Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" президент фонда "Либеральная Миссия", бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Ясин

22.02.2001
Евгений Ясин
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" президент фонда "Либеральная Миссия", бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Ясин


О.БЫЧКОВА: Тема, которую мы обещали еще неделю назад, – это криминальная и увлекательная тема об отмывании денег. Очень часто звучит это словосочетание – "отмывание денег", "отмывание доходов" - как в связи с российскими персонажами и скандалами, так и не в меньшей степени с всевозможными заграничными. Что же это такое на самом деле – отмывание денег? Что это за машина, в которую вкладывают деньги и их там долго моют?
Е.ЯСИН: Отмывание денег является следствием существования преступности экономической, коррупции, теневой экономики, в которой создаются незаконные или преступные доходы. Вот это различие - незаконные и преступные доходы – кое-где существует, а кое-где и нет. Например, в США они не различаются, но у нас различаются. Скажем, говорят: преступление, которое осуществлено с целью извлечения дохода, например, рэкет, кража, производство или распространение наркотиков. То же - самое оружие, проституция, незаконные вообще виды деятельности – это источник преступных доходов. А вот уклонение от налогов или присвоение посредством финансовых махинаций чужой собственности, акций, облигаций и т.д. – у нас к ним такое примирительное отношение. Но недавно и частная собственность была преступлением, поэтому мы несколько более снисходительны и называем уклонение от налогов и такого вида деятельность незаконной деятельностью, ну, вроде как бы не преступной. Хочу подчеркнуть, что в большинстве других стран различия не производятся, и скажем, уклонения от налогов так же рассматриваются, как уголовные преступления. А что такое отмывание денег? Вот вы представьте себе, что вы где-то хапнули незаконно, например, что вы рэкетир, что вы обходите по утрам или в середине дня Лужниковский рынок и подходите к каждому: "Кладите на стол!" А потом вам что с этими деньгами делать? Вы же должны оправдаться, когда увидят, что вы построили шикарную виллу, что вы имеете роскошный автомобиль, "Кадиллак" или "Мерседес", значит, вы должны иметь возможность, если к вам начнут придираться, доказать, что это законная собственность, законные доходы. Для того, чтобы незаконные или преступные доходы превратить в законные, собственно, и происходит отмывание. Вот специалисты (я взял специально работу, которая выполнялась в бюро экономического анализа не так давно про отмывание денег) - они различают три фазы отмывания денег. Первая фаза – это размещение, когда вы берете эти самые нечестно полученные деньги и помещаете их в какое-то финансовое учреждение, которое соглашается у вас их взять, например, до недавнего времени швейцарский банк, в котором существовала тайна вкладов или депозитные сейфы и т.д. Просто брали деньги, и там была тайна этих самых вкладов, которую никто не мог нарушить, и все эти самые незаконные доходы сливались в Швейцарию. Наши банки тоже не отказывались, по крайней мере, я думаю, не все отказываются, чтобы брать эти деньги. Фаза вторая – преобразование. Вот здесь имеется в виду, что вы производите собственно отмывание. Вы каким-то образом осуществляете операции, после которых эти деньги - по крайней мере, невозможно определить источник их появления. Например, делаете какие-то денежные переводы. Это целое большое искусство, которое специально изучается в международном масштабе, потому что отмывание денег идет далеко не только в России. Третья фаза – это консолидация (это научное название), возвращение этих доходов незаконно нажитых преступнику в отмытом виде, в таком виде, что они уже вполне чистенькие, пожалуйста, тратьте их на что угодно, у вас есть документы, которые подтвердят законность полученных доходов. Явление международное, очень сложное, бороться с ним нужно, прежде всего, потому, что это борьба с преступностью. Если вы не осуществляете этой борьбы, что вы даете возможность преступному миру, криминалитету сформировать финансовые ресурсы, которые, по существу, могут привести к полному разложению государства. Если говорить о подрыве налоговой базы – это почти то же самое, потому что у нас пока принято такое утверждение: "Не буду платить налоги этому государству, потому что у нас все равно их не туда потратят". Я понимаю тех людей, которые так говорят, но просто я хочу сказать, что они совершенно не правы. У вас и будет такое государство до тех пор, пока вы не будете платить налоги. Если государство вынуждено все силы расходовать на то, чтобы гоняться за своими гражданами или фирмами, которые не платят налоги, у него не остается сил ни на что другое. И если бы мы усвоили, что неуплата налогов это преступление, мы, предположим, должны были бы еще какое-то время поработать, сделать более разумную налоговую систему. Но я считаю, что это признак гражданского общества, это некий признак культурной зрелости. О чем говорит международный опыт? Что это тяжелейшая проблема. Скажем, там, правда, преобладают такие виды незаконной деятельности, как наркотики, торговля оружием и прочее. Скажем, для США наркотики являются в значительной мере национальной трагедией, и там создан огромный аппарат для борьбы с отмыванием денег и снижения выгодности операций, связанных с производством и продажей наркотиков. Некоторое время назад, в 30-х годах прошлого века, когда был сухой закон и позже в значительной степени, в США был распространен рэкет, это, собственно, американское слово и до сих пор там такое явление есть. Там есть такой закон специальный о коррумпированных или находящихся под влиянием рэкетиров организаций. Этот закон устанавливает определенные требования по отношению к людям или к фирмам, которые имеют дело с такими организациями или можно заподозрить такое дело. Этот закон позволяет государству осуществлять довольно широкий круг операций. Правда, это я должен сказать также в нашей аудитории - что и там при этом возникают проблемы, связанные с нарушением прав человека и прочее. Потому что когда ФБР начинает охоту, там тоже щепки порой летят, и это противоречие, видимо, полностью никогда не удастся искоренить. Потому что если ваши полицейские или другие службы, которые… Скажем, сейчас идет разговор о финансовой разведке и т.д. Если эти службы только думают о том, как не наследить в квартире, то они не могут добиться успеха в своей работе. Но вот проблема такая есть. Теперь, собственно, что происходит, почему вокруг этого сейчас разговоры и прочее? Дело том, что в 89-м году "большая семерка" учредила международную комиссию по борьбе с отмыванием незаконно нажитых денег, FADF она называется сокращенно, и эта комиссия получила определенные полномочия, она, в частности, установила критерии, в соответствии с которыми определяются страны кооперативные по борьбе с отмыванием денег. По-английски "cooperative" – это значит "сотрудничающие", которые идут на сотрудничество, которые удовлетворяют критериям, которые устанавливает эта международная комиссия. Так вот, эта комиссия дважды (совсем недавно второй раз) поместила Россию в страны, которые не кооперативные, то есть не хотят с ней сотрудничать. Честно сказать, я не считаю, что это вполне справедливо, уж, по крайней мере, большинство наших собратьев по разуму, или не разуму – по бывшему СССР – они не в лучшем положении, чем мы, но видно, особая любовь в данный момент к России есть. Но факт остается фактом – что Россия не удовлетворяет в данный момент очень существенному числу критериев, которые установлены этой комиссией.
О.БЫЧКОВА: Этот критерий, который касается сотрудничества в борьбе против отмывания денег, а можно ли определить критерии криминализации экономики, есть ли какой-то уровень, после которого можно говорить, что все уже совсем плохо?
Е.ЯСИН: Конечно можно. Правда, каждый раз, когда вы устанавливаете некий формальный критерий, вы должны иметь в виду, что все они носят относительный характер. Например, вы устанавливаете такой критерий: число зарегистрированных преступлений. Вы должны иметь в виду, что после этого службы охраны правопорядка будут склонны преуменьшать, они будут как бы скрывать, в отчетности не будут регистрироваться все преступления, как всегда было в Советском Союзе и у нас сейчас есть. Но, с другой стороны, если вы за раскрытые преступления восстановите какие-то вознаграждения или какие-то премии, то получите другую картину: будут ловить невиновных и их тащить в кутузку, потому что можно заработать деньги. Скажем, у нас было время, когда специальный фонд для поощрения налоговой инспекции формировался за счет штрафов, которые они взыскивали, дикое количество было штрафов. Это связано не с тем, что более или менее даже коррумпированные органы, но важно то, что вы не создавайте таких условий дурных, поэтому всякий раз критерий должен быть разумным. Поэтому критерий уровня преступности или коррумпированности – они устанавливаются осторожно, а те критерии, которые устанавливаются этой комиссией для того, чтобы посмотреть, как сотрудничает данное правительство с ними, - они есть, они установлены, и они достаточно легко идентифицируются. Но я могу, наверно, даже назвать несколько таких критериев в этой бумаге, которую подготовило бюро экономического анализа, они есть. Например, для выделения некооперативных стран выработаны 25 специальных критериев, отражающих слабые места в юридической, административной, финансовой, судебной системе и т.д., просчеты в финансовом регулировании, например, отсутствие регулирования или неадекватное регулирование и надзор за финансовыми институтами, неадекватные правила лицензирования и создания финансовых институтов, неадекватные требования к идентификации клиентов финансовых институтов. Не буду дальше продолжать, их тут много, но остановлюсь на этих неадекватных требованиях к идентификации. В борьбе с отмыванием денег существует принцип: знай своего клиента. Значит, от банка, от любого финансового института требуется идентификация своего клиента, надо знать его историю. А у нас ситуация такая, что мы очень либеральны в сфере регистрации предприятий, разных заведений, поэтому у нас появляется огромное число фирм-однодневок, которые осуществляют одну операцию незаконную, и мы не можем найти т.н. бенефициаров, тех, кто, собственно, создал эту организацию и кто потом ее закрыл, даже они не закрываются, просто нулевой баланс, нет никакого адреса, даже по названному адресу никто не находится, все, шито-крыто. У нас это до их пор распространено, поэтому мы можем сказать, что, откровенно говоря, на нас обижаются не совсем зря. Но, с другой стороны, я хотел бы сказать, что упреки в наш адрес в таком ключе, что мы, дескать, не хотим сотрудничать, что мы не подготовили и не приняли соответствующего законодательства, не совсем справедливы, хотя действительно такого законодательства нет, что интересно. Я хотел бы сказать, что проблема заключается в том, что у нас на рассмотрении в Думе уже, по-моему, 2 года находится закон о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Но они до сих пор не приняты и все время крутятся, там каждый раз футбол идет. Правительство отозвало для того, чтобы внести поправки, парламент не принял…. На самом деле надо иметь в виду, что первым автором этого закона был господин Илюхин в бытность свою руководителем комитета по безопасности в прошлой Государственной Думе, и надо сказать, что тогда этот проект закона был так сочинен, что, думаю, он мог бы нанести очень большой ущерб нашей экономике, поскольку там запреты были прописаны с такой, я бы сказал, коммунистической прямотой. Потом начались многочисленные поправки, но вот как у нас принято, Улита едет, когда-то будет, и с тех пор очень много нерешенных вопросов. Только недавно новое правительство принялось за то, чтобы перелопачивать все с самого начала. Надо, конечно, принимать этот закон побыстрее и делать его в соответствии с теми требованиями, которые выдвигает FADF, и перейти в разряд кооперативных стран.
О.БЫЧКОВА: Но даже кооперативные страны не могут решить эту проблему и, наверно, не решат ее никогда.
Е.ЯСИН: В общем-то, я с Вами согласен, потому что добиться того, чтобы вся экономика было полностью легальной, невозможно, а если вы не можете добиться полной легальности экономики, то вы будете всегда иметь немножко дело с отмыванием денег. Вообще человеческая природа греховна, и тут ничего с этим делом не сделаешь, я думаю, что в такой греховности она даже немножко привлекательна. Но это тогда, когда у вас теневая экономика составляет 3%, а не 30%. 30% – это много. И, конечно, при этом очень большую роль играет и отмывание денег. Мы должны понимать, что значительная часть того оттока капитала, который является угрозой для национальной безопасности России, - это попытка отмывания денег. Кстати, мы пытались в свое время организовать сотрудничество с соответствующими органами других стран, в том числе западных, для борьбы с вывозом капитала у нас, стало быть, и с отмыванием денег. Я в то время был личным представителем президента на переговорах стран "восьмерки", я поднимал этот вопрос. На меня посмотрели вежливо и с удивлением как на человека, который не знает своего места, который неприлично ведет себя в обществе. Потом через несколько лет поднялся скандала с "Бэнк оф Нью-Йорк", с отмыванием российских денег и т.д., и тогда я своим старым коллегам напомнил, я говорю: "Как же так, ведь мы же эти вопросы ставили, мы же просили, чтобы были возможности доступа к информации иностранных банков для российских правоохранительных органов, что мы готовы заключать соответствующее соглашения…" Тогда это не было сделано. Я просто думаю, что сейчас мы вступаем в новую фазу, когда проблема и у нас, и на Западе отмывания денег будет становиться все более остро и мы будем добиваться успеха, будем стремиться к тому, чтобы было 3% теневой экономики, не больше.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика