Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Цены на нефть и бензин

12.09.2006
Евгений Ясин
Цены на нефть и бензин

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– 12 часов 8 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». У микрофона Нателла Болтянская. В нашей студии Евгений Григорьевич Ясин – научный руководитель Государственного Университета «Высшая Школа Экономики». Здравствуйте.

Е. ЯСИН

– Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Давайте начнем с того, что премьер Фрадков и министры экономического блока обсудят с руководителями нефтяных компаний ситуацию с ценами не бензин, вопросы инфляции и курсовой политики. Вы лично чего ожидаете от этой встречи?

Е. ЯСИН

– Ну я ожидаю, что, с одной стороны, нефтяные компании пойдут навстречу правительству, еще на какое-то притормозят время, как это было дважды, рост цен на бензин, но затем, во-первых, они выдвинут определенные требования Фрадкову, чтобы правительство несколько ослабило нажим. Потому что на самом деле ситуация такова, что высокие цены на нефть не избавляют российские инвестиционные компании от необходимости вкладывать инвестиции в свою отрасль и иметь какие-то конкурентные условия со своими партнерами на мировом рынке.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Все так. Уже известно, что Алекперов на заседании совета по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве России предложил отменить НДС на импорт оборудования для нефтехимической отрасли.

Е. ЯСИН

– Ну вот это такого рода уступки будут потребованы, а затем цены все равно будут расти, потому что в данном случае возможны такие переговоры и увещевания относительно бизнеса, но гораздо более сильным фактором становится снижение цен. Я слышал, сегодня уже 66 долларов за баррель, это повлияет более жестко. То есть снижение мировых цен будет влиять и на российский рынок. Но нужно иметь в виду, что все-таки посредством налога на добычу полезных ископаемых и тех экспортных пошлин у российских нефтяных компаний изымается значительная доля средств, которые должны были бы направляться на инвестиции, на обеспечение разведки, на освоения новых месторождений и т.д. Затем связывается с тем, что они просят, чтобы им при разведке новых месторождений освобождали их от налогов и т.д. При этом действие рыночных рычагов ослабляется. В то же время я хочу обратить внимание на то, что более или менее конкуренция на рынке бензина, вообще горюче-смазочных для автотранспорта, только в Москве и Петербурге, немного в Московской области, во всей остальной России практически конкуренции нет, всюду практически одна компания на рынке, которая ориентируется на внешние показатели, но остается монополистом.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Вопрос пришел вам от Александра из Ленинградской области по Интернету: «В Венесуэле литр бензина стоит 3 цента США, в Кувейте – 6 центов, а в России 78 центов. Все государства имеют рыночные экономики, которыми так любят оправдывать рост цен на бензин всякого рода российские экономисты; все страны нефтедобывающие. В чем причина колоссальной разницы в ценах этих стран? Что нужно сделать для того, чтобы приблизить цены на бензин в России к цене хотя бы Кувейта?»

Е. ЯСИН

– Я отношусь к «всякого рода экономистам» и об этом могу сказать Александру то, что он и мог бы от такого экономиста ожидать, а именно, что ситуация в России решительным образом отличается от Кувейта и от Венесуэлы. Что касается Кувейта, то в Кувейте 3 миллиона население, и эта страна является одной из крупнейших нефтедобывающих стран мира. Там не платят налоги, там дают бесплатное образование всем и т.д., пользуются колоссальными доходами от нефти в расчете на очень небольшое население. У нас такой ситуации нет. У нас все-таки 143 миллиона населения, разнообразная экономика, у нас претензии, как вы знаете, быть супердержавой и т.д., и т.п. Это все дорого стоит. Венесуэла – там полностью государственная нефтяная промышленность, там главой государства является диктатор, он, правда, пришел к власти законным путем – на выборах, но тем не менее, он полностью определяет внутреннюю политику. Эта политика популистская. Россия себе такую политику позволить не может. Очень хочется, чтобы бензин был дешевый. Но если вы живете в условиях рыночной экономики, у нее есть одно такое неприятное свойство наряду с многими приятными. Это неприятное свойство заключается в том, что иногда не все получается не так, как нам хочется, а действуют законы рынка, которые в конечном счете оказываются к выгоде всех.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Напомню, что в нашей студии Евгений Ясин. И вопрос от Михаила из Московской области: «Будут ли проблемы с бюджетом 2007-го года из-за падения цен на нефть? Уже сегодня цена близка к 61 доллару, а бюджет рассчитан из этой цены».

Е. ЯСИН

– Ну понимаете, спасибо за замечательный вопрос, потому что он позволяет мне еще раз сказать мысль, важную для бюджета, которую сейчас правительство готовит к внесению или уже внесло в Государственную думу (я не знаю). Впервые за многие годы, уже преодолев сопротивление министра финансов Кудрина, правительство представляет в думе не консервативный бюджет, исходящий из заложения некоторых резервов, а такой реалистический по понятиям того момента, когда этот бюджет составлялся. Цена 61 доллар за баррель, которая была заложена в бюджет, она сделана с предположением, что два года перед этим цены были даже выше, чем 61 доллар. И естественно, можно было бы дальше ожидать экстраполируя эти цифры вперед. Но как оказалось, цифры поехали вниз. Если эта тенденция будет продолжаться, то уход от консервативного бюджета – это здравая всегда экономическая политика, за это мы будем платить прежде всего тем, что в бюджет будут заложены обязательства которые в значительной степени не смогут быть оплачены государством. Единственное спасение – это стабилизационный фонд, который уже есть, и который, я не исключаю того, что в случае достаточного глубокого падения цен на нефть придется раскупоривать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, ну вот все-таки я возвращаюсь к вопросу, с которого мы начали. Есть ли вероятность того, что внутренние цены на бензин будут заморожены?

Е. ЯСИН

– Ну, знаете, в нашей великой стране я не могу ничего гарантировать. Но думаю, что, учитывая поведение правительства последние два года и постоянные переговоры с нефтяными компаниями, вообще-то говоря, в мире эта практика принята, я могу сказать так, что вероятнее всего замораживания цен на бензин не будет, а будет именно договоренность с нефтяными компаниями, что они ценой некоторых уступок со стороны правительства все-таки будут придерживаться некоей умеренности в этом вопросе, как бы будут поддерживать цены на внутреннем рынке ниже, чем на мировом рынке. Ну все-таки наши цены заметно ниже. Если считают тут американские, Америка тоже ведь – нефтедобывающая страна, и там цены намного ниже, чем в Европе, поэтому вот такие дела.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Час назад прошла информация о том, что Минэкономразвития рассчитывает договориться о вступлении в ВТО с США до конца этого года. Какова вероятность? А дальше, чем сердце успокоится?

Е. ЯСИН

– Ну, вероятность велика, потому что мне кажется, что в этой обостряющейся в последнее время дискуссии между Россией и Соединенными Штатами, каждая сторона должна была прийти к выводу, что немножко переступили край, и что надо немножко сбалансировать ситуацию. И решение о вступлении России в ВТО не относится к числу тех решений, из-за которых следует раздувать конфликт между двумя странами. Мне кажется, что поэтому в конце концов должны договориться. Логика подсказывает, что должны. Но для этого конечно нужно, чтобы Россия прекратила наступать на больные мозоли Соединенным Штатам и в вопросах таких, как импорт мяса, тем более, что у нас мясо дорожает из-за того, что мы воюем по этому вопросу с Соединенными Штатами. Кто от этого выигрывает, не понятно. Во всяком случае, Соединенные Штаты и российские потребители проигрывают. А что выигрывают российские производители мяса, пока не ясно, цены только растут.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Но, Евгений Григорьевич, где-то чуть меньше месяца назад было такое жесткое заявление с ультиматумом, что если, дескать, мы до конца октября не договоримся, то все, нам уже ничего не надо и преференции для экспорта мяса из США в Россию мы отменим, и вообще «не играй в мои игрушки». Ситуация изменилась в очередной раз?

Е. ЯСИН

– Я предупреждал, мы же этот вопрос обсуждали, и я говорил, что это идет торговля, вот она приобрела публичный характер – это нежелательно. Но каким-то образом надо было отреагировать на то, что на саммите G8, где мы ожидали, что американцы согласятся подписать соглашение о вступлении России в ВТО, Джордж Буш не сделал этого шага, выдвинув надуманные какие-то аргументы. Ну вот теперь мы сделали ответный шаг. Вот теперь появляются новые надежды на подписание соглашения. Но ситуация довольно сложная, потому что еще до окончательного решения есть время в течение которого кто-то чего-то может начудить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Вот Андрей из Москвы задает на пейджер замечательный вопрос: «Почему же законы западного рынка, где высокие зарплаты, механически переносят к нам, где зарплаты низкие?»

Е. ЯСИН

– На самом деле, вопрос замечательный. Спасибо. Он имеет очень простой, может быть и не такой замечательный ответ. Дело в том, что у нас как зарплата ниже, так у нас и производительность намного ниже, и поэтому мы вынуждены платить дороже по своим зарплатам по сравнению с тем, что платят в Европе и в Америке. Объяснение, по-моему, достаточно убедительное. Мы недавно в «Высшей Школе Экономики» сопоставляли два важных показателя: производительность труда по добавленной стоимости и так называемые трудовые издержки – это сколько всего расходы вместе с налогами на единицу рабочей силы для предпринимателя. Сравнивались четыре страны БРИК, то есть Россия, Индия, Китай и Бразилия. Индия и Китай, имея производительность ниже чем у нас, существенно еще ниже в гораздо большей степени имеют издержки на труд, то есть там труд примерно в 4-5 раз дешевле, чем у нас. Бразилия имеет более высокую производительность, но имеет и высокие трудовые издержки. В России мы находимся где-то на середине между Китаем и Бразилией по производительности труда, причем градиент, то есть подвижки не в нашу пользу, потому что у нас производительность растет медленнее, чем в Китае, а издержки трудовые – ну, в общем, не сильно уступают бразильским. Вот вам ответ. Потому что если вы… можно было бы повышать заработную плату и нужно было бы, но нужно повышать производительность. Цепочка дальше идет такая. Нужны инвестиции. Для того чтобы были инвестиции эффективные со стороны частного бизнеса, нужно иметь хороший инвестиционный климат, нужно иметь высокую деловую активность, для чего давления со стороны государства, которые наблюдаются последние три года, оказывают очень плохое влияние на эту ситуацию. Вот вам картинка. Производительность для нас – это ключевой вопрос.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, падение цен на нефть соответственно сказалось на рынке, в том числе и на российском рынке. Опять же, каковы перспективы развития ситуации?

Е. ЯСИН

– Вы знаете, всегда когда происходят какие-то такие подвижки, которые кажутся существенными в данный момент, нужно немного подождать, потому что падение цены на нефть с 72-х долларов до 66-ти – это не катастрофа. То есть это вообще может быть легкое колебание, которое скоро будет преодолено. И факторы, которые раньше приводили к повышению цен на нефть, они снова возобладают, и тогда мы будем квалифицировать то, что сейчас происходит просто как очередное колебание на рынке. А может быть, это смена тенденции. Пока я не вижу оснований для серьезной смены тенденции. Для Россия опасно снижение цен на нефть до уровня меньше 40 долларов за баррель. Пока до этого очень далеко.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Напомню, что в нашей студии Евгений Ясин. Говорим мы об экономических и политических проблемах. Задаю вам вопрос, который пришел на пейджер, вопрос, по-моему, от Андрея: «На ваш взгляд, по какой причине Михаил Ходорковский прекратил свою научную деятельность?»

Е. ЯСИН

– Ну, я подозреваю, что обстоятельства не способствуют научной деятельности. Наука не состоит в том, чтобы сидеть, думать и записывать свои мысли на бумагу. Она заключается в том, что нужно работать с источниками, нужно знать, что говорят оппоненты, какие последние подвижки в этом вопросе, иметь статистические данные и т.д. Без этого никакая научная деятельность невозможна. Я так думаю, что люди, которые охраняют Ходорковского, они делают все возможное для того, чтобы у него не было условий для такой работы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, еще один такой вопрос. Вчера была скорбная годовщина – 5-летняя годовщина событий 11-го сентября. Весь мир обсуждает, как же изменился мир за эти пять лет. А вы как считаете?

Е. ЯСИН

– Я так думаю, что конечно очень хорошо, что в Америке больше не было подобных актов. Но я думаю, что мир с тех пор изменился к худшему, потому что в каком-то смысле добившись усиления мер безопасности против прав человека и т.д., Бен Ладен одержал пусть небольшую, но победу. Я хочу напомнить вам, что когда в прошлому году были террористические акты в Лондоне, то тогда премьер-министр Блэр выступил с таким заявлением, что эти люди не добьются от нас того, что мы снизим планку требований к обеспечению прав и свобод человека. С моей точки зрения, это было мужественное заявление ответственного политического лидера. Но, к сожалению, практика не всегда совпадает с такого рода декларациями. И мы это видим и за рубежом, и мы видим это в нашей стране. Я считаю, что исключительно пагубное влияние на ситуацию оказало вторжение Соединенных Штатов в Ирак, потому что это был империалистический акт империалистической политики, который был негативно воспринят большей частью мира, и самое главное, в исламском мире, в следствие чего возрос международный терроризм.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Напомню еще раз, что в нашей студии Евгений Ясин. Но согласитесь, если смотреть на ситуацию с точки зрения сугубых цифр, то ее наверное нельзя назвать безнадежной?

Е. ЯСИН

– Ну, безнадежной – нет, как говорится, надежда умирает последней. Но пока ситуация ухудшилась. Я в свое время выступал с таким тезисом, что американцы сегодня при президенте Буше действуют по принципу на основе сценария «Пакс Американа». Они действуют так, что если вы не идете за нами, то мы действуем сами. А я предлагал другой сценарий, который я обозвал словами «священный союз». Напомню, что Священный союз был создан монархами Европы после победы над Наполеоном как бы для того, чтобы новый Наполеон не появился. На самом деле, хотя этот союз создавался по инициативе Александра I, по замыслам канцлера Меттерниха и Талейрана он имел главной задачей и выполнять эту задачу – сдерживание России как гегемона тогдашнего в Европе от необдуманных и чрезмерно экстравагантных действий. И я так думаю, что такого рода «священный союз» должен был бы быть создан сегодня между цивилизованными странами с тем, что бы сдерживать в том числе и Соединенные Штаты. Они должны считаться с тем, что думают люди в других странах.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, и последний вопрос. Я вновь обращаюсь к теме, которую мы уже начали обсуждать – к ВТО. Есть такое мнение, что США рискует сыграть на руку силовикам, консервативным сторонникам жесткой линии, связанным со спецслужбами, если не сумеют достичь соглашения с Москвой по поводу вступления России в ВТО. Так заявил несколько дней назад высокопоставленный кремлевский чиновник. Вы согласитесь с такой позицией?

Е. ЯСИН

– Вы знаете, я не исключаю того, что это в данном конкретном случае, данной конкретной ситуации усилит позиции силовиков. Но можно сделать такой вывод, что вообще-то да, ничего не нужно делать, чтобы не усилить позиции силовиков. Им вообще слово сказать нельзя, надо только делать то, что им понравится. Это тоже нельзя. Надо действовать так, чтобы силовики вообще не оказывали влияния на политические решения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, еще одна тема, которую, вероятно, будем обсуждать уже в следующей программе более подробно – это осеннее обострение. Бюджет у нас обсуждается уже. И хорошим бюджет не бывает.

Е. ЯСИН

– Да. бюджет – это всегда некий компромисс, которым недовольны все, и я тоже не доволен. Я говорил о своем недовольстве на заседании в Счетной палате. Но мы же уже сегодня затрагивали вопрос, что бюджет неконсервативный, это уже плохо. Это значит, что в нем не заложены резервы на те проблемы, которые будут возникать в экономике, мировой и нашей. И плюс к этому очень большие расходы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Ясин в студии «Эха Москвы».





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика