Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Экономический рост: Стать интровертами

07.11.2006
Гавриленков Евгений
Газета «Ведомости» публикует статью Евгения Гавриленкова, главного экономиста инвестиционной компании “Тройка Диалог”, в которой идет речь об изменившихся условиях и факторах экономического роста в России и необходимых переменах в экономической политике.

Главной движущей силой динамичного роста российской экономики целых шесть лет было крайне благоприятное для России сочетание внешних и внутренних факторов. Среди этих факторов в первую очередь следует выделить низкие процентные ставки на мировых финансовых рынках, которые способствовали росту цен на сырьевые товары. При этом не просто высокие, но и до недавнего времени постоянно повышавшиеся цены на сырье (на нефть в первую очередь) обеспечили России устойчиво положительное сальдо счета текущих операций и, как следствие, низкий уровень процентных ставок на внутреннем рынке — благодаря конвертации в рубли поступающей валютной выручки. В середине текущего года к потоку экспортной выручки добавился и мощный приток капитала.

Конец дешевого роста

Наличие свободных мощностей в основных секторах экономики, в том числе и в топливно-энергетическом, позволяло до недавнего времени наращивать объемы производства без значительных капитальных затрат. До недавнего времени росту ряда внутренне-ориентированных отраслей также способствовал и относительно низкий реальный эффективный курс рубля. Но после того как денежные власти с успехом повысили курс национальной валюты (так что по итогам 2005-2006 гг. реальный эффективный рубль укрепится почти на 20%), все больше традиционных производств теряют свою конкурентоспособность и их дальнейшее развитие может быть связано лишь с модернизацией и масштабными инвестициями. Наглядным примером служит автомобилестроение, в котором рост производства в основном обеспечивается за счет сборки иностранных марок.

К числу благоприятных внутренних факторов можно отнести и тот, что, несмотря на сокращавшуюся на протяжении предыдущих десяти лет численность населения в стране, численность населения в трудоспособном возрасте увеличивалась. Но начиная со следующего года и она начнет снижаться, постепенно создавая все больше проблем на рынке труда. При этом ситуация на рынке труда будет усугубляться вследствие традиционно низкой мобильности рабочей силы и все более жесткого отношения к мигрантам.

Несколько лет назад чиновничий аппарат не был столь многочисленным и всевластным, что тоже в целом положительно сказывалось на экономической динамике. Теперь же отрицательное влияние на экономический рост постоянно увеличивающейся в размерах бюрократии становится все более ощутимым, причем видно это уже на макроуровне (без углубления в анализ масштабов и динамики коррупции и ее влияния на экономическую активность). Достаточно посмотреть на официальные данные Комитета по статистике, которые свидетельствуют об устойчиво нарастающем снижении производительности труда в секторе государственного управления. Сектор государственного управления поглощает все больше трудовых ресурсов, которые, возможно, при других условиях с большей эффективностью могли бы быть использованы частным сектором.

Это лишь часть надвигающихся проблем, которые неизбежно придется решать — возможно, однако, лишь в отдаленном будущем. Пока сохраняются весьма благоприятные внешние условия, можно позволить себе вести время от времени дискуссии на темы экономической политики, но не предпринимать реальных действий, направленных на повышение эффективности экономического роста. Так, в частности, эти дискуссии на два-три года затормозили преобразования в электроэнергетике. Отложены были и реформы в газовом секторе.

Наша история наглядно свидетельствует о том, что реальные шаги государством предпринимаются лишь тогда, когда ситуация либо приближается к критической, либо таковой становится (как это было после кризиса 1998 г.). В последние годы дефицит свободных производственных мощностей уже привел к замедлению роста физического объема производства в ряде важнейших экспортных отраслей, а импорт между тем неуклонно растет высокими темпами (ежегодно почти на треть) в ответ на повышение спроса, который стимулируется — в том числе и вследствие быстро растущих бюджетных расходов. В итоге чистый экспорт, исчисляемый в реальном выражении, снижается начиная с 2004 г. Ситуация станет более интересной, если прекратится рост цен на сырьевые товары. В прошлом кардинальные изменения структуры платежного баланса вели к пересмотру экономической политики и в результате — к изменению моделей экономического роста. В ближайшие годы, по-видимому, нас ждет то же самое (см. также статью “Платежный баланс покажет”, “Ведомости” от 17.04.2006).

Анестезия проходит

Судя по всему, период анестезии от постоянно повышавшихся цен не нефть и заторможенных преобразований в экономике постепенно подходит к концу и в самое ближайшее время от властей потребуются решительные усилия. И катализатором преобразований, похоже, станет энергетический сектор. Возможно, уже в будущем году российской экономике придется столкнуться с дилеммой, о которой автор писал ровно год назад (см. статью “Так легко уже не будет”, “Ведомости” от 7.11.2005): объема производимых в стране энергоресурсов станет не хватать для одновременного увеличения физических объемов экспорта и расширения поставок энергии на внутренний рынок. Расчеты показывают, что в будущем году внутренний спрос на энергоресурсы впервые будет расти быстрее, чем их производство. По нашей оценке, в 2007 г. внутренний спрос на энергоресурсы повысится примерно на 4,2%, тогда как совокупный объем их производства, вероятно, увеличится не более чем на 3,5-3,7%. Речь в данном случае идет не о производстве газа, нефти или электроэнергии в отдельности, а об агрегированном объеме производства топливно-энергетических ресурсов в тоннах условного топлива, как это представляется в топливно-энергетическом балансе.

Теоретически возможное сокращение объема экспорта с целью увеличения поставок на внутренний рынок и поддержание низких цен лишено смысла, а в ряде случаев (например, в газовой отрасли) и вообще невозможно по политическим причинам, поэтому единственный путь — реформирование внутреннего рынка. Придется стать “интровертами” и все решения искать в пределах собственной экономики, у которой при определенных условиях достаточно возможностей, с одной стороны, для увеличения производства энергоресурсов, а с другой — для снижения энергоемкости производства. Если так, то существующие механизмы производства, ценообразования, распределения и сбыта энергоресурсов (электроэнергии, газа, нефти и нефтепродуктов) на внутренних рынках, похоже, вступают в период интенсивного реформирования.

Потенциал энергосбережения, огромный еще несколько лет назад, хотя и уменьшился, но все еще сохраняется. В более отдаленной перспективе повышение энергетической эффективности российской экономики будет напрямую зависеть от ее структурной трансформации и масштаба инвестиций в энергосберегающие технологии. Как известно, в предыдущие годы темпы экономического роста значительно опережали динамику внутреннего энергопотребления, однако этот разрыв неуклонно сокращается. Наглядным примером является сопоставление динамики роста производства ВВП (или пяти базовых отраслей) и динамики производства электроэнергии, которое в этом году вырастет почти на 5%, в то время как в предыдущие годы производство электроэнергии росло в год на 2-3%. Динамика же ВВП в последние годы остается практически неизменной. В целом электроемкость российского ВВП сокращается с 1999 г., но темпы этого сокращения в последние годы существенно затормозились, и произошло это на фоне замедления роста внутренних энерготарифов.

Рост тарифов неизбежен

Похоже, что наблюдавшийся в последние года два-три достаточно щадящий (в первую очередь для населения) рост внутренних цен на основные энергоресурсы, такие как электроэнергия и газ, стал главным сдерживающим фактором для повышения эффективности их использования. Не исключено, что опережающий рост спроса на энергию в нескольких крупных регионах — потребителях электричества, таких как московский и петербургский, обусловлен не масштабным ростом энергоемких производств, а расширяющимся жилищным строительством, в том числе загородным. Это означает, что в первую очередь от относительно дешевой энергии выигрывают наиболее богатые слои населения, которые резко увеличивают энергопотребление. В случае же превышения пиковых нагрузок и потенциальных сбоев в поставке электроэнергии будут страдать все, но в большей степени — низкодоходные слои, не имеющие возможности устанавливать автономные резервные источники питания. При сохраняющихся тенденциях роста внутреннего спроса на энергоресурсы в последующие годы проблема может лишь усугубляться, если не будут приняты действенные меры. К числу таких мер в первую очередь следует отнести рост тарифов и более активное введение рыночных механизмов в энергетическом секторе экономики. Как и много лет назад, столь же актуальной остается проблема перехода от всеобщего субсидирования населения (за счет низких тарифов) к адресному.

Очевидно, что значительный рост цен на энергию не приведет к мгновенному росту ее предложения, однако создаст условия для его роста в последующем. Не менее существенным шагом является реструктуризация всех сегментов внутреннего энергетического рынка. В связи с этим создание газового рынка представляется как никогда вероятным, хотя формирование инфраструктуры энергетических рынков даст эффект лишь в более отдаленном будущем, а решения необходимо найти и на краткосрочную перспективу. Получается, что единственным краткосрочным выходом является более значительный, чем предполагается в официальном макроэкономическом прогнозе, рост внутренних цен на энергоресурсы, который позволит создать мощные стимулы для более эффективного энергопотребления уже в ближайшей перспективе.

Украинский эксперимент

Рано или поздно, но реструктуризация рынка энергоресурсов неизбежно ускорится, что благотворно скажется и на других секторах экономики. При этом повышение цен на энергоресурсы вряд ли не будет иметь для экономики отрицательных последствий. В начале 2006 г. российское правительство, можно сказать, провело “полевые испытания” на украинской экономике (ряд секторов которой во многом сходны с российскими), испытав ее на чувствительность к повышению цен на энергоресурсы. Как известно, на Украине с 1 мая для населения тарифы на газ и электроэнергию были повышены на 25%, а с июля тарифы на газ выросли еще почти на 80%. Похожие масштабы повышения тарифов на энергоресурсы, но в другие месяцы, наблюдались и для промышленных предприятий, а также бюджетных организаций. Инфляция при этом практически не ускорилась (за девять месяцев она составила 5,9% — по официальной информации), поскольку на фоне роста энерготарифов наблюдалось устойчивое снижение цен на продовольствие. Более того, в целом в нынешнем году инфляция на Украине будет ниже, чем год назад, — там, как и в России, основным фактором, способствовавшим росту инфляции в 2004-2005 гг., являлась щедрая бюджетная политика. Темпы же роста расходов на Украине в нынешнем году явно затормозились.

Эксперимент оказался весьма успешным — как известно, украинская экономика (как и балтийские страны в прошлом) успешно перенесла ценовой шок и темпы роста после этого даже повысились. Видимо, настало время повторить эксперимент в российских условиях.

Автор — главный экономист инвестиционной компании “Тройка Диалог”

Газета «Ведомости», 07.11.2006





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика