Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Олег Вьюгин, исполнительный вице-президент компании "Тройка-диалог": "...Пока все-таки есть 2 сценария относительно США... "

19.04.2001
Вьюгин Олег
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Олег Вьюгин, исполнительный вице-президент компании "Тройка-диалог": "...Пока все-таки есть 2 сценария относительно США... "

А. АНДРЕЕВ – Добрый день!
О. ВЬЮГИН – Здравствуйте!
А. АНДРЕЕВ – Мы будем говорить о том, что происходит на финансовых рынках в США. Накануне там наблюдался стремительный рост основных биржевых показателей. Так, индекс "Доу-Джонса" вырос примерно на 4%, а индекс "Наздак" - речь идет о высокотехнологичных компаниях, на 8%. Скажите, можно ли говорить о какой-то тенденции, отмечая этот рост, или это просто колебания?
О. ВЬЮГИН – Нет, пока о тенденции, конечно, говорить нельзя, т.е. это всего несколько дней продолжается. И этому есть как бы формальное объяснение. Оно связано с тем, что в марте было доложено о росте промышленного производства в США на 0,4% по сравнению с февралем, все ожидали спад на 0,2%.
А. АНДРЕЕВ – Т.е. инвесторы просто следуют за…
О. ВЬЮГИН – Положительными новостями, так скажем. И, кроме того, еще одна положительная новость – несколько крупнейших компаний американских тоже объявили о росте прибыли в первом квартале в размере большем, чем это ожидалось рынком. Это всегда, как правило, очень положительно действует на рынок.
А. АНДРЕЕВ – А как завязана российская экономика с американской? Вот, после этого роста чего ожидать в России?
О. ВЬЮГИН – Собственно, сама экономика, промышленность завязана довольно опосредованно, т.е. в принципе, у России экспорт играет довольно большую роль для экономики, как и с точки зрения доли чистого экспорта ВВП, так и с точки зрения платежного баланса, т.е. с точки зрения валютной выручки от продажи российских товаров. Если в США происходит спад экономической активности, то, естественно, сокращается спрос. В том числе сокращается спрос на нефть, бензин и многие сырьевые товары, которые Россия экспортирует. А сокращение спроса, сокращение цен – ухудшение торгового баланса России. Вот, по этому каналу воздействие на экономику России. Если ухудшается торговый баланс, то под вопросом стабильность рубля на валютной бирже, меньше доходов в федеральном бюджете, и вообще в бюджете РФ.
А. АНДРЕЕВ – Если говорить о некотором ближайшем будущем, скажите, чего нам ожидать от американской экономики, и как это может сказаться на России?
О. ВЬЮГИН – Пока все-таки есть 2 сценария, такие, я бы сказал, общепринятые, т.е. общепринятые экономическим сообществом в США, относительно США. Первый сценарий – это V-образная кривая, т.е. американская экономика где-то в течение этого года падает до нуля или даже до небольшого минуса и после этого начинается рост, потому что снижаются запасы и начинается дальнейший рост. Это первый сценарий, он основан на одном рациональном предположении, даже рациональном наблюдении, что домашние хозяйства США, несмотря на потери, которые они понесли на фондовом рынке, не сокращают свой спрос, спрос незначительно сократился. И поэтому Гринспин, в частности, считает, что когда запасы истощаться оптовые, начнется снова рост американской экономики. Это может произойти уже буквально в этом году. Это V-образный сценарий. И второй – L-образный сценарий, т.е. американская экономика будет замедляться до нуля или до небольшого минуса в течение этого года, затем будет стагнация несколько лет. Это более худший сценарий. И вот в рамках этого сценария воздействие на Россию может быть. В рамках первого сценария можно считать, что Россия будет нейтральной по отношению к нему. Воздействие такое, что в России будут просто немного пониже темпы роста экономики, чем это могло бы быть, если бы внешний спрос рос, а не падал.
А. АНДРЕЕВ – Но если будет такая стагнация в течение нескольких лет, а на США завязаны практически экономики всех стран, можно ли говорить тогда о глобальном экономическом кризисе?
О. ВЬЮГИН – О глобальном – нет. Я думаю, что все-таки о глобальном кризисе говорить не надо. Скорее всего, надо говорить о существенном замедлении темпов роста мировой экономики.
А. АНДРЕЕВ – Теперь, возвращаясь к России – если произойдет снижение темпов экономического роста, чем для нашей страны это чревато, потому что сейчас нынешний кабинет гордится темпами экономического роста и всячески пытается их поддержать на нынешнем уровне, причем открыто высказывает точку зрения, что вот нынешний год будет для России в некотором смысле переломным и от его итогов будет зависеть дальнейшее будущее нашей экономики?
О. ВЬЮГИН – Все-таки будущее российской экономики в большей степени зависит от внутренних проблем, а не от внешних, потому что, смотрите, ну, сколько может стоить для России, это грубая оценка, конечно, замедление темпов роста мирового экономического развития и L-образный сценарий для США? Ну, так, грубо – миллиардов 20 долларов по платежному балансу. Это, соответственно, миллиардов 3 долларов – потери для бюджета, как минимум, и существенные потери для прибыли российских компаний. Но давайте взглянем на платежный баланс прошлого года. В этом платежном балансе отток капитала – 25 млрд. долларов, т.е. как бы отток ресурсов из российской экономики, ресурсов, которые принадлежит российским компаниям. Т.е. если бы, пусть тогда эта Америка по L-образной кривой развивается, но если эти деньги, 25 млрд., не уйдут из России, а будут здесь инвестированы и использованы, то вообще Россия нейтральна по отношению к мировому кризису, ну, не кризису, а замедлению темпов мирового развития.
НОВОСТИ.
А. АНДРЕЕВ – Вы приводили такие цифры – 25 млрд., 3 млрд. Конечно, это несравнимые деньги, но, тем не менее, можно ли в какие-то сопоставимые сроки, правительство может предпринять такие меры, чтобы вот эти 25 млрд. не утекали из России?
О. ВЬЮГИН – Это вопрос довольно сложный. Это, в общем-то, вопрос доверия. Я думаю, что деньги утекают во многом в связи с тем, что все-таки до сих пор российский крупный бизнес не готов отказаться от того, чтобы сосредоточить все свои риски в России, риски своего бизнеса. Т.е. если все ваши деньги вкладываются здесь, то все риски страны – на вас. Если же у вас капитал разделен – есть капитал, который работает в России, есть капитал, который работает или просто зарабатывает проценты за рубежом, то ваши риски разделены. И как бы риски вложений, условно говоря, в Швейцарии, они гораздо ниже, чем риски вложения в России. Задача правительства заключается в том, чтобы доказать, что российские системные риски, макроэкономические риски, в общем, приемлемы или снижаются, что политика состоятельна и цели политики определены, и никто не собирается вести двойную игру. Вот в этом случае, скорее всего, российский капитал будет наращивать свои инвестиции здесь, в стране, и, соответственно, экономика будет расти, и внешние кризисные явления будут достаточно слабо на нее воздействовать. Вот такая суперзадача для правительства.
А. АНДРЕЕВ – Еще об одном аспекте – вот это, происходящее на финансовых рынках США, может каким-то образом отразиться на курсе доллара?
О. ВЬЮГИН – Опять же, только так, как я говорил, опосредованно, что если рецессия затянется надолго, то, скорее всего, будет спад на внешних рынках на российские товары, ухудшится платежный баланс России. А т.к. у России довольно большие обязательства по долгам, то Центробанк, конечно, желая поддержать необходимый уровень резервов, прибегнет, скажем, к более быстрым темпам девальвации. Рубль и сейчас девальвируется, как мы знаем.
А. АНДРЕЕВ – Но понемножку.
О. ВЬЮГИН – У него есть некие темпы, которые, в общем, даже мы можем предсказать на ближайшее будущее.
А. АНДРЕЕВ – Да, и они ниже темпов инфляции.
О. ВЬЮГИН – Они ниже темпов инфляции. Это комфортная ситуация. Ну, вот она может быть менее комфортной в случае L-образного сценария.
А. АНДРЕЕВ – А самый пессимистический прогноз каков здесь?
О. ВЬЮГИН – А на сколько лет вперед?
А. АНДРЕЕВ – Хотя бы на год. Я думаю, что в России, на 2 года, может быть, больше-то загадывать…
О. ВЬЮГИН – До конца этого года, если вы курсом интересуетесь, я думаю, самый пессимистический прогноз – 32 рубля за доллар. Но вы знаете, что Виктор Владимирович, он как бы больший оптимист, но он считает, что около 30 может стать. Но правда, он при этом очень объективно и правильно добавляет, что многое, конечно, зависит от ценовой ситуации на внешних рынках.
А. АНДРЕЕВ – Т.е. для подавляющего большинства населения доллар продолжает оставаться наиболее безопасным средством вложения капитала?
О. ВЬЮГИН – Ну, в принципе, похоже, что это так, да.
А. АНДРЕЕВ – Рынок ценных бумаг в России, каково его будущее, тоже в ближайшей перспективе?
О. ВЬЮГИН – Если говорить о рынке акций, то я думаю, что в ближайшей перспективе рынок будет ни плохой, ни хороший, т.е. индекс будет колебаться на тех уровнях, которые он сегодня достиг, вокруг уровней, которых он сегодня достиг. Если же будет V-образный сценарий, т.е. все-таки американская экономика, достигнув дна, к лету начнет уже расти, то я думаю, что на российском рынке акций будет ралли – таким словом называют достаточно устойчивый мощный рост рынка.
А. АНДРЕЕВ – Т.е. возможен сценарий, когда в России не только профессиональные игроки рынка, а и рядовые граждане смогут на ценных бумагах заработать?
О. ВЬЮГИН – Надо сказать, что и сейчас некоторые рядовые граждане это успешно делают. Просто их довольно мало. Но они есть. И надо сказать, некоторые хорошо очень зарабатывают. А что касается рынка обязательств фиксированной доходности, т.е. это облигации государства, прежде всего, то по ним мы наблюдаем довольно устойчивый тренд роста цен. И, в общем, этот рынок довольно стабилен. И это, видимо, в рамках вот тех прогнозов, которыми мы располагаем, этот рост будет продолжаться. Он, правда, не очень быстрый, но вполне устойчивый.
А. АНДРЕЕВ – Вы упоминали Виктора Геращенко. Скажите, Центробанк сумеет удержать ситуацию под контролем, располагая теми золотовалютными резервами, которые сейчас есть? И сможет ли он накопить еще больше?
О. ВЬЮГИН – Я думаю, что к середине этого года Центробанк накопит еще больше. Это может речь идти о паре миллиардов долларов. А во второй половине года, я думаю, что накопление резервов может приостановиться. Но это как бы не страшно, потому что, в принципе, уровень резервов… Дело в том, что как бы сейчас политика довольно, я бы сказал, здоровая, т.е. денежное предложение, т.е. количество денег, рублей, которое в экономике, растет в общем-то в соответствии с ростом резервов. Т.е., другими словами, рублевая денежная база в стране обеспечена валютными резервами в высокой степени. И этот коэффициент обеспечения, он не снижается. А это очень важно, потому что если вдруг появится большое желание уйти от рубля в доллар, то в принципе, у Центробанка есть достаточное количество долларов, чтобы эти рубли выкупить.
А. АНДРЕЕВ – И последний вопрос. Очень много говорят сейчас о долларизации российской экономики. Возможен ли плавный переход, скажем, на евро или на какую-то другую валюту?
О. ВЬЮГИН – Как резервно?
А. АНДРЕЕВ – Да.
О. ВЬЮГИН – Теоретически он, конечно, возможен, но я не думаю, что будет переход на… Я понимаю, что вопрос в связи с введением наличного евро. Я не думаю, что будет переход в следующем году на евро как резервную валюту. Да, конечно, т.к. российские граждане связаны с Европой, так же как и с США, с точки зрения поездок, на евро наличные, конечно, будет спрос, потому что если вы едете в Европу, вам нужны наличные евро. Но это не означает переход на евро как на резервную валюту. Я думаю, что доллар сохранит свои позиции, по крайней мере, поначалу.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика