудности, нам стало не хватать денег. Появилось много бедных и мы стали смотреть: вон сколько бедных, а кто-то ездит на шестисотом «Мерседесе». И это правильно, это новые проблемы. Мы не стали жить легче. Мы стали жить, может быть, труднее. Но мы стали жить иначе, и у нас появилась перспектива. А потом летом я и мои коллеги, отвечая на те упреки, которые раздавались в том плане, что у Гайдара не было никакой программы… Надо сказать, что от ее появления ничего не изменилось. Может быть, прочитало ее 100 человек, и они все равно знали большей частью, что происходит, что будет и т.д. Но это не ослабило критику в адрес Гайдара, в адрес его правительства. Все время нарастало сопротивление. Практические усилия по финансовой стабилизации, по борьбе с инфляцией были сорваны уже в мае 1992 года. Затем в августе председателем Центрального банка стал господин Геращенко, и он произвел целый ряд акций, которые уже привели к наполнению оборота деньгами и скачку цен. Итог был, что в декабре Гайдара отправили в отставку, премьер-министром стал Черномырдин, и политика стала немножко другой, не такой решительной. Но все-таки дело было сделано. Но я хочу вспомнить для слушателей. Часто нам говорят: «Ну что вы, все дефицит да дефицит. Если это единственное, что было сделано…» А я хочу подчеркнуть. Конечно, я могу назвать что-то еще. Но для меня это была разграничительная линия. Всю жизнь прожил с этим дефицитом и ничего нельзя достать. Зарабатываешь деньги - не зарабатываешь – все равно. Никаких стимулов нет, и жизнь только хуже и хуже делается. И потом, завтра лучше в этом отношении, потом еще лучше. Я вспоминаю март 1992-го года, тогда шел съезд народных депутатов и Гайдар подал в отставку и было такое столкновение ужасное. И тогда нам показали письмо от пенсионеров из города Котласа, которое они направили своему депутату, который отнюдь не был сторонником Гайдара. Они писали: «Конечно, цены очень выросли, и нам тяжело. Но ради бога, не делайте так, чтобы опять цены были заморожены. Потому что мы сейчас хотя бы 100 гр. колбасы можем купить. А раньше, хотя цены были дешевые, но мы просто забыли ее запах…» И поскольку никто не мог обвинить пенсионерок в каких-то политических симпатиях или антипатиях, а просто они столкнулись с какими-то новыми явлениями в своей жизни, мне показалось это очень показательным. И как раз дефицит товаров или денег - это не просто некое событие. Это и есть как раз некая разграничительная линия: в одну сторону - советский социализм, в другую сторону – рыночная экономика. И как только этот дефицит стал потихоньку рассасываться, стало ясно, что можно приниматься за другие проблемы. Вот теперь можно думать и о том, чтобы сокращать дифференциацию доходов и заботиться о бедных и т.д. Просто те рецепты, которые были выработаны для рыночной экономики, стали работать у нас.
А.КНЯЗЕВА: Стоит вспомнить и о том, что на наши реформы с надеждой в 92-м году смотрела заграница. И появились очень активные иностранные компании, которых сейчас мы называем инвесторами, как раз в 92-м году.
Е.ЯСИН: Да, к сожалению, не всем им повезло. Я бы сказал, что они должны были бы прийти сейчас. Те, кто пришел тогда, были немножко разочарованы. Но, тем не менее, на стороне, я думаю, осталось.

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был бывший министр экономики РФ Евгений Ясин.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика