Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Доллар - просто бумага?

28.11.2006
Евгений Ясин
Доллар - просто бумага?

Н. БОЛТЯНСКАЯ:

11 часов 14 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». И наш информированный собеседник прямо сейчас – научный руководитель Государственного университета «Высшая школа экономики» Евгений Ясин. Здравствуйте, Евгений Григорьевич.

Е. ЯСИН:

Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ:

Надо сказать, что у нас с вами много вопросов от наших уважаемых слушателей. И я думаю, что будет правильно, если мы их не будем томить. Итак, вопрос от человека по фамилии Штольберг из Санкт-Петербурга: «Господин Ясин, пару месяцев назад вы на «Эхо Москвы» убеждали слушателей, что доллар – самая надежная валюта в мире, а экономика США – самая мощная и надежная. Прочитав на сайте «Эха» интервью с Глазьевым и послушав ваше выступление на НТВ, прихожу к выводу, что доллар – это просто бумага, которая ценится еще пока, благодаря Китаю, Японии и России. А экономика США – дутый пузырь, который вот-вот лопнет. Что скажете, господин Ясин?»

Е. ЯСИН:

Ну, значит, во-первых, я не два месяца, а все время, сколько выступаю на «Эхо Москвы», говорю, что американская экономика самая сильная в мире. Я это говорю и сейчас. Но я хочу напомнить господину Штольбергу, что я параллельно говорил о том, что финансовая политика Соединенных Штатов авантюристическая, и что та линия, которую они приняли, будет вести к определенным потерям не только для них, но и для всего мира. Я имею в виду то обстоятельство, что администрация президента Буша очень быстро смогла раздуть дефицит федерального бюджета, восприняв, между прочим, от Билла Клинтона его с большим профицитом. И, соответственно, стал быстро расти государственный долг Соединенных Штатов, который уже составляет выше 6 триллионов долларов. Значит, это, в общем, не так много по отношению к колоссальному валовому внутреннему продукту Соединенных Штатов, но все-таки это очень большие деньги. И учитывая то, что финансовая политика имеет большое последействие, как бы господин Буш отчасти внял тем, так сказать, советам, которые раздавались со стороны - поменял министра финансов и несколько изменил финансовую политику, - но результаты-то будут не скоро. Мы как бы видим падение доллара. В действительности это не означает, что ситуация в американской экономике ухудшилась. Если вы возьмете статистику и посмотрите и размеры, и темпы экономического роста, и структуру производства, структуру экспорта, самая диверсифицированная, самая устойчивая из всех мировых экономик. Поэтому я так думаю, что в этом плане, я когда говорил раньше, так это будет справедливо и сейчас. Но что касается последнего падения доллара – ну, что я могу сказать. Это результат финансовой политики Соединенных Штатов, это результат того, что доллары расходятся бесконечно по всему миру. И американское правительство не выполняет своих обязательств по поддержанию доллара как международной резервной валюты. Соответственно, представление такое, что вот сейчас крепнет экономика Европы, это, так сказать, тоже весьма сомнительное утверждение. Потому что по темпам роста экономики Европа уступает Соединенным Штатам, хотя там и есть некоторое оживление. Но в России бы это оживление не сочли бы ни за что, потому что это где-то полтора процента роста, а в Соединенных Штатах Америки все-таки ожидаем мы рост 3 с половиной, сейчас меньше 3-х, но все-таки это более высокие темпы экономического роста. И в заключение, я так понял из вопросов, которые задавались, что на радиослушателей «Эха Москвы» большое впечатление произвело выступление Сергея Юрьевича Глазьева, где он сказал, что мы потеряли на падении доллара 25 миллиардов, и что лучше было бы тратить деньги в России. Значит, я могу так. Что касается расчетов, я оставлю это на совести Сергея Юрьевича. Просто я хочу напомнить, что у нас взвешенный курс, и в составе валютных резервов в настоящее время тоже накапливаются другие валюты. Наш Стабилизационный фонд вкладывается не только в американские ценные бумаги, но вкладывается в диверсифицированный портфель бумаг разных стран с устойчивой экономикой, в том числе европейских. Ну, а кроме того, да, сегодня это потери. Я не знаю, как это обернется завтра. Здесь есть разные риски. И я очень серьезные ставки ни на одну из мировых экономик сегодня ставить не стал бы. Ну, вы скажете: тогда почему не в России?

Н. БОЛТЯНСКАЯ:

Да.

Е. ЯСИН:

Да, это вполне законный вопрос. Я отвечаю. При одном условии: если у вас более высокая деловая активность, которая обеспечивает темпы экономического роста, способные поглотить деньги, которые поступают в страну. Значит, на сегодняшний день у нас инфляция составляет 10 процентов. Возможно, в этом году она составит 9. Максимальный уровень инфляции, который мы можем допустить для нормального развития своей экономики, - это 4 – 5 процентов. Разница в 5 процентов. Вот эти 5 процентов нужно изымать дальше. Но если будет повышена деловая активность, если мы не будем запугивать свой собственный бизнес и его разгонять по всему свету – он же вкладывает деньги где угодно, почитайте недавнюю статью в журнале «Economist», где они проанализировали, куда делают инвестиции российские частные компании в настоящее время, - значит, тогда эти деньги будут вкладываться в стране. Если же вы хотите предложить, чтобы эти капиталы вкладывались от имени государства, то, дорогие друзья, я очень этого не советую. Есть определенные инвестиции, которые, конечно, должно делать государство. Но их доля не должна быть слишком велика. Мы хорошо знаем, так сказать, качество работы наших государственных компаний, наших государственных организаций. Уровень отката, по моим оценкам, не по моим оценкам, а тому, что мне говорят, примерно 30 процентов. Поэтому давайте, так сказать, смотреть на вещи трезво. Я не возражаю, чтобы наши сограждане обогащались. И я как бы не завидую им. Но все-таки это не на пользу обществу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ:

Ну вот как раз в пандан этой теме вопрос от Александра из Ленинградской же области: «На «Эхе» часто можно слышать о том, что госчиновники наживаются на участии в управлении госкомпаниями. Можете ли вы разъяснить техническую сторону вопроса? Так как должность председателя совета директоров является общественно неоплачиваемой. Тогда как владелец какой-нибудь нефтяной компанией может быть миллиардером за счет махинаций с нефтью, налогами, недоплаты рабочим и оставления большей части выручки у себя? Есть такие возможности у высшего менеджмента компании. А как это может сделать председатель совета директоров?» Обучите человека.

Е. ЯСИН:

Ну, я просто вас проинформирую о том, что мне, собственно, известно. Мне приходилось быть представителем государства в государственной компании. Я за это не получал ничего. Я полагаю, что все должности, связанные с, так сказать, постами председателя совета директоров или представителя государства в составе совета директоров, не оплачиваются. По крайней мере, так определенно было в 90-е годы. Какая ситуация сейчас? Думаю, что такая же. По крайней мере, формально. Не формально есть возможности, наверное, каким-то образом вознаграждать тех людей, которые трудятся в этих компаниях от имени государства. Но это на самом деле напрямую никогда не делается. Я не думаю, что такие уж большие суммы перекачиваются. Само по себе удовольствие в управлении финансовыми потоками, оно иногда бывает гораздо более привлекательно, чем риск, связанный с приобретением собственности тогда, когда все внимательно наблюдают, а что там делают те или иные высокие государственные чиновники. Поэтому я не считаю, что это источник серьезный обогащения для чиновников. А вот откаты – другое дело. Теперь что касается вот этих богатых владельцев нефтяных компаний. Ну, я очень хорошо понимаю ваши чувства. Но вообще-то, понимаете, ситуация такая. Реформы делаются рыночные для того, чтобы реальными активами управляли эффективные собственники. Эффективные собственники имеют право из того, чем они управляют, себе отстегивать больше, чем достается остальным. Но это некая плата за то, чтобы этими ресурсами управляли рационально. Можем ли мы сказать, что есть такие факторы, которые подтверждают рациональное управление со стороны крупных собственников? Можем. Вот я уже приводил пример – это внедрение на Горьковском автозаводе, который принадлежит сегодня «Русавто», компании, контролируемой Дерипаски, внедрение японской системы «Канбан». Вы даже не представляете себе, какая это революция для российский бизнеспроцессов. Это просто класс. Но это сделано не на государственной компании. Рядом находится Волжский автозавод, ничего похожего там нет. Я ожидаю, что Горьковский автозавод может со временем сделать и очень приличный автомобиль. Я могу привести массу других примеров, когда российский крупный бизнес делает очень полезные вещи, благодаря тому, что он имеет возможность распоряжаться крупной собственностью и делает это более эффективно, чем советский министр, который распоряжался не меньшими ресурсами, чем крупный бизнесмен. Просто, я согласен, когда будет у нас в стране мирная и спокойная обстановка, я с удовольствием присоединюсь к тем, кто будет критиковать богатых за их не всегда хороший образ жизни, что они демонстрируют свое богатство в небогатой стране и так далее, и тому подобное. Но все-таки нужно же видеть и другую сторону проблемы. Что вам нужно – чиновник, который более склонен к воровству, или собственник, который склонен просто к собственной выгоде? Без последнего экономика не работает.

Н. БОЛТЯНСКАЯ:

Евгений Ясин в прямом эфире «Эха Москвы». И тут же вопрос от Ирины на пейджер: «Евгений Григорьевич, так что делать с долларами, которые мы накопили? Терять жалко».

Е. ЯСИН:

Да. Значит, я вам советую, во-первых, переложиться в рубли. Думаю, что сейчас рубль укрепляется и еще какое-то время будет укрепляться. И, значит, эти советы, кстати говоря, многие давали. Я слышал, во всяком случае, от Михаила Михайловича Задорнова, нынешнего председателя Внешторгбанка-24. Затем я бы посоветовал вам еще и так: если вы не доверяете российскому рублю, а я вас очень хорошо понимаю, то я бы порекомендовал, если у вас есть накопления в валюте, примерно пополам их разместить – в долларах и в евро. Тогда, по крайней мере, потери будут минимальными. Потому что большая часть колебаний нашего валютного рынка связана с соотношением между долларом и евро. И если вы теряете в долларах, то тогда вы будете выигрывать в евро. Получается какое-то коромысло: пойдет вниз евро, будет подниматься доллар. Значит, при этом потери будут минимальны. Но если у вас большие деньги, вкладывайте их в ценные бумаги, так сказать, через инвестиционный банк.

Н. БОЛТЯНСКАЯ:

Сегодня в Интернете прошла… Прошу прощения, вчерашняя эта новость. О том, что Герман Греф, министр экономического развития торговли, сообщил, что экономический России, приток инвестиций в первые 10 месяцев 2006 года превзошли прогнозы правительственных экономистов. Вот Олег из Казани интересуется: «Если все так, почему мы так плохо живем?» Вопрос-то вечный?

Е. ЯСИН:

Ну да, важный вопрос. Интересный. Ну просто, если у нас сейчас только что улучшились показатели, это не означает, что мы немедленно…

Н. БОЛТЯНСКАЯ:

Станем все в шоколаде.

Е. ЯСИН:

Да. Что сразу будем лучше жить. Но я подтверждаю эти заявления Германа Грефа. Больше того, я уже в эфире «Эха Москвы» несколько раз говорил, несмотря на довольно низкие прогнозы, которые были за первую половину года, я говорил о том, что в этом году российская экономика развивается с темпом 7 процентов. Вот увидите, так оно и будет. Вот сейчас Герман Греф это подтверждает. Потому что я еще с середины прошлого года наблюдаю определенное оживление деловой активности. Бизнес очухался после ЮКОСа, стал более активно действовать. Хотя намного менее активно, чем мог бы. И с этим связано многое: те позитивные движения, которые, так сказать, имеются в нашей жизни. Хотя они не достаются более бедным слоям населения. Это тоже очевидно. Ну и последнее замечание. Действительно, феноменальный рост прямых иностранных инвестиций в российскую экономику в этом году – до 30 миллиардов долларов мы получим. Повторяю, это прямые иностранные инвестиции, стало быть не покупка ценных бумаг, а это вложения в реальные компании и предприятия. Отдача от них будет где-то через 2 – 3 года, если ничего… Ну, 4 года, если ничего не случится.

Н. БОЛТЯНСКАЯ:

Я напомню, что в нашей студии Евгений Ясин, научный руководитель Государственного Университета «Высшая школа экономики». Нам можно посылать вопросы, в частности на пейджер 725-66-33, или sms-сообщения для номера 7(985)970-4545. Вот вам, Евгений Григорьевич, вопрос из Канады, из Ванкувера: «Уважаемые гость и ведущая, почему по такому важному вопросу, как экономика, нет активности слушателей? Может, это им не понятно или не интересно?»

Е. ЯСИН:

Ну, я думаю, что просто сейчас, во-первых, на самом деле есть интерес. Ты сама говоришь, что там, в эфире, полно вопросов про доллар и так далее.

Н. БОЛТЯНСКАЯ:

Естественно.

Е. ЯСИН:

Так что народ интересуется. Но у меня такое впечатление, что когда в экономике нормально более или менее, и, так сказать, нет явных ухудшений, и все понимают, что цены на нефть особо не упадут, и как-то все на этом фронте утихомиривается, реформы прекратились, так чего интересного? А вот вопросы такие, как приближающие выборы, смерть Литвиненко, ситуация на Кавказе, какие-то такие вопросы, связанные с восстановлением величия России и прочее, это так интересно, все готовы обсуждать, скорее, эти вопросы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ:

Вот еще вопрос:

«Скажите, зачем и без того перекошенную экономику пытают чрезвычайно низкими тарифами на коммунальные услуги, электроэнергию, газ, мизерно-минимальной платой, плоской шкалой налогообложения? Почему «Интел» строит новый завод по производству микросхем во Вьетнаме? Чем Россия не устраивает «Интел»? И как соотносится Россия с другими странами по уровню социальных расходов в отношении ВВП?» - это вопрос от Владимира из Екатеринбурга.

Е. ЯСИН:

Хороший вопрос. Спасибо большое за него. Я могу сказать так, что в действительности в течение последних четырех лет я все время говорю о том, что нам нужно выправлять ситуацию с нерыночным сектором российской экономики. То, о чем говорит Александр из Екатеринбурга, это как раз об этом. Мы имеем сектор такой, в который входит газовая промышленность, имея в виду внутренний рынок, затем электроэнергетика, затем жилищно-коммунальное хозяйство. В этом секторе поддерживаются низкие цены. И одновременно людям, которые пользуются соответствующими услугами, платят низкую заработную плату. Я имею в виду бюджетников, я имею в виду пенсионеров. Не доплачивают, не давая возможность выбирать, на что тратить деньги, и так далее. То есть мое твердое убеждение, я хочу обратить ваше внимание на то, что я – убежденный либерал, и считаю, что популизм является для политика самым вредным грехом. Но в то же время я понимаю, что при той ситуации, которая имеется в российской экономике, в российском обществе, если мы должны делать ставку на доверие, а мы можем задействовать основные ресурсы нашего роста, именно опираясь на доверие, мы должны добиться определенного социального мира и взаимопонимания между различными группами населения и властью. И при этом держать людей в таком положении, как они находятся сегодня, невозможно. Поэтому, с одной стороны, надо было бы раскрепостить эти отрасли, сделать там более или менее нормальные рыночные цены, провести реформы, а следом за этим сделать так, чтобы людям компенсировать, причем с излишком, купить у них эти реформы, добиться их согласия на них, повысить заработную плату бюджетникам и пенсии, таким образом, чтобы мы могли добиться улучшения равновесия. Я просто напомню, у нас коэффициент замещения, то есть соотношение между средней пенсией и средней заработной платой сегодня 28 процентов. Это просто позор. Значит, реально российские пенсионеры до тех пор, пока таскают ноги, они вынуждены работать. Вот этот комплекс вопросов нужно решать. Он, кстати, встал на повестку дня. Я, кстати, не люблю на себя ссылаться, вот как я там чего раньше говорил, в отличие, скажем, от моих некоторых коллег. Но я вынужден просто сказать, потому что сегодня этот вопрос возник. И когда недавно у Путина рассматривали вопрос реформы электроэнергетики и изменения цен на газ, тарифов на электроэнергию и так далее, это разговор был об этом. Потому что оттого, что мы что-то замалчиваем, проблемы не уходят, они только накаляются. Это нужно решать. Но я подозреваю, что решат так, что цены на газ повысят и будут повышать: 15 процентов, еще 20 процентов, еще сколько-нибудь. Соответственно или меньше тарифы на электроэнергию. А зарплату, пенсию… Ее будут повышать медленнее инфляции. Так что вот этого возмещения растущих цен получаться не будет, потому что инфляция, конечно, медленнее, чем наиболее растущий сектор розничных цен.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Сообщение на пейджер:

«Господин Ясин, Ваши либеральные камлания смешны. Россия к демократии не готова».

Е. ЯСИН:

Ага. Спасибо. Ну что вам сказать? Я слушал в воскресенье передачу Познера «Времена», где камлание – я тоже так назову – выступления Станислава Георгиевича Говорухина, а также Юрия Михайловича Лужкова примерно эту тему и развивали. Правда, когда Познер спросил Говорухина: «Ну, так что получается, вы не демократ?», «Как это я не демократ? - сказал Говорухин, - Я просто считаю, что Россия не готова к демократии, но я всегда был демократом». Значит, я выражаю свою точку зрения. Я не могу сказать, что Россия на сто процентов готова к демократии. Но если вы говорите так, что ребенок не может идти в школу, потому что он не готов к учению, и его на этом основании не пускают в школу, то он никогда не выучится, и бесполезно на эту тему говорить. Можно говорить о другом: сколько ему лет и вообще-то он уже созрел для школы по объективным показаниям или нет. Так вот. Я издал книжку, которую рекомендую слушателям «Эха Москвы». Называется она «Созрела ли Россия для демократии». Примерно так: приживется ли демократия в России. Там я рассматриваю этот вопрос и пишу, что если мы возьмем основные параметры: уровень ВВП на душу населения (такой есть магический показатель, про который вот говорят: если меньше, то не готов, если больше, то готов). У нас сегодня на душу населения по паритету покупательной способности приходится 10 тысяч долларов в год. Значит, это в два раза больше, чем согласно международным стандартам необходимо для того, чтобы реализовать демократию. Можно спорить на эту тему, но по этому показателю определенно. У нас говорят: слишком много бедных. Да, есть такая проблема. Но я должен сказать, что с 1999 года по данным Всемирного Банка доля бедного населения в России сократилась вдвое. Сократить еще больше - это по силам, и если доля бедного населения оказывается, ну, по нашим стандартам, на уровне 12-15 процентов, то это не преграда для демократии. Наконец, есть или нет у нас средний класс? Говорят, демократия – это страна, в которой имеется средний класс. Значит, по моим оценкам (я их привожу) и думаю, сейчас уже эти оценки можно повысить, у нас есть примерно 20 процентов населения устойчивого среднего класса, который имеет все необходимые ориентации. Если взять несколько более ослабленные проценты, скажем, один из признаков конституирующих в средних класс, то тогда мы получаем порядка 40-50 процентов. Сколько можно держать народ в «приготовишках»? Ну, я бы сказал так, что приходит простая мысль – не в народе дело, а в тех людях, которые не хотят лишаться власти или делиться ею.

Н. БОЛТЯНСКАЯ:
Евгений Ясин каждый вторник в эфире «Эха Москвы». Спасибо, Евгений Григорьевич.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика