Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

"Малая холодная война" России

29.08.2006
Евгений Ясин
"Малая холодная война" России

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Вы слушаете «Эхо Москвы», у микрофона Нателла Болтянская, в нашей студии Евгений Ясин. Здравствуйте.

Е.ЯСИН:

Здравствуйте.

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Ну, я очень хотела бы привлечь к нашему разговору наших уважаемых слушателей, даем, как обычно, два канала -7839025 – для жителей Москвы, 7839026 – для жителей не Москвы. Вы вчера кратко откомментировали о стремлении России не вкладывать сверхдоходы от нефти в бюджет, не оперировать этими деньгами, другое дело, что по этому поводу уже пришел комментарий одного из наших слушателей еще вчера, «Типа, пилить будут без нас». Хотелось бы задать ему встречный вопрос, а когда это пилили с нами, с гражданами России, но я предлагаю вам сегодня начать не с этого, а начать с такой «малой холодной войны», которую Россия ведет уже сейчас не на один фронт.

Е.ЯСИН:

Ну я все-таки думаю, что главный фронт – это США. Ухудшение отношений, несмотря на дружбу двух президентов, началось давно, но в последнее время мы наблюдаем обострение, эта более острая фаза наступила, пожалуй, после прихода к власти Саакашвили в Грузии и Ющенко на Украине. Тогда это противостояние вступило в более или менее открытую фазу. Потом случилось на саммите заявление о том, что США не подпишут соглашение по поводу вступления России в ВТО, а мы через какое-то время нашли симметричный ответ и сказали, что, пожалуй, мы не сможем больше противостоять требованиям российских производителей о сокращении импорта американской курятины, говядины, свинины и прочего.

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Наш ответ Чемберлену.

Е.ЯСИН:

Да-да, после этого мы услышали разговор Дональда Рамсфилда о том, что они могут поднять вопрос о том, как будут приниматься на американском рынке изделия компании «Сухой» и Рособоронэкспорта. Этому предшествовало еще то обстоятельство, что наш президент принял господина Уго Чавес, президента Венесуэлы, очень был мил с ним, заключили большие контракты. Я понимаю, что и со стороны США этот шаг против вступления России в ВТО есть шаг политического давления, но мы, такое впечатление, что не просто отстаиваем национальные интересы, а прям-таки ищем больные американские мозоли, чтобы тем или иным способом на них наступить, это и с Хамасом и с Хезбаллой, и так далее. Действительно, напоминает возрождение «холодной войны», но, слава богу, в микромасштабе, и, с моей точки зрения, это не очень хорошо.

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Я не понимаю, вы нравственный облик нашей с вами власти оцениваете, или…

Е.ЯСИН:

Нет, в данном случае я оцениваю не облик власти, а я оцениваю качество политики, потому что откровенно применять экономические методы для того, чтобы делать политику, это обычно приводит к неприятным результатам, второе – даже если вы ведете экономическую конкуренцию, а это правильно и необходимо, власть должна в той или иной форме отстаивать интересы своего бизнеса, в том числе и по продаже вооружения. Не буду я здесь кривить душой, но все-таки между политикой и экономикой должна быть дистанция, и чем острее конкуренция, тем более милы должны быть политики, тем более они должны смягчать те проблемы, которые возникают между странами. Я хочу обратить внимание на следующее обстоятельство – США ведь не только вторглись в Ирак, что я оцениваю крайне отрицательно, но они еще и являются крупнейшей технологической инновационной державой мира. Главным образом оттуда другие страны черпают всякого рода технологии и так далее. Я недавно прочитал книжку про Китай, оказывается, те американские компании, которые работают в Китае, являются главными лоббистами передачи из Америки основных технологий Китаю, во-вторых, стимулируют продвижение в США китайского импорта. Это довольно сложная система взаимоотношений – если вы в каждый момент норовите наступить на мозоль своему партнеру, то в конце концов это ни к чему хорошему не приводит.

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Евгений Ясин в нашей студии, я напомню – 7839025, насколько я вижу, телефон наш уже звонит и, пожалуйста, вопросы по возможности коротко. Алло, здравствуйте, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ:

Меня зовут Катя, я из Москвы, я хотела спросить, вот я работаю мелким служащим в крупной компании, но приходится сталкиваться с директорами региональных заводов на протяжении многих последних лет, и все разваливается, закрывается, банкротится, перепрофилируется, в итоге вообще не работает. Один завод, который единственный делал какой-то сплав, я не разбираюсь, чуть ли не единственный вообще в мире, его тоже закрыли и вроде по слухам американцы это все финансируют. Но я немного о другом – у меня такое чувство, ну конечно, смешно говорить о заговорах, о вредительстве, но у меня такое чувство, что…

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Что это действительно происходит.

СЛУШАТЕЛЬ:

Вы знаете, да, либо недальновидность.

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Да, вопрос понятен. Я думаю, Евгений Григорьевич. Я думаю, вы поняли, о чем вопрос.

Е.ЯСИН:

Я думаю, что вопрос заговора со стороны американцев или европейцев или других наших конкурентов не очень подтверждается фактами. Главным образом речь идет о конкуренции. А это дело такое, которое в конце концов приносит пользу экономике, потому что остаются наиболее конкурентоспособные предприятия. Те случаи, когда производится какая-то хорошая продукция, и от нее стараются избавиться, в смысле, конкуренты, купить завод или закрыть его, я думаю, что это времена такой, что ли, скупки предприятий, они прошли. Другое дело – у нас очень медленно идет модернизация. Я могу сказать так, что наши исследования, что очень низкий объем инвестиций, инвестируют сравнительно небольшое количество предприятий, примерно 12-15% от исследованных нами предприятий промышленности инвестировали крупные суммы в инновации, в обновление основных фондов, а у остальных очень низкий уровень инвестиций, причем сослаться на то, что сейчас нет денег, нельзя, потому что банки с удовольствием предоставили бы эти займы, кредиты. Значит, низкая деловая активность и недостаток конкуренции, половина российских предприятий не конкурируют, кроме того, я хочу обратить внимание на то, что процесс структурной перестройки российской экономики на рыночные рельсы не закончился. Старая структура в значительной мере сохраняется и очень много предприятий, которые не находят своего места на рынке, не умеют работать, плохо занимаются маркетингом, менеджментом, и так далее. Поэтому это очень серьезная проблема, но она требует определенного отношения со стороны государства к этим вопросам, чтобы не подрывать основы деловой активности в стране, а наоборот всячески стимулировать и подталкивать бизнес к агрессивности, к конкурентности. Вот это, мне действительно кажется, очень серьезная проблема.

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Так, вот Юрий Васильевич вам пишет: «Если деньги стабфонда не обеспечены продуктом в России, дайте мне мою долю и я куплю недвижимость за границей, что не может привести к инфляции в России».

Е.ЯСИН:

Ну в том смысле что не приведет к инфляции, это Юрий Васильвич абсолютно прав но таких желающих очень много, мы тогда мы вывезем все из России и сами уедем, что ли, а что же будет с нашей страной?

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

«Господин Ясин, одна из экономических проблем нашей страны заключается в том, что у нас интересы бизнеса и госкорпорации совпадают, чего не должно быть в принципе», так считает Владимир из Реутова. Ну я думаю, что это скорее утверждение, чем вопрос.

Е.ЯСИН:

Ну ничего, я могу коротко ответить. Отчасти совпадают, отчасти не совпадают. Государственные корпорации, вообще-то говоря, просто отнимают поле деятельности у бизнеса.

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Вступление в ВТО – краеугольный камень политики Путина сегодня. Скажите, в чем Россия выиграет и в чем проиграет при вступлении в ВТО».

Е.ЯСИН:

ВТО – это такая международная организация, куда собрались страны, которые договорились придерживаться определенных правил игры на мировых рынках. Ну если хотите, правил уличного или не уличного, а торгового движения. Значит, вступать туда, значит вы получаете определенные права, например, тогда, когда на ваши рынки вторгаются с целью подавления вашей промышленности. Если вы члены ВТО, вы может выдвигать определенные, предусмотренные уставом меры, обращаться в суд, в арбитраж, который существует в ВТО, и, между прочим, выигрывать там, а если вы в стороне, вы должны договариваться с вашим конкурентом, это бывает гораздо труднее. Так, как мы ведем переговоры с Америкой насчет курятины или раньше проводили переговоры насчет торговли сталью, когда они подняли свои тарифы. Между прочим, члены ВТО, которые тоже попали под раздачу с этими тарифами, выиграли арбитраж в ВТО, и американцы были вынуждены снизить свои тарифы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Еще один такой вопрос – от Ирины: «И все-таки, Евгений Григорьевич, возвращаясь к истории с неучастием нефти в бюджете, как вы расцениваете перспективы этой идеи?»

Е.ЯСИН:

Вообще-то говоря, обойтись в России в бюджете без нефти невозможно, потому что это крупнейшая статья российского экспорта, это сейчас 45% российских бюджетных доходов, да и не нужно. Кстати ведь и Кудрин так вопрос не ставит, он говорит о том, что сейчас участие нефти в бюджете 5,5% ВВП,а можно только 3-4%. Я думаю, что он прав, и мы будем и должны использовать эти доходы, просто мы должны это делать так, чтобы не наносить ущерба самим себе. Мы обсуждали такой вопрос, потому что и так плохо, когда цены на нефть низкие, и когда высокие тоже плохо, а какой выход? а выход такой, что есть некая оптимальная точка, баланс, надо находить точку равновесия, и участие разных факторов в этом равновесии – это, во-первых, активизация бизнеса, это самое главное, создание максимально благоприятных условий для того, чтобы бизнес активизировался в подъеме экономики, а подъем экономики – это снижение инфляции. Само по себе активное освоение тех денег, которые мы получаем от нефти. С другой стороны, в том, что не дотягивает бизнес. надо откладывать в резервы, т.е. в стабилизационный фонд или, как хочет Кудрин, в нефтегазовый фонд, или в фонд будущих поколений, это неважно. Важно, чтобы инфляция у нас сегодня, это ее оптимальный уровень, была не больше 5%, вот если так, то дальше все можно тратить.

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Здравствуйте. Пожалуйста, представьтесь. Алло, слушаем вас. Нет, к сожалению, сорвался звонок. Алло, добрый день.

С.:

Это Сергей из Москвы, Евгений Григорьевич, скажите, как вы относитесь к тезису вашего коллеги Гавриленко, что укрепление рубля стало играть на инфляцию?

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Спасибо.

Е.ЯСИН:

Ну, я вообще-то говоря думаю, что Евгений Евгеньевич прав, потому что противопоставление, что мы укрепляем рубль и снижается инфляция, да и недавно только Улюкаев заявил, первый зампред ЦБ, что на каждый процент укрепления рубля мы на 0,3% снижаем инфляцию. Это может быть прошлая статистика, а сейчас ситуация выглядит примерно следующим образом – до последнего времени укрепление рубля вообще не сказывалось на снижении доли российского производителя на наших внутренних рынках, тем саамы мы видели позитивную роль укрепления рубля. Она заключалась в том, что российские предприятия были обязаны работать над повышением конкурентоспособности, снижением издержек. В той мере, в какой это удавалось, те, кто это делали, они оставались на рынке, другие, да, им было плохо, но это требование, это стимулы, которые поступают от рынка. Сейчас ситуация, мне кажется, такова, что мы эту грань, когда опасность укрепления рубля, вернее, рубль можно было, ну как бы снижать инфляцию, избегая укрепления рубля, мы эту точку прошли, и так же прошли ее, как и то, что у нас темпы роста экономики с ростом цен тоже перестали расти.

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

«Согласны ли вы с Белковским, что власти России превращают страну в нефтегазовую Нигерию? это бизнес-план и ничего личного», спрашивает Саша.

Е.ЯСИН:

Я так думаю, что произошла смена тезиса. Сначала шла борьба с тем, что Россию все рассматривали как сырьевой придаток и поэтому срочно нужно производить смену политики, диверсификацию, осваивать новые высокотехнологичные производства. После этого наши руководители задумались и сказали «ну хорошо, а мы можем быстро взять и перестать быть сырьевым придатком? давайте мы лучше используем эту позицию, чтобы стать великой энергетической державой». Просто взяли и поменяли термины, зато выглядим мы гораздо лучше. Единственное, я хочу сказать, что в действительности использовать те преимущества, которые предоставляет энергетическое богатство России, было бы глупо, мы не можем этого делать, поэтому я в этом ничего плохого не вижу. Другое дело, что мы оперируем только этим, а политика, направленная на то, чтобы действительно, пускай не за год-два, а за длительный период создать высокие конкурентные способности российской экономики инновационного характера, с этим дело гораздо хуже.

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

«Уважаемый Евгений Григорьевич, спрашивает Владимир из Москвы, так все-таки приживется ли демократия в России?» вопрос абсолютно риторический, но я бы попросила вас попробовать на него ответить, ну например, в свете вчерашней истории со страшным словом «ребрендинг» СПС.

Е.ЯСИН:

Во-первых, вам большое спасибо, я понял из вашего вопроса, что вы познакомились с моей книжкой. Мне это очень приятно, потому что в отличие от многих других более популярных авторов моя книжка вышла тиражом 3 тысячи экземпляров, и мало ее кто читает, и мои усилия произвести пропаганду, в том числе и через «Эхо», пока успеха не принесли. Я могу вам ответить, я в книжке не ответил, и, к сожалению, просто я не знаю ответа, потому что это все зависит от большого количества факторов, но с моей точки зрения, если в России будет демократия, значит будет Россия, мы в другом качестве как серьезная сила, уважаемая в мире, существовать не сможем, потому что чтобы быть крупной силой в 21-м веке, уже недостаточно иметь атомную бомбу, большую армию, быть опасными для своих соседей, нужно быть конкурентоспособными, а это предполагает свободного творческого человека. Тут, к сожалению, может быть, для многих наших политиков, другого выхода нет. Что касается ребрендинга, я слышал, как вчера Сергей Доренко шутил активно на эту тему, что это от слова «бренди».

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Возвращение к бренди.

Е.ЯСИН:

Да, что в СПС такие люди, которые очень любят хорошие напитки, шикарные машины, что они не могут завоевать симпатии избирателей, они были хороши, когда они были министрами, а сейчас так себе. Я думаю, что он во многом прав, но не в части того, что пить бренди, а в части того, что правые и демократы вообще, я не люблю слово «правые», я бы сказал так, сторонники либеральной демократии, они, безусловно, нуждаются в новом облике. С моей точки зрения, есть определенные шаги в этом плане, сам факт, что СПС сегодня возглавляет Никита Белых, с моей точки зрения, очень толковый, умный и молодой, подающий надежды политик. Кроме этого, нужно еще много чего сделать, в частности, ну не то чтобы подвести черту и отказаться от прошлого, а просто занять какую-то позицию, адресованную будущему.

Н.БОЛТЯНСКАЯ:

Я напоминаю, что в нашей студии научный руководитель государственного университета Высшая школа экономики, Евгений Ясин, и все это выходит в эфир по вторникам после 12. Спасибо, Евгений Григорьевич.

Е.ЯСИН:

Всего доброго.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика