Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" президент фонда "Либеральная Миссия", бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Ясин

02.02.2001
Евгений Ясин
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" президент фонда "Либеральная Миссия", бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Ясин

В гостях: Евгений Ясин

Ведущий: Ольга Бычкова

8 февраля 2001 года
В эфире радиостанции "Эхо Москвы" Евгений Ясин, научный руководитель Государственного университета ВШЭ, доктор экономических наук, профессор.
Эфир ведет Ольга Бычкова.

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер. Как всегда в четверг по вечерам руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин в нашем эфире. Добрый вечер, Евгений Григорьевич.
Е.ЯСИН: Добрый вечер.
О.БЫЧКОВА: Неделю назад Вы обещали нам прогнозы. Катастрофические или нет, мы узнаем в течение ближайших 20-ти минут. Итак, что ждет Россию в этом году и в течение ближайших лет? В прошлый раз опять же мы говорили о том, чем закончился для российской экономики и финансовой системы кризис 1998 года, и был ли он преодолен к сегодняшнему дню. Не ждет ли нас что-нибудь подобное в ближайшем будущем?
Е.ЯСИН: Я бы сказал так: ожидание чего-то плохого уже укоренилось в сознании наших сограждан, и когда кто-то берет на себя роль Кассандры и начинает вещать о том, что нас ожидает новый кризис, этому охотно верят. Я бы хотел все-таки ободрить моих соотечественников и сказать, что, по крайней мере, в 2001 году, на мой взгляд, ничего похожего не ожидается. Кризис 1998 года сыграл свою позитивную роль, правда, и негативную, потому что пока еще уровня жизни 1997 года мы не достигли. Банковская система, о которой мы говорили в прошлом году, хотя и более здоровая, но намного меньше. Ей предстоит еще работать и работать для того, чтобы реально обслуживать то, в чем действительно нуждается российская экономика. Но я кризиса никакого не ожидаю, хотя такого рода предсказания делались. Есть также высказывания и другого рода о том, что мы набрали темпы – например, в 2000 году были высокие темпы роста, большой объем инвестиций, – и процветание уже плывет к нам в руки. Это другая крайность, о которой я тоже бы хотел предупредить – рассчитывать на то, что манна небесная прольется на наши головы, в этом году не приходится. 2000 год, в каком-то смысле, я думаю, будет исключением, потому что все показатели были очень хорошие. Где-то повезло, но должно же когда-то и нам повести. Но когда везет, вы должны каждый раз подумать о том, чтобы не спугнуть удачу и не рассчитывать на то, что это будет всегда. Передо мной прогнозы, которые разработаны на 2001 год, я бы сказал, самыми квалифицированными российскими прогнозистами. Скажем, Евгений Гавриленков - Бюро экономического анализа, Андрей Белоусов – Институт народно-хозяйственного прогнозирования, экономическо-экспертная группа при министерстве финансов – все эти команды дают примерно похожие результаты. Кстати, сюда я отношу и министерство экономического развития, они тоже недавно опубликовали такой прогноз. Примерно одни и те же показатели, которые различаются только в зависимости от сценарных условий. Те, которые закладываются в прогноз с точки зрения того, какие будут цены на нефть, что будет в экономике Соединенных Штатов, какой будет курс рубля к доллару, как будет урегулирована ситуация с платежным балансом, как будут урегулированы наши взаимоотношения с Парижским клубом и так далее. Если вы принимаете во внимание все эти обстоятельства, то при неблагоприятном стечении обстоятельств вы получаете темпы роста валового внутреннего продукта где-то на уровне 2,5-4 % роста валового внутреннего продукта. Если вы берете более оптимистический вариант – скажем, цены на нефть на уровне 2,25 доллара за баррель, - ситуация в американской экономике плохая, с внешними долгами не на этот год, уже этот год уплыл, но на следующий год удается добиться какого-то урегулирования – это примерно 4-4,5 % роста валового внутреннего продукта. Это значительный рост инвестиций, рост уровня жизни примерно в соответствии с тем, как растет валовой продукт. И инфляция примерно от 12 до 18%. Я бы сказал так, что это можно квалифицировать как продолжение роста, который начался в 1999 году. За счет чего? Какой главный фактор? Это важно подчеркнуть, потому что в 1999 году рост в значительной степени базировался на импортозамещении, 2000 год в значительной степени базировался на росте экспорта и на увеличении инвестиций, которое создавало значительный инвестиционный спрос, причем, в основном, это были отечественные инвестиции по закупкам у отечественных производителей. И все-таки поддерживались высокие цены на нефть. Поэтому мы имели хорошую жизнь. Плюс к этому, благоприятный курс рубля с большим разрывом между рыночным курсом и паритетом покупательной способности, то есть, заниженный курс, благоприятный для экспортеров и для отечественных производителей, пользующихся существующей производственной мощностью. Что будет дальше? Какие факторы роста, с моей точки зрения, сохранятся в 2001 году? Во-первых, я рассчитываю на определенный рост спроса, в том числе, и со стороны населения, поскольку все-таки доходы растут. Во-вторых, я думаю, что это будет определенный инвестиционный спрос, потому что определенная тенденция проявилась уже в прошлом году, и можно рассчитывать на увеличение и продолжение поступления заказов на нашу промышленность. И самое главное, все анализы, которые производятся, показывают, что у российского бизнеса, у российских компаний высокий показатель предпринимательской уверенности. И хотя они менее оптимистичны, чем в прошлом году, они все-таки намерены наращивать производство, намерены производить закупки, инвестировать и так далее. Это, мне кажется, позитивные движения именно с точки зрения бизнеса на уровне макроэкономики, если только они будут поддержаны, если их не зальет какими-то осадками, кислотными дождями, и это и будет главный фактор роста. Я думаю, что этот фактор в ближайшее время не даст таких уж необыкновенных темпов роста, прежде всего, потому что он упирается в некие тормоза, в некие препятствия. Я не помню, говорил я уже об этом или нет… По-моему, я рассказывал о своем докладе, который я делал в Фонде либеральной миссии, там упоминались эти препятствия, такие как большой размер нерыночного сектора, как распространенность теневой экономики, как слабость банковского сектора. Это три проблемы, связанные между собой, которые в дальнейшем будут все более существенно ограничивать рост. И поэтому реформы, которых мы ожидаем, правительство вроде бы собирается их осуществлять, должны быть направлены на устранение этих препятствий, на то, чтобы как можно больше сокращать нерыночный сектор, способствовать развитию рыночно-ориентированных компаний, улучшать инвестиционный климат, сокращать размеры теневой экономики. Это основные направления, в которых нам предстоит работать, и если такая работа будет проводиться, то я надеюсь, ничего страшного не будет. Но если она не будет проводиться, если правительство каждый раз будет идти на то, чтобы предпочитать робкие шаги, которые приемлемы в данный конкретный момент, но не решают стратегических задач, то тогда, это будет необязательно в следующем году или еще через год, повторение кризиса будет неизбежным, потому что рано или поздно идет накопление негативных моментов. Мы еще не имеем в полной мере здоровую экономику. И тогда, может быть, не в таких масштабах, как в 1998 году, но мы от таких неприятностей не гарантированы.
О.БЫЧКОВА: Допустим, что правительство у нас будет очень умное и дальновидное, но нас беспокоит Америка. В конце 2001 года, под самый Новый год, международные финансовые институты стали спешно пересчитывать прогнозы на 2001 год в сторону снижения ожидаемых показателей роста. Все говорят о том, что идет если не экономический спад, то, по крайней мере, замедление. Как это может сказаться на нас?
Е.ЯСИН: Ну, во-первых, я хочу сказать, что я не верю в крупный спад в американской экономике. Он основан на прогнозах, в основном, связанных с новой экономикой, высокотехнологичными компаниями, которые серьезно были переоценены. Корректировка их капиталов еще не завершена. Я не думаю, что это будет такой глубокий спад, который сможет серьезно повлиять на развитие мировой экономики. Но, хотим мы этого или не хотим, американская экономика является флагманом, и если в Нью-Йорке, скажем, "чихнет" биржа, то зараза будет распространяться по всему миру.
О.БЫЧКОВА: Насколько нужно чихнуть в Америке, чтобы у нас поднялась температура, и мы слегли в постель?
Е.ЯСИН: Не скажу, что я считаю это влияние таким существенным. Давайте рассуждать следующим образом. Мы зарабатываем на продаже металлов в Соединенных Штатах примерно 1,5 миллиарда долларов в год. Это при том, что там всякие демпинговые процессы, но мы все-таки спокойно туда немало продаем. Что такое кризис в Америке, который приводит к снижению темпов роста? В последние годы они имели 3-4 % роста - Клинтон, я думаю, останется в истории Америки как нечто необычное. Значит, они будут иметь 2-3 % роста. Сократится спрос на наш металл, на другие товары, которые продаем мы в Америке, и это будет главный канал воздействия американского кризиса на нашу экономику. Надо иметь в виду и то, что в большей степени, чем на нашу экономику, американский кризис повлияет на Японию, Корею, Малайзию, потому что их участие на американском рынке гораздо больше, чем наше. Мы тоже туда чего-то вывозим, и такая опосредованная связь тоже есть. Но все-таки я думаю, что американский кризис больше, чем на полпроцента роста валового внутреннего продукта, на нашу экономику не повлияет. Более существенно он может повлиять на платежный баланс, в определенной мере может повлиять на наш бюджет. Если мы берем в целом мировую экономику, в чем заключаются основные каналы влияния? Это финансовые рынки. Американский рынок является мировым центром. То, что происходит там, на Нью-Йоркской бирже, немедленно влияет на все торговые площадки – падают акции компаний, происходит девальвация валюты и так далее. Мы, к сожалению, в каком-то смысле, подобного рода влияниям, практически, не подвержены. В особенности после 1998 года наш фондовый рынок существует в символическом виде, и если на 10-20 % упадут акции российских компаний, это на здоровье экономики, практически, никак не повлияет. Повлияет, конечно, на заработки тех людей, которые работают на этом рынке, повлияет на позиции акционеров, но это все. Поэтому я бы не преувеличивал опасность американского кризиса для российской экономики, хотя для нас лучше, я бы хотел это подчеркнуть в связи со сложными чувствами россиян к Соединенным Штатам, что ничего хорошего для нас в этом кризисе нет.
О.БЫЧКОВА: Но ведь в 1998 году для нас тоже все началось с того, что обрушился рынок в Юго-Восточной Азии, хотя наше участие там тоже было не так велико?
Е.ЯСИН: Во-первых, достаточно велико, потому что тогда металл мы в меньшей степени ввозили в Америку, а в большей степени в Малайзию, в страны Юго-Восточной Азии, как ни странно. И после этого довольно быстро перешли на американский рынок. Но там была совсем другая ситуация. Был крупнейший финансовый кризис, который выразился, прежде всего, в том, что было подорвано доверие к так называемым развивающимся рынкам. Россия тоже является развивающимся рынком, и в течение 1996-97 года иностранные инвесторы сделали довольно крупные инвестиции в Россию. В общей сложности, порядка 30 миллиарда долларов портфельных инвестиций, в основном в ГКО. Но не только в ГКО, но и в наши банки, и в другие институты. Это означало, что мы стали частью мировой финансовой системы. Тогда, когда там произошел кризис, первое, что мы почувствовали еще в 1997 году, – инвесторы из Бразилии и Кореи стали выводить свои деньги из России. Это немедленно повлияло на ситуацию. А потом все деньги, которые раньше вошли в Россию – это были так называемые горячие деньги - стали убегать в те места, где больше спокойствия. Это только Америка и Европа. Эта опасность была. А сейчас такая ситуация, что убегать некому. У нас постоянно идет отток российского капитала, но горячего иностранного капитала в России нет, поэтому если что-то обрушится в Америке, нам труднее будет привлекать новые инвестиции. Но этого оттока капиталов не будет. Стало быть, таких существенных моментов, которые были в 1998 году, сейчас ожидать не стоит. Тем более, я повторяю, я думаю, что опасения американского кризиса преувеличены.
О.БЫЧКОВА: Если я правильно Вас поняла, в конечном счете, мировые проблемы для нашей страны менее опасны, чем проблемы внутренние?
Е.ЯСИН: Безусловно, при том, что никакие проблемы с собой ничего хорошего не несут. Я бы предпочел, чтобы у нас была более тесная интеграция с мировой экономикой, чтобы мы больше чувствовали, потому что присутствие здесь иностранных инвестиций, мирового бизнеса и присутствие нашего бизнеса за рубежом делает нас более подверженными всяким простудам, морским ветрам в Тихом или Атлантическом океане. Но все равно это сообщает дополнительный импульс развитию экономики. Здесь больше свежего воздуха, больше движения, энергии, и в этом смысле, я думаю, что мы должны стремиться к тому, чтобы больше инвестиций было у нас, и больше инвестиций мы производили в других странах.
О.БЫЧКОВА: Евгений Ясин в эфире "Эхо Москвы" по четвергам вечером. Продолжение через неделю.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика