Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Птичий грипп, автомобили и мировая экономика

30.05.2006
Евгений Ясин
Птичий грипп, автомобили и мировая экономика

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Добрый день, у микрофона Владимир Варфоломеев, и как всегда, в это время в этот день в студии радио «Эхо Москвы» наш гость, научный руководитель государственного университета Высшая школа экономики Евгений Ясин. Добрый день.

Е. ЯСИН

– Здравствуйте.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Давайте начнем вот с какой темы, которая, по-моему, нашими экономистами в отличие от их коллег в мировом масштабе в зарубежных странах, в международных организациях обсуждается не очень часто, не очень активно, может быть, просто экспертная оценка. В эти минуты, когда мы с вами разговариваем в прямом эфире, неподалеку от нас в одном из заведений начинается опытная вакцинация людей от птичьего гриппа. Все говорят о том, что это очень опасно, что это очень серьезно. В мире часто звучат высказывания, дескать, если эпидемия или пандемия птичьего гриппа наберет какие-то такие серьезные масштабы, размеры, то она будет серьезно угрожать мировой экономике. Можем ли мы сказать, что российская экономика в этой связи тоже под угрозой, поскольку от птичьего гриппа, понятно, никто не застрахован.

Е. ЯСИН

– Я надеюсь на то, что вероятность этого события, я имею в виду пандемию гриппа, незначительна, но вообще-то если есть опасность, то надо постараться ее как-то локализовать и по мере возможности предупредить ее появление. Возможные влияния в случае, если пандемия примет широкие масштабы, в том числе, и международные, потому что вряд ли это будет происходить из России, они могут быть очень тяжелые. Вопрос состоит в том, что мы все больше и больше переходим в ситуацию, когда для экономики ключевую роль играют люди. Если человеческий фактор будет ослабевать на фоне других, тоже достаточно негативных процессов, учитывая также, в общем, довольно кризисное состояние нашего здравоохранения, лучше ко всему к этому заранее подготовиться. И хотя эта вакцинация экспериментальная, она чревата определенными тоже опасностями, я надеюсь, что медицина подготовилась к этому делу, но это вещь, мне кажется, необходимая. Мы должны быть готовы, должны быть уверены в том, что те препараты, те меры, которые мы готовы, будем применять, что они, действительно, работают. И тут надо идти на какой-то небольшой риск для того, чтобы избежать риска большого.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Я не совсем понимаю механизм возможного ущерба экономике от пандемии птичьего гриппа. Забьют, может быть, миллион кур, стоимость каждой из них, особенно в натуральном еще виде, не товарном, не на прилавках магазинов, не очень велика. Это что, может обрушить какую-то экономику? Пустяки, наверное, все это?

Е. ЯСИН

– Вы знаете, ведь главный-то, главная проблема не в курах. Я думаю, что мы, конечно, переживем нехватку или сокращение у нас поголовья курей, мы живем в открытой экономике, и мы сможем всегда восполнять недостаток продуктов за счет торговли, слава богу, деньги есть. А сами тоже сможем играть на мировом рынке. Проблема реально заключается в том, что в какой-то момент может выясниться, что те всякие заражения, которые имеют место на уровне птица-птица, они начнут передаваться человеку. И потом начнется передача от человека к человеку. И тогда это, собственно, главная опасность, и к этому нужно подготовиться.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Т.е. человеческий фактор в этом смысле самый серьезный?

Е. ЯСИН

– Да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Евгений Ясин, научный руководитель государственного университета Высшая школа экономики, наш сегодняшний гость. У нас работает пейджер, его номер 725 66 33, можете присылать ваши вопросы по экономическим вопросам нашему сегодняшнему гостю. Несколько часов назад в Москве господин Кудрин заявил, что наша страна в этом году, цитирую, урегулирует долги со всеми иностранными государствами. Подозреваю, что сумма, на самом деле, серьезная, отсюда несколько вопросов, реально ли это, если да, то за счет каких средств?

Е. ЯСИН

– Реально, учитывая то обстоятельство, что мы получаем большие доходы от нефти, и по закону мы имеем право использовать стабилизационный фонд для погашения долгов и для обслуживания долгов. Поэтому учитывая, что у нас сейчас уже где-то 60 млрд. долларов имеется в стабилизационном фонде, что мы практически уже рассчитались с МВФ и с мировым банком, у нас еще остались двусторонние долги и по Парижскому клубу, плюс есть долги с бывшими социалистическими странами, которые тоже стоят в очереди. Общая сумма долга сейчас, внешнего долга, составляет где-то порядка 15% ВВП. Это уже совсем немного и можем рассчитаться, просто я не уверен в том, что нужно это делать именно в этом году и полностью, учитывая то обстоятельство, что одновременно крупные государственные компании берут крупные займы, например, «Газпром», «Роснефть», другие государственные компании, банки и частные компании, которые обладают высоким рейтингом, в отношении которых политические риски невелики. Например, «Северсталь», видите, «Северсталь» у нас, можно сказать, в любимчиках, ей можно то, чего нельзя было Ходорковскому. Поэтому есть сомнения в том, что если вы рассчитываетесь с долгами, как бы это, знаете, получается так, изолированные части. Государственные долги - это стабилизационный фонд, там все нормально и можно отдавать, а нашим государственным компаниям можно брать взаймы, так что, в конце концов, они стали главным фактором роста общего долга России, который перестал сокращаться, стал снова увеличиваться. Общий долг, это я имею в виду не суверенный, т.е. государственный, а именно еще и долги коммерческого сектора, я его стесняюсь называть частным, потому что какой же частный сектор, это «Газпром».

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Но в том, что этот общий долг растет, в этом что-то плохое или опасное, тревожное для экономики нашей есть?

Е. ЯСИН

– Нет, когда мы имеем такие валютные резервы плюс стабилизационный фонд, это абсолютно не опасная ситуация, более того, намерение отдавать долги с тем, чтобы не просто накапливать стабилизационный фонд, а каким-то образом его использовать, причем так, чтобы он не приводил к росту инфляции в стране, это вполне резонно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– На ваш взгляд, упомянутая сделка «Арселор» с «Северсталью», она экономически обоснована, там нет второго дна какого-то?

Е. ЯСИН

– Это мы сегодня еще видим. Есть, я думаю, второе дно, потому что есть план борьбы между «Арселором» и «Миттал Стил», это он как бы нас не касается, мы используем эту ситуацию для того, чтобы начать вторжение на мировой рынок металлургии, я имею в виду не стали, а именно металлургии, когда товаром являются компании. Но, в данном случае, мы платим солидную цену и дальше будет вопрос состоять в том, какова будет наша политика. Я подозреваю, что нужно обратить внимание на заявление Мордашова, в частности, на то, что он намерен в дальнейшем довести свою долю в «Арселоре» до 45%. Это уже означает следующий шаг в интеграции, причем в укреплении российских компаний, российского капитала на мировых рынках. Это, по-моему, эта политика вполне достойная, такое, я бы сказал, проявление либеральной империи, использование тех конкурентных преимуществ, которые мы сегодня имеем.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Совсем скоро, друзья, мы обратимся к вашим вопросам, которые приходят и на пейджер, 725 66 33, и которые вы заранее прислали на Интернет-сайт радио «Эхо Москвы». А сейчас я хотел бы коротко вернуться к событиям самого конца прошлой недели, когда в правительстве нашем заявили, что теперь будут готовиться не просто такие ежегодные бюджеты, а трехлетний план, и сразу многие вспомнили о пятилетках. Есть что-то похожее или нет?

Е. ЯСИН

– Нет, это ничего похожего нет, принципиальная особенность пятилетних планов заключалась в том, что там были натуральные показатели, директивные, столько угля, столько стали, столько государственных заказов в различных областях и т.д. Под это выделялись материальные ресурсы и прочее, это была плановая система особого такого советского типа. Сейчас же финансовый план для государства вещь совершенно резонное, это просто баланс доходов и расходов. Если вы рассчитываете на несколько лет, скажем, три года - это такой нормальный период, вы можете сказать так - я начинаю некую программу, и я в этот 2-3-летний план записываю финансирование этой программы так, чтобы было ясно, что люди, завершая 1 год, будут продолжать дальше. Возникает какая-то более длительная перспектива, нужно ли там будет производить коррективы, конечно, надо будет наверняка, потому что ситуация будет меняться. Но все-таки некие такие наметки, они полезны. Скажем, я занимался в последнее время проблемой ЖКХ, жилищно-коммунального хозяйства, жилищного строительства, ипотекой. И меня все время беспокоит проблема, почему мы никак не можем вырваться на оперативный простор, у нас не получается. Не получается потому, что мы каждый раз предлагаем планы, в которых население что-то теряет. Повышение до 100% оплаты - правильная мера? Правильная мера, я за, но нужно понять, что если вы хотите добиться успеха, то вы должны достичь некого равновесия интересов между тем, что нужно государству, тем, что нужно другим игрокам.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– А пока игра в одни ворота идет?

Е. ЯСИН

– Нет, там получается так, что строители выигрывают, эти самые девелоперы выигрывают, государству тоже хорошо, чиновникам в местных органах более-менее прилично, а население каждый раз проигрывает.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Все равно игра в одни ворота, просто те в одной команде выступают.

Е. ЯСИН

– Я с вами согласен.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Все вместе.

Е. ЯСИН

– Да, договариваются, вернее, так, там получается так, что игроки другой команды договариваются с судьей, поэтому так и получается, то, в данном случае, я хочу подчеркнуть, что если вы хотите осуществить какое-то мероприятие, то вы должны зарезервировать определенные средства, я уверен, что ипотечный рынок в России можно быстро продвинуть в том случае, если государство найдет 4-5 млрд. долларов и бросит на это дело. Но 4-5 млрд. долларов вы за один раз, за один год выбросить не можете, поэтому у вас должен быть план на три года, на четыре года, где определенные расходы заранее будут расписаны. Финансисты не всегда это любят, потому что они хотят иметь свободу маневров, снять, бросить из одной статьи в другую, но, в данном случае, эта вещь мне кажется полезной.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– К вопросу о плановой экономике, Александр Шевелев из Ленинградской области спрашивает, а вы можете объяснить, почему стабильная цена на продукты и услуги транспорта - это обязательно плохо, что тут плохого, если цены установлены по прейскурантам, а производитель должен сам решать, как ему уместиться в эту ценовую рамку?

Е. ЯСИН

– Есть такие ситуации, когда производитель ставится в эти условия, тогда ему приходится подлаживаться. Но дело в том, что рыночная экономика - это экономика, которая построена таким образом, что цена подает сигнал о соотношении спроса и предложения. Если цена растет, то она показывает, что предложение недостаточно, производители делают соответствующие выводы, они на этом могут заработать. А потребители делают выводы, что слишком дорого и надо воздержаться от покупки, пока не установится равновесие. Таким образом, поддерживается равновесие и в магазинах, и во всех звеньях экономики нет дефицита, который нам, я не знаю, у Александра, наверное, он молодой парень и не знает, что такое дефицит, а я всю жизнь прожил при дефиците советском. Он осточертел. Как раз ликвидация…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Между этим знак равенства обязательно стоит, между дефицитом?

Е. ЯСИН

– Если у вас стабильные прейскурантные цены, то дефицит неизбежен абсолютно автоматически. У вас задачей и ЦБ, задачей министерства финансов является стабильность цен, но стабильность цен рыночных, свободных, а не контролируемых административно, если только устанавливается административный контроль, потребитель всегда проигрывает, даже если он думает, что дешевле будет бензин, он будет, у него не будут расти расходы на автомобиль. Будут, это просто, даже специальные исследования показывают, если у вас регулируемые цены, у нас тарифы на жилищно-коммунальные услуги, плюс электричество и т.д., это регулируемые цены государственные. Ну и что, мы каждый раз не устраиваем в начале года демонстрации в связи с тем, что на 20-30% подскакивают тарифы ЖКХ?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Кстати, вчера же вроде бы правительство утвердило новый, повышенный размер возможных тарифов для естественных монополий.

Е. ЯСИН

– Да, потому что с самого начала года, вернее, так, в прошлом году эти тарифы в январе подскочили на 30%, и в общем, когда дело подошло к новому январю, то правительство озаботилось этим и решило, что оно будет закручивать гайки, закрутило гайки, и было установлено, что повышение тарифов не больше 15, 15% за год, что РАО ЕЭС еще меньше, «Газпрому», он более в любимчиках ходит, ему побольше, таким образом, решили, что проблема решена. А потом выяснилось, что не решена, что в Москве нужно быстро наращивать мощности электроэнергетики.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Не хватает.

Е. ЯСИН

– Да, и понимаете, это получается так, что вы зажали в одном месте, здесь вас, как говорится, нос, хвост вытащишь, нос увязнет, поэтому и нужны рыночные цены, поэтому мы перешли к рыночной экономике, так что дорогой мой друг Александр, я бы не хотел, чтобы вы оказались снова в том, в чем я прожил всю жизнь.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Любопытный вопрос от Бориса пришел сейчас на пейджер. Чем вы объясните столь успешные шаги, предпринимаемые крупными западными автомобильными компаниями по созданию сборочных производств в России, действительно, словно сговорились, вчера были подписаны аж два договора с «Фольксвагеном» и «Дженерал Моторс».

Е. ЯСИН

– Вообще эти соглашения готовятся в течение длительного времени. Есть, как говорится, основания для того, чтобы торопиться, есть определенное решение правительства, которое установило, что до определенного срока импорт комплектующих освобождается от пошлины импортной или там имеются пониженные налоги. Это привилегия, кстати говоря, ее особенно добивался «Фольксваген», она пока еще действует. И фирмы торопятся влезть в окошко, пока еще можно воспользоваться этой льготой. А кроме того, я не знаю, честно сказать, я когда смотрю на поведение различных рыночных игроков, у меня такое впечатление, что они иногда руководствуются модой так же, как женщины, там где-нибудь что-то появилось в Париже, значит, все кидаются, накупили, потом все ходят как в детском саду. И после этого мода уходит, приходит другая и т.д. Но это довольно дорогое удовольствие. Сейчас мода на Россию. И когда начинают смотреть, а во что вкладывать в деньги, в нефть, в газ государство не дает вкладывать, оно это оставляет для себя.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Кстати, меня мучает вопрос, почему одни автомобилисты приходят?

Е. ЯСИН

– Автомобилисты, понимаете, у меня как раз такое представление, что они думают, что есть большой успех у тех компаний, которые уже раньше пришли в Россию. Они продают много, успех предприятий, которые выпускают, делают сборку иностранных автомобилей, это наиболее быстро растущий сектор российской автомобильной промышленности. Поэтому ага, смотрите, как хорошо дела у «Форда» идут во Всеволожске, как неплохо устроилось «Дэу», выпускает тоже фирмы, автомобили в Таганроге и т.д., следом за ними потянулись.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Мне напоминает эта ситуация на фондовом рынке, профессиональные инвесторы называют таких инвесторов, деньги их, глупыми деньгами, когда некоторые люди, сидящие дома с некоторыми средствами, видят, что рынок растет-растет-растет, они начинают входить на этот рынок чуть ли ни на максимуме роста. А после этого рынок падает.

Е. ЯСИН

– Да, как раз интересно было сегодня замечание Пикуленко у вас в эфире, он говорил о том, что я вообще не понимаю, зачем здесь проводить, производить «Фольксваген Октавиа», она себя показала очень неважной машиной. Есть такое впечатление - ага, русские любят иностранные автомобили, они все время общались с чехами, нужно попробовать туда протолкнуть «Октавию», которую уже в Европе никто не покупает. Я боюсь, что они ошибаются. Русские, как только заводятся деньги, любят «Мерседесы».

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Евгений Григорьевич Ясин, научный руководитель государственного университета Высшая школа экономики, каждый вторник после полудня выступает в прямом эфире «Эха Москвы» и отвечает на наши с вами вопросы, просвещает нас по экономическим вопросам.

Е. ЯСИН

– Как могу.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Спасибо большое, Евгений Григорьевич, до встречи через неделю.

Е. ЯСИН

– Всего доброго.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ

– Всего хорошего.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика