Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Переосмысливая отношения между США и Россией

25.06.2001
Чем заменить иллюзорное, обманчивое, неискреннее партнерство 90-х годов

Моя статья "Вопросы из Вашингтона" (опубликованная в "Независимой газете" 21.03.2001) вызвала многочисленные отклики российских аналитиков, обозревателей и тех, кто влияет на общественное мнение. Некоторые отклики были чрезмерно эмоциональными, некоторые явно искажали мои взгляды, мою точку зрения (для достижения своих собственных целей). Но был и ряд по-настоящему серьезных, глубоких отзывов, почти все из которых были опубликованы на страницах "Независимой газеты". Я хотел бы воспользоваться этой возможностью для того, чтобы продолжить диалог путем более подробного изложения и разъяснения моих взглядов, равно как и мыслей по поводу того, как мы можем вернуть отношения между США и Россией на конструктивную основу, как мы можем укрепить тенденцию к потеплению наших отношений, которые начались с дружеской встречи между госсекретарем Пауэллом и министром иностранных дел Ивановым 12 апреля с.г. в Париже и были закреплены президентом Бушем 1 мая с.г., по иронии обстоятельств, в выступлении, посвященном противоракетной обороне.

СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ: ПРЕДЕЛЫ МОЩИ
Позвольте мне начать с некоторых комментариев по Соединенным Штатам. Никто не отрицает, что Соединенные Штаты сегодня являются ведущей державой мира, единственной сверхдержавой, как сказали бы многие. Ни одна другая страна не может даже близко сравниться с США по уровню мощи в военной, экономической, финансовой, коммерческой, технологической и культурной областях, хотя некоторые страны могут приблизиться или даже сравняться с США по одному или более из этих параметров. Например, Россия - в отношениях обладания стратегического ядерного потенциала.

Никакая другая страна, кроме США, не имеет настоящего глобального потенциала, способности действовать почти всюду в мире, не имеет такого важного, а если есть такая необходимость, - такого решительного голоса.

Неудивительно, что почти все американцы гордятся такой ситуацией, и они особенно горды, потому что лишь лет 10-15 назад разговоры об упадке Соединенных Штатов были в моде в кругах американских интеллектуалов и политиков. Многие обозреватели были убеждены, что Япония перегонит Соединенные Штаты как экономическая держава в не очень отдаленном будущем. Существовали широко распространенные опасения, что страна теряла свое технологическое преимущество. Однако в 90-е годы они превратились в неожиданную редкую удачу для Соединенных Штатов, в ту самую удачу, которая увеличила разрыв между Соединенными Штатами и другими ведущими державами. С 1990 по 1998 год рост экономики США составил 27%, Европейского союза - 15%, а Японии - 9%, в то время как в России экономический спад составил около 40%. Единственными крупными странами, которые могли соревноваться с Соединенными Штатами, были Китай и Индия.

Опять же, и это неудивительно, в Соединенных Штатах продолжились дебаты по поводу того, что они должны делать, достигнув вершины своей мощи, для того чтобы заложить твердый фундамент для безопасности и процветания США на далекое будущее. Любая другая страна, находящаяся в подобном положении, задала бы такой же вопрос. Но важно понять, что американские дебаты исходят из двух аспектов. Первый состоит в том, что мощь Соединенных Штатов далека от того, чтобы быть неограниченной - даже если у нас есть больший потенциал для формирования хода событий (хорошо это или плохо), чем у какой-либо другой страны. Албанский мятеж в Македонии, нарастающие израильско-палестинские волнения, напряженность в отношениях между Китаем и США из-за задержания экипажа самолета ВВС США и продолжающееся правление Саддама Хусейна в Ираке (а это всего лишь некоторые из событий) - едва ли являются желаемыми событиями для Соединенных Штатов. Совершенно очевидно, что Соединенные Штаты не в том положении, когда они могут дирижировать событиями мирового значения. Во-вторых, "вершинный" период не будет продолжаться вечно. Сужение разрыва между Соединенными Штатами и остальным миром неизбежно. Вопрос не в том, произойдет ли это, вопрос лишь в том, когда это произойдет. Таким образом, вызов для Соединенных Штатов сегодня состоит в том, чтобы разумно использовать свою мощь для углубления своих интересов, а не растрачивать ее на второстепенные дела.

В дополнение к этому среди администрации Буша существует широко распространенная убежденность, что сейчас (спустя десять лет после окончания холодной войны) ситуация в мире остается довольно неустойчивой. Более того, у нас есть намного лучшее понимание фундаментальных тенденций, которые будут формировать международный климат далеко на будущее (многие из этих тенденций проходят под рубрикой "глобализация"). Это редкий момент в истории страны, когда возможно оказывать глубокое воздействие на формирование международной системы на последующие десятилетия. В сложившихся обстоятельствах задача, которую администрация Буша поставила перед собой, состоит в том, чтобы пересмотреть нынешние глобальные структуры, многие из которых были унаследованы от мира, который больше не существует, и творчески подумать о том, как их реформировать или заменить новыми структурами, с тем чтобы была заложена основа для прочного мира и чтобы процветание распространилось по всему миру.

В Соединенных Штатах появились две основные точки зрения по поводу того, как наша страна должна вести себя, достигнув вершины мощи: их выражают "контролеры" и "формирующие". Эти термины взяты из недавней статьи, опубликованной в американском политическом журнале. Следует отметить, что никто здесь не является изоляционистом, никто не верит в строительство крепости "Америка" и в снятие со страны груза глобальных проблем. Оба направления, обе школы осознают, что изоляционизм - это опасная фантазия в глобализующемся мире. Для обеих школ вопросом является то, каким образом Соединенные Штаты должны вовлечь в этот процесс остальной мир. Но, грубо говоря, "контролеры" полагают, что Соединенные Штаты должны использовать свою мощь для того, чтобы сдерживать другие державы настолько долго, насколько это возможно, и навязывать порядок остальному миру. Выходит, Соединенные Штаты должны стремиться к гегемонии. "Формирующие" полагают, что проведение политики гегемонии бесполезно и опасно. Более того, они полагают, что Соединенным Штатам следует сотрудничать с другими государствами для формирования международного климата таким образом, чтобы продвигать наши собственные национальные интересы, равно как и интересы других стран.

Обе эти школы имеют своих сторонников как в республиканской, так и в демократической партиях. Именно конкуренция между этими двумя партиями установит параметры для политики США по меньшей мере на последующие несколько лет. Другим странам, особенно России, не следует терять из виду эти дебаты в то время, как они формируют свою собственную политику по отношению к США, так как у них есть потенциал для того, чтобы направлять американские дебаты в пользу той или иной школы.

ПРЕОДОЛЕВАЯ АСИММЕТРИЮ
Неоспорима асимметрия между Соединенными Штатами и Россией по поводу того, что касается мощи, отношения к тем или иным проблемам, богатства. Также неоспорим и тот факт, что подобная асимметрия осложняет поддержание конструктивных отношений, но, что очевидно, не исключает их. Подобные асимметрии существуют между Соединенными Штатами и всеми другими странами мира. Что не помешало многим из них, находящимся как в Европе, так и в Азии, стать настоящими союзниками Соединенных Штатов, сотрудничая вместе для продвижения общих интересов. В этих союзнических отношениях влияние оказывалось обеими сторонами, и Соединенные Штаты шли на компромиссы в проведении своих более широких интересов. Таким же образом Соединенные Штаты при президенте Буше будут готовы идти на компромисс с Россией в проведении в жизнь общих целей.

То, что нужно сейчас, - это новое видение того, чем бы могли стать отношения между США и Россией на длительную перспективу, для того чтобы заменить иллюзорное, обманчивое, неискреннее партнерство 90-х гг. и очень реальное соперничество времен холодной войны. Затем мы могли бы исходить из этого видения и идти к принятию в настоящее время обеими нашими странами мер для того, чтобы это видение стало реальностью. Все это потребует усердного и честного мышления по поводу того, как меняется мир. От каждой страны потребуется как можно четче выразить свои собственные интересы и приоритеты. Разногласия неизбежны, так как они существуют между любыми двумя странами, но для глубокого конструктивного партнерства необходимо достаточное количество общих целей и проблем. Как минимум существует значительное количество вопросов, которые нам бы следовало обсудить в настоящее время, включая такие проблемы, как обеспечение стратегической стабильности и нераспространение оружия массового уничтожения, положение в Восточной Центральной и Южной Азии, на Каспии, проблемы европейской интеграции, космоса, глобального здравоохранения и проблемы окружающей среды. В этом диалоге мы должны искать области, где мы можем сотрудничать вместе с другими заинтересованными сторонами.

Позвольте мне изложить некоторые предварительные мысли по некоторым проблемам.

ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ
Китаю исторически суждено воздействовать на геополитику и геоэкономику региона. Трудно определить, какой из двух сценариев, которые формирует будущее страны, представляет собой больший вызов: продолжающееся присутствие Китая на международной арене как крупной мировой державы или его дестабилизация, так как динамическое развитие экономики Китая вступает во все более усиливающийся конфликт с наличествующими там политическими ограничениями. Но ясно одно: создание прочного равновесия станет более сложным, если присутствие России в Азии и в дальнейшем будет ослабевать. В этом отношении Соединенные Штаты, как и почти все азиатские державы, имеют долгосрочный стратегический интерес в развитии и поддержании здорового присутствия России в Восточной Азии.

В этом связи стоит осветить мало обсуждаемую, но очень тревожную возможность развития событий. Слишком ориентированная на рынок реформа в России, за которую выступает Запад, может ускорить выход России из регионов Дальнего Востока. Значительная часть промышленности в этом регионе была там размещена по стратегическим и административным причинам, а не потому, что это имело смысл с точки зрения рыночной экономики. Следовательно, настоящая рыночная реформа будет иметь тенденцию поощрения выезда населения из региона и переориентирование местной экономики на Китай, Японию и Южную Корею. Такое развитие событий только ослабит контроль Москвы над российским Дальним Востоком. Если это и в самом деле правда, то, принимая во внимание интересы США в регионе, не будет ли иметь смысл для наших двух стран вместе с другими заинтересованными сторонами провести исследование того, как мы можем перестроить экономику на российском Дальнем Востоке таким образом, чтобы укрепить российский суверенитет в этом регионе?

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ
У России есть жизненно важные интересы в этом регионе. Регион выступает как буфер против угроз, исходящих из Южной Азии, таких, как движение "Талибан" в Афганистане. Более того, фортифицированные границы бывшего Советского Союза являются первой линией обороны для России, особенно в свете того, что у нее нет достаточных ресурсов для эффективного контроля за своей протяженной границей с Казахстаном. Наконец, Москва должна быть очень обеспокоена по поводу статуса этнических русских в регионе, особенно в Казахстане. Нарушение их прав или нестабильность могут вызвать потоки беженцев, а это ударит по российской системе социального обеспечения, уже страдающей от чрезмерных стрессов.

Интересы Соединенных Штатов в этом регионе не менее важные. Первоочередной интерес - в получении доступа к энергетическим ресурсам региона и предотвращение широко распространенной нестабильности в регионе, который граничит с четырьмя ядерными державами. Ощутимое российское присутствие в регионе нельзя назвать несовместимым с этими интересами, так же как и тесные политические и экономические отношения между Россией и государствами региона, до тех пор, пока доступ Соединенных Штатов остается гарантированным. В самом деле, Соединенные Штаты заинтересованы в способности России, равно как и других держав, выступать в роли стабилизирующей силы в регионе. Более того, учитывая баланс сил в регионе, Россия должна будет играть ведущую роль в любом соглашении по региональной безопасности, которое будет претворяться в жизнь в течение следующего десятилетия. В то же самое время Соединенные Штаты верят, что появление сильных, процветающих государств в Центральной Азии будет способствовать собственным долгосрочным преимуществам России.

Странно, но Вашингтон и Москва еще не вели расширенный и серьезный диалог по Центральной Азии. Учитывая баланс интересов, должен быть путь, по которому могут идти Соединенные Штаты и Россия, - путь сотрудничества для укрепления региональной безопасности, независимости государств Центральной Азии и для облегчения их доступа к иностранным рынкам. Две наши страны могли бы также приложить больше усилий и расширить сотрудничество по борьбе с террористическими группами, базирующимися в Афганистане, для того чтобы способствовать стабилизации ситуации как в Центральной Азии и в других регионах, так и на Кавказе и на Ближнем Востоке.

ПРОТИВОРАКЕТНАЯ ОБОРОНА
Президент Буш изложил первоначальные соображения своей администрации по данному вопросу в своем выступлении 1 мая с.г. Он подчеркнул, что это будет одним из лейтмотивов его администрации. Мир коренным образом изменился со времени окончания холодной войны. Соединенные Штаты и Россия больше не являются стратегическими противниками, и по этой причине мы больше не обеспокоены по поводу ядерной атаки со стороны России (хотя у нас остается озабоченность по поводу возможных случайных запусков). У нас вызывает беспокойство распространение оружия массового уничтожения и средств его доставки. Таким образом, первоочередным вопросом для любого обсуждения противоракетной обороны может быть тот факт, что когда-нибудь в течение следующего десятилетия может возникнуть реальная угроза атаки баллистическими ракетами с ядерными боеголовками. Мы можем проводить дебаты по поводу точного подлетного времени, возможных стран и организаций, но, учитывая распространение ядерных технологий и технологий баллистических ракет, угроза неоспорима. Существует различные способы противостояния этой угрозе, включая дипломатию, усиления мер контроля за экспортом и другие программы, направленные на противодействие распространению оружия массового уничтожения. Но эти способы также включают в себя активную оборону. Более того, учитывая то, что для разработки систем новых вооружений требуется длительное время, я полагаю, что давно настало время начать думать об этом.

Существует ряд пунктов в подходе администрации Буша к противоракетной обороне, которые России следует понять. Во-первых, еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем развернуть какую-либо систему. Администрация еще не приняла решения по поводу точного устройства системы, еще нужно продемонстрировать эффективность необходимой технологии. Во-вторых, администрация Буша хочет построить более прочную систему, нежели ту, которую рассматривала администрация Клинтона, то есть такую систему, которую можно было бы использовать для защиты не только территории США, но также и территорий наших союзников, равно как вооруженных сил США и американских установок за рубежом. Другими словами, администрация США стремится к созданию более чем просто национальной системы противоракетной обороны. Показательно то, что официальные лица администрации США больше не говорят о национальной противоракетной обороне - они говорят просто о противоракетной обороне. В-третьих, администрация готова рассмотреть вопрос о сотрудничестве с Россией и с другими странами по разработке и развертывании по крайней мере частей этой системы. В-четвертых, наша администрация будет продолжать разработку программы противоракетной обороны в одностороннем порядке, если это будет необходимо, хотя администрация твердо убеждена в том, что в конце концов она это и сделает, заручившись одобрением и поддержкой наших союзников в Европе и в Восточной Азии. Она хотела бы сделать это и при поддержке России.

В этом отношении стоит рассмотреть то, что хотя Россия, вероятно, неспособна предотвратить развертывание некоторых систем, но у нее есть средства для формирования характера размещаемой системы таким образом, чтобы можно было продвигать свои собственные интересы и обеспечивать безопасность. Как минимум России следует рассмотреть вопрос о сотрудничестве с Соединенными Штатами и приложить к этому свои усилия, которые могли бы объединить технологии США, России и Европы по разработке эффективной, хотя и ограниченной системы. Такой подход мог бы в конце концов привлечь значительные капиталовложения Запада в российские высокие технологии. Это также стало бы мощным символом того, как Соединенный Штаты и Россия активно сотрудничают по конкретным вопросам обороны территории своих стран.

ЕВРОПЕЙСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
В историческом плане проблема безопасности на Европейском континенте, за пределами территории бывшего Советского Союза, уже решена. В то время как волнения и насилие будут продолжать сотрясать Юго-Восточную Европу, не существует правдоподобного сценария развития событий, который привел бы к насильственной конфронтации между основными европейскими державами или к общеевропейской катастрофе. Процесс европейской интеграции будет продолжаться. В течение следующего десятилетия государства Балтии и почти все другие европейские государства, находящиеся за пределами территории бывшего Советского Союза, будут интегрированы в Европейский союз и в НАТО.

Вопрос, который нам нужно сейчас рассмотреть: как управлять отношениями между тремя ключевыми компонентами европейского равновесия - Соединенными Штатами, объединенной Европой и Россией. У каждого будет жизненно важный интерес к поддержанию стабильности и к обеспечению процветания двух других. Европа будет служить основным торговым партнером как для Соединенных Штатов, так и для России. Россия, если ей удастся надлежащим образом стабилизировать свою внутриполитическую ситуацию и обеспечить законность, была бы привлекательным местом для инвестиций со стороны европейских и американских фирм. Озабоченность по обеспечению безопасности сместится с регионов в пределах Европы к соседним регионам, таким, как Северная Африка, Ближний Восток, Кавказ и Персидский залив. Задачей Соединенных Штатов, Европы и России будет развитие сотрудничества по достижению своих собственных общих целей по обеспечению безопасности в этих регионах. В то же время Соединенные Штаты и Россия могли бы углубить сотрудничество по решению общих задач и принятию вызова по обеспечению безопасности в Восточной Азии, как это уже обсуждалось выше.

Что станет с НАТО при таких обстоятельствах, трудно сказать, хотя очевидно то, что это будет отличная от сегодняшней НАТО организация, только потому, что европейский столп будет более цельным, связующим и дееспособным. Если Россия останется вне НАТО, что наиболее вероятно, то тогда возникнет необходимость создания какой-нибудь сверхструктуры для сотрудничества, которая бы включала и Россию.

Помимо этих традиционных проблем по обеспечению безопасности существует множество других областей для возможного сотрудничества между Соединенными Штатами и Россией: исследование космоса, разработка новых видов энергии, охрана окружающей среды, общественное здравоохранение (включая и научные исследования по поиску средств излечения от таких болезней, как СПИД, и других). Обе наши страны обладают значительным научным и технологическим талантом для применения его в этих областях. Но сотрудничество не будет строго двусторонним, так как это проблемы, которые охватывают весь мир. Выгоды от такого сотрудничества, как для Соединенных Штатов, так и для России, очевидны.

В НАДЕЖДЕ, ЧТО РОССИЯ СДЕЛАЕТ ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР
Будут ли Соединенные Штаты и Россия идти по направлению к конструктивному сотрудничеству на протяжении следующего десятилетия и далее, зависит от того, что будет происходить в каждой из стран. Продолжающееся экономическое благополучие в Соединенных Штатах и экономическое оздоровление в России, безусловно, ускорят такое развитие событий. Однако все это не гарантировано.

Недавняя озабоченность по поводу состояния экономики Соединенных Штатов указывает на то, что "новая экономика" не изменила фундаментального пути, по которому развивается и функционирует экономика. Существуют серьезные проблемы, некоторые из которых уже сегодня стоят на повестке дня, некоторые вырисовываются на горизонте, включая такие вопросы, как реформы системы социального обеспечения, удовлетворение нужд по обеспечению энергией, развитие и функционирование системы просвещения, на нужды которого сокращали выделение финансовых средств, и так далее. Продолжение американского процветания едва ли можно гарантировать. Правительству и обществу в целом будет брошен вызов по поиску проведения правильной политики для укрепления благополучия страны.

Россия столкнулась с куда более серьезными социально-экономическими проблемами после резкого падения экономики в 90-х годах. История утешает: Россия неоднократно восстанавливалась после периодов спада и хаоса (в противовес прогнозам многих иностранных наблюдателей) и восстанавливала свои позиции в мире. Очевидно, что нет причины полагать априори, что Россия не сможет превратить нынешнее экономическое оздоровление в долговременное возрождение. Говорят, что также нет ничего неизбежного по поводу экономического оздоровления России - в противовес тому, что подразумевают некоторые российские комментаторы. История полна примеров того, что великие державы впадали в состояние необратимого спада; стоит только подумать об Оттоманской и Австро-Венгерской империях в конце XIX и в начале XX веков. Повторит ли Россия свой собственный исторический опыт краха и оздоровления или разделит опыт Оттоманской империи, будет зависеть от того выбора, который сделают правительство и народ России.

Последний пункт, конечно, трюизм. Но это также неприятная правда для внешнего мира, в частности для Соединенных Штатов, так как это подчеркивает глубокую асимметрию между нашими интересами и нашими средствами. У нас есть огромный интерес к оздоровлению России как здоровой, демократической мировой державы, но у нас мало средств для продвижения и ускорения процесса и для достижения результатов. Что еще более беспокоит, так это уроки 90-х годов, показавшие, что у нас есть больший потенциал наносить вред, чем делать добро (путем прямого вмешательства во внутреннюю трансформацию в России). Тем не менее американцы верят в то, что Соединенные Штаты могут помочь оздоровлению России косвенно, путем поощрения и ускорения ее вступления во Всемирную торговую организацию или путем оказания помощи по формированию относительно благополучного международного порядка, в рамках которого Россия могла бы сконцентрировать свои усилия по решению своих многочисленных внутренних проблем.

Точно так же американцы полагают, что Соединенные Штаты должны оставаться наготове для того, чтобы ответить на инициативы России и просьбы о сотрудничестве в восстановлении российской экономики и политической системы, пока эти инициативы и просьбы имеют смысл. Но даже и тогда Соединенные Штаты не перестанут надеяться, что Россия сделает правильный выбор. В конце концов Соединенные Штаты не могут хотеть возрождения и успеха России в большей степени, чем этого хотят сами россияне. Не могут они и сделать большего для достижения этой цели, чем сами россияне.

Перевод Алексея Пескова





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика