Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" президент фонда "Либеральная Миссия", бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Ясин

08.03.2001
Евгений Ясин
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" президент фонда "Либеральная Миссия", бывший министр экономики РФ, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Ясин

О.БЫЧКОВА: В прошлый раз мы обещали рассказать о всемирном спруте, отношение к которому очень неоднозначное в разных странах и в России тоже. Это такой роман, который длится уже много лет. Была стадия большой любви и дружбы, была стадия ненависти, охлаждения и недоверия, сейчас что-то вроде готовности терпеть друг друга, потому что деваться просто некуда. Я имею в виде отношения между Россией и Международным валютным фондом. И прежде чем мы будем говорить о том, как развивались и в каком состоянии сейчас находятся эти отношения, сразу такой вопрос. Правда ли, что Международный валютный фонд, на самом деле, скоро закроется, и Россия, наконец, вздохнет свободно без этой любви, без этих советов, без этих кредитов и долгов?
Е.ЯСИН: Предположим, если господину Тейлору, новому члену администрации президента Буша-младшего, удастся реализовать то, о чем он писал, будучи в оппозиции, то, предположим, МВФ закроется. Но это не означает, что мы не должны будем отдавать то, что мы взяли взаймы. Я так думаю, что на этих условиях его закрывать не станут. На самом деле, ситуация такая, что критика в адрес МВФ раздается со стороны всех стран, которым он дает кредиты, и от которых он требует выполнения каких-то условий, которые закладываются в основу соглашения о кредитах. Он всегда выступает с требованием жестких программ, а жесткие программы никому не нравятся, и все начинают говорить, что, на самом деле, надо было все делать иначе, потому что жесткие программы, как правило, особенно в первое время вызывают отрицательные последствия в экономике тех стран, которые выполняют эти условия.
О.БЫЧКОВА: Вот самый свежий пример – Турция. Совсем недавно Международный валютный фонд посоветовал Турции отпустить национальную валюту, лиру. Турция дисциплинированно это сделала, в конце концов, потому что не было сил поддерживать лиру – значительная часть золотовалютных резервов ушла на это. И чем все это закончилось? Жутким кризисом в Турции.
Е.ЯСИН: Представьте себе, что Международный валютный фонд в 1997 году посоветовал бы нам пустить рубль в свободное плавание, и это было бы совершенно правильно. Но после того, как мы бы это сделали, обязательно произошел бы кризис, у нас рубль сразу упал бы на 30-40 %. Я напомню, что когда в 1994 году рубль упал на 30 % (тогда МВФ к этому никакого отношения не имел), у нас полетели головы председателя Центрального банка, министра финансов. Совет безопасности и Генпрокуратура тут же стали искать злоумышленников и смотреть, кого бы привлечь к суду и прочее, и прочее. Это то, что он советовал Турции. Но я должен вам сказать совершенно определенно, что этот совет был бы правильным, и если бы мы сделали плавающий рубль с первого января 1998 года, то кризис был бы существенно меньше. Кроме того, нам не пришлось бы потратить столько наших валютных резервов и так влезать в долги в 1998 году, как мы это сделали. Поэтому Турции он дал правильный совет, в данном случае, виноват не МВФ, а Турция. Я прошу прощения, как раз в прошлом году я имел счастье три дня отдыхать в Анталии, а перед этим вместе с нашими соотечественниками в большом количестве в Стамбуле знакомился с бизнесом. Честно сказать, мне было противно брать в руки турецкие деньги. Дело не в том, что они грязные, а дело в том, что у них инфляция 80 % в год, и это продолжатся 10 лет. У них очень сильно несбалансированный бюджет, и они не слушались других советов МВФ, когда им советовали сбалансировать бюджет. Вы имеет 80 % инфляции в год, вы держите доллар, который вы купили только что за рубли по довольно стабильному курсу, покупаете, и через неделю эти самые лиры, которые вы накупили, уже стоят на 10% меньше. Когда экономика живет в таком режиме один год, два года, собирается каждый раз строить какие-то программы борьбы с инфляцией и никак этого не может сделать, то раньше или позже происходит кризис, и в этом виноват отнюдь не МВФ. Я хочу вернуться к тому, о чем мы говорили, потому что Турция – тема интересная, тем более, что все примеры довольно поучительны. Я думаю, что другой, гораздо более отрицательный пример – пример Индонезии. В 1997 году, когда МВФ советовал Индонезии ровно то, что он советовал всем другим странам в подобных случаях: опять сбалансированный бюджет, опять бороться с инфляцией, опять установить фиксированный курс национальной валюты или, наоборот, пустить ее в свободное плавание - кончилось это тем, что пришлось отправиться в отставку президенту Сухарто. Там был острейший политический кризис, который до сих пор полностью не урегулирован, и ситуация была исключительно сложной. Я считаю, что если рецепты МВФ приводят к каким-то социальным потрясениям, значит, ими нельзя пользоваться, значит, он допускал ошибки.
О.БЫЧКОВА: Значит, что он все-таки допускает ошибки?
Е.ЯСИН: Конечно. Я сейчас скажу о том, какие ошибки были допущены и в России. Я возвращаюсь к господину Тейлору и к позиции американской администрации - главному акционеру Международного валютного фонда. Никогда не закроется Международный валютный фонд по двум причинам. Потому что, кроме Соединенных Штатов Америки, там есть другие акционеры. Причем Соединенные Штаты Америки свои взносы платят неаккуратно, а другие акционеры, такие как Германия, Франция, Англия, Италия и Япония, платят аккуратно. Мне приходилось не раз видеть, как наши европейские партнеры, конечно, не подрывая солидарности, тем не менее, выражали крайнюю степень неудовлетворенности тем, что Америка старается командовать и не хочет платить. Такая проблема есть, по крайней мере, в отношении МВФ и в отношении даже Организации Объединенных Наций. Но это другое дело, это особенно было сильно, когда президент Клинтон боролся с бюджетным дефицитом в Соединенных Штатах, а республиканская администрация еще больше его подстегивала, потому что считала, что расходы слишком высокие, слишком высокие налоги, и Америка не может содержать весь мир. Теперь они у власти, и я уверен в том, что другие акционеры не дадут им закрыть МВФ.
О.БЫЧКОВА: Почему не дадут? Кому это нужно?
Е.ЯСИН: Я напомню, что МВФ и Всемирный банк, также как и ВТО, о котором мы говорили в прошлый раз, - это так называемые Бреттонвудские институты, которые были созданы в 1944 году для того, чтобы создать систему международного регулирования экономики. Сейчас мы сталкиваемся с проблемами глобализации. Проблемы глобализации проистекают, на мой взгляд, главным образом, потому что появились очень сильные потоки капитала и информации между странами, а регулирования, которое требуется для того, чтобы поддерживать порядок в этой системе, нет. Скажем, все, что выполняет функции регулирования в мировой экономике, относится к национальным институтам: это Центральный банк, это правительство, это различного рода агентства – все это национальное. Скажем, Маасрихтский договор требует от всех стран Европейского Союза поддерживать сбалансированный бюджет. А кто будет требовать в мировом масштабе? Некому. Я глубоко убежден в том, что бороться с глобализацией, выходя на улицы или разбивая окна в "Макдональдсе" в Давосе, абсолютно бессмысленно – луддиты в 19 веке разбивали машины в Англии, потому что они лишали их работы. Здесь остановить невозможно, просто потому что это движение технического информационного прогресса. Но это означает другое, это означает, что нужно вводить международное регулирование. Например, кризис, который мы имели в 1997-1998 годах, был обусловлен тем, что недостаточно регулировались международные потоки капитала. За этими горячими деньгами, которыми мы обмотались между странами, нет контроля. Возникает вопрос, а кто может? На самом деле, зародыши мирового экономического правительства – я боюсь вызывать гнев наших радиослушателей, которые очень заботятся о нашем национальном, но я все-таки скажу - страны Европейского Союза, в том числе, такие уважаемые, как Германия, Франция, Италия, жертвуют частью своего национального суверенитета для того, чтобы добиться выгод для европейской экономики и для своих граждан. Мне кажется, что движение развития ведет к тому, что должна регулироваться и мировая экономика. МВФ, Мировой банк, Всемирная торговая организация, Организация экономического сотрудничества и развития – это институты, которые создают некие механизмы регулирования, поэтому можно предлагать луддитскую идею о том, что давайте мы их разрушим. Но все равно, кто-то эти функции доложен будет выполнять. Представьте себе, у вас пожар – пожарная команда работает плохо. И вы, на основании того, что у вас пожар, разгоняете пожарную команду. Как это выглядит? Мне кажется, что надо решать проблему иначе. Нужно делать так, чтобы пожарная команда была готова: чтобы она лучше тренировалась, больше ей дать денег, чтобы она начистила медные каски, или самые современные технологии. А разгонять – это дело нехитрое. Поэтому, я думаю, что господин Тейлор в оппозиции вел себя по-одному, а на соответствующем посту в правительстве Соединенных Штатов он рано или поздно будет вынужден вести себя по-другому, или уйдет в отставку.
О.БЫЧКОВА: Если вернуться в Россию, к ее роману с Международным валютным фондом, то такое впечатление, что уже много лет все буксует на месте. Нам предлагают разные вещи, от нас требуют, чтобы мы выполняли то, то и то, и есть какие-то вещи, как в последнее время обсуждающаяся реформа банковской системы, которые уже очень давно стоят на месте. То есть, они от нас это требуют, а мы всячески уклоняемся.
Е.ЯСИН: Во-первых, я хочу прорекламировать Вторую Международную конференцию, которая состоится 3-4 апреля в Высшей школе экономики. Гостем нашей конференции будет Мишель Камдессю, про которого, как вы знаете, даже частушку сочинили: "Есть обычай на Руси – жить на деньги Камдесси". Я ему даже эту частушку рассказал. Он, правда, не понял, потому что тут есть чисто национальные мотивы.
О.БЫЧКОВА: А еще в фольклоре ему приписывается такая фраза: "Никто не поможет России, кроме нас самих. Мишель Камдессю".
Е.ЯСИН: Я работал и с Камдессю, и с миссиями МВФ в течение трех лет своего пребывания в правительстве и я могу вам сказать, что МВФ – это, прежде всего, бюрократическая организация, довольно тяжелая и неповоротливая, но которая концентрирует очень сильных экспертов, которые очень хорошо знают опыт многих стран, и их советы, несомненно, имеют очень высокую ценность. Но их осуждают, скажем, за то, что они выработали позицию так называемого вашингтонского консенсуса – каждый раз они всем странам предлагают одно и то же: открытие экономики, сбалансированный бюджет и прочее, и что это для стран со слабой экономикой очень часто оборачивается неприятностями, и что это также не подходит и для нас. Я убежден в обратном, Вы правильно сказали – мы уклоняемся от того, чтобы делать необходимые реформы, а потом обвиняем МВФ в том, что он нас к чему-то принудил. Я не могу сказать, что МВФ всегда был прав в его политике в отношении к России. Назову два конкретных примера, чтобы вы ясно себе представляли, что я не являюсь апологетом МВФ и не получаю от них деньги. Первый такой случай был в 1995 году, когда Мишель Камдессю заставил Россию отменить экспортные пошлины. Логика была очень простая: если у вас плохой платежный баланс, то вы должны увеличивать экспорт, зарабатывать валюту, и это будет способствовать росту вашей экономики. А нам в то время было трудно это сделать, потому что у нас был несбалансированный бюджет. Как раз в 1995 году мы отказались от того, чтобы брать кредиты Центрального банка на покрытие бюджетного дефицита. Мы вынуждены были раскручивать пирамиду ГКО. В этот момент нам говорят, чтобы мы отменили экспортные пошлины, которые давали большие доходы в бюджет. Мы вынуждены были выполнить это условие, потому что иначе не могли договориться о соглашении о поддержке нашей политики, и это было ошибкой. На мой взгляд, это было достаточно ясно показано после, когда цены на нефть были повышены, и мы вынуждены были опять ввести экспортные пошлины, потому что рынка нефти в России нет, и мировой и внутренний рынки нефти не являются сообщающимися сосудами. Второй такой случай – когда в 1997 году эксперты Международного валютного фонда настаивали на том, чтобы мы открыли рынок государственных ценных бумаг для иностранных инвесторов. Когда мы иностранных инвесторов впустили на внутренний рынок ГКО, они стали покупать, в Россию притекло за короткое время 30 миллиардов долларов, и поэтому 1997 год получился хорошим. А когда они увидели, что там азиатский кризис и все развивающиеся рынки падают, они и начали бежать отсюда. И мы получили свои проблемы, с этим связанные. Но здесь я не могу сказать с уверенностью, что это была неправильная рекомендация, потому что если бы не случился азиатский кризис, и если бы не упали мировые цены на нефть с 19 долларов до 8-ми, то присутствие в России этих денег нам принесло бы пользу, а не вред. Но, тем не менее, по итогам можно сказать, что это, в конце концов, оказалось ошибочным решением, но в других случаях… Поверьте мне, у нас вечно очень сильное настроение - искать виноватых среди других: начальник виноват, сосед виноват. В самую последнюю очередь мы склонны посмотреть в зеркало и увидеть, что рожа крива. МВФ, как правило, нам предлагал хорошие решения, он давал правильные советы. Они не всегда были легки в выполнении, он слишком мягко к нам относился. Я сказал об этом однажды во время недавней встречи со своим другом Стенли Фишером, заместителем директора-распорядителя МВФ. Надо сказать, что Фишер - это не просто директор или большой чиновник, это очень известный ученый. Я ему сказал: "Я могу вас упрекнуть за то время, что мы сотрудничаем, только в одном, что Вы были слишком мягки по отношению к нам, и что вы не настаивали на выполнении тех требований, которые были сформулированы в наших соглашениях". Он говорит: "Вы же сами тогда говорили, что вы не можете, и мы шли вам навстречу". Я говорю: "Стенли, извините, это такая ситуация, как с женщиной. Когда вы ее хотите, вы можете обещать все, что угодно, но потом оказывается, что вы не можете этого выполнить". Я прошу извинить за такое сравнение, но из песни слова не выкинешь. Они были слишком благожелательны к нам, и поэтому мы многое делали с запозданием.
О.БЫЧКОВА: Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики, в эфире "Эхо Москвы". И продолжение следует.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика