Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Год после Майдана: повторение непройденного

27.11.2005
«Зеркало недели» публикует данные социологического опроса, проведенного среди граждан Украины накануне годовщины событий на Майдане.

«Тот же лес, тот же воздух и та же вода, только он не вернулся из боя…» Почему при мысли о годовщине Майдана навязчиво вспоминаются эти строчки? Ведь из боя-то вернулись все. Ответ, наверное, таков: победа, которую не с кем разделить, не становится менее ценной, но становится горькой. Нас на оранжевом Майдане было много. Очень много. Но мы были единым организмом, отстоявшим право на собственное достоинство и победившим вчерашний день. Майдан доверил распоряжаться победой, а значит, выстраивать день завтрашний тому, кого считал другом, а именно тем, кто стоял на его сцене. Но оказалось, кто-то из тех, кому мы доверили, не в состоянии это сделать, кто-то не знает как, кто-то не захотел, а кому-то просто не дают реализовать задуманное. Но по большому счету власть, рожденная оранжевой революцией, не предала Майдан. Она просто не смогла распорядиться победой. По итогам года можно говорить о том, что создалась уникальная для Украины ситуация: не выбор из двух зол меньшего, как это обычно перед выборами случается, а выбор между проигравшим оппонентом и ненадежным партнером. «Дорогі друзі» на фоне того же «леса, воздуха и воды» теперь многим режут глаз.

Сегодня Майдан одинок. Но каждый, кто стоял на нем, — нет. В вторник кто-то выйдет на площадь, кто-то выпьет «фронтовые» оранжевые сто граммов дома. За что выйдет и за что выпьет? За чужих людей, ставших родными и спавших вповалку в твоей квартире на полу. За наивную, но искреннюю бабу Параску. За тех, кто приносил горячий чай и кастрюли с картошкой и окорочками. За тех, кто в болоньевых пальто и норковых шубах брались за руки и становились в оцепление при первых слухах о том, что внутренним войскам в шапки уже насыпали патроны. За тех девчонок, которые обнимали хмурых донецких ребят и пели песни крымскому ОМОНу на Банковой, вставляя в щиты букеты. За тех парней, которые прожили три недели под снегом, дождем и ветром в палатках. И за тех, кто в восторге свободы мотался по городу в автомобилях, выставив в окна оранжевые флаги. За тех, кто не боялся никогда. За тех, кто первым привязал к антенне оранжевую ленточку. И за тех, кто впервые избавился от страха на Майдане. Мы выпьем за первый день рождения свободной страны. А те, кто должен был бы сделать ее более богатой, более честной и уважаемой, пусть провозглашают свои тосты сами, в своих теперь уже многочисленных отдельных штабах. Впрочем, у них еще есть возможность встать в строй и выпить за победу. За нашу победу!

О том, как ею распорядились сценожители Майдана за год, прошедший с момента начала оранжевой революции, мы решили спросить у страны. В этом нам помог Киевский международный институт социологии. 2077 респондентов во всех регионах Украины с 27 октября по 7 ноября отвечали, по просьбе «Зеркала недели», на вопросы анкеты, посвященной годовщине Майдана. Сегодня мы предлагаем нашим читателям ознакомиться с результатами этого опроса.


Как отмечать Майдан

О том, как отмечать день оранжевой революции, в политических штабах Ющенко и Тимошенко ломают голову не первый месяц. Оказалось, что распилить электорат проще, чем то, что год назад превратило жителей в граждан. В этой статье мы покажем вам, как сторонники новой власти распались на две равные половины. Кто-то остался с Ющенко, кто-то ушел с Тимошенко. Но Майдан делить никто не хочет. Понимание этого факта, а также наконец-то осознанная реальность перспективы потери власти после парламентских выборов заставили две половинки оранжевой команды вступить в серьезные переговоры. Возможно, они ничем не закончатся. Возможно, приведут к объявлению на Майдане о едином списке во главе с Юлией Тимошенко. А может быть, завершатся договором о ненападении между… «Блоком Еханурова» и «Блоком Тимошенко». Церемония празднования маленького юбилея революции покажет до чего они договорились. Но на сегодняшний день ситуация такова: только три процента населения считают, что Ющенко и Тимошенко должны провести митинги на Майдане в разное время по отдельности. Причем уровень поддержки этой идеи одинаков и в Центре, и на Западе, и на Востоке, и на Юге страны.

Всего 4,6 процента убеждены, что на праздничном митинге на сцену Майдана должен выйти только президент. И в этом вопросе мы наблюдаем единство регионов. За исключением разве что Запада, где семь процентов готовы приветствовать солиста, а не дуэт или трио, включающее Мороза.

Впрочем, в искренность и реальность совместного выхода Ющенко и Тимошенко верит только каждый пятый — 20,7 процента украинцев считают, что Ющенко и Тимошенко должны провести митинг на Майдане вместе. И тут мнение регионов серьезно разнится. Почти 47 процентов на Западе поддерживают эту идею. В Центре таких 23 процента, на Юге — 11, а на Востоке — 3 процента.

Самый высокий процент голосов неожиданно получил вариант «никаких праздничных митингов проводить не следует» — 58,6 процента. Что это, разочарование и неудовлетворенность результатами действий власти или желание защитить себя от фальши речей, произносимых вчерашними союзниками, превратившимися в соперников? И тем не менее, в трех регионах большинство населения считает, что в день начала революции Майдан собирать не стоит. В Центре таких 55,8 процента, на Юге — 65,4, на Востоке — 84. И только на Западе Украины подобного мнения придерживается меньшинство — 28,4 процента. Есть предположение, что именно оттуда приедет львиная доля участников на киевский Майдан…

Словом, большинство считает, что праздновать нечего. Но если вам кто-то скажет, что люди, выходившие на Майдан год назад, сегодня пытаются скрыть этот факт своей биографии — не верьте. Сегодняшние данные разнятся с данными февраля прошлого года в рамках социологической погрешности. Почти каждый третий гражданин Украины, а именно 31 процент населения нашей страны, участвовал в митингах и акциях протеста. 23 процента граждан активно поддержали Виктора Ющенко. Семь процентов вышли на улицы, чтобы поддержать Виктора Януковича. Остальные почти семьдесят процентов наблюдали за происходящим со стороны. Подавляющее большинство при этом не оставалось безразличным. Но есть и исключения: в одном из гаражей редакционные водители собрались отметить выходной. На огонек собрались и другие коллеги. Глянув в экран телевизора, работавшего в гараже, один из них спросил: «О, а кто это?». Недоуменный хор ответил: «Виктор Ющенко, президент». «А что у него с лицом?». А на дворе был июль…

И тем не менее. Беспрецедентная по своей массовости гражданская активность не прошла бесследно ни для государства, ни для общества. И подавляющее большинство не жалеют о том, что ломали привычный уклад жизни для того, чтобы отстоять свои права. По крайней мере только 15 процентов выходивших на оранжевые Майданы сожалеют сегодня об этом. А 79%, поддержавших Ющенко, — нет. Ныне рядовые оранжевой революции причины своего участия в митингах объясняют так: 46% вышли на Майдан в знак протеста против прежнего режима; 38% руководствовались желанием поддержать Виктора Ющенко; а 27% — необходимостью защитить свое право на выбор. Десяти процентам любые политические мотивы были чужды: ими двигал интерес и любопытство.

Разумеется, не все, принимавшие участие в оранжевых акциях протеста, удовлетворены результатами действий новой власти. Об этом мы серьезно поговорим чуть позже. И тем не менее, от такой формы, как акции протеста, потенциально граждане отказываться не намерены. Что сегодня может заставить людей выйти на Майданы? Каждый четвертый готов выйти на улицы в случае резкого снижения уровня жизни. Столько же (25%) готовы на акции протеста, если возникнет необходимость отстоять свой выбор. 22% не откажутся мерзнуть, если нужно будет поддержать Виктора Ющенко. 17% заступятся за Юлию Тимошенко. Только каждого восьмого, а это 12% из тех, кто год назад стоял на оранжевых Майданах, уже ничто не заставит вновь присоединиться к протестующим согражданам.

Год назад 90% уличных сторонников Ющенко проголосовали за него как за президента. Столько же активных сторонников Януковича отдали голоса своему лидеру. Но если бы президентские выборы состоялись в это воскресенье, то полководцем увидели бы разные армии: сегодня 83% живших в бело-голубых палатках проголосовали бы за Виктора Януковича. И только 48% из тех, кто скандировал на оранжевых площадях «Ю-щен-ко!», отдали бы свои голоса за Виктора Андреевича. Из не участвовавших в акциях протеста семидесяти процентов граждан и проголосовавших в прошлом году за Януковича сегодня свой выбор подтвердили бы 69%. А те, кто на Майданы не выходил, но голосовал за Ющенко, сегодня бы в своем большинстве не сделали этого, ибо свой прошлогодний выбор готовы подтвердить только 38% из них.

Жители бело-голубых палаток большей частью, а именно 63%, удовлетворены работой своего лидера в течение года. Среди голосовавших за Виктора Ющенко участников акции протеста удовлетворены его действиями 40%. Иными словами, Виктор Федорович ничегонеделанием сохранил своих сторонников, а Виктор Андреевич своим деланием прополол ряды симпатиков.

Но не только лидеры несут ответственность за то, что происходило в стране в течение последнего года. В частности, с Виктором Ющенко ответственность за результат делят его окружение и соратники, которых с каждым днем революции на сцене становилось все больше и больше. Кого из них, из тех, кто был неслучайным попутчиком, а творил Майдан и помогал обеспечивать его боевой дух и жизнеобеспечение, хотят видеть 22 ноября жители оранжевого Майдана? А кого в этот день хочет или не хочет видеть страна? Ответы на эти вопросы приведены в таблице. Они весьма красноречивы и нуждаются в минимальных комментариях.

Фамилию Виктора Януковича мы в этот список вставили для того, чтобы получить ответ на вопрос: насколько уменьшился тектонический разлом между группами поддержки бывших соперников. Оказалось, весьма несущественно. Только 14% из тех, кто стоял на Майдане, готовы принять лидера Партии регионов. В целом по стране пацифистов несколько больше, а именно — 21%. Но, между прочим, на сцене Майдана Виктора Федоровича хотели бы видеть 48% жителей Востока. Информация к размышлению…

Очевидно также и другое: больше половины опрошенных и от участников Майдана, и от граждан страны не хотят видеть на площади Петра Порошенко. Это несправедливо по отношению к тому вкладу, который он сделал в революцию. Помимо всего прочего заметим, что в момент растерянности оранжевой команды и отсутствия плана действий именно Порошенко настаивал на мирном пути выхода из противостояния — судебном. Его вклад в революцию неоспорим, но его работа в мирное время оценена именно так, как это зафиксировано в таблице. Суды могут в очередной раз сказать, что для такого приговора нет оснований. Но общество вынесло свой вердикт. И если бы нас кто-то спросил, мы бы к нему присоединились.

А вот Ющенко и Тимошенко на Майдане не просто хотят видеть, а настоятельно хотят. Они несомненно придут. Интересно: а что скажут?

Восток — Запад: углубление противостояния?

Лозунг о единстве Украины и недопустимости раскола страны по линии Восток — Запад в ходе избирательной кампании-2004 активно использовали и Виктор Ющенко, и Виктор Янукович. Что, впрочем, не мешало представителям обеих команд охотно использовать прием противопоставления одной части населения другой. На Западе порой пытались создать, мягко говоря, малопривлекательный образ абстрактного «донецкого» — малограмотного, тупого, жестокого бандита, не отягощенного моральными ценностями и чувством патриотизма. На Востоке вовсю эксплуатировался миф о новоявленных «бандеровцах». Их представляли истеричными, маниакальными существами, финансируемыми Вашингтоном и преследующими только одну цель — загнать страну в американскую кабалу, предварительно закрыв русские школы, запретив русский язык и согнав всех русскоговорящих в концентрационные лагеря.

Безусловно, масштабы и методы контрпропагандистских кампаний двух предвыборных дружин попросту несопоставимы. Не говорим уже о том, что кровожадные «бандеровцы» так и остались лишь героями предвыборных сказаний. Зато вполне осязаемые бандиты стали непосредственными участниками событий осени-зимы прошлого года. Но при этом большинство из них, невзирая на все свои многочисленные подвиги, благополучно избежали скамьи подсудимых.

Ментальные, идеологические, культурные различия между двумя половинами «единой и неделимой», к сожалению, существовали всегда. Трещинка между «східняками» и «западенцами» то затягивалась пленкой общих проблем, в основном связанных с вопросом, «где взять денег, чтобы семью прокормить», то опять разрывалась. Главным образом, во время очередных выборов. Поскольку в ходе каждой кампании находились желающие разыграть засаленную козырную карту. Бездарная государственная политика в отношении регионов усугубляла проблему. А в 2004-м деяния Виктора Януковича, его соратников, его покровителей и его наемников в одночасье превратили трещину в полноценный тектонический разлом.

Если опираться на последние социологические исследования КМИСа, то впору говорить уже о пропасти. Шутка ли, на вопрос «Является ли, по вашему мнению, разделение Украины на Восток и Запад разделением на враждующие стороны?» положительно ответили 35%!

Более трети населения считают проживающих в разных регионах граждан одной страны врагами! Что может быть страшнее? Вину за это в равной степени должны разделить две стороны. Во-первых, прежняя власть, запустившая болезнь. Во-вторых — власть новая, не принявшая никаких действенных мер к ее излечению.

Именно так считает подавляющее большинство граждан, опрошенных Киевским международным институтом социологии. Ответы на вопрос «Удалось ли новой власти сблизить Восток и Запад?» более чем красноречивы. 44% считают, что не изменилось ровным счетом ничего. 11% уверены: противоречия стали острее. Ну а 9% упрекают власть в том, что она не удосужилась даже попытаться изменить ситуацию. Разумеется, особо критичны по отношению к представителям нового политического режима жители Востока. Население Центра и (особенно) Запада более снисходительно к вождю оранжевых и его команде.

Несколько удивил либерализм южан. Во многих других вопросах их мнение где-то примерно, а где-то полностью совпадало с позицией респондентов из восточных областей. Однако в этом случае их взгляды разошлись — лишь 5,5% последних считают, что противоречия между Востоком и Западом сгладились. В то же время на Юге такую точку зрения разделяют 23,4% опрошенных. Это не намного меньше, чем в Центре, где с этим согласились 25%. В целом с тем, что антагонистические противоречия уменьшились, согласны 23% участников социологического исследования.

Но наиболее принципиальной кажется другая деталь: определенный паритет наблюдается среди тех, кто полагает, что ситуация не сдвинулась с мертвой точки. «Ничего не изменилось» — в этом мнении сходятся 55% обитателей восточных земель, 42,6% — центральных, 41% — западных, 39% — южных. Редкий случай, когда есть повод говорить если не об относительном единодушии, то, во всяком случае, о сопоставимых цифрах. Эту оценку (данную жителями разных областей) смело можно назвать приговором региональной политике новой власти, не удосужившейся предпринять внятных попыток склеить страну.

К счастью, значительное число опрошенных (49%) все же полагают, что обитатели Востока и Запада не являются непримиримыми противниками. Наиболее миролюбиво настроены жители западных земель: почти 60% из них не считают граждан своей страны, обитающих в другом ее регионе, врагами. А вот представители восточных областей думают иначе: 54% видят в «западенцах» представителей враждебного лагеря. О столь радикальном расхождении во взглядах можно было догадаться и без социсследований. Тем удивительнее, что власть фактически игнорировала процесс реального сближения регионов.

Очевидные кадровые промахи при назначении глав областных и районных государственных администраций были первой, но далеко не единственной ошибкой власти. Отказ от старого механизма контроля и неспособность создать новый привели к тому, что центр почти год был лишен возможности реально влиять на ситуацию на местах. Ни президент, ни парламент не воспользовались правом законодательной инициативы, чтобы усовершенствовать модель взаимоотношений между столицей и провинцией. Исполнительная власть не смогла определить для каждой области необходимую систему приоритетов. Разговоры о территориально-административной реформе пока остались разговорами. Концепция необходимых преобразований (разработка которой в начале года называлась приоритетной задачей) не утверждена до сих пор. Представители гуманитарного блока Кабинета не озаботились миссией примирения оранжевой и бело-синей половинок Украины. Власть не удосужилась даже из эгоистических соображений заняться склеиванием страны. Она не сделала практически ничего для того, чтобы проигравшие перестали чувствовать себя таковыми. Заказав себе тем самым путь на электоральное поле соперника Виктора Ющенко.

Присвоение Роману Безсмертному статуса вице-премьера по вопросам регионов позволяло предположить, что руководство страны наконец-то осознало стратегическую важность данного направления государственной политики. Однако возникший было оптимизм развеяли последующие события. Заместитель главы правительства (едва успев приступить к исполнению новых обязанностей) тут же ушел в отпуск, чтобы должным образом подготовить родную «Нашу Украину» к выборам. После чего стало абсолютно очевидно: как минимум до середины следующего года попыток выработать эффективную региональную политику от власти можно не ждать.

Оценки действий власти

О неизбежности разочарования основная часть экспертов заговорила сразу же по окончании президентских выборов. Одни предупреждали о чрезмерно завышенных ожиданиях общества, которые не в состоянии оправдать ни одно правительство мира, и были правы. Другие говорили о субъективных, личностных качествах новых лидеров страны, которые не в полной мере соответствуют требованиям времени, масштабам задач — и тоже были правы. Но никто не подозревал, насколько окажутся правы и первые, и вторые.

Ожидания и вправду были завышенными, однако никто, включая представителей власти, почему-то не напоминает обществу о том, что программа президента была рассчитана не на год, а на пять лет — на целый президентский срок. Что касается личностных характеристик, повлиявших на постреволюционную ситуацию, то этот фактор, при всем его широком обсуждении, оказался явно недооцененным и сыграл ключевую роль в организации, а точнее дезорганизации работы внутри президентской и исполнительной ветвей власти; несомненно отразился на работе парламента с коллегами из других ветвей. В совокупности власть сделала намного меньше, чем могла. Дабы не показаться субъективными, сошлемся на общественное мнение: 68,5 процента опрошенных заявили, что «разочарованы действиями власти». 48,6% респондентов, считающих так, проживают в Западном регионе страны. В Центральном — 62,6. На Юге неудовлетворенных 76,6. Мы не знаем, чем были очарованы жители Восточного региона, массово голосовавшие против нынешнего президента, но сегодня 86,5 процента разочарованы действиями власти. Судя по всему некие надежды они все-таки испытывали. Столь высокий процент разочаровавшихся по всей Украине — это уже не маячок для властной элиты, намекающий, что что-то не так. Это вой пожарной сирены, реагировать на который нужно не после выборов, а немедленно.

18 процентов действиями власти не разочарованы. Разброс мнений верных сторонников понятен: от 34 процентов на Западе до 5 процентов на Востоке. Зависть — нехорошее чувство, но этим людям таки можно позавидовать: они без опаски смотрят новости и читают газеты, поскольку находятся в политико-психологической комфортной среде, их все устраивает. А 12,7 процента граждан еще не определились с тем, вызывают ли у них действия власти разочарование.

Что же насторожило людей и вызвало у них скепсис по отношению к властной команде? Оказалось, в первую очередь, в действиях власти граждан разочаровали «внутренние раздоры». 43,4 процента из тех, кто разочаровался, именно эту причину называли чаще, чем другие. Впрочем, разве может вызвать иные эмоции команда, в которой амбиции победили чувство ответственности за страну?

Кадровая революция, свершившаяся в стране, оказалась второй причиной разочарований. 18 тысяч назначенных после Майдана чиновников не стали уважаемым менеджерским авторитетом в Украине. 41,4 процента среди причин разочарования назвали «бездарную кадровую политику». Кто бы мог подумать, что это так очевидно для неспециалистов? И тем не менее, мы можем говорить о том, что население Украины весьма не удовлетворено качеством личного состава власти. На фоне великого чиновничьего переселения 58 процентов опрошенных согласны с тем, что «во власти недостает новых личностей». (С этим согласны 63,6% на Западе, 45,2% — в Центре, 56,2% — на Юге и 74,1% — на Востоке страны.) Забегая немножко вперед, скажем, что 45 процентов опрошенных убеждены в том, что новых лиц не хватает и оппозиции. ( И тут присутствует региональное единомыслие. От 43,1 процента на Западе, до 61 процента на Востоке.) Что это означает? С нашей точки зрения, это означает, что общество не довольно элитой, переросло ее и видит необходимость в ее кардинальной, а не номинальной ротации. Вот это и есть одна из глубинных проблем развития страны. Элита устарела, но еще не утеряла силу, необходимую для того, чтобы подобно колоде тасоваться, при этом минимально пропуская в свои сплоченные за 15 лет ряды новые карты. Общество это осознает, но в данной ситуации изменить ничего не может. Момент очевидности упадка и изношенности постсоветской политической элиты Украины совпал с президентскими выборами и был ими закреплен. Еще больше он будет закреплен будущими парламентскими, ведь критического притока новых лиц, а значит, и новых идей, а значит, и нового уровня понимания политикумом ответственности и способности коммуницироваться со своими гражданами и с цивилизованным миром в этой избирательной кампании не будет. В этом, безусловно, есть величайшая доля ответственности украинского общества, которое осознанно или подсознательно признает неактуальность подавляющего большинства нынешней элиты, но еще не выдвинуло из своих рядов альтернативу, способную серьезно конкурировать с постсоветскими лидерами первого да и второго ряда. Отсутствие альтернативы обрекает общество в течение ближайших пяти лет жить под руководством тех, чью актуальность и адекватность стоящим задачам большинство сограждан ставит под сомнение. Однако осознание проблемы — это уже полдела. Остается только надеяться, что сознательный авангард общества (не путать с элитой, особенно действующей) хотя бы к выборам 2009 года сможет выкристаллизовать новые силы и новых лидеров, способных заменить карточную колоду, например, шахматными фигурами.

Но вернемся к причинам разочарования двух третей населения в действиях власти. На третьем месте — «отсутствие стратегического видения развития страны». Эту проблему считают важной 36,6 процента опрошенных. От 27 на Западе — до 50 на Востоке. Еще раз обращаем внимание борцов за симпатии электората: людям нужен четкий план развития их государства, отраслей, в которых они работают, социальной сферы и т.д. Отсутствие подобного плана либо популистская отписка вместо него — есть характеристика, идущая политической силе в минус. В первую очередь этот план требуют представители гуманитарной и технической интеллигенции. Именно те, кого за руку хватают соседи возле подъезда и спрашивают: «Что у них там наверху делается? Объясни. А за кого голосовать?». И каждый такой opinion-maker, пользующийся авторитетом в определенном кругу, не получив убедительного ответа у политической силы на вопрос, что та намерена делать в случае получения власти, не просто сам уйдет из числа поклонников лидера этой силы, он уведет с собой пять, десять, двадцать человек, для которых его мнение является авторитетным.

Не осталось незамеченным и «отсутствие видимых результатов борьбы с коррупцией». Это разочаровало 34,3 процента, зафиксировав на редкость завидное единство регионов, что в очередной раз подтверждает универсальность проблемы: Запад — 35,4%, Центр — 36,6%, Крым — 36%, Восток — 30%. Как видим, многие убеждены, что взяток власть берет не меньше. А вот интересно, стали ли меньше давать?..

Почти так же едины регионы страны и в отношении популизма власти. Именно это качество новой команды разочаровало почти 23 процента граждан. Выданные и не исполненные обещания, типа дешевого мяса и «единого окна» при регистрации бизнеса и на таможне, которые должны были быть открыты к «1 июня», к «1 июля», к «1 сентября» и т. д., не только вызывают раздражение, но и укрепляют некие подозрения по поводу несостоятельности власти ставить продуманные задачи и добиваться их выполнения.

С другой стороны, существует навязанный экспертами-ортодоксами стереотип по поводу социального популизма новой команды: дескать, «пенсии и зарплаты, выросшие с приходом Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко, это популизм, который не в состоянии выдержать украинский бюджет». Да, существующий бюджет выдерживает новую нагрузку с большим трудом, но упрекать власть в том, что она сделала минимально необходимые шаги для того, чтобы повысить обеспечение беднейших слоев до уровня прожиточного минимума, — это, в худшем случае, цинизм, а в лучшем — результаты косности мышления. Власть сделала все правильно, поставив задачу и повысив социальные и бюджетные выплаты. Претензии к ней в другом. Она не смогла системно и существенно расширить базу бюджета, что было абсолютно в ее силах: начиная от наведения реального порядка на границе, что в первую очередь помешала сделать Верховная Рада, заканчивая принятием нового Налогового кодекса, упорядочиванием отношений аренды, включением в оборот такого серьезнейшего ресурса, как земля. Детенизация экономики, включающая и амнистию теневых капиталов на выгодных для государства и общества условиях, и условиях, приемлемых также и для капиталистов; широкая замена тендеров на открытые аукционы способны были кардинально увеличить доходную часть бюджета. И вина власти в том, что она не смогла этого обеспечить, а не в том, что выдавала популистские социальные обещания.

25 процентов украинцев разочаровало невыполнение предвыборного лозунга: «Бандитам — тюрьмы!» На Западе и в Центре этим недоволен каждый третий, на Юге — каждый четвертый, а вот на Востоке — каждый десятый (наверное, в этом регионе проблем с бандитами нет). Правда, кого в данной ситуации население Украины считает бандитами, мы сказать не можем. Мы точно знаем, что лозунг «Бандитам — тюрьмы!» в первую очередь касался людей, растащивших государство и игнорирующих права граждан, в частности право на выбор. Иными словами, на Майдане речь шла об олигархах, их коррумпированных покровителях в украинской власти и организаторах фальсификации выборов. Но похоже, население слово «бандиты» окрашивает в более конкретные криминальные оттенки. Судите сами: «отказ от пересмотра приватизации большинства предприятий, приватизированных с возможными нарушениями законности» вызвал разочарование только у 10,4 процента респондентов. Это при том, что в феврале—марте 72 процента жителей Украины выступали за подобный пересмотр. Теперь таких на Западе страны осталось 11 процентов; больше всех в Центре — 16,8; 11,2 — на Юге и три процента — на Востоке. Следовательно, мы можем констатировать: искусственно раздутые реваншистские настроения, не получившие от новой команды правовой методики реализации, сдулись и вошли в берега.

Это предположение, кстати, подтверждают и ответы на вопрос: «Как вы оцениваете недавнюю встречу президента с представителями крупного бизнеса?» Каждый третий гражданин Украины, то есть 33 процента, выбрал следующий вариант ответа: «Хорошо, поскольку власть не должна воевать с отечественным бизнесом, это «бьет» по экономике и инвестиционному климату». Среди избравших этот вариант — минимальный региональный разброс мнений — на Западе так считают 32,5, в Центре — 32,4, на Юге — 28,9, на Востоке — 39,5.

Совершенно иной ответ — «Плохо, поскольку В.Ющенко изменил своим обещаниям, данным на Майдане: он не наказал виновных в разграблении национального богатства и не вернул государству разворованную собственность» — избрали только 23,5 процента. В трех регионах такого мнения придерживаются от 24 до 28 процентов и только на Востоке — 12. Каждому пятому встреча Ющенко с украинскими олигархами оказалась неинтересна, и они отнеслись к ней «безразлично». Так, собственно, и закончилась сказка о Робин Гуде. Но зато началась новая сказка о бескорыстных и прозрачных отношениях олигархов и власти.

«Безнаказанность организаторов массовых фальсификаций» также не особенно сказалась на отношении к власти. Разочарованных несостоятельностью в этом плане всего 12,6 процента. Правда, на Западе Украины чувство неудовлетворенности по этому поводу, с нашей точки зрения, абсолютно обоснованное, испытывает каждый четвертый. А на Востоке — четыре из ста.

Есть еще один момент, на который болезненно прореагировали 6,4 процента наших сограждан, — «наметившееся сотрудничество Ющенко с оппозицией». Это разочаровало 12,4 процента, по всей видимости, радикально настроенных жителей Западного региона. На Востоке таких, понятное дело, около 1,5 процента. В Центре и на Юге, соответственно — 8,6 и 5,9 процента. С одной стороны, контакты Ющенко и Януковича можно рассматривать как начало цивилизованного диалога. С другой — как договоренности, достигающиеся окружениями лидеров и касающиеся поствыборного взаимодействия в парламенте и формирования коалиции, — как некую измену принципам. Каждый для себя выбирает подходящую версию, а жизнь докажет правоту одной из них.

У семи процентов граждан разочарование вызвали «иные причины», а четыре процента разочарованных не смогли с ними определиться вообще: разочарованы — и все, по совокупности.

Несмотря на то, что две трети страны разочарованы действиями власти, некие позитивные сдвиги население все же констатирует. И самым ощутимым из них стало «увеличение социальных выплат» — «самым большим достижением власти» именно этот аспект считают 30 процентов граждан. Почти в равной степени данному шагу отдают должное все регионы, с запада на восток — 38,6; 29,2; 20,5; 33,2 — соответственно.

Следующим достижением граждане Украины считают… «сокращение срока службы в армии до одного года». 24,6 процента отнесли этот шаг к самым большим достижениям.

На третьем месте — «улучшение отношений с европейскими странами». Таких поразительно зорких граждан у нас 19,3 процента. Безусловно, Ющенко — не Кучма и принимать его в европейских столицах куда приятнее, нежели предшественника. Киев, в свою очередь, сказал много теплых слов, адресованных Евросоюзу. А вот Евросоюз, устами политических лидеров, представителей третьего сектора и журналистов, поначалу восхитился оранжевой революцией, а впоследствии устами лидеров, представителей третьего сектора и журналистов поторопился охаять ее результаты. В промежутках между этими двумя крайностями Евросоюз пообещал либерализовать визовый режим… для граждан России. Украина, конечно, также не сильно напрягалась в плане совершения реальных действий, приближающих нашу страну к евростандартам. Но в Киеве наивно предполагали, что отсутствие Чечни, цензуры, свобода третьего сектора и свобода слова — выигрышно отличают нашу страну от соседей. Ошиблись. Для Европы гораздо важнее оказались деньги, которые вкладывает российский бизнес в экономики стран ЕС, и энергоносители, которые Россия экспортирует в Европу. А в целом отношения с Европой улучшились. Ведь Ющенко — не Кучма, и его гораздо приятнее принимать.

Разговор об отношениях власти и СМИ — впереди. Но тут мы должны констатировать, что 17,1% «расширение рамок свободы слова» называют самым большим достижением, поддерживая в этом нашего президента. На Западе либерализм новой власти в этом вопросе оценил каждый четвертый. А на Востоке — только семь из ста. Может, там не знают, что такое цензура? А может, что такое свобода?

Почти 17 процентов, а именно — 16,8, основным достижением назвали «реприватизацию «Криворожстали» и продажу предприятия новым собственникам». На Западе за бюджет порадовались 23 процента. На Востоке — только десять. В регионе самого предприятия — 15,5%. Думаем, что еще большим достижением власти мы (население страны) посчитали бы разумное, стратегическое и системное использование полученных миллиардов. Может, нам еще представится такая возможность?

13 процентов усмотрели позитив «в сближении Украины с НАТО, ВТО и ЕС».

12,5 процента оценили «вывод части экономики из тени и 70-процентное увеличение платежей в бюджет». По всей видимости, далеко не все граждане усматривают корреляцию между деньгами в бюджете и деньгами в собственном кармане.

4,6 процента высшим достижением посчитали «уменьшение масштабов коррупции». Думается, результат в комментариях не нуждается. 4,3 — «уменьшение масштабов контрабанды». Столько же не нашли среди предложенных вариантов подходящего ответа для себя. И почти 23 процентам вообще оказалось сложно назвать «самое большое достижение власти».

Подытоживая разговор о действиях власти как таковой, заметим, что в целом «политику новой власти» оценили положительно шесть процентов. Так думают 11 человек из ста на Западе и один из ста на Востоке. Скорее положительно, чем отрицательно ее оценивают 16,3 процента (почти каждый третий на Западе, каждый пятый — в Центре, каждый десятый — на Юге и два из ста — на Востоке). «Трудно сказать наверняка — отчасти положительно, отчасти отрицательно» — 28,8% по стране. В Центре тех, кому трудно сказать, — 36%, на Востоке — 24, на Западе — 29. «Скорее отрицательно» — 24, 4 процента, а «в основном отрицательно» — 21,6. Невнятные результаты и печальные. Впрочем, как и действия власти, которая оценивается.

Куда четче произошло распределение ответов на вопрос «Соответствуют ли действия власти предвыборным обещаниям, провозглашенным с Майдана?». 14,6 процента считают, что «в основном соответствуют либо больше соответствуют, чем не соответствуют». Не определились с четким вердиктом 24,7 процента. Им трудно сказать определенно, поскольку «отчасти соответствуют, отчасти — нет». А 61 процент считает, что «в основном не соответствуют либо больше не соответствуют, чем соответствуют». Такова оценка действий новой властной команды, приведенной на олимп Майданом.

Оценка действий оппозиции

Действиями оппозиции разочарованы 26,6 процента населения. Показатель весьма приличный. На Западе так и вовсе чудесный — 19,3, в Центре и на Юге — по 25, а вот на Востоке, в вотчине передового отряда оппозиционного движения — Партии регионов, разочарованы больше всего — 37,6 процента. Чем это можно объяснить, мы не знаем. Можем лишь предположить, что, возможно, жители этого региона ожидали от своих политических выдвиженцев большей активности, нежели вояжи по базарам и пассивное ожидание того момента, когда обе оранжевые команды догрызут друг друга окончательно. Но даже такая пассивная политика принесла Партии регионов и ее лидеру за последние полтора месяца десять дополнительных процентов голосов. О чем более подробно речь пойдет в разделе «Выборы».

Четверть разочаровавшегося в действиях оппозиции населения не означает, что три четверти действиями очарованы. Таких всего 36 процентов. На Западе действия оппозиции не разочаровали 41,3 процента. Правда, чьи действия впечатлили жителей этого региона, мы наверняка сказать не можем: Юлии Тимошенко (идущей «параллельным» курсом с Ющенко) или Виктора Януковича (идущего загзагообразным). На Востоке неразочарованных всего 33,6 процента. Тогда как уровень поддержки лидера Партии регионов намного выше этого показателя. Означает ли это, что на родине героя готовы поддерживать, что бы он ни делал и как бы он ни бездействовал?

Каждый третий в Украине — 34,3 процента — не определился со своим отношением к действиям оппозиции, и их можно понять: у оппозиции действий мало, их планы, касающиеся того, каким образом они намерены распорядиться властью в случае победы на выборах, не ясны, их реальные инвесторы и лидеры — Ахметов, Пинчук и Медведчук — большей частью находятся в тени, нежели на публичной передовой. Посредники же — говорящие головы — далеко не всегда расторопны, адекватны, остроумны и трудолюбивы. Это проблема. Точнее, это была бы проблема для оппозиции, если бы власть своими действиями не опускала свой собственный рейтинг, поднимая тем самым рейтинг конкурентов.

Что разочаровывает граждан Украины в действиях оппозиции? Прежде всего ее разобщенность. Заметим, что даже краткий период угрозы реприватизации не заставил фаворитов прошлой власти, а ныне держателей основных оппозиционных политических сил действовать сообща. Каждый предпочитал решать свою проблему с властью в одиночку. И правильно: не общак же создавать. Разговоры о слиянии известных оппозиционных брэндов до выборов бесперспективны. После выборов? Возможно, но некоторые моменты заставляют быть весьма осторожными с предположениями по поводу того, какие политические силы после парламентских выборов и создания коалиции можно будет назвать оппозиционными, а какие — провластными…

Вторая причина — непоследовательность. Ее подметили 35 процентов разочаровавшихся опрошенных. Оппозиция и правда мечется между популизмом и его критикой, переговорным процессом с властью, меморандумами, опубликованием компромата и заверениями власти в любви и преданности. Абсолютная неясность и поливариантность состава будущей коалиции в постреформенном парламенте заставляет лидеров ныне оппозиционных политических сил двигаться как в школе Соломона Шкляра: «Шаг вперед и два — назад». Население, как правило, является потребителем витринных заявлений и лозунгов политических партий. Закулисный процесс, определяющийся словом «переговоры», скрыт от глаз общества. Сам факт вероятности различных конфигураций коалиций предполагает невнятность действий и позиций игроков. На сегодняшний день ясно, что в коалиции с «Нашей Украиной» не может быть СДПУ(о) и коммунистов. Зато могут быть «Регионы» и Литвин. Тимошенко и Мороз могут создать коалицию с «Нашей Украиной», а могут договориться с «Регионами» и коммунистами. Условность идеологических нагрузок и невнятность, а то и отсутствие программ реальных действий позволяют складывать раскрученные партийные брэнды в любые варианты. Что и порождает у части населения ощущение непоследовательности действий, в том числе и оппозиции.

Каждый четвертый из разочаровавшихся в действиях оппозиции отмечает в качестве причины «отсутствие стратегического видения развития страны». В этом все регионы страны едины. При этом 16 процентов опять-таки в полном консенсусе Запада и Востока друг с другом раздражены популизмом оппозиции. А вот 12 процентов разочарованы «наметившимся сотрудничеством оппозиции с властью». Впрочем, об этих контактах мы уже поговорили.

Отношение к оппозиции — один из аспектов деятельности новой власти, в котором мнение о ней даже несколько улучшилось, если сравнивать результаты апрельского и ноябрьского опросов. В апреле около трети опрошенных (30,8%) считали, что новая власть дает оппозиции большую свободу действий, чем давала власть прежняя. В ноябре разделяющих подобное мнение стало несколько больше — 34,8%. Факт такого увеличения примечателен тем, что состоялось оно исключительно за счет жителей Южного и Восточного регионов страны, большинство из которых в прошлом году не голосовали за нынешнего президента. Очевидно, мнения жителей этой части Украины и лидеров оппозиционных политических партий, считающих себя представителями преимущественно населения указанных регионов и продолжающих твердить об усилении давления на оппозицию, несколько не совпадают. А если бы жители Восточного региона имели массовый опыт оппозиционной деятельности во времена Леонида Кучмы, то, думается, они либерализм нынешней власти оценили бы еще выше. Правда, Ринат Леонидович? Ну вот видите…

Практически одинаковой (около 23%) осталась доля респондентов, считающих, что новая власть так же препятствует деятельности оппозиции, как и прежняя. А уверенных в том, что новая власть еще больше препятствует деятельности оппозиции, чем прежняя, в ноябре стало меньше (13%), чем в апреле (20%). Произошло это опять же исключительно за счет жителей Юга и Востока страны.

Под занавес темы мы, как и обещали, вернемся к лицам оппозиции и напомним, что 45 процентов граждан Украины согласны с тем, что в «оппозиции недостает новых личностей». Электорат Януковича и электорат Ющенко не стоит недооценивать. Большинство людей, голосующих за этих политиков, отдают себе отчет в плюсах и минусах избранников. В обеих частях страны население, возможно, искренне порадовалось бы, обнаружив человека, более подходящего и адекватного вызовам времени. Но как на президентских выборах за Ющенко в основном голосовали те, кто не хотел Януковича, так на парламентских за Януковича будут голосовать те, кто хочет реванша по отношению к Ющенко. И других писателей, как говаривал Иосиф Виссарионович, у них нет. Но такое положение дел не означает, что оппозиционный электорат доволен своими лидерами, не говоря уже о том «прицепе» в виде списка, который они за собой ведут.

Почти 30 процентов считают, что кадровое обновление оппозиции не нужно. Герои вчерашних дней устраивают 31 процент на Западе, 33 — в Центре, 31 — на Юге и 22,5 — на Востоке. На самом деле оппозиции нужны новые лица и новые идеи. Те лица и те идеи, которые будут защищать не вчерашний день, ассоциируясь с ним и навязывая его стране опять. Ей нужны те, кто предложит стране день завтрашний. Но таких почти нет.

Не определились с необходимостью новых лиц в оппозиционных рядах 23 процента. Это почти на 10 процентов больше, чем не определившихся с необходимостью новых лиц во власти. Что служит еще одним фактором, подтверждающим невнятность оппозиции.

Украина Кучмы и Украина Ющенко: есть ли разница?

Данные опроса КМИС едва ли могут порадовать представителей власти. Пожалуй, единственный вопрос, ответы на который способны вызвать у них положительные эмоции, звучит так: «Отличается ли Украина с президентом Ющенко от Украины с президентом Кучмой?». Не чувствуют различий, как выяснилось, 28,6% украинцев. Причем в восточных областях таковых в два раза больше, чем в западных. А вот для более чем 60% разница очевидна, и во всех регионах таковых более половины: 53,6% — на Востоке, 57% — на Юге, 57,6% — в Центре и 75,6% — на Западе.

Подобная статистика должна утешать Виктора Андреевича со товарищи, поскольку она опровергает обвинения в том, что власть не изменилась. Но, как становится ясно из приведенных в таблице ответов, объективных поводов для оптимизма у президента и его соратников не слишком много.

Как видим, количество тех, кто доверяет власти Ющенко (14%), гораздо меньше испытывающих противоположное чувство. Не доверяют новой властной команде почти 33% опрошенных. Как и ожидалось, массово отказывают в доверии Виктору Андреевичу представители восточных земель (почти 59%). Для полноты впечатления от этой цифры стоит напомнить: именно столько опрошенных в этом регионе считают Восток и Запад враждующими сторонами.

Анализ этих цифр наводит на вполне очевидный вывод: обитатели Донецкой, Луганской, Харьковской и соседних с ними областей действительно видят разницу между властью Ющенко и властью Кучмы. Однако, сравнивая деятельность Леонида Даниловича и Виктора Андреевича, респонденты с Востока усматривают в действиях нового главы государства в основном негативные тенденции. В отличие от жителей Галичины или Волыни. Показательный пример: в восточных областях уровень недоверия к власти Кучмы достаточно высок — 33,5%. В то время как показатель недоверия к власти Ющенко там почти на 26% выше.

Сравнив отношение граждан к двум политическим режимам (а также их проводникам), мы можем с уверенностью сказать: недоверие является доминирующим чувством в обоих случаях. Однако его общий уровень в отношении политики действующего президента на 7% ниже. Кроме того, среди опрошенных достаточно много тех, кто переживает за ошибки нынешней власти и радуется ее победам — 25%. Сопереживавших прежней власти значительно меньше — всего 3%. В отношении к Леониду Даниловичу и его команде (помимо недоверия) превалируют безразличие (27,6%), презрение (19%), а также гнев, сопровождаемый чувством протеста (14,5%). К власти Ющенко 19% респондентов равнодушны. Презирают ее 6,9%. Готовность бороться с ней испытывают только 4%.

Таким образом, можно предположить следующее: нынешняя власть достаточно непоследовательна и безответственна, чтобы испытывать к ней недоверие. Однако недостаточно брутальна, коварна и авторитарна, чтобы вызывать столь сильные чувства, как презрение и гнев. На фоне своего предшественника (чьи деяния еще не успели стереться из памяти граждан) Виктор Андреевич выглядит относительно пристойно. За что должен быть признательным Леониду Даниловичу, не слишком стеснявшему себя в выборе средств реализации своей политики. А еще глава государства обязан благодарить народ, который все еще кредитует его своим доверием. Хотя уже в значительно меньших объемах.

Наконец нельзя не отметить еще один важный факт — число безразличных к власти, олицетворяемой Ющенко, не так велико, как этого можно было ожидать. Сие обстоятельство можно считать добрым знаком, ибо нет для государства большей беды, чем равнодушие народа.

Оценка действий президента

Хочется этого кому-то или нет, но Виктор Ющенко — такая же неотъемлемая часть Майдана, как оранжевый цвет, как радость избавления от собственного страха, как слухи о штурме и надежды на Верховный суд. Разделить тот Майдан и Ющенко — невозможно. В принципе, и на праздничном Майдане его хотят видеть больше всех. Но ощутимые изменения все же произошли. Мы спросили у наших сограждан: «Доверяли ли вы Ющенко год тому назад?». 52,7 процента ответили утвердительно. В этом сознались 91,8% процента респондентов на Западе страны, 74,3 — в Центре, 31,8 — на Юге и 10,3 — на Востоке. «Доверяете ли вы Ющенко теперь?». «Да» ответили… 28,3 процента опрошенных. Сегодня президенту Ющенко доверяют практически в два раза меньше, чем Ющенко-кандидату. Доверие переполовинено во всех регионах. На Западе свое доверие Виктору Андреевичу подтвердили 56,6 процента ранее доверявших, в Центре — 36,7, на Юге — 15,5, на Востоке — 4,6.

Более всего доверие к президенту подорвало «невыполнение обещаний и неоправдание надежд». Именно это основной причиной назвали все регионы: от Западного (41%) до Восточного (44%). Наивно полагать, что президенту удастся быстро изменить эту ситуацию и уж тем более — изменить себя. Впрочем, возможно, это поможет людям выработать более внятные требования к личности президента, а со временем осознать, что категоричность высоких ожиданий не всегда адекватна объективной реальности условий, в которых работает первое лицо государства.

С большим отрывом среди причин, подорвавших доверие к Виктору Ющенко, значится «отсутствие изменений в стране». Это отметили 10 процентов респондентов. Более всего на это обратили внимание на Юге. Надо полагать, главное слово в 15-процентном возмущении южан сказали крымчане: уж где точно ничего не изменилось в лучшую сторону, так это там.

На третьем месте причина «много слов — мало дела». 6,7 процента посчитали, что действия президента находятся в противоречии с его предвыборным лозунгом «Не словом, а делом». Впрочем, в вышеупомянутых 40,9 процента, отметивших невыполнение обещаний, находится основное количество тех, кто заметил именно этот диссонанс. Просто кому-то эта социологическая формулировка показалась ближе.

А теперь несколько примечательных моментов. Например, такой: всего 5,6 процента изменили свое отношение к президенту в сторону недоверия из-за «отставки Тимошенко и ссоры во властной команде». И это при том, что гораздо большее количество людей считает отставку Тимошенко ошибкой. Что это означает? Можно предположить, что ответственность за этот шаг, сделанный президентом, сторонники Ющенко перекладывают на его окружение, а не на самого Виктора Андреевича. То есть «не царь велит своим боярам», а наоборот. В принципе, и Виктор Ющенко, и Юлия Тимошенко оказались заложниками победивших в их окружениях «партий войны», что и привело к отставкам. Но решение президентом принималось самостоятельно. Сейчас «партии мира» в окружениях обоих лидеров пытаются склеить разбитый союз. Но это уже несколько иная история.

Еще одна неожиданность: пять процентов недовольны «инфляцией и снижением жизненного уровня жителей страны». Этот результат свидетельствует о том, что население ухудшение экономической ситуации не связывает с действиями или бездействием президента. Иными словами, Виктору Андреевичу, несмотря на мантры «мій уряд і моя влада», удалось в сознании электората остаться вне проблемы роста цен.

4,8 процента вменяют в вину президенту «отсутствие действий в управлении страной». Просвещенные граждане.

4,5 процента оказались недовольны «отсутствием твердости и мягким характером президента». Думается, пленников этого мифа на самом деле гораздо больше, чем тех, кто именно этот вариант выбрал для объяснения своего недоверия к Ющенко. На самом деле Виктор Андреевич может быть сентиментальным, может быть отзывчивым, может быть внимательным. Но это не часто касается живых. Подобные чувства он больше испытывает к памяти тех, кого считает неотъемлемой частью формирования своего мировоззрения. Умершие от голода в период Голодомора его занимают гораздо больше, чем живые ветераны, пришедшие к Вечному огню. А гетманы и исторические памятники— больше, чем министры, депутаты, послы. Казаки для президента намного важнее, чем солдаты, милиционеры или разведчики. Равно как и вопрос «Мистецького арсенала» интересует больше, чем вопрос коммунальной реформы. Мы не можем сказать — хорошо это или плохо. Просто наш президент — такой. Он не стесняется этого, равно как и не стесняется не заниматься тем, что ему неинтересно. В тех вопросах, к которым он небезразличен, Виктор Андреевич может проявлять принципиальность, настойчивость и твердость. В том, что неинтересно, преобладают упрямство, раздражение от больших объемов информации, субъективизм и догматизм.

Он не всегда был таким, вернее, не в такой степени. Но теперь прежним он бывает с очень близкими людьми, круг которых чрезвычайно узок, и в первую очередь — это семья. Все, кто хотели, видели на «Эре» снятый на скорую руку, но от этого абсолютно не проигравший, фильм о семье кандидата в президенты. Прекрасно воспитанные дети, раскованные, счастливые, совершенно очевидно обожающие своего отца. Тут не соврешь и не сыграешь. Куда девается живой Ющенко, когда заходит в кабинет? Что так изменило его? Осмелимся высказать предположение: не только власть. У каждого человека в жизни есть то, на что он опирается. У кого-то это ум, у кого-то — коварство, у кого-то — деньги, у кого-то — связи. У Виктора Ющенко опорной точкой была красота (вариант — на любителя, но в Украине такой тип внешности весьма популярен). Он летел по жизни на воздушных подушках женского внимания. И это автоматически вызывало уважение или зависть у мужчин. Он не мог остаться незамеченным: высокий, красивый, с открытой улыбкой мужчина. В один момент он лишился опоры. И если кто-то думает, что это могло пройти бесследно для характера, то он ошибается. Каждое утро смотреть в зеркало и видеть чужое лицо — это человеческая трагедия, вспоминая о которой президенту можно простить многое, и многое в его действиях объяснить. В частности, попытку найти другие опоры, среди которых тяга к безапелляционной царской власти порой граничащей с самодурством. Так что какая там мягкость... Нам очень хочется верить, что это лицо, а значит, и эти изменения останутся с человеком Виктором Ющенко не навсегда. А с президентом… Может быть, настоящим президентом Виктора Ющенко сделает команда, если он изменит критерии ее отбора.

Отдельно стоит отметить, что с Виктором Андреевичем население, как ни странно, не ассоциирует столь возмущающую его (население) кадровую политику. Только 2,8 процента объяснило свое разочарование в Ющенко «неправильно кадровой политикой». Наверное, остальные забыли, что речь идет о человеке де-факто и де-юре формирующим Кабмин, назначающем губернаторов и глав районных администраций, утверждающем руководителей естественных монополий, налоговой, таможни и т.д. Или мы чего-то не понимаем, или одно из двух.

Практически бесследно для рейтинга президента прошел скандал с Андреем Ющенко. «Ситуация с сыном» подорвала доверие к Виктору Андреевичу только у 1,2 процента тех, кто год назад президенту доверял, а теперь не доверяет. «Сотрудничество с Януковичем» расстроило меньше 1 процента. «Не улучшение ситуации с коррупцией» —1,4 процента. «Нераскрытие резонансных преступлений» — 2,3. «Отсутствие развития в экономике страны» — 2,6 процента.

Иными словами, в том, что половина электората Ющенко разочаровалась в своем избраннике на виноваты ни Виктор Янукович, ни Юлия Тимошенко, ни Андрей Ющенко, ни окружение президента. В этом виноват сам президент. Оказавшийся неспособным сформировать команду, поставить ей задачи и отследить их выполнение. В результате, Виктору Андреевичу доверяет только 28,3 процента населения, а не доверяет 59,1 процента. В Центре не доверяющих 46 процентов, на Юге — 74,1, на Востоке — 89,4, на Западе — 28 процентов. Не определились со своим отношением почти 11 процентов населения.

Тот факт, что значимую долю ответственности за свое разочарование во власти население возлагает именно на президента, подтверждают и ответы на вопрос: «Какое у вас складывается впечатление, способен или не способен Ющенко справляться с обязанностями президента». Как вы понимаете, тут речь идет об интеллектуальном, организационном, стратегическом потенциале человека, стоящего у руля страны. Так вот, оказалось, что только 12,5 процента считают, что Виктор Ющенко «безусловно способен справляться с президентскими обязанностями». Каждый четвертый — 24,6 процента считают, что скорее способен. 28,8 процентов респондентов по итогам десяти месяцев сделали вывод: «Скорее не способен». И каждый пятый — 21,6 считает, что «конечно, не способен». 11 процентов не определились со своей оценкой. Вот такие дела…

В самом начале президентской каденции, когда глава государства только намеревался в рекордно короткие сроки исчерпать бюджетный лимит на международные поездки, эксперты предостерегали Виктора Андреевича: «Не повторите ошибки Саакашвили, разменявшего восторг Запада от революции роз на объятия и фотографирование с лидерами западных стран». «Удалось ли президенту использовать популярность оранжевой революции для получения выгод для экономики Украины», — спросили социологи КМИСа у населения страны. «Да, удалось», — сказали 22,8 процента. Из них 43 процента живут на Западе Украины, чьи родственники, гордясь достойным поступком своего народа с особой радостью переводили оставшимся на родине старикам и детям деньги через «Вестерн Юнион». На Востоке только пять процентов убеждены в том, что президенту удалось конвертировать моду на оранжевую Украину. В Центре таких 24 процента, на Юге — 19. 17,4 процента затруднились с ответом на этот вопрос. А вот 59 процентов убеждены — «нет, не удалось». Но Виктор Андреевич считает, что его вины здесь нет. Это ведь Порошенко завалил реформу судов; Тимошенко реприватизацией отпугнула инвесторов; Терехин с Пинзенник чохом закрыли свободные экономические зоны; Ивченко завалил переговоры по газу; Литвин и Мороз завалили законы по ВТО; Рыбачук закопал Евроинтеграцию; Турчинов вместо того, чтобы заниматься экономической безопасностью страны и помогать отличать честных инвесторов от нечестных, «следил за друзьями» и охотясь на «Росукрэнерго», ссорил Ющенко с Кремлем. Поэтому дополнительное финансирование для заграничных поездок президента понадобилось для того, чтобы объяснить на Западе, кто виноват в том, что экономического чуда не произошло. На всякий случай напомним, что в каждой иронии есть только доля шутки.

Подведем итог. 26 процентов «оценили деятельность Виктора Ющенко в должности президента Украины «в основном положительно» и «скорее положительно, чем отрицательно». Таких соответственно 12 и 14 процентов. Четко не определились со своим мнением 26,4 процента. Им «трудно сказать наверняка — отчасти положительно, отчасти отрицательно». И 45 процентов граждан страны отнеслись к деятельности главы государства «скорее отрицательно, чем положительно» и «в основном отрицательно». Таких 20,5 и 24,3 процента соответственно. В мировой политической практике редко встречаются политики, которым удается без использования цензуры и админресурса, ступив во власть, сохранить кандидатский рейтинг. Ответственность за происходящее в стране обычно его снижает, по крайней мере на какое-то время. В первую очередь потому, что глава государства, обещающий на выборах золотые горы, сталкиваясь с реальной ответственностью, вынужден идти и на непопулярные меры. Но Виктору Андреевичу удалось растерять половину электората, не совершая никаких непопулярных шагов! Впрочем, и популярных шагов он сделал не так уж много. И в данной ситуации уже не требовательному электорату, а именно президенту позволим себе напомнить, что его программа рассчитана на пять лет. Уточняем — не на десять. С такими показателями доверия надо сильно поторопиться ее реализовывать.

О «правильных шагах», ослабивших президента

Со времени ухода с политической сцены первого постреволюционного Кабинета миновало уже достаточно много времени, а наблюдатели по-прежнему расходятся в оценках его деятельности. Такой же разнобой наблюдается и в мнениях экспертов, когда речь заходит целесообразности отставки правительства Тимошенко.

Сентябрьский скандал (разразившийся после сенсационных разоблачений Александра Зинченко) и метод его погашения многие справедливо расценили как своеобразный «размен». Причем «размен» не вполне адекватный. С одной стороны, 43,4 % опрошенных считают, что президент поступил верно, уволив Тимошенко. С другой — 29% охарактеризовали уход Юлии Владимировны с поста премьера как потерю для страны. Для сравнения: отставку Петра Порошенко назвали разумным шагом две трети респондентов (66,4%). А с тем, что государство от этого пострадало, согласились только 3,4%. И еще немного цифр — отставка одной только Тимошенко воспринимается как нанесение ущерба стране в четыре раза чаще, чем отстранение от занимаемых должностей Петра Порошенко и Александра Третьякова, вместе взятых.

И еще одна удивительная вещь. Если сравнить голоса, поданные за и против отставок (см. таблицу), то выяснится: по мнению респондентов, во всех без исключения случаях президент поступил верно. Аналогичная картина складывается и при анализе ответов на другой вопрос (см. таблицу). Если смотреть на баланс положительных и отрицательных ответов, то получается, что уход всех без исключения (от Тимошенко до Порошенко, от Зинченко до Пискуна) не стал для страны потерей.

Таким образом, можно было бы говорить о поддержке кадровых перестановок, инициированных президентом. Однако, как выясняется, большинство опрошенных не считают, что радикальные изменения в составе властной команды укрепили позиции президента как лидера страны. Об упрочении положения Виктора Андреевича заявили только 14,3%. В то же время 27,1% считают, что Ющенко после серии организованных им отставок своих позиций отнюдь не упрочил. А 36,1% уверены, что он их ослабил.

Откуда взялись подобные противоречия? И противоречия ли это? Рискнем высказать свою версию. На основании полученных данных можно сделать предположение, что граждане в целом приветствуют поступок главы государства, но при этом полагают, что кадровую чистку он затеял не вовремя и своих высокопоставленных подчиненных (во всяком случае, большинство из них) уволил не за то. Осмелимся думать: шаги президента воспринимались бы населением более адекватно, если бы Виктор Ющенко назвал причиной увольнения, например Тимошенко, неудовлетворительную хозяйственную деятельность. А, скажем, Пискуна, отставил за беспомощность в борьбе с коррупцией и за неэффективное расследование дела Гонгадзе. А когда причины изгнания не назывались (либо подменялись разговорами о нарушении единства команды), однозначно отставки воспринимались не всеми и не всегда.

Более того, подобного рода увольнения свидетельствовали о серьезном расколе в команде президента и о его неспособности эффективно разрешить существующие конфликты. И, наконец, последнее. Можно говорить о негативном отношении ко многим представителям окружения президента, но подавляющее большинство из них идентифицировалось гражданами как члены его команды. Что же касается тех, кто пришел им на смену, то данное определение можно применить далеко не ко всякому. Кроме того, можно считать, что население (не будучи в восторге и от окружения президента, и от правительства), считало их необходимым условием обеспечения работы власти. Причем, более эффективным чем сам президент.

А потому ответы, полученные КМИС, можно (при желании) оценить следующим образом. С одной стороны, отставка значительной части высокопоставленных лиц пошла на пользу стране, поскольку они не справлялись с выполнением поставленных перед ними задач. С другой — эти отставки не пошли на пользу президенту, поскольку он лишился верных ему соратников. А имидж Ющенко пострадал в связи с тем, что некоторые из членов окружения оказались фигурантами коррупционных скандалов. Тем более что уволив их, глава государства косвенно подтвердил их вину. Во всяком случае, некоторые граждане восприняли соответствующие президентские указы именно так.

И, наконец, еще одно соображение. Можно судить о том, что некоторые респонденты (из числа убежденных оранжевых) расценили как существенное ослабление позиций президента прежде всего его публичный разрыв с Тимошенко. Сторонники Майдана, не посвященные в тонкости сложных взаимоотношений двух персон, воспринимали Виктора Андреевича и Юлию Владимировну как единое целое. Их союз казался нерушимым и выглядел залогом успеха тех преобразований, за которые год назад дружно выступили миллионы граждан.

Что касается самой Юлии Владимировны, тот отношение к ней в обществе, безусловно, неоднозначное. Если оценивать мнения жителей Востока, то не приходится говорить ни о личной популярности Тимошенко, ни о доверии к руководимому ею Кабинету. Облачение в футболку донецкого «Шахтера» не добавило экс-премьеру очков в глазах обитателей Донбасса. Но на Западе ее позиции все еще прочны. А в Центре она по популярности уверенно обошла президента.

Деятельность Юлии Владимировны на посту главы Кабмина позитивно оценивают 14,1% опрошенных. Больше всего таковых в Центре — 23,5%, меньше всего — на Востоке (всего 2,5%). 16,3% респондентов судят о ее премьерстве скорее положительно, чем отрицательно. Таким образом, число сторонников, одобряющих действия премьера Тимошенко, за полгода с небольшим снизилось с 55% (в апреле) до 30% (в ноябре). А количество тех, кто оценивает ее правительственную деятельность негативно, выросло (за тот же период) с 16% до 42,8%. Подобную статистику можно считать удручающей. Однако все познается в сравнении: аналогичные показатели у Виктора Ющенко еще хуже.

Претерпел изменения и уровень доверия к политику Тимошенко. Он упал на треть. Год назад ей доверяло 44% опрошенных, не доверяло 49%. Сегодня эти показатели равны 32% и 52,9%, соответственно. И тогда, и сейчас, максимальный уровень доверия и минимальный недоверия демонстрировали жители западного и центрального регионов. Однако общий уровень доверия упал весьма значительно. Особенно показательны результаты, полученные на Западе, где доверять Тимошенко стали на 21,8% меньше. Год назад этот показатель составлял 79,4%, сейчас — 57,6%. Столь существенную разницу эксперты объясняют, в частности, разрывом между Тимошенко и Ющенко.

Нечто вроде положительной динамики наблюдается только на Востоке. Уровень доверия к лидеру БЮТ в Донецкой, Луганской и Харьковской областях сегодня составляет 9,3%. За год он вырос на 0,3% , однако эта цифра, как известно, находится в рамках социологической погрешности. Почти на 4% упал в восточных землях уровень недоверия к Тимошенко, однако на общей картине это практически не отразилось: Юлии Владимировне там не доверяет по-прежнему огромное количество граждан — 85%.

Немного отвлекшись от темы, позволим себе в оче





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика