Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Дорога, которая не ведет к Майдану

27.11.2005
Невозможно дважды выйти на один и тот же Майдан. Многие, посетившие главную площадь страны в минувший вторник, убедились в жестокой справедливости этой истины.

От баррикады до подиума

«Майдан был другим!» — не сговариваясь, твердили участники празднования премьерного Дня свободы.

Те же знамена, но другие лозунги. Те же слова, но совсем другие эмоции. Те же люди, но совершенно другие глаза. Оранжевые знамена в руках вождей оказались присыпанными бюрократической пылью.

Ожидать иного, наверное, попросту наивно. Тот, фронтовой, Майдан (с честью исполнивший священную миссию главной баррикады страны) давно стал частью истории. Истории, которую одни спешат приукрасить, другие торопятся очернить.

Сравнивать два Майдана — занятие не просто неблагодарное, а попросту бессмысленное. Не возьметесь же вы, в самом деле, ставить знак равенства между рождением и днем рождения?

Ожидавшие поймать тот же кураж, почувствовать тот же драйв, напитаться той же энергетикой, безусловно, должны были уйти с празднества разочарованными. И совершенно напрасно. Вернуться на тот, прежний, Майдан так же нереально, как невозможно снова оказаться в детстве. Неминуемое разочарование, поселившееся в сердцах и душах, не должно стать причиной для стыда. Не печалиться следует, а гордиться. Своей причастностью к самому настоящему чуду. Которое многим (с высоты сегодняшнего дня) уже кажется обыкновенным. Надо искренно сочувствовать тем, кто не пережил подобного. Тем, кто не познал той радости. Тем, кто так и не понял (ни тогда, ни сейчас), что именно произошло холодной осенью 2004-го. Тем, кто не постиг истинную цену богатства, оказавшегося в его руках, и не сумел должным образом этим богатством распорядиться…

Сегодняшний, тыловой, Майдан служит для иных целей. Ему отвели малопочтенную роль шоу-площадки. Виктор Ющенко в своем спиче зачем-то обозвал майдановскую трибуну подиумом. Кое-кого из ветеранов «элегантной революции» услышанное покоробило. Зря. Вполне здоровая фрейдистская оговорка. Некоторые посетители нового политического шоу, кстати, рассчитывали увидеть некое подобие показа новинок предвыборной моды.

Чего, собственно говоря, ожидали от Майдана-2005 тысячи и тысячи людей, заполнившие центр столицы вечером 22-го? Сразу оговоримся, что многих из них на мероприятие свезли по разнарядкам различных политических сил, некогда представлявших единую команду. Тем не менее рискнем разделить собравшихся на четыре условные категории. Первая — зеваки, т.е. те, кто обрадовался возможности скоротать вечерок, слушая «Океан Эльзы» и глазея на живого президента. Таковых было не так уж много, хотя ощутимо больше, чем во времена Майдана-2004, когда «туристы» составляли абсолютное меньшинство. Вторую группу составляли ностальгирующие. Речь идет о тех, кто не ожидал особых откровений от политиков и просто хотел еще раз окунуться в ту же атмосферу. На мгновение забыв, что у баррикады и подиума совершенно разные ауры. Третьи — обычные наемники, записные крикуны и равнодушные переносчики транспарантов. Наконец — четвертые, составлявшие, по нашему мнению, абсолютное большинство. Назовем их неравнодушными. Главной причиной, приведшей на Майдан данную категорию граждан, была надежда. Надежда на то, что именно в этот день, именно в этом месте погрязшие в раздорах генералы «помаранчевой» армии наконец-то убедительно заявят о восстановлении единства.

Оснований для этого было немного. Но, безусловно, присутствовала вера. Искренняя, немного наивная, даже чуточку детская вера в чудо. Именно так в канун Нового года, с тоской взирая на бесснежный пейзаж, мы верим (вопреки неутешительным прогнозам), что ровно в полночь небеса непременно разверзнутся.

Наше предположение отчасти подтверждает реакция заполнивших Майдан людей на спичи вождей. Была радость, но не было шалого восторга. Народ не слишком охотно откликался на потуги лидеров, пытавшихся завести собравшихся при помощи исторических речевок. Ибо народ пришел не кричать, а слушать. Оценки невеселого настоящего и прогнозы на туманное будущее его интересовали больше, чем воспоминания о героическом прошлом. Народ уважительно аплодировал ораторам, но то, что можно было назвать овацией, случилось, по сути, один-единственный раз. Когда Виктор Андреевич выдавил из себя обещание приложить все усилия для восстановления утраченного единства. Это обстоятельство как нельзя лучше подтверждает, что именно хотели услышать те, без кого триумф годичной давности был бы попросту невозможен.

Но чуда не случилось. После 22 ноября 2005-го можно с высокой степенью вероятности утверждать: предвыборные пути Ющенко и Тимошенко, вполне очевидно, расходятся. И, наверное, символично, что последняя иллюзия оранжевых романтиков приказала долго жить именно в годовщину Майдана. Начался отсчет новых политических суток.

Единство и борьба противоположностей

Ни для кого не секрет, какие они разные — Виктор Андреевич и Юлия Владимировна. Подтаявший лед и неровный пламень. Не слишком хорошо бронированный танк и слегка залежавшаяся на складе противотанковая мина. Их политический союз был во многом противоестественным. В то же время — на удивление органичным и на редкость плодотворным. Они уравновешивали и дополняли друг друга. Среднее арифметическое темпераментов двух лидеров коалиции «Сила народа» стало одной из формул прошлогоднего успеха. Да простят нас за нахальную версию, но во многом благодаря их взаимному влиянию друг на друга молодую национальную революцию не сдали с потрохами на переговорах в Мариинском и не утопили в крови при штурме Банковой.

Они даже власть понимают по-разному. Для нее путь к власти в интриге. Смысл власти — в действии, часто необдуманном, порою авантюрном. Для него путь к власти — в проповедничестве. Смысл власти — в заслуженном покое. Наверное, большинство сторонников нового режима хотели бы видеть вождей с несколько иным набором политических характеристик. Но они такие, какие есть.

Именно таких их ценило, уважало, любило, порой — боготворило майдановское сообщество. Надеясь, что их единство, позволившее одержать одну историческую викторию, станет залогом новых, не менее значимых побед.

Постоянные читатели «ЗН», безусловно, знакомы с материалами социологического исследования, опубликованного в прошлом номере нашего издания. Для тех, кто с ними не знаком, приведем некоторые цифры. 46% опрошенных участников прошлогодних акций заявили, что вышли на Майдан в знак протеста против прежнего режима. Еще 27% объяснили свой поступок необходимостью защитить право на выбор.

Свежий соцопрос подтвердил верность догадки, высказанной «Зеркалом» еще год назад: собственно желание видеть Виктора Андреевича президентом не было доминирующим. Стремление видеть Юлию Владимировну премьером — тем более. Значительная часть населения требовала другой страны и других вождей. Эти выглядели наиболее достойными. Ющенко и Тимошенко были лишь именами, начертанными на оранжевых и сине-желтых знаменах. Не было бы их — народ отыскал бы иных. И с Майдана не ушел бы, даже если бы (допустим абсолютно фантастическую версию) оба лидера после второго тура взяли да и ушли в глубокое подполье.

Предполагаем, что многие из числа поддержавших революцию видели недостатки поводырей. Но надеялись, что вместе они осилят трудную дорогу на пути к построению демократии.

Но беда в том, что противоречия между двумя самыми яркими представителями новой команды слишком глубоки. Мы сошлемся на еще одну ранее высказанную нами (и подтвержденную многими другими) гипотезу. Ющенко не доверяет Тимошенко и боится ее. Тимошенко не доверяет Ющенко и презирает его.

Да, они понимают власть по-разному. Но они схожи в своем истовом нежелании не делить власть ни с кем. Они в самом деле были едины, пока существовал общий враг. Но когда противник пал, вчерашние ситуативные соратники естественным образом превратились в оппонентов.

В первые месяцы работы новой власти представители окружения Ющенко, скрывая глухое раздражение, рассказывали о том, как новоиспеченный премьер ускоренными темпами пиарит себя, рапортуя о несуществующих успехах, приписывая себе чужие заслуги. А соратники Тимошенко столь же возмущенно повествовали о приступах ревности главы государства, болезненно реагирующего на популярность премьера. О его необоснованных нападках и бессмысленных запретах.

Правда, скорее всего, лежала посредине. Она проста и печальна: вожди начали конкурировать с первого дня пребывания во власти. Здешний олимп тесен для них двоих. Наверное, это не столько их вина, сколько беда. Причем беда всей страны.

Президент не скрывал своего недовольства амбициями премьера. В кругу друзей он неоднократно повторял, что шел к этой власти десяток лет, он ее не просто заслужил — он ее выстрадал. Он не считает возможным делить ее с кем бы то ни было. Он считает посягательства на его власть недопустимыми и необоснованными. Запрограммированность Виктора Андреевича на соперничество вынуждала его искать подвох даже там, где его не было. Что явно не способствовало эффективной командной игре.

Трудно сказать, можно ли было говорить о посягательствах, но желание стать первой в действиях Тимошенко читалось вполне отчетливо. Она из категории людей, которые хотят все и сразу. Помнится, как в 2000-м один из главных идеологов «Украины без Кучмы» торопила своих коллег по борьбе, подталкивая их к решительным, но не слишком продуманным и подчас слишком рискованным поступкам. Она спешила избавить страну от Леонида Даниловича, кажется, не слишком задумываясь о том, вполне ли готова к этому страна. Ей казалось, что если не сейчас, то никогда. «УБК» тогда не стала предтечей революции. Но революция все равно стала возможной…

Какое-то время они предпочитали не выносить сор из избы. Созданный в начале года Народный союз «Наша Украина» и Блок Юлии Тимошенко во всеуслышание назывались полноправными участниками будущего предвыборного мегаобъединения. Разум подталкивал их в объятия друг друга, они понимали, что играя порознь, предоставляют противниками роскошный шанс для реванша. Но эмоции подталкивали их к разрыву задолго до сентябрьских разоблачений Александра Зинченко. Еще в феврале президент в узком кругу соратников несколько раз выражал сомнение по поводу целесообразности формирования единого оранжевого блока.

В январе Юлия Владимировна заверяла общественность: «Мы блоково объединим наши усилия». Но уже в марте интонации изменились. На вопрос корреспондента «Украинской правды», остается ли в силе договоренность о создании общего предвыборного списка, Тимошенко ответила весьма уклончиво: «Я думаю, ближе к выборам мы найдем форму, концепцию, конфигурацию нашего участия в выборах, способную принести наибольший результат нашей общей политической силе…»

Их тянуло в разные стороны. Рейтинг Тимошенко рос на глазах, и это позволяло смотреть в будущее с оптимизмом. Покорение планки высотой в 20% выглядело плевым делом, и некоторые бютовские мечтатели еще летом замахивались на 35%. Фракция в полторы сотни штыков казалась реальностью. Примерно то же самое регулярно напевали и Виктору Андреевичу.

Они убеждали сами себя и остальных, что порознь они принесут больше пользы общему делу. Кажется, не отдавая себе отчета в том, что общего почти не осталось. И забывая о том, что для народа важен сам факт их единства. Арифметика в данном случае — не лучший помощник. Ибо в случае их разрыва появится прослойка тех, кто не захочет голосовать ни за НСНУ, ни за БЮТ. Кто воспримет раскол как предательство и отреагирует на него отказом идти на избирательный участок. А при возникновении конфликта, сопровождаемого взаимными обвинениями, может возрасти количество тех, кто проголосует за других — в знак протеста.

Создавалось впечатление, что В.А. и Ю.В. подсознательно искали повод для политического развода. И не будь пресс-конференции Зинченко, они бы все равно его нашли. Сентябрьский конфликт, безусловно переживали оба. Но в то же время казалось, что оба при этом испытали некоторое облегчение. Хотя за пост премьера Тимошенко держалась до последнего.

Дальнейшие события показали, насколько глубоки обиды. Взаимные упреки, завуалированные и неприкрытые, сыпались преимущественно не из уст вождей. Для выполнения этой миссии использовались соратники. Но ясно было все и всем. Эскалация холодной войны болезненно ударила по рейтингам как вождей, так и возглавляемых ими политических сил. Следствием чего (согласно закону сохранения политической энергии) стало повышение рейтинга Януковича и «Регионов».

И вот тут они испугались. Нет, не из-за того, что вольно или невольно обманули ожидания народа. Виктор Андреевич испугался того, что может не удержать власть. Юлия Владимировна — того, что может ее не получить.

Но даже этот испуг не заставил их подняться над обидами. Ющенко абсолютно убежден, что именно с подачи Тимошенко на представителей новой власти повесили ярлыки коррупционеров. И хотя убедительных доказательств этого у президента (насколько известно) нет, он не может ей этого простить. Хотя врагам своим вчерашним он простил все. Закрепив христианское всепрощение декларациями, меморандумами, указами и законами. Чем основательно укрепил соперников и существенно ослабил себя.

Тимошенко же не может простить нанесенных ей в бытность премьером обид. Уязвленное самолюбие в какие-то моменты брало верх даже над жаждой власти.

Что бы Виктор Андреевич и Юлия Владимировна ни заявляли прессе, общественности, симпатикам и критикам, реальных переговоров о возможном объединении до недавнего времени, по сути, не велось. Их вынудила к этому жизнь: рейтинг «Регионов» последние месяцы рос как на дрожжах. К этому приложили свою руку и президент Ющенко, и премьер Тимошенко, и окружение Виктора Андреевича, и соратники Юлии Владимировны.

Но даже на праздничном Майдане они остались прежде всего сегодняшними соперниками, а не вчерашними соратниками. Оба абсолютно очевидно пытались выиграть Майдан друг у друга, а потому его не выиграл никто. Потому что народ ждал братской ничьей, а не братоубийственного состязания.

Вознесение Юлии Владимировны на сцену на руках восторженных соратников выглядело несколько театрально. И деткам Виктора Андреевича наверняка не имело смысла маяться добрый час, ожидая, пока глава семейства и государства закончит свой длиннющий спич.

Но PR-издержки едва ли испортили бы впечатление, если бы вожди сделали ожидавшийся собравшимися шаг. Но они ответили не делом, а словом. То, что и как они говорили, заслуживает отдельного разговора.

Иносказание

Идущий закапывать топор войны не должен нести камня за пазухой. Печально, что старую как мир истину не усвоили двое разумных людей, от которых зависит судьба миллионов людей.

Речь Тимошенко была слишком предвыборной, речь Ющенко — слишком раздраженной. Причины для гнева у Виктора Андреевича, возможно, и были. Его настроение было испорченным еще 21-го. На встречу лидеров братских партий-победительниц с президентом глава БЮТ не явилась, прислав вместо себя Томенко. Хорошо хоть не Бродского, хотя на экс-вице-премьера у лидера нации тоже ярко выраженная идиосинкразия. Отчего Ю.В. проигнорировала мероприятие, доподлинно не известно. По некоторым сведениям, она не видела смысла идти, так как не получила личного приглашения от главы государства.

Можно возразить: если человек заинтересован в примирении и объединении (как об этом говорит Тимошенко), можно было и не обращать внимания на подобную условность. Но можно сказать иначе: если человек заинтересован в примирении и объединении (как об этом говорит Ющенко), можно было бы соблюсти приличие и позвать соратницу.

Можно предположить, что Тимошенко ничего не потеряла, так как разговор о возможном объединении принял несколько странный характер. Насколько можно судить, Ющенко предлагал соратникам объединиться не друг с другом, а вокруг президента. Но можно предположить и то, что присутствие экс-премьера могло повлиять на суть и форму дискуссии.

Надо думать, Виктора Андреевича завели и критичная майданная речь Томенко, и крики «Юля!», которыми пытались прервать его выступление. Безусловно, человек, вроде бы настроенный на примирение, не должен был публично демонстрировать свою обиду на это. Но другой человек, вроде бы тоже настроенный на примирение, должен был сделать все, чтобы ее команда не совершала провокационных шагов.

Однако более всего президента должна была задеть речь Тимошенко. Безусловно, в ней были важные посылы и правильные интонации. О необходимости расправить плечи в той или иной форме говорили в тот день многие, но, пожалуй, только у Ю.В. это вышло проникновенно. Она абсолютно правильно акцентировала внимание слушателей на угрозу реванша и назвала единственным рецептом восстановление былого единства. Но объединяющего в ее речи было немного.

Она не признавалась в ошибках, она пыталась оправдаться. Ющенко позже сделал то же самое, причем еще более неловко и неубедительно. Причем оправдания Тимошенко выглядели несколько двусмысленно: «Как я могла себя чувствовать, когда не могла назначить ни одного чиновника?» Помешать ей в этом мог только президент, и подобный упрек, наверное, был не ко времени и не к месту. Но еще большей ошибкой был следующий пассаж: «На парламентских выборах мы будем фактически выбирать главу государства». Это можно было воспринимать не только как призыв голосовать за Тимошенко. Это было констатацией истинной роли президента в стране. Роли, с которой Ющенко не хочет соглашаться. После этого заверения в дружбе и единстве с президентом фактически утратили смысл.

Создавалось впечатление, что и Тимошенко, и Ющенко до последнего момента сомневались, что именно следует говорить с Майдана. Хотя Ю. В. говорила без бумажки, а В.А. заготовили целую речь. От которой он время от времени отвлекался. Что явно не пошло на пользу. Местами речь была похожа на телеобращение к народу, местами — на кондовый доклад где-нибудь на Совбезе, местами — на старый майданный спич. Занудные рассказы о торговом сальдо и ВВП прерывались эмоциональными выпадами в адрес вчерашних соратников. И даже важный рассказ о некоторых вполне конкретных планах власти ускользнул от внимания. Президента практически не слушали, потому что сразу поняли: самого главного он не скажет и не сделает.

Он не признал ошибок и не заявил об общих правилах и единой ответственности за судьбу выборов. Он лишь прозрачно намекнул, что речь не идет о выборах народного премьера и что лозунг «Восток и Запад — вместе!» по-прежнему остается актуальным.

Друг моего врага и враг моего друга

Кое-кто в стане Тимошенко эти тезисы воспринял как намек на то, что Ющенко собирается после выборов договариваться о создании единой коалиции с Януковичем.

Насколько известно, связь с «Регионами» поддерживают и Ющенко, и Тимошенко. Каждый боится, чтобы соратник его не «кинул». Какое уж тут единение. «Партия войны» в НСНУ пытается убедить Ющенко в том, что олигархи уже договорились между собой за его спиной и парламентское большинство сформируют Ахметов, Пинчук и Коломойский, чьи интересы в будущей Раде будут представлять «Регионы», блок Литвина и БЮТ. «Партия войны» в БЮТ утверждает, что президент пойдет на все, чтобы Тимошенко не стала премьером.

Но в «Нашей Украине» обнаружилась и «партия мира». Сторонники чисток в НСНУ, как известно, недавно на съезде проиграли войну Порошенко, Третьякову сотоварищи. Несмотря на то что вымарывание их имен из предвыборного списка было санкционировано президентом, они остались и в руководстве, и в партийном реестре. Правда, большинство из партийных «изгоев», судя по всему, не получат мест в десятке. Кто попадет в «верхушку» табели о рангах, пока не известно. Планируется, что там не будет самого Ющенко, Порошенко, Третьякова, Зварича, Червоненко, Жвании. Скорее всего, там окажутся Ехануров, Безсмертный, Мартыненко. Обсуждается возможное присутствие Катеринчука, Рыбачука, а также лидеров партий, согласившихся войти в блок с НСНУ, — Анатолия Кинаха (ПППУ), Бориса Тарасюка (НРУ), Анатолия Матвиенко («Собор»), Алексея Ивченко (КУН), Владимира Стретовича (ХДС). Лично президент (как говорят) до сих пор не утратил надежды заполучить Юрия Луценко и Виталия Кличко.

ПРП, вероятнее всего, в «мегаблоке» имени Ющенко не будет. Партия либо присоединится к БЮТ, либо распадется, после чего наиболее известные персонажи разойдутся по двум «оранжевым» командам. Одной не будет почти наверняка, и единственный компромисс, которого способны достичь стороны, — договор о ненападении.

Хотя еще совсем недавно уполномоченные президентом и благословленные Ехануровым Иван Васюник и Олег Рыбачук провели серию переговоров с Тимошенко. «Переговорщики» вроде бы разработали компромиссный вариант: общий список НСНУ и БЮТ при наличии равных квот. Но при этом Ю.В. должна была отказаться от претензий на премьерство. За это ей якобы обещали пост спикера. В крайнем случае — она должна была стать одним из кандидатов на пост премьера.

Так это или нет — неизвестно. Известно лишь то, что планировавшаяся встреча Тимошенко с Ющенко не состоялась. А без нее дальнейшие переговоры невозможны. Зато Юлия Владимировна, по некоторым сведениям, встретилась с Порошенко. Петр Алексеевич якобы убеждал, что именно он контролирует партию. Предлагал дружбу, сотрудничество, единый список и общую борьбу с Ехануровым. Диалога не вышло.

Чего ждать в обозримом будущем? Наверняка активизации переговоров с «донецкими», к которым подталкивают и Тимошенко, и Ющенко некоторые их соратники. «Регионалы» на контакты идут. Однако, насколько известно, в действительности союза в будущем парламенте не хотят ни с одной из «помаранчевых». Слишком свежа обида и слишком велика ненависть. Янукович, Ахметов и компания надеются, что рейтинг НСНУ и БЮТ будет падать и дальше. А коалицию они охотнее создадут с блоком Литвина, коммунистами и ПСПУ, которой намерены активно помогать.

Что будут делать наши герои? Трудно сказать, какой путь они изберут. Очень хотелось бы, чтобы он вел к Майдану. Не надо в прямом — в ценностном смысле.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика