Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" президент фонда "Либеральная Миссия", бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Ясин

25.01.2000
Евгений Ясин
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" президент фонда "Либеральная Миссия", бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Ясин


Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мы говорим сегодня о возможностях подъема экономики России - тема благодатная. Как вы считаете, что ныне возможно сделать для того, чтобы российская экономика расцвела пышным цветом и кормила нас всех до конца нашего века?
Е.ЯСИН: Я бы хотел напомнить, что сегодня Татьянин день, а я представляю Высшую школу экономики. Я хочу поздравить всех студентов и нашей школы, и всех вузов Москвы, и всех студентов России с этим праздником, пожелать им хорошо учиться, быть здоровыми и чтобы всюду была любовь. Потому что когда у нас какой-нибудь вечер, обязательно студенты говорят о любви, и я их хорошо понимаю.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я думаю, что Вы эти слова говорите не только от чистого сердца, но и с совершенно «шкурными» интересами. Потому что тем, кто сейчас учатся, в частности, в Университете Высшей школы экономики, - им, собственно, и предстоит поднимать российскую экономику.
Е.ЯСИН: Да, я им это говорю в первой вводной лекции. Я говорю, что вы будете или профессорами или миллионерами, или министрами, поэтому вы должны к этому готовиться. Вот в рамках этого и пожелание.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А теперь о подъеме.
Е.ЯСИН: Я хотел сегодня поговорить на эту тему, потому что у меня такое ощущение, что у людей появляется такое доброе отношение к тому, что происходит. Хотя многие живут плохо, но мне кажется, что в последнее время появились какие-то надежды у людей. И они не лишены оснований, потому что ситуация в экономике сейчас совсем не плохая, по причинам, к сожалению совсем не зависящим от правительства, а зависящим от того, что была девальвация рубля, от того, что мы не платим долги, от того, что сейчас очень высокие цены на нефть и на газ, и это создает такой приятный климат: бюджет выполняется, все хорошо… Но я хотел бы все-таки внести некую нотку осторожности и даже, может быть, тревоги, потому что не сейчас, но через какое-то время – вероятнее всего, это может быть 2-3 года – нас ожидают трудности при определенных условиях, а именно: если мы будем находиться в этом успокоенном настроении, если мы не будем продолжать преобразования, которые крайне необходимы России и которые только одни и могут обеспечить в конце концов не случайный, не конъюнктурный, а устойчивый экономический рост.
Е.САБУРОВ: Трудно не согласиться с Евгением Григорьевичем. Во-первых, по поводу поздравления с днем святой Татьяны…
Е.ЯСИН: Здесь полное единство.
Е.САБУРОВ: Да, тем более, что я заканчивал Московский Университет, а это все-таки покровительница именно Московского университета. Так что поздравляю всех. Что касается благодушного настроения по поводу нашей экономической ситуации – здесь, может быть, Евгений Григорьевич немножко перебирает. Такого особого благодушия нет, но да, действительно, появились некоторые приятные вещи в экономике, и это весьма понятно: поскольку самое трудное уже сделано, проведена приватизация, как бы ее ни ругали, как бы плохо она ни была сделана, тем не менее, она сделана, это мы уже пережили. Потом у нас появились приятные тенденции, которые кончились в середине 1998-го года, и теперь мы немножко от этого дела пришли в себя. Так что развитие какое-то опять появилось. То есть развитие нашей экономики – это явление достаточно нормальное. Другое дело, что его надо подхлестнуть, иначе мы действительно будем иметь большие проблемы и, наверно, достаточно скоро - тут я совершенно согласен с Евгением Григорьевичем.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Тогда возникает еще один вопрос. Одно из важных условий экономического роста – это законодательная база. Она есть у нас?
Е.ЯСИН: Я думаю, что за последние 8-9 лет сделано очень много. Действительно, законодательная база для функционирования рыночной экономики в значительной степени создана. Я бы назвал прежде всего гражданский кодекс – исключительно важный документ, - налоговый кодекс, который отчасти утвержден, хотя в нем есть масса недочетов… Есть целый ряд других законов, которые уже работают и создают правовой каркас. Но, с другой стороны, конечно, еще очень и очень много работы, в том числе по пересмотру тех законов, которые уже были приняты. Например, закон «О банкротстве», закон «Об акционерных обществах» - они провоцируют определенные явления теневой экономики, и не было предусмотрено, например, то, что банкротство станет инструментом захвата собственности. Сейчас мы имеем ситуацию, когда формальная процедура банкротства очень часто используется для того, чтобы захватить выгодные, прибыльные предприятия.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И не только. Помимо этого многие недобросовестные предприниматели используют процедуру банкротства для того, чтобы обмануть своих клиентов, правильно?
Е.ЯСИН: И это есть.
Е.САБУРОВ: Я думаю, что очень большую роль должна играть реформа законодательства в социальной сфере, что не только законы, напрямую связанные с производством, у нас несовершенны. У нас существует какое-то двойное мышление: с одной стороны, законы социальные – это безумные обязательства государства по поводу каждого человека, а с другой стороны, они совершенно не могут быть выполнены и они тоже провоцируют всяческого рода теневые явления. Все с этим смирились, и как только речь идет не об изменении социальной ситуации, а о легализации социальной ситуации, сразу начинаются какие-то безумные споры: вы хотите обнищания народа и так далее… Хотя когда говорят о социальных реформах, вовсе не говорят о какой-то дополнительной нагрузке, а говорят просто об упорядочивании ситуации в этой сфере, полностью неупорядоченной.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Когда мы говорим о проблемах и возможностях подъема экономики России, мы все рассчитываем на то, что завтра, послезавтра или, в крайнем случае, третьего дня мы все начнем жить значительно лучше. И при этом, наверно, многим приходит в голову тот момент, что для того, чтобы начать поступательное движение, нужны некоторые меры, которые вряд ли можно назвать популярными. Так ли это, и что это за меры?
Е.ЯСИН: Я согласен с Евгением Федоровичем в том, что комплекс социальных реформ стал неотложным. Дело в том, что мы раньше упустили возможности менее болезненного реформирования в этой сфере, поэтому нам придется сейчас повышать темпы, независимо от того, хотим мы этого или не хотим. Скажем, с острейшей необходимостью нужно проводить пенсионную реформу, переходить на накопительную систему вместо распределительной, потому что с 2007 года начинается волна роста численности лиц старших возрастов - мы заранее об это знаем, - а там нужно резервировать определенные средства для того, чтобы начать этот переход. Если мы сейчас этого не сделаем, мы просто теряем окно возможности, и потом это делать будет гораздо тяжелей.
Е.САБУРОВ: Тем более, что как раз сейчас у нас благоприятная демографическая ситуация для такого рода перехода.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Несколько месяцев назад здесь же Валентина Матвиенко говорила о том, что сегодня демографическая ситуация в России такова, что умирает больше, чем рождается. Это вы называете благоприятным?
Е.САБУРОВ: Речь идет не об этом. Речь идет о соотношении лиц трудоспособного возраста и нетрудоспособного.
Е.ЯСИН: Речь идет о том, что на экономику есть определенная нагрузка. Нагрузка не должна переходить определенной черты: например, не может один работающий прокормить трех пенсионеров. Значит, пока соотношение хорошее: на одного работающего приходится 0,6 – меньше единицы. А, начиная с 2007 года, может быть больше. Вот это будет довольно серьезная проблема. Но я хотел бы сказать, что есть и другие проблемы, которые будут достаточно болезненными. Например, я знаю, насколько болезненно уже началась реформа жилищно-коммунального хозяйства, а, хотим мы или нет, мы должны ее проводить, потому что без этого подъема экономики не будет. Мы тратим колоссальные деньги на эти цели вместо того, чтобы тратить их на инвестиции, на содержание жилья государством.
Е.САБУРОВ: Я бы даже сказал так: все это уже есть в жизни, мы уже не тратим столько, уже дома разрушаются, уже идет доплата везде: и по образованию, и по здравоохранению – где угодно. Но речь идет о том, чтобы это признать и ввести в какие-то нормы, в какие-то цивилизованные формы. Речь вовсе не идет о наложении какого-то дополнительного бремени на людей, об этом речи нет.
Е.ЯСИН: Я бы хотел еще одну сферу выделить, потому что социальная сфера - это любимый предмет Евгения Федоровича, он этим все время занимается профессионально… А я думаю, что не менее важно как раз то обстоятельство, что мы должны ликвидировать явное и скрытое субсидирование промышленности в экономике и убрать все те льготы и привилегии, которые сегодня существуют. Потому что примерно половина нашей обрабатывающей промышленности производит отрицательную добавленную стоимость. И если мы не закроем или не реконструируем эти предприятия, то они будут с нас доить и будет плохо.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Еще один вопрос, который очень важен нам, потребителям: так когда же, наконец? Сколько мы будем ходить по пустыне, которую можно пересечь в три дня?
Е.САБУРОВ: Я хочу остановиться на тех словах, которые сказал Евгений Григорьевич о проблемах субсидирования предприятий. Это, действительно, важнейшая проблема – проблема неравной конкуренции между предприятиями. Может быть, вопрос о том, когда, связан системой управления, которая сейчас создалась у нас в стране. Действительно, федеральные власти в значительной степени отошли от попыток поставить экономику так, как они считают нужным. А что касается региональных властей – здесь вопрос очень серьезный, и вопрос времени – когда все это кончится и когда начнется конкурентная среда – это вопрос о наших губернаторах.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Если я не ошибаюсь, то в Гренландии не растут помидоры. Они там не просто не растут - их там никто не пытается выращивать. Если говорить о том, что периодически происходит в нашей стране, то мало того, что кукурузу сеем, еще… Положа руку на сердце, умеем мы делать автомобили? Нет, не умеем. А зачем делаем? Может, не надо?
Е.ЯСИН: А что мы тогда будем делать: есть такой анекдот времен начала перестройки: городской житель решил заняться сельским хозяйством. Приезжает в колхоз, обращается к колхозникам: «Как у вас тут? Что тут у вас растет? Морковка растет?» «Нет» «А свекла растет?» «Нет» «А картошка?» «Нет» «Картошка не растет? А вы сажали?» Они говорят: «Так это же, если сажать…» Вот если делать, то, может быть, и сделаем, а если нет… Такая великая страна, или не великая, а большая, – она не может жить на нефти и газе. Надо что-то ручкам делать.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А не умеем.
Е.ЯСИН: Так надо научиться. Во-первых, мы кое-что умеем, и мы должны понять, что мы умеем, на чем мы можем специализироваться, и это развивать. А то, о чем зашел разговор, - это вопрос очень принципиальный. Мы сейчас приехали с семинара, где обсуждались вопросы модернизации экономики – это был ключевой вопрос. Ведь что получается? У нас мертвый хватает живого. Поднимается сильное предприятие, которое умеет делать хорошую продукцию… Например, мне одна американская журналистка недавно сказала: «А я покупаю принципиально российские купальники, которые делаются на мануфактуре Милюгина». Познакомился с ним - молодец парень… Чему-то научились!
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Купальники-то хорошие, скажите честно?
Е.ЯСИН: Я на себя не мерил, но если американка говорит, наверно, хорошие. Вам могу порекомендовать по блату… Но ситуация такая, что есть куча предприятий, которые уже лежат, как цыпленок табака, но они не платят за свет, за энергию, за тепло, за газ, недоплачивают налоги и так далее. И оказывается, что они находятся в более выгодном положении, чем тот же Милюгин, потому что он-то все платит…
Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть коматозное положение более выгодно. С Вашей точки зрения, чтобы с этим бороться, нужно ужесточить: не можете платить, до свидания, банкроты. Так?
Е.ЯСИН: Именно так. Это делать не всегда просто, потому что мы сталкиваемся с тем, что у нас в России больше 800 так называемых моногородов, где одно предприятие, где живут люди, которые завтра должны иметь кусок хлеба. Причем они живут в многоэтажных домах, где надо за счет средств города подать свет, тепло и воду, потому что это не избушка, где можно пойти, набрать воды в колодце, наколоть дров и прочее.
Е.САБУРОВ: Моногорода – это тяжелейшая проблема, ее надо решать отдельно. Но мы сталкиваемся с такими случаями совсем не в моногородах. Мы сталкиваемся с такими случаями, когда таким образом губернатор или кто-нибудь еще начинает решать социальные проблемы. Вот нельзя закрыть это предприятие - оно топит чего-то, жилье дает. Но вот это уже безобразие.
Е.ЯСИН: Те случаи, о которых говорит Евгений Федорович, - там нужно рубить… Там, где действительно у людей нет выхода, у нас есть специальные социальные программы, которые позволили бы разворачивать модернизацию.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И первое, что нужно сделать в рамках реализации этих программ, - отменить прописку, институт прописки вообще. Не согласны со мной?
Е.ЯСИН: Я абсолютно согласен.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Потому что, кроме всего прочего, мы получаем такую ситуацию… При советской власти конвейерное производство… Могу рассказать, скажем, о производстве очковых оправ: красная часть, которая смотрит в лицо, и зеленые заушники – жутко выглядит… Каждый выполняет определенную операцию, все при деле, все имеют некоторый бульон. Нельзя ведь такое допускать, правда? Но, с другой стороны, одна из основных задач предпринимателя в какой-то степени - это трудоустройство, создание рабочих мест, где люди будут получать зарплату и где они смогут себя прокормить на эту зарплату. И это тоже напрямую связано с экономическим ростом, правильно?
Е.ЯСИН: Абсолютно. Но я хочу вернуться к вопросу о прописке. Я категорически против, это просто нарушение основных прав человека. Мы хотим быть цивилизованными, мы должны придерживаться правил. Но ничего нельзя упрощать. Надо искать выходы для решения тех проблем, которые есть. Надо иметь в виду, что Москва – это такой оазис, такое место, намазанное медом, на которое может слететься чуть ли не вся Россия. И конечно, свободный рынок все отрегулирует, и здесь соберется слишком много народу, они сделают жизнь в Москве невыносимой, а после этого мы начнем уезжать… Не хотелось бы до этого доводить, и какие-то регулирующие меры, видимо, принимать надо.
Е.САБУРОВ: Вот эта оптимизация через катастрофу происходит тогда, когда нет заранее определенного прогноза, стратегии решения таких катастрофических проблем. Собственно говоря, об этом и речь. Как я понимаю, Вы спрашиваете, что делать? Определить эти катастрофические возможности и сделать так, чтобы не было катастроф, чтобы оптимизация шла не через катастрофу, а нормально… Соломку надо подстелить.
Е.ЯСИН: Вот я как раз хотел бы ухватиться за эту солому и напомнить о том, что я уже говорил. Возможно, через 3-4 года нас ожидают крупные неприятности при одном условии: если мы сегодня не только среди специалистов, но и в более широком контексте - в обществе и в правительстве, в первую очередь, - не поймем такую вещь, что нам придется продолжать реформы. Реформы являются средством упреждения катастрофы, а не благим пожеланием каких-то собравшихся сдуру реформаторов.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть не скачки, а некое плавное поступательное движение?
Е.ЯСИН: Да, именно по тем проблемам, о которых мы говорили. Я согласен с приоритетностью реформ в социальной сфере, это крайне необходимо, и там есть очень много интересных и серьезных сдвигов. С другой стороны, проблема расчистки условий для конкуренции – это предельно важно.
Е.САБУРОВ: Я хочу сказать, что не всегда мы можем избежать скачков. Речь идет скорее о том, чтобы скачки были с мягкой посадкой, чтобы было понятно, что здесь у нас все-таки будет какой-то качественный срыв - к нему подготовиться и понимать, что будет… Мы не можем на некоторые вещи влиять: мы не можем влиять на цены на нефть, на цены на газ. Сейчас благоприятная конъюнктура….
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Существуют предприятия, которые дотируются, существуют предприятия, которые не дотируются. И многие говорят сегодня о том, что распределение этих квот датирования происходит не по самым перспективным планам. Как вы считаете, каковы сферы российской экономики, которые способны при режиме наибольшего благоприятствования обеспечить тот самый подъем экономики, о которым мы с вами столько говорим?
Е.ЯСИН: На самом деле, такие предприятия есть во всех отраслях. Там, где появляются толковые люди, умеющие организовать дело, там дело идет. Может быть, более благоприятное условие – мы уже говорили сегодня – в добывающей промышленности, энергоносители, где просто очень высокие мировые цены… Хотя внутри страны обстановка не такая благоприятная. Но я бы выделил такие отрасли, как пищевая промышленность, легкая… Сейчас появляются благоприятные ростки в машиностроении, скажем, в электротехническом машиностроении, производстве тяжелых станков. Мы по-моему, уже говорили об этом с вами – о том, что на российском рынке 70% персональных компьютеров российского производства, по крайней мере, российской сборки. И без всякой помощи государства.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Многие в России считают, что инвестирование в предприятие, которым вы руководите, это первое, последнее и основное условие процветания. Но, насколько мне известно, сейчас даже существует такая специальность, как оценка возможностей инвестиций. Как вы оцениваете возможности российской экономики по части подъема? Какие отрасли вы считаете самыми-самыми?
Е.САБУРОВ: Я согласен с Евгением Григорьевичем в том, что здесь отраслевой подход практически невозможен, что здесь нужен точеный подход. И каждый раз, когда банк решает вопрос о предоставлении кредита - фактически об инвестировании, если это долгосрочный кредит, - то речь идет о конкретном предприятии, и оценивается все, и в том числе оценивается еще и такая вещь, как организационный капитал. Вообще они могут взять эти инвестиции, они могут что-то с ними сделать, у них есть организация, которая хорошо бы переваривала эти инвестиции? Потому что все это может вылететь в черную дыру. Я должен еще сказать о том, что вопрос, как относиться к какой отрасли, очень сложен. Если сейчас идет такая эйфория по поводу нефти, газа и добывающих отраслей, то давайте вспомним, что творилось в прошлом году, в начале. Надо понимать, что это очень рискованный бизнес. И тот жирок, который сейчас появляется, нельзя забрать и быстро проесть. Он должен идти на инвестирование, там масса проблем, там скважины новые бурят…
Е.ЯСИН: Я хотел бы в связи с этим устроить рекламу одному предприятию. Только сегодня мы разговаривали относительно эфирного комбината в Белгородской области. Там есть такой директор господин Кустов, который буквально с нуля с пятеркой-шестеркой коллег за 3-4 года поставил великолепное предприятие - сейчас лучшее предприятие в Белгородской области. Поэтому от человеческого потенциала организационного зависит страшно много, и мы все должны понимать, что подъем, если, конечно, правительство будет заниматься своим делом, будет подталкивать реформы и не попустительствовать питанию лежачих… А в этом как раз самая большая доля вины среди регионов: большая часть средств, субсидии и прочее как раз уходят из местных бюджетов…
Е.САБУРОВ: А налоговые льготы…
Е.ЯСИН: Налоговые льготы и прочее. Здесь такой момент, что дальше это дело каждого, это дело тех миллионов людей, которые занимаются своим бизнесом.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А как вы относитесь к зонам свободной торговли, к свободным экономическим зонам как к потенциальным двигателям или замедлителям экономического роста?
Е.ЯСИН: Я помню, когда мы еще начинали вместе с Евгением Федоровичем, был такой вопрос… Тогда Анатолий Борисович Чубайс работал над свободной зоной Петербург, и я смеялся по этому поводу, а когда меня спрашивали, говорил: «Я хочу, чтобы зоной свободной торговли была Россия». Я не вижу пока серьезных оснований для развития этих зон в России. Последний опыт – это закрытые административно-территориальные образования – показал, что они превращаются в оффшорные зоны посреди России. Слава богу, удалось в последние дни убедить прошлую Думу в том, чтобы она приняла поправку правительства и лишила большинство этих зон, кроме двух городов, этих привилегий.
Е.САБУРОВ: Я как человек, работающий в реальном секторе в отличие от Евгения Григорьевича, не рекламирую свои предприятия….
Е.ЯСИН: Это не мое предприятие…
Е.САБУРОВ: Я понимаю. Я веду себя корректно в этом отношении. Должен сказать, что инвестирование в общем-то идет и никаких особых зон для этого не надо. Мы все время смотрим на китайский опыт, но это совершенно другая природа, и я бы даже сказал, что у них иначе народ воспитан и настроен.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть менталитет все-таки?
Е.САБУРОВ: Ну, давайте это слово или другое будем говорить… Но я помню, как Горбачев, которому говорили, что хорошо было бы внедрить китайский опыт, ответил: «Где же я вам возьму столько китайцев?» Мне кажется, это достаточно умно.
Е.ЯСИН: Плюс к этому, когда они открывали свои свободные зоны, у них во всей стране был очень жесткий коммунистический режим.
Е.САБУРОВ: И эти зоны отделены колючей проволокой.
Е.ЯСИН: У них уже нет, а зачем нам-то?
Е.САБУРОВ: Мне тоже непонятно. Мы вот прописку хотели бы отменить – с удовольствием…
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Налоги для юридических лиц…
Е.ЯСИН: Я воспользуюсь вашим вопросом для того, чтобы сказать, что, конечно, инвестиции идут, но инвестиционный климат в России достаточно неблагоприятен. Мы проигрываем соревнование за капиталы. Капиталы скорее уходят от нас, чем приходят к нам. Один из вопросов – это налоги. Налоги, безусловно, надо снижать. Но только не делать это так, как не так давно Георгий Валентинович Боос предлагал: «Давайте начнем с того, что вдвое сократим налог на добавленную стоимость» - единственный налог, который действительно легко и сравнительно полно собирается…
Е.САБУРОВ: При этом учителя еще не поняли, что было сказано. Если бы учителя и врачи поняли, что речь идет о том, чтобы им в два раза понизить зарплату, я думаю, они бы очень хорошо отреагировали.
Е.ЯСИН: Есть уже наработанные предложения. Надо отменить, скажем, налоги, которые взимаются с рубля оборота, с объема реализации продукции. Надо увеличить количество вычетов из налогооблагаемой прибыли – практически этот налог можно свести к символическим размерам. И самое главное: надо еще раз вернуться к вопросу о подоходном налоге и перераспределении его в пользу федерального бюджета. Я думаю, что подоходный налог во всех странах играет одну из важнейших ролей и в формировании бюджета, и в регулировании дифференциации населения по уровню доходов, по материальному благополучию. Я бы пошел по такому пути: сделал бы плоскую шкалу налогообложения, то есть одна ставка, максимум две, не очень высокие. При этом все равно богатые платили бы больше, потому что у них больше доходы, но они не уклонялись бы. Потому что сейчас идут массовые уклонения именно со стороны людей состоятельных, потому что налоги немыслимые. Слава богу, там немножко понизили, максимальная ставка сейчас 35%, с 1 января 30%. Напоминаю, что была угроза для состоятельных людей платить 45%. Дело в том, что никто бы такие суммы не платил, обязательно бы укрывали… Вот это важнейшее направление: снижать надо, но очень осторожно, потому что мы не можем вляпаться опять в разбалансированность бюджета. Нам надо платить долги, которые мы набрали за прошедший период, - в общем, это сложная проблема…
Е.САБУРОВ: Но снижать надо обязательно… У нас сейчас очень много слов употребляется неправильно, в том числе любят слово «криминогенный» говорить вместо «криминальный». Криминогенный – это порождающий преступление. Вот сейчас наши законы о налогах –это криминогенные законы в прямом смысле этого слова. Они порождают преступление. Потому что ни один нормальный человек не будет платить такие налоги.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но мы ведь не одни с вами это понимаем?
Е.ЯСИН: Да, я думаю, что в большой степени понимаем. Но у меня очень большие опасения связаны с новым составом Думы.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Возникает вопрос: можно ли при нынешней Думе рассчитывать на законодательную поддержку реформ?
Е.ЯСИН: События развиваются, пыль еще не осела. Но если взять состояние на сегодняшнее утро, то у меня было очень мрачное настроение. Замечательно: фракция «Медведь» - новые люди, они будут поддерживать Путина… Но мне просто интересно, сколько времени они будут учиться за наш счет и набирать квалификацию, для того, чтобы грамотно рассматривать экономическую проблематику. Мы добились того, что у нас коммунистам отдали все экономические комитеты, международными делами будет заведовать националист Рогозин, бюджетный комитет – уже, кажется, Жуков вернулся в зал, но есть еще другие комитеты.
Е.САБУРОВ: Шохин нормальный…
Е.ЯСИН: Шохин – нормальный, наш человек. Это банки и банковская деятельность. Но налоги относятся к компетенции бюджета, на самом деле они по всем комитетам. Поэтому у меня тревога очень серьезная.
Н.БОЛТЯНСКАЯ : Евгений Федорович, а Вы что скажете?
Е.САБУРОВ: Мне пришлось иметь дело со столькими парламентами разного уровня, что любое упоминание о законодателях вызывает у меня неприятные чувства. И я понял, что я не один такой: иностранным министрам тоже при слове «парламент» дурно становится, в том числе и таким корректным людям, как американцы. Но будем надеяться. Ничего нельзя сказать твердо, это раздражает. Но надежда….
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Умирает последней, как известно….
Е.ЯСИН: По-моему, надежда может жить. Только мы должны добиваться того, чтобы правительство и региональные власти делали то, что надо. А кроме того, сами бы на себя смотрели и думали, что кое-что зависит от нас.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Все зависит от нас – это лучшая фраза, по-моему.

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» были Евгений Ясин, бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики и Евгений Сабуров, директор института проблем инвестирования ЗАО "Роспром".





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика