Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Плоды инфляции

14.03.2006
Евгений Ясин
Плоды инфляции

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Вы слушаете «Эхо Москвы», у микрофона Нателла Болтянская, в нашей студии научный руководитель государственного университета Высшая школа экономики Евгений Ясин. Евгений Григорьевич, здравствуйте.

Е. ЯСИН

– Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– И хотела бы вас попросить прокомментировать, начать с небывалого или бывалого роста инфляции, который регистрирует Госкомстат. Что это значит, как нам жить дальше и чем сердце успокоится?

Е. ЯСИН

– Должен сказать, что для меня лично ничего неожиданного не было. Просто расскажу коротко, воспроизведу историю последних событий. Я напомню, что начиная с 2000 г. у нас инфляция каждый год снижалась, до 2003, она снизилась с 18, 21% в 99 г. до 12% в 2003.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Искусственно или естественно?

Е. ЯСИН

– Нет, естественно, причем это было довольно любопытное явление, потому что одновременно в Россию шли возрастающие потоки нефтедолларов, которые нужно было либо употребить в дело, либо стерилизовать. А я напомню вам, что стабилизационный фонд стал работать с 2003 г., либо употребить в дело, это значит – довести эти деньги до российского бизнеса в виде кредитов, ссуд, покупок, продаж акций и т.д. с тем, чтобы он его утилизировал на инвестиции, на развитие бизнеса и т.д. То обстоятельство, что одновременно росла экономика с темпом 6-7% в год, одновременно снижалась инфляция, свидетельствовало о здоровом состоянии экономики. В этой ситуации сразу сбросить инфляцию, скажем, до 2-3%, как это считается, нормальная величина, было невозможно, трудно, но такое последовательное снижение, оно создавало очень благоприятную обстановку. Дальше произошли известные события, эти события заключались в том, что у нас резко был переменен курс экономической политики. Он состоял в том, что при некоторой либеральной декларации реформы были практически остановлены. Последняя реформа – это довольно неудачная попытка монетизации льгот. А одновременно началось давление на бизнес и тихая национализация, которая началась с экспроприации «Юганскнефтегаза», затем покупки «Сибнефти», потом еще целого ряда акций подобного типа и массовых наездов налоговой службы на крупные, как правило, компании. У бизнеса испортилось настроение, деловая активность упала, это я обстоятельство хочу подчеркнуть, хотя уже не один раз подчеркивал, это важно, потому что в газете об этом, в газетах не пишут, на заседаниях правительства не говорят, а говорят о чем, что вот, видите, у нас повысились цены на жилищно-коммунальные услуги, кроме того, повысились цены на бензин. Кроме того, повысились цены на мясо, в том числе, между прочим, потому что правительство ввело квоты на импорт мяса. Неважно, вот как бы объясняют инфляцию тем, что повышаются те или иные цены. Это, конечно, такой прием, можно так объяснять, но должен сказать, что он совершенно не касается реальных причин того, что происходит. А реально происходит следующее, что то, что мы надавили на бизнес, не мы, я не давил, это власти надавили на бизнес, это привело к тому, что при исключительно благоприятных условиях, при получении огромных и растущих доходов от продажи нефти, газа и т.д., мы получили снижение темпов экономического роста. И снижение инфляции, о котором я говорил, приостановилось. 12% годовых инфляции было в 2003 г., в 2004 г. было 11.7, и все понимают, что 11.7 в официальном исчислении – это никак не меньше, чем 12, и дальше стали ждать, что будет происходить, каково будет поведение бизнеса. Если бизнес примирится с тем, что на него наехали и он захочет более активно использовать те возможности, которые есть в российской экономике, а они очень велики, он начнет действовать более активно, предъявит более высокий денежный спрос, и дело пойдет на лад. И вроде бы во второй половине прошлого года к этому дело стало поворачиваться, потому что темпы роста экономики оказались несколько выше, чем ожидалось, 6.4% роста ВВП вместо 6, а темпы инфляции несколько ниже, мы получили вместе 11.7 – 10.9, хотя ожидали где-то около 12.


Н. БОЛТЯНСКАЯ

– И опять-таки, масса существует вполне разумных объяснений, но людям, которые пожинают плоды инфляции на собственной потребительской корзине, согласитесь, от этого не легче, правда?

Е. ЯСИН

– Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Что делать?

Е. ЯСИН

– Можно поступать двояким образом. Только, если можно, я закончу эту мысль, которую перед перерывом я развивал. Мы подошли к этому году и стали смотреть, будет ли происходить в этом году то же самое, что происходило каждый год до этого, а именно скачок инфляции в январе после того, как в декабре были сделаны крупные выплаты, связанные с различными, завершением года, а затем повышение тарифов на ЖКХ и т.д., и как дальше дело успокоится. И вроде в январе обнаруживается, что рост инфляции составил 2.4% при задаче, чтобы инфляция в этом году была 8.5, в 2006, и это меньше несколько, чем в январе прошлого года, а именно тогда было 2.6. Уже все воспряли духом, но при этом не учли то обстоятельство, что, на самом деле, бюджет значительные суммы, которые были запланированы на ассигнования, в январе не потратил и начал их тратить, естественно, в феврале. Кроме того, видимо, были и другие повышенные расходы, и инфляция подскочила до 1.7, это больше в итоге за два месяца, больше, чем в прошлом году, и за два месяца мы имеем 4.1, это больше, чем за 2 месяца прошлого года. А в то же время темпы роста ВВП и продукции промышленности оказались ниже, чем ожидалось. Вот и получается, что итоги годовые, они внушали надежды, но, на самом деле, надежды, может быть, вовсе и совершенно необоснованные. И мы должны подождать еще и посмотреть, как будут разворачиваться события дальше. Я так думаю, что это неслучайно, потому что те сигналы, которые подает руководство страны бизнесу о том, что он может действовать более свободно и решительно, они, видимо, не внушают доверия. Теперь что делать. Есть два выхода, и наши российские граждане должны делать выбор, один выход заключается в том, что те цены, которые ведут себя непослушно и растут, надо заморозить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Тогда будет дефицит.

Е. ЯСИН

- Да, тогда будет дефицит, но он обнаружится не сразу. Сначала все будет немного, а потом все хуже, хуже, хуже так, как оно было, в конце концов, в конце советского периода. Это не метод, поэтому это не метод, но у людей, которые размышляют коротко, но они же не специалисты, они не несут ответственность за развитие экономики и в перспективе и т.д., они говорят – делайте что-нибудь, в конце концов. У власти есть такой короткий способ, взять и быстренько заморозить какие-нибудь цены или что-нибудь лимитировать, т.е. вмешаться в действия рыночной экономики и тем самым исказить сигнал, исказить ее нормальное функционирование. Есть другой способ, но он не такой короткий, российские граждане вряд ли, если их спросить, провести опрос, как у нас водится, и т.д., они вряд ли за этот способ выскажутся. А он более долгого действия, он заключается в следующем, что надо предоставить максимальные возможности для российского бизнеса, т.е. снять те регламентации, ограничения, те источники страхов, которые постоянно циркулируют. И каждый раз новые и новые слухи и т.д. Это связано с тем, что такая атмосфера установилась в стране после 2003 года, значит, бизнес может кому-то нравиться, может не нравиться. Люди конкретные, которые представляют бизнес, иногда бывают хорошие, умные, красивые, а иногда они бывают жлобы, они бывают какие-нибудь нахальные хапуги и т.д. Но дело в том, что вы должны понимать, если вам не нравится паровоз, потому что он черный и грязный, то вы не забывайте, что он везет поезд. На самом деле, ситуация именно такова, если вы хотите, чтобы поезд ехал и ехал быстро, то вы должны любить российский бизнес и понимать, что он будет действовать только в благоприятной обстановке. Есть выбор, вы можете вместо бизнеса сделать ставку на чиновников. Вот господин Сурков недавно заявил где-то о том, что бизнес не оправдал наших надежд, и мы теперь, как ни плохи бюрократы, мы вынуждены делать ставку на них. Но дело в том, что бюрократы не паровоз, понимаете, поэтому это грубая ошибка. Дело не в том, что бизнес не оправдал доверия власти, власть не оправдала доверия бизнеса и не оправдывает. Поэтому мы имеем то, что мы имеем. Это первое. Но, кроме того, конечно, этого недостаточно, просто так свободу бизнесу, надо ясно понимать, что свобода бизнеса, она должна быть поставлена в какие-то рамки. И эти рамки должны быть не рамки, которые задаются чиновниками или властями, а рамки, которые задаются законом и теми установлениями правосудия, которые обеспечивают соблюдение закона. Для этого к этим учреждениям и установлениям должно быть доверие и со стороны бизнеса, и со стороны народа, со стороны граждан. А для этого они должны быть независимые, сказать, что их можно взять, побелить, сделать сразу белыми и пушистыми, нет, но просто первый шаг, который нужно сделать, нужно сделать так, чтобы власти не могли давать указания судам, чтобы они не старались сделать каждый раз так, чтобы эти суды становились все менее и менее независимые. Сейчас господин Козак внес новые предложения по судебной реформе, насколько мне известно, все судейское сообщество, какое оно ни есть, оно заявляет, что это судебная контрреформа. Наши результаты нашей общественной жизни и деятельности экономики, они складываются из таких каких-то мелких фрагментов. Вы не можете предсказать заранее, какой конкретный ход к каким последствиям приведет. Но общая картина, некая равнодействующая этих действий и актов, она складывается и складывается, в общем, неблагоприятно. Повторяю еще раз, для того, чтобы развивалась нормальная экономика и мы могли использовать главный резерв, который у нас есть, это свобода и доверие, для этого нам нужно, прежде всего, максимальную свободу бизнесу и верховенство закона от власти.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, а дальше идет по анекдоту, съесть-то он съест, да кто же ему дасть.

Е. ЯСИН

– Дело в том, что я лично глубоко убежден в том, что я живу в демократическом государстве. Вопрос принципиальный заключается в том, чтобы это убеждение разделяло большинство российских граждан, чтобы они ходили на выборы и голосовали за тех, чтобы они понимали, за что надо голосовать, чтобы они голосовали так, чтобы к власти приходили люди, которые будут проводить иную политику, которые не будут смотреть назад, а будут смотреть вперед. В этом, насколько я понимаю, все дело. И самое главное, чтобы еще эти власти не старались угодить гражданам в расчете на то, что они завтра придут голосовать, а чтобы они объясняли людям, что стоят какие-то важные долгосрочные задачи, и мы решаем, прежде всего, эти долгосрочные задачи. А текущие проблемы, они, конечно, все-таки большей частью ложатся на граждан.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Хорошо, если на секундочку предположить, что чуть изменится ситуация, вы видите потенциал к такого рода изменениям, т.е. чтобы власть устремилась оправдать надежды бизнеса, чтобы власть устремилась как-то навести порядок в плане этой ситуации? Что должны сделать на раз-два-три?

Е. ЯСИН

– Я вообще-то хочу сказать, что я не могу однозначно сказать, что власти не хотят, власть не хочет содействовать бизнесу, что она против того, чтобы был независимый суд и т.д. Власть не злонамеренна, более того, она не едина, там совершенно разные течения и т.д. И поэтому говорить о том, что на раз-два-три чего нам надо делать, на раз-два-три я не знаю, на раз-два-три можно взять и заморозить цены на электроэнергию или на жилищно-коммунальные услуги. Тут проблем нет. Но если вы хотите, чтобы была правильная долгосрочная политика, чтобы у нас был шанс на длительное позитивное развитие, то для этого нужно делать то, о чем я говорю, а это сразу эффекта не принесет. Может быть, это не устроит наших радиослушателей, а я их хорошо понимаю, потому что сам все время сижу и думаю, а что бы такое предложить, чтобы на раз-два-три ситуация поменялась? Но мы на раз-два-три не избавимся от каких-то деятелей в нашем руководстве, это ясно. Больше того, мы на раз-два-три получим укрепление их власти. Что мне внушает надежду, знаете, это то, что в 90-е гг., после августа 91-го г. и раньше, когда была перестройка, все большее количество российских граждан ценило свободу, ценило права человека и т.д., казались либералами и т.д. Потом переменилась ситуация, и сейчас мы наблюдаем другие тенденции, я уже вам говорил, читаю статьи в «Известиях» про то, какие сволочи либералы, какие они мелкие, какие они паршивые, они ничего хорошего.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Есть еще ругательное слово, не буду вам его в эфире повторять. Я думаю, что вы знаете.

Е. ЯСИН

– Да. Ну вот, значит, если так подвижно сознание народа, то единственное, на что я надеюсь, я надеюсь, что, в конце концов, он будет проявлять благоразумие. К сожалению, может быть, тогда, когда он почувствует негативные последствия такого направления развития, которое мы сегодня наблюдаем, в конце концов, он проголосует за других людей и начнет думать так, как он думал в 90-х, а, может быть, даже и еще лучше, еще более цивилизованно, еще более свободно и т.д. У меня на это очень большие надежды.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, как говорится, вашими бы устами. С другой стороны, пока вы делаете прогнозы, ситуация развивается так, как она развивается. Я предлагаю вам начать сегодня, а, может быть, продолжить в следующий раз, взять в качестве примера какую-нибудь из реформ. Ведь в рамках развития национальных проектов во главу угла поставлено несколько реформ. Берите любую, какая вам нравится, хотите – ЖКХ, хотите – пенсионную, и вперед.

Е. ЯСИН

– Договорились, так и сделаем. Вот, пожалуйста, запиши за мной через раз, потому что в следующий раз я хочу сказать о круглой дате, годовщине моего товарища Егора Тимуровича Гайдара, ему исполняется 50 лет, а еще через раз давай поговорим о жилищно-коммунальной реформе, затем о пенсионной, об образовании и здравоохранении, которые стоят на повестке дня, и о военной реформе. И мы, это как раз такие вещи, которые все подряд непопулярны, во всяком случае, с жилищно-коммунальной реформой, мы знаем, недавно компартия и к ней присоединилась каким-то образом республиканская партия Рыжкова, люди выходили на митинги, протесты высказывали и т.д. Эти протесты, я так уверен, будут трактоваться довольно однообразно – установим твердые цены, мы с вами сегодня об этом говорили. Я готов рассказать об этом более подробно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, а какая реформа, на ваш взгляд, я понимаю, что нельзя на этот вопрос ответить, но все-таки, если бы вы, от вас зависело решение, с какой бы вы начали, какая, с вашей точки зрения, первоочередная среди первоочередных?

Е. ЯСИН

– Честно сказать, я думаю, пенсионная.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Все-таки пенсионная?

Е. ЯСИН

– По одной простой причине, потому что власти, на самом деле, их ответственность заключается не в том, чтобы решать только текущие проблемы, а чтобы сегодня принимать решения по вопросам, которые могут очень больно аукнуться через 10-15 лет. Пенсионная реформа относится к числу таких реформ. Мы можем оставить без средств к существованию наших стариков тогда, когда стариками будут люди, которые уже моложе меня. Это очень тяжелое дело, на это нужно, на этом направлении нужно принимать очень важные, ответственные решения. Они не принимаются. То же самое, это касается и здравоохранения, которое существенно может, реформирование его повлиять на наше здоровье, и образование, от которого зависит наша конкурентоспособность. Это все не мелочи, это все очень важные вещи. Но мы эти вопросы не обсуждаем. Понимаете, они вышли, национальные проекты – это просто способ тратить деньги, в основном, а не перестраивать институты, которые должны быть более продуктивными.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Ясин, научный руководитель государственного университета Высшая школа экономики, в прямом эфире «Эха Москвы».

Е. ЯСИН

– Спасибо.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика