Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Уроки конференции «Другая Россия»

25.07.2006
Евгений Ясин
Подводя итоги конференции «Другая Россия», Евгений Ясин говорит о необходимости социальной работы, просвещения населения, без которого построение демократического общества в нашей стране в принципе бесперспективно.

По прошествии некоторого времени, когда страсти поутихли, мне кажется есть смысл вернуться к недавней конференции «Другая Россия». Она состоялась, – может быть нужно напомнить, – 11-12 июля с.г. в гостинице «Ренессанс Москва». Прочитав отклики прессы, вы сочтете, что это было собрание маргиналов и отщепенцев, которые тщились строить из себя некий противовес официальной путинской России. Понятно, что из этого ничего не вышло, потому что:

• президент Путин и партия «Единая Россия» пользуются безусловной поддержкой большинства народа;

• даже наиболее видные оппозиционные партии – и КПРФ, и Яблоко, и СПС отказались от участия из-за присутствия таких одиозных экстремистских движений как «Трудовая Россия» Анпилова и НБП Лимонова, а может быть и еще по каким-то мотивам. Но факт остается фактом.


С этими представлениями наши граждане, не давшие себе труда задуматься, могут и остаться. Непонятно, однако, другое: почему власть уделила этому «сборищу маргиналов» столько внимания. Все газеты писали о нем, преимущественно остро критически. Г-н И.Шувалов, помощник президента, счел необходимым публично заявить, что участие иностранных представителей будет расцениваться как недружественный акт накануне саммита G-8. В день открытия конференции около входа выстроились ряды прокремлевских молодежных движений «Наши» и «Молодая гвардия», а также «соколы» Жириновского с «поносными» плакатами. Делегатов из провинции старались не пропустить в Москву, 4-х нацболов арестовали у входа по делу, никакого отношения к конференции не имеющему, искусственно придуманному.

Итог стараний, хотя его и трудно объяснить, привел к противоположным результатам: конференция, мне кажется, оказалась событием гораздо более значительным, чем если бы на нее вообще не обращали внимания, по крайней мере публично.

В последний день я колебался, идти или не идти на конференцию, хотя давно обещал организаторам выступить. Товарищи по партии СПС отговаривали, приводя те же доводы, что Валерия Ильинична Новодворская: рядом с Анпиловым и Лимоновым – ни за что! Еще я опасался, что будут предприняты попытки объединения всех оппозиционеров по принципу кто против власти. Что мне заведомо казалось неприемлемым. Кстати, такие голоса раздавались. Все же я пошел, прислушавшись к голосу совести. И не пожалел.

Мой основной мотив: не надо революций, надо учиться терпимости, умению говорить в глаза, что думаешь, и слушать, что думают другие, хоть ты с ними не согласен. Это – основа демократии, которую мы хотим. Это основа той широкой демократической платформы, на которой возможно достижение национального консенсуса, консолидация элит. А без этого невозможно формирование национальной стратегии модернизации России, без которой она не выживет в XXI веке, не говоря уже о процветании.

Я пришел, и что же я увидел. Конечно, в зале чувствовалось напряжение, ожидание каких-то стычек, нервных срывов. В речах некоторых ораторов имели место передержки, излишняя политизированность и острота суждений, которые шли в ущерб убедительности, принижали значимость обсуждаемых проблем. Напрашивалась мысль, что такой стиль идет от желания перещеголять кремлевских политтехнологов, от навеянной ими мысли, что публика нуждается не в правде, а в совместимой с собственными убеждениями лжи, в угадывании ее тайных желаний. Напрасно, на этом поле их не одолеть.

Но это частности. Наряду с этим напряжением я почувствовал и в зале, и в кулуарах такую жажду взаимопонимания, такую волю к свободе, такое стремление не уступать давлению, не покоряться, защитить для себя и для других то, что было завоевано в 90-е годы и что сейчас норовят отобрать – что понял: такое общение крайне необходимо. Да, на конференции оказалась представлена небольшая часть тех, кто разделяет эти чувства. Я полагаю, это прежде всего повод подумать для тех, кто, разделяя те же чувства, не пришел. Я почувствовал, вроде бы оказавшись в среде «маргиналов и отщепенцев», что не все потеряно, что есть надежда, есть силы для сопротивления нарастающему гнету.

Для выступления на конференции я подготовил выступление. Но ораторам давали по 5-10 минут и, конечно, я не мог сказать все, что хотел. Сейчас мне кажется полезным довести до публики полный текст.

Текст следует ниже с некоторыми дополнениями, сделанными уже после конференции.

Я выступаю как эксперт, поэтому буду стараться придерживаться умеренных формулировок и оценок, избегая пристрастности. Я приверженец демократии, считаю, что Россия объективно дозрела до нее. Надо только научиться быть терпимым, слушать тех, с кем не согласен, находить взаимоприемлемые позиции. Поэтому я здесь.

Позволю себе предложить вашему вниманию десять тезисов, выражающих мою позицию по обсуждаемым общественным проблемам, прежде всего экономическим.

1. Почему возникло противостояние российских властей с одной стороны, и гражданского общества России с западными странами – с другой. Я думаю, мероприятия Гражданской восьмерки, которую почтил своим присутствием президент, или альтернативного нашему Форума Единой России с Деловой Россией, где присутствовал г-н Сурков, никого не вводят в заблуждение: гражданское общество, какое оно у нас есть, присутствует здесь. И примирительное отношение к правящему у нас режиму со стороны G-7, которое будет продемонстрировано в ближайшие дни, тоже представит некую фигуру умолчания: Россия не пошла с нами, жаль, но это ее дело.

Объяснение возникшему противостоянию простое: в 90-е годы и сторонники демократии в России, и Запад рассчитывали на то, что теперь Россия встала на путь либеральных рыночных реформ и демократического развития. Пусть у нас не все сразу получалось, путь нелегкий, но была надежда.

Сейчас стало ясно, что российские власти свернули с этого пути. Ни демократии, ни либеральных реформ. Вместо этого движение в попятном направлении, пагубное для страны. Поэтому нечего обвинять гражданское общество в том, что оно объединяется с иностранными державами, что оно служит им за гранты, выступая против национальных интересов, это просто неправда. Мы видим прямой результат проводимой властями политики, иного и ожидать было трудно.

Это естественная реакция на легко угадываемое желание правящей ныне группы любой ценой удержаться у власти, в том числе ценой навязывания стране реакционной, популистской и великодержавной политики. Слава Богу, находятся люди, готовые отстаивать идеалы свободы и демократии.

2. Я обращусь к близкой мне сфере экономики. После нападения на ЮКОС, ареста М. Ходорковского и П. Лебедева, отставок А. Волошина и М. Касьянова либеральные экономические реформы, худо-бедно продолжавшиеся в стране, встали. Единственная попытка их продвижения – монетизация льгот в начале 2005 г., когда после вторых президентских выборов Путина открылось «окно возможностей», по сути была провалена. Испугавшись реакции общества, власти решили не рисковать перед выборами, угрожающими преемственности власти, хотя до них было еще 3 года.

В итоге жизненно необходимые для страны реформы не проводятся или тонут в бессмысленных дискуссиях.

3. Наиболее актуальная – пенсионная реформа. Учитывая демографический кризис, через 10 лет даже при наличии нынешних нефтяных доходов мы можем оказаться в положении, когда пенсионерам будет нечего платить. Правительство и президент отказались от собственных планов, оглашенных еще в мае 2004 года.

4. Здравоохранение. В самой болезненной отрасли, которая могла бы действительно помочь «сбережению нации», все дело свели к повышению зарплаты участковым врачам и повышению расходов на оборудование. Между тем здесь мало тратить больше денег. Их надо тратить с умом, доведя до конца запланированную реформу.

То же с образованием.

5. Межбюджетные отношения. Централизация финансов началась сразу, с 2000 г. Сейчас и власть централизована. Уже даже Д.А. Медведев, выступая недавно в Совете Федерации, признал, что крен в межбюджетных отношениях в сторону центра – «это существующая оценка сегодняшней ситуации». Очень осторожно: «Я не готов дать легкого ответа, что в течение трех месяцев все пересмотрят и, допустим, сделают какую-то иную пропорцию, но этим надо заниматься». («Время новостей», 5 июля 2006 г.).

На деле в этой сфере нужны радикальные изменения, расширяющие полномочия и финансовые возможности регионов и муниципалитетов, которые означали бы отказ от политики, проводившейся все эти годы, включая Закон о местном самоуправлении, который заменяет самоуправление государственными полномочиями, и замену выборов губернаторов их назначением.

6. Возможно наиболее пагубный поворот политике к национализации, к подрыву прав собственности. ЮКОС, Сибнефть, АвтоВАЗ, сейчас Ависма – список все растет. Даже не всегда нужно менять собственность. Можно и собственника делать послушным. Любопытная деталь, на которую стоит обратить внимание: решение Президиума Высшего Арбитражного Суда по одному из дел, разъясняет что срок давности по сделкам приватизации будет равен 3 годам согласно недавно принятому закону только для тех сделок, которые заключены после вступления этого закона в силу. Так были сформулированы поправки к закону, что их суды стали трактовать в пользу государства («Коммерсантъ», 5.07.2006). Интересно.

В апреле 2005 года президент дал два поручения правительству: одно по приватизации, чтобы убедить бизнес, что ее итоги более пересматриваться не будут. Второе – принять меры к прекращению налогового терроризма. Оба поручения должны были сгладить последствия дела ЮКОСа для отношений власти и бизнеса.

Итог: по второму поручению ожидаем принятия поправок в НК. Они не вводят презумпцию добросовестности налогоплательщика. Не хочу упрощать, но факт остается фактом: благодаря этому власти пока сохраняют возможность легко разрушить любой бизнес.

А сейчас еще и ВАС принял решение, которое дезавуирует смысл закона о сроках давности сделок приватизации. Выходит, оба поручения президента через год с четвертью не выполнены. Бизнес не может доверять властям. Один бизнесмен мне сказал: если бы не дом, который я построил под Москвой, я бы уже давно уехал.

7. И вместе с тем экономика растет, бизнес работает и инвестирует, хотя и с опаской, повышается и уровень жизни. На этот счет не надо обманываться. В стране создана рыночная экономика и она развивается, порой вопреки политике государства. У этого явления есть много причин. Назову три: политическая стабильность, хоть и неустойчивая. Это единственная реальная заслуга Путина, да и то относящаяся к началу его правления; второе – либеральные реформы, проведенные в 1990 годах; третье – конечно, цены на нефть. Огромные экспортные доходы позволяют государству заливать деньгами любые ошибки, любые вспышки недовольства и, более того, заявлять о новых внешне- и внутриполитических амбициях. «Ресурсное проклятие» – говорят специалисты. Мы в полной мере испытываем его бремя.

Я даже не буду предупреждать об опасности падения цен на нефть, оно может не случиться в ближайшие 10-20 лет. Но сами доходы от нее будут обесцениваться. Критический уровень для России в 1998 году был 8-10 долларов за баррель. Сейчас, говорят, он уже вырос до 30 долларов. Подозреваю, что за те же 10-20 лет он поднимется до 50 долларов вследствие роста мировой инфляции, в том числе из-за подорожания нефти, ослабления доллара и других факторов. Тогда 70 долларов за баррель не покажутся чрезмерными, но слабость и отставание немодернизированной российской экономики не будут преодолены, страна останется неподготовленной к жизни в постиндустриальном мире XXI века из-за откладывания реальных реформ или их извращения в угоду групповым интересам.

Тогда что мы предъявим потомкам?

8. Я твердо убежден в том, что России абсолютно противопоказаны новые потрясения, новые революции. Поэтому я думаю, что у нас нет иного выхода кроме достижения национального консенсуса по базовым принципам, по ключевым стратегическим проблемам страны, кроме консолидации элит на этой платформе. Поэтому я однозначно выступаю за демократию, считая неприемлемыми любые утверждения о нашей неподготовленности к ней или о ее чуждости менталитету народов России. От рождения ни одна нация не бывает готова к демократии. Это культура, которую надо выращивать и усваивать.

Но поэтому я пытаюсь понять и логику власть предержащих, оставляя в стороне утверждения, что ее реальные непубличные аргументы состоят лишь в том, чтобы не выпускать власть из рук и захватить контроль над как можно большим объемом ресурсов. Я был бы рад видеть в этом зале представителей власти и «Единой России», чтобы услышать и их точку зрения. Но они избегают дискуссии, высокомерно считая других недостойными дискуссии. Но может быть они боятся показать несостоятельность? Во всяком случае, четко артикулированной, внятной концепции я от них не слышал.

9. Постараюсь выстроить их концепцию сам, как ее можно понять из выступлений Путина и Суркова. Сейчас Россия не готова к демократии и ее реализация приведет к нестабильности, угрожающей развитию. Элиты невозможно консолидировать иначе как под твердой рукой государственной власти. Бизнес корыстен и безответственен, вместо подъема экономики он будет растаскивать национальные ресурсы.

Поэтому мы будем выстраивать политическую систему, которая исключит всякие риски. Экстремисты не придут к власти в ходе свободных выборов, потому что мы этого не допустим. Мы выстроим полуторапартийную политическую систему с «Единой Россией» в центре, которая в течение 10-15 лет будет гарантировать нас от случайностей, ну а потом можно будет расширить рамки политических и гражданских свобод. Россия уже будет подготовлена к настоящей демократии.

За это время мы модернизируем российскую экономику, опираясь на госкомпании в ключевых стратегических отраслях. Они же обеспечат наш суверенитет, не допуская доминирования в экономике транснациональных корпораций и доморощенных олигархов, а если удастся, то обеспечат и проникновение на мировые рынки. И это не помешает привлечению иностранных инвесторов, как не помешало в Китае: бизнес в развитых странах так же как наш думает о прибылях, а не о демократии или национальных интересах. Поэтому инвестиции, технологии, хороших менеджеров мы получим, было бы чем платить.

А если через 10-15 лет мы передадим нашим преемникам процветающую экономику и страну, которая созреет для демократии и, наконец, захочет ее, то тогда нам потомки простят мелкие прегрешения, которые мы позволили себе в деле осуществления реальной политики. Победителей не судят.

Уверяю вас, на самом деле эта концепция далеко не примитивна и находит себе многочисленных поклонников. Сторонники демократии должны отнестись к ней со всей серьезностью.

10. Мое мнение, коротко говоря, состоит в следующем. Во-первых, победителей не будет. Модернизировать экономику, опираясь на госкомпании, иностранные инвестиции в нестратегических отраслях и полупридушенный частный бизнес, не удастся. На такой основе еще как-то можно догонять, но нельзя творить, нельзя выйти в лидеры. Но только опора на творчество, на инновации может решить проблемы России, в том числе с учетом нашего национального менталитета. А для этого нужны свобода и доверие, нужна демократия, которые нам, судя по всему, обещают не ранее чем через 10-15 лет. Эти ценности не дают гарантии, а только открывают возможности. Предположенный же путь модернизации сверху не дает ни гарантий, ни возможностей. Государственный капитализм при авторитарном политическом режиме это неэффективность и коррупция, вот это гарантировано.

Во-вторых, из-за отсутствия надежных обратных связей от общества к власти, бездействия механизмов общественного контроля, полуторапартийный режим уже далеко не новорожденный, а стало быть не имеющий оправданий прежнего бездействия, будет опасаться политических рисков и не станет проводить необходимые реформы. Отсюда ухудшение положения пенсионеров, продолжение упадка здравоохранения, образования, науки, недостаток конкуренции и снижение конкурентоспособности во всех секторах кроме нефти и газа, нарастающее преобладание групповых интересов в деловой и бюрократической элитах. Такую цену придется заплатить нам за сползание в изъезженную колею архаичной государственной экономики, не приведенной в соответствие с требованиями современности.

В-третьих, демократия не только не противопоказана нынешней России, но крайне ей необходима. Я не имею в виду полную вседозволенность, власть толпы, она и вправду составляла бы угрозу спокойствию и порядку в условиях недостатка опыта. Но политическая конкуренция при разумном избирательном законодательстве, дополняющая конкуренцию экономическую, свобода печати, как раз и составили бы тот механизм общественного контроля, который нужен для нормального функционирования экономики и социальной жизни, для становления верховенства закона.

Чтобы демократия укоренилась, нужны не политические реформы типа проведенных у нас в 2003-2006 гг., – без них вообще можно было обойтись – , но социальная практика, подчеркиваю – социальная практика, которую пока не допускают, а с ней – терпение, законы, позволяющие гражданам понять их ответственность, проистекающую из того, что они пользуются свободой и гражданскими правами.

Единственная польза для общества от проводимого курса состоит, пожалуй, в том, что он хоть и медленно, рождает в гражданском обществе сопротивление и стремление к демократическим переменам, к социальной и политической нравственности, к национальному согласию относительно жизненно важных для страны проблем.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика