Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Колебания фондового рынка

23.05.2006
Евгений Ясин
Колебания фондового рынка

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Вы слушаете «Эхо Москвы», у микрофона Нателла Болтянская, здравствуйте, в нашей студии Евгений Ясин, здравствуйте, Евгений Григорьевич.

Е. ЯСИН

– Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Я предлагаю вам начать все-таки с колебаний фондового рынка.

Е. ЯСИН

– Ведь вы мне не задавали вопросы в то время, когда фондовый индекс быстро рос и когда, я напомню вам, что тогда, когда арестовали Ходорковского, тогда индекс РТС резко обвалился на какое-то время, опустился где-то в район 400 пунктов, а после этого через некоторое время попер, попер, и он недавно чуть-чуть не добрался до 1 800 пунктов, а по отдельным компаниям, государственным, таким, как «Сбербанк» или «Газпром», рост капитализации достигал 6 раз. И в это время все были довольно, никого ничего не беспокоило, только некоторые осторожные люди говорили, что это пузырь, что это перегрев, что-то должно произойти для того, что приведет к падению. И споры шли относительно того, что это будет, будет корректировка некоторая, что капитализация российских компаний была слишком недооценена, поэтому у нас бесконечные резервы роста есть, и корректировка будет не очень большая, а другие говорили, что, на самом деле, оценка российских компаний уже достигла их реальной стоимости, что то, что идет вверх, это уже пузырь. Но сейчас мы получили такую картину, что от 1 800 откатились до 1 400, индекс РТС, и это все заволновало. Есть опасность такая, что народ кинется продавать все, начнется паника, это может вызвать неприятности, причем для всей экономики. Я напомню, что такого рода неприятность завершилась в свое время грандиозным кризисом 29-го года в США, в основе лежали примерно те же самые процессы. Но что именно сейчас, это корректировка или кризис? Это, безусловно, корректировка, и из тех высказываний, которые я привел, тех крайних оценок, которые упоминались, можно сказать, что все-таки мы имеем дело с каким-то более-менее умеренным процессом, что эта корректировка, что эта корректировка, возможно, еще будет продолжаться. И мы станем свидетелями того, что индекс опустится еще до 1 300 или, может быть, меньше, и будет это происходить в течение ближайшего времени, потому что сейчас, может быть, уже более-менее реальная оценка российских компаний достигнута, но на рынках обычно это маятник, перехлестывает в другую сторону.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, а что наш зеленый друг?

Е. ЯСИН

– Что наш зеленый друг, есть с зеленым другом долгосрочная и среднесрочная тенденция, я полагаю, что вы имеете в виду не лес, а доллар.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Да, естественно.

Е. ЯСИН

– Если говорить о долларе, то ситуация примерно такая, долгосрочная тенденция, учитывая динамику американской экономики, это динамика, в целом, высокая, мы можем наблюдать, как американская экономика без вмешательства американского правительства овладевает все новыми высотами научно-технического прогресса, предлагая новые и новые инновации, в экспорте американском все выше доля высоких технологий и инновационных продуктов. Поэтому в долгосрочном плане, который определяется структурой и силой экономики соответствующей страны, там все более-менее благополучно. В краткосрочном, в среднесрочном плане проблему составляет, извините, президент Буш. Поскольку это не наш президент, его можно критиковать напропалую, здесь надо сказать, что его политика как в Ираке, так и в финансах, примерно одинаковая. Ставка на то, что можно увеличивать государственные расходы, в том числе, военные, и увеличивать дефицит федерального бюджета, наращивать государственный долг, она, в общем, дала трещину. И она, собственно, является главным фактором ослабления доллара. Сейчас вы знаете, это очень интересно, как происходит психологически это в экономике. Сейчас американская администрация решила немножко прикрутить гайки, немножко притормозить рост дефицита федерального бюджета, что давно нужно было сделать. И сейчас идет разговор о том, что нужно еще до 5% повысить учетную ставку федеральной резервной системы и т.д., это все сигналы, которые беспокоят рынок, потому что в краткосрочном плане это означает удорожание кредитов, это означает ослабление стимулов развития экономики. И соответственно, и государственные расходы тоже должны будут сократиться. Это в краткосрочном плане, но в среднесрочном плане это правильная мера, она немедленно вызывает некоторые негативные явление, но в перспективе должна сказаться благоприятно. Я полагаю так, что быстро нынешнему правительству США повернуть не удастся, думаю, что это будет делать уже следующее правительство, но тогда мы увидим, наверное, и более сильное движение доллара вверх.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, еще одна новость связана со стабфондом, тоже достаточно часто нами с вами поднимаемая тема, речь идет о том, что в правительстве снова начинаются дискуссии по поводу судьбы стабфонда и обсуждается идея выделения из стабфонда фонда будущих поколений. Что вы думаете на эту тему?

Е. ЯСИН

– Я думаю, что это правильно, но я хотел бы, чтобы у наших радиослушателей было ясное понимание вопроса, в Норвегии стабилизационный фонд, пардон, не в Норвегии, в Кувейте стабилизационный фонд называется фондом будущих поколений. В наших условиях так же, как и в Норвегии, фонд будущих поколений - это часть стабилизационного фонда, который также не тратится, как и в целом стабилизационный фонд внутри страны, но который имеет несколько иное назначение. Грубо говоря, скажем так, есть часть, которая составляет резерв, этот резерв вкладывается с максимальной надежностью, но вкладывается, стало быть, в корзину ценных бумаг, самых сильных с экономической точки зрения государств, США, Великобритания, Франция, Люксембург, что-то такое, Люксембург упоминаю неслучайно, он маленькая страна, но с самым высоким ВВП на душу населения. А дальше появляется другая часть, это где мы можем себе позволить, создав резерв, иметь еще небольшую или большую доходную часть, т.е. делать ставку уже не на максимальную надежность, но и на некоторую доходность. Тогда возникает возможность вкладывать, скажем, те же самые ресурсы в, скажем, в акции наиболее надежных компаний, зарубежных, подчеркиваю, на зарубежных площадках. Почему, я повторяю, это все за рубежом, потому что здесь расходы в настоящее время привели бы к росту инфляции. Вы скажете, откуда такая уверенность, что будет рост инфляции, я вам могу сказать таким образом, по моей оценке, развивающаяся российская экономика, которая должна еще производить определенные преобразования, определенные трансформации, она не может обойтись без некоторого уровня инфляции, более высокого, чем нормальный. Будем говорить так, нормальный уровень инфляции 1.5.-2%, в наших условиях не следует снижать инфляцию ниже 5%. У нас с вами сегодня инфляция 10-11%, этот разрыв - это то, что мы недостаточно извлекаем из экономики для того, чтобы остановить инфляцию. Вы меня спросите, естественно, может быть, нам все-таки лучше инвестировать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Действительно.

Е. ЯСИН

– Давайте инвестировать - а я не против, я говорю - давайте, кто будет инвестировать? Если инвестирует бизнес, я имею в виду - частный капитал, который максимально заботится об эффективности вкладываемых средств, то тогда мы могли бы инвестировать больше и сократить стабилизационный фонд. Но тогда у нас и инфляция была бы 5%. Но она-то сегодня не 5%, а больше, поэтому если мы, скажем, будем использовать стабилизационный фонд, я понимаю, вы должны понять, что это государственные деньги, значит, мы их кому-то даем, кто-то будет за это дело платить откат, у нас в России без этого невозможно. Кто-то не будет думать, получив деньги, о том, как их рационально использовать, потому что это деньги не его, это деньги государства. И это источники инфляции, поэтому возвращаю вас к этой очень важной мысли. Если есть высокая деловая активность, если частный бизнес берет деньги с удовольствием, как свои собственные, так и привлеченные, и вкладывает в больших масштабах и с высокой эффективностью, мы можем резко сократить стабилизационный фонд. Но у нас этого нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Увы.

Е. ЯСИН

– У нас, увы, деловая активность полощится, знаете, где-то в районе между табуреткой и плинтусом, если говорить об уровне, поэтому приходится мириться с тем, что мы должны выводить эти деньги, спасая страну от инфляции, потому что инфляция - это еще худшая беда.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Кстати говоря, уже после новостей предложу вам оценить публикацию, согласно которой две трети российских банков связано с отмыванием денег. И есть на то информация от директора департамента финансового мониторинга и валютного контроля ЦБ Елены Ищенко. Итак, две трети российских банков связаны с отмыванием денег. Как прокомментируете, вообще, может, ничего страшного в этом нет?

Е. ЯСИН

– Как ничего страшного? Это, вообще-то говоря, очень печально, я вспоминаю, пару лет назад был съезд ассоциации российских банков, там выступал с докладом, как всегда, Сергей Михайлович Игнатьев, он редко выступает, но у себя среди своих выступает все-таки, и тогда он сказал как-то между прочим, что, на самом деле, очень многие банки отмывают деньги, вообще занимаются теневыми операциями. В зале повисла тишина, это был Колонный зал Дома союзов. И такой вопрос прозвучал со стороны господина Тосуняна, президента, как это вы, что вы, это серьезно так предполагаете, как вы можете нас подозревать? Это было без комментариев, такой был немой диалог, но очень выразительный. Да, к сожалению, это так, это очень плохо, это говорит о том, что в России большая теневая экономика, которая в значительной степени поддерживается банковской системой. А есть вообще такие как бы структуры, которые предоставляют кредиты, особенно малому бизнесу, не имея вообще никаких лицензий и т.д. Потом, появляются люди типа наших этих самых соинвесторов, которые потом предъявляют претензии и т.д., думаю, что чистка банков должна продолжиться, это чрезвычайно важно, мы должны стать, пускай не белыми и пушистыми, но прозрачными точно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Еще одна свежая новость, связанная с тем, что в Киеве начался саммит ГУАМ, чего ждете вы, например, от этого саммита бывших советских республик союзных?

Е. ЯСИН

– Во-первых, что мне не хотелось бы, честно говоря, видеть, даже до этого, это то, что все эти страны вступят в НАТО, их примут с распростертыми объятиями постольку, поскольку они будут противовесом России. Россия же, если она воспринимается как страна не демократическая, если страна, у которой металл в голосе, которая хочет использовать свои, потенциал свой в виде природных богатств для давления на другие страны, для того, чтобы отстаивать какую-то свою особую позицию, она будет вызывать такого рода эмоции со стороны окружающих. Этого бы мне не хотелось. Я бы предпочел видеть другую линию развития, что мы побренчим, побренчим, а потом поймем, что, на самом деле, Россия может быть лидером настоящим, не вооруженным, не силовым, а настоящим, я бы сказал, притягательным лидером для всех стран СНГ, всех стран бывшего Советского Союза только в качестве лидера демократических преобразований. Мы эту свою роль упустили, и сейчас мы за это платим. Я даже не могу обвинить наши власти в том, что это по их вине, что они во всем виноваты, что виноваты цены на нефть. Но дело в том, что, конечно, не со стороны Украины, но, в большей степени, со стороны таких стран, как Грузия или, может быть…

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Молдова.

Е. ЯСИН

– Молдова, да, они свою независимость связывают с противостоянием России. А если Россия для этого дает поводы типа того, что она защищает Абхазию от Грузии или Приднестровье от Молдавии и т.д., то такого рода настроения становятся неизбежны. Просто вопрос заключается в том, как на это реагировать. Здесь у вас в воскресенье вечером выступал Егор Гайдар, и он комментировал свою статью в газете «Ведомости», о цене металла в голосе, мне кажется, это очень правильные мысли там прозвучали. Мы должны проявлять умеренность и приветствовать демократические преобразования в других странах СНГ, быть, еще бы лучше - быть для них примером. И тогда такого рода объединения, которые там появляются, они окажутся не направленными против России. Других способов я, к сожалению, не знаю. Россия платит за то, что она была империей, она платит за то, что она пытается сегодня снова проявить имперские амбиции. Поэтому нас и не зовут, и не причисляют к этой компании.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, в пятницу прошел митинг в поддержку лицея Подмосковный, в общем, народу там было немного. Всем безразлично?

Е. ЯСИН

– На самом деле, мы там виделись, я был рад, что было столько, самое главное, я видел, что большинство демократических лидеров, которые редко садятся за один стол, там собрались под знаменем Андрея Дмитриевича Сахарова. Могло быть больше, кто-то заметил, что раньше давали зал консерватории для такого рода праздников, сейчас как-то об этом нет, поскольку зал закрыт, а это хороший повод, чтобы вывести.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Вы говорите о сахаровской маевке.

Е. ЯСИН

– Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Я говорю о митинге против закрытия, не закрытия, а ареста имущества лицея Коралово, да.

Е. ЯСИН

– Тогда я закончу про маевку, все-таки там у меня было такое хорошее настроение.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Молодых было много.

Е. ЯСИН

– С моей точки зрения, как раз мало, но их можно было пригласить, они бы пришли, я сейчас от вас поеду встречаться с молодыми интересными ребятами. А что касается Коралово, да, очень мало, очень мало. И ведь ведется целенаправленная кампания для того, чтобы, казалось бы, уже раздавленного врага, который сидит в тюрьме, все-таки додавить, стереть, стереть позитивные черты Михаила Борисовича Ходорковского, бизнеса, тех подходов, которые он старался в последнее время проводить, я имею в виду огромную статью в «Известиях», где очень тонко, я бы сказал, раскрыт образ Ходорковского как мошенника и убийцы, что является просто ложью. Я никогда не обелял Ходорковского, надо сказать, что в то время был его оппонентом, очень выступал против.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Жестким.

Е. ЯСИН

– Олигархов. Но всему свое время. Знаете, когда уже человек сидит в тюрьме, причем он сидит в тюрьме явно вследствие судебного преследования, которое шло с нарушением законов и со стороны прокуратуры, и со стороны суда, который рабски следовал всем указаниям прокуратуры, а прокуратура тоже чьим-то следовала указаниям, и когда мы получили колоссальный урок, который состоит не в том, что Ходорковский нарушал закон, ему и другим неповадно впредь будет нарушать закон, а урок другой, что государство может нарушать закон, значит, его могут нарушать все. И вопрос не заключается в том, чтобы соблюдать закон ради общественного порядка, а чтобы не попадаться, вот и все, и дружить с государством, заносить чиновникам и быть покорным. Это такие уроки мы все время получаем. А если мы дальше видим, что идет как бы такое аккуратное, я бы сказал, уже очень квалифицированное подавление, скажем, таких организаций, как «Открытая Россия», ведь ее не закрыли, просто взяли и арестовали счета, она не может вести работу, свою работу, вынуждена ликвидироваться. То же самое мы видим, опять-таки, Коралово, уж там дети погибших пограничников и т.д., они совершенно ни в чем не виноваты. И сейчас пока что не трогают только, арестовали активы, т.е. нельзя продать Коралово, но для нас с вами это сигнал, потому что юридически власть становится все более и более профессиональной, она достигает своих целей с наименее вызывающими, но не менее действенными средствами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Ясин, научный руководитель государственного университета Высшая школа экономики, в эфире «Эха Москвы» каждый вторник, спасибо, Евгений Григорьевич.

Е. ЯСИН

– Всего доброго.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика