Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Сергей Жаворонков, Ксения Тараповская. Хроники кремлевской пропаганды с 1 по 7 ноября

08.11.2006
...Обсуждение сценария «Путин после Путина» на этой неделе, таким образом, повторило основные системные проблемы дискуссии. Во-первых, пропагандисты явно не знают, какой сценарий будет избран – и потому, выступают не в типичной роли уверенных глашатаев истины, а в качестве гадалок. Во-вторых, наблюдается явный конфликт между попыткой придать Путину статус «отца нации», который не принижен каким-то земным обременением, и рациональным стремлением изобрести для него должность, наделенную какими-то полномочиями. В третьих, попытка придать Путину в будущем роль публичного политика, навязать ему какую-то (правую или левую) идею связана с судьбой самой публичной политики – которая в настоящее время практически отсутствует и непонятно, с чего бы это вдруг «преемнику» ее воссоздавать.

Цитата недели: «…Меня, например, очень беспокоит сейчас

Партия жизни. Теперь она называется 'Справедливая Россия'.

Чем она меня беспокоит? Диким количеством бандитов,

которая оказалась в этой партии»

В. Соловьев


В обзоре:

Путин после Путина: поиск пятого угла
Тему президентства Владимира Путина продолжил В.Иванов в статье «Путин после Путина». Вообще рассуждения о месте и роли Путина после 2008 года – благодатная почва для рассуждений: версии Газпрома, ЮНЕСКО, третьего срока отошли для автора на второй план, как маловероятные, предоставив простор для размышлений. Автор в своей последней статье на «Взгляде» предполагает три варианта развития событий:

1. Цитируя Г. Павловского, «могущественный гражданин». «Это предполагает, что Владимир Владимирович откажется от любых постов, и его влияние на политический процесс, на принятие властных решений, его собственное право принимать некие ключевые решения будет основываться исключительно на его авторитете у нации и элиты. Звучит красиво, но все же в нашей стране не очень-то принято, чтобы гражданин, претендующий на влияние и власть, а тем более имеющий влияние и власть, оставался без должности и официального статуса. Путин, конечно, может пойти наперекор сложившейся традиции, но, скорее всего, это будет тот случай, когда «народ не поймет».

Из данной версии не понятно, каким именно образом должно проявится «могущество царя» («президент в нашей стране не просто президент, а «гражданский монарх», «царь», - пишет Иванов в той же статье). Если предполагается, что Путин станет «серым кардиналом» при преемнике, то для чего понадобились такие пространные формулировки? Если же речь идет-таки о должности, то ее автор не придумал.

2. «Путин – политический лидер». «Единая Россия» очень бы хотела получить экс-президента в свои вожди. Вопрос только в том, хочет ли этого он сам? Точнее, нужно ли ему это? Летом он дал добро на формирование еще одной крупной пропрезидентской партии на базе Российской партии жизни (РПЖ), Российской партии пенсионеров (РПП) и «Родины». «Справедливая Россия», не успев толком сформироваться, немедленно взялась претендовать на положение «второй партии власти». Предполагается, что на думских выборах 2007 года «новые эсеры» получат до 15% голосов, а может, даже и больше, в том числе за счет отъедания электората у «Единой России». Если так и получится, то «вторая партия власти» станет реальностью. И в новой Госдуме единороссы получат в лучшем случае простое большинство, а конституционное будут потенциально составлять две фракции, всем обязанные Путину. В такой ситуации может оказаться крайне востребована некая надпартийная структура, объединяющая «Единую Россию», «Справедливую Россию», а также заодно все прочие партии». Данная версия звучит впервые. Но сомнительно, что на это пойдут элиты. Как водится в обществе, благодетелей забывают, как только они сходят с политической арены. Скорее всего, после прихода нового президента активность парламентариев (не углубляясь в виртуальные пропорции) будет направлена уже на его фигуру, тем более, если, как предполагает В.Иванов, силы конкурирующих структур примерно уравняются. Не говоря уже о том, что автор опять же не придумал, как объединить в «надпартийную структуру все прочие партии» и что же это за структура получится.

3. «Путин – кандидат в президенты на выборах 2012 года». Это, в общем, даже не отдельный сценарий, а вполне вероятная составляющая первых двух. Сам Путин в апреле прошлого года на совместной пресс-конференции со Шредером в Ганновере напомнил, что конституция не запрещает ему выдвинуть свою кандидатуру в 2012 году. Само собой, ни о каком конкретном решении сейчас не может идти речи». Вопрос, однако, заключается в том, кто станет следующим президентом и захочет ли данный персонаж отдать власть Путину? Телевизионные «народные герои» легко сменяемы, да и не совсем понятно, что такого великого сделал Путин, что должно «жить в сердцах» людей на протяжении 4-х лет правления следующего президента.

Также на этой неделе проходили «Дни политической культуры», цель которых, по мнению «Известий» была выражена в следующем: «поэтому "люди думающие", надо полагать, и устраивают эти "Дни" — чтобы учиться политически обслуживать "мариванн и трактористов". Один из ораторов журналист «Взгляда» Александр Любимов «обозначил для медиа задачу государственной важности: помочь Путину уйти в 2008 году и возглавить оппозицию. Причем правую. "Путин до 2008 года будет двигаться в сторону коммунистов, все больше и больше социальных программ будут двигать в его сторону избирателей... таких вот мариванн, бабушек из деревень, трактористов, — сетовал журналист. — А для людей думающих вообще нет нормальной политической партии, которая нас обслужила бы в 2007/2008 году как избирателей!". Вряд ли данная позиция означала что-то конкретное, скорее всего это просто выражение позиции о размытости идеологий партий-претендентов на места в парламенте. После создания «Справедливой России», признанной оттянуть на себя левый электорат, все больше ведется разговоров о «либерализме» «Единой России», так что вполне вероятно, что Любимов подразумевал возможность того, что Путин после 2008 года возглавит «Единую Россию».

Обсуждение сценария «Путин после Путина» на этой неделе, таким образом, повторило основные системные проблемы дискуссии. Во-первых, пропагандисты явно не знают, какой сценарий будет избран – и потому, выступают не в типичной роли уверенных глашатаев истины, а в качестве гадалок. Во-вторых, наблюдается явный конфликт между попыткой придать Путину статус «отца нации», который не принижен каким-то земным обременением, и рациональным стремлением изобрести для него должность, наделенную какими-то полномочиями. В третьих, попытка придать Путину в будущем роль публичного политика, навязать ему какую-то (правую или левую) идею связана с судьбой самой публичной политики – которая в настоящее время практически отсутствует и непонятно, с чего бы это вдруг «преемнику» ее воссоздавать.

Между востоком и западом: политическая эклектика

Излюбленная тема последнего времени – суверенная демократия – приобретала разные формы: дискуссии, лекции, программы политических партий и пр. Но, тем не менее, уже сами пропагандисты приходят к выводу, что суть данного термина остается неясной и требует иного подхода к разъяснению. Владимир Соловьев прочел студентам РГГУ лекцию на тему «Преемственность политической системы», основной мыслью которой было отрицание преемственности в России в принципе, как нечто не соответствующего нашей ментальности, стремящейся «сделать все наоборот», изменить то, что было сделано предыдущим правителем. Данная линия – отрицание преемственности - совместно с «например, все хотят, чтобы Путин остался на третий срок - 'ах, Путин, вдруг барин уйдет, боже мой'!» являет собой попытку вселить в души людей страх перед переменами, при этом делая упор на позитивные сдвиги в годы правления последнего президента.

Владимир Соловьев рассуждает над тем, что демократии у нас не было в 90-е: «забавно посмотреть на тот период исторического реализма (?! – авт.), которые многие из вас нет, а я-то точно да, переживал в начале 90-х годов, который почему-то в обществе воспринимался как период ранней демократии, что, конечно, полное вранье, абсолютное, - никакой демократии не было». (Правда, политологическую науку Соловьев не обогатил: нового термина для системы 90-х, при которой существовала острая конкуренция политиков и партий на выборах, так и не придумал).

Надо понимать так: демократия в западном понимании для России не типична и не приживается, но в тоже время строй, политическую систему надо как-то обозначить, отсюда появляется «суверенная демократия» - «поэтому возникает вопрос перевода, вопрос трансляции: как перевести политическую идею на язык, который станет понятен людям, который они начнут воспринимать как суть и основу своего бытия?»

Резюме следующее: политические партии в России роли не играют, т.к. выражают интересы отдельных личностей (семей, кланов, олигархических групп и т.п.), а не народа в целом, именно поэтому народ аполитичен (интересно, при нынешних критериях деятельности партий, наверное, было бы безумием верить в создание новых партий «снизу», которые могли бы на что-то рассчитывать – ред.). Следовательно, объединительным фактором в жизни страны должна выступить некая идея, и таковая существует – это суверенная демократия, нечто, соответствующее нашей ментальности, выражающее ту необходимую стабильность, которая не отринет позитива достижений, а продолжит взятый курс на облагораживание нашей жизни. При этом за «Единую Россию», положившую данный термин в основу своей программы, видимо, предлагается голосовать «сердцем», т.к. «программы партий никто не читает».

Насильственно навязать термин «суверенная демократия» не получилось – вместо этого теперь предлагается осознать то, что мы уже живем при данной «суверенной демократии», она у нас в крови, а состав крови знать не обязательно. Возникающие же проблемы – лишь из-за некоторых плохих выразителей идей: «меня, например, очень беспокоит сейчас Партия жизни. Теперь она называется 'Справедливая Россия'. Чем она меня беспокоит? Диким количеством бандитов, которая оказалась в этой партии».

Забавно, что Соловьев уже не в первый раз за последнее время обрушивается на «Справедливую Россию». Статистики, естественно, не приводится – иначе мы бы могли припомнить и другие факты – например, выдвижение от ЕР на руководящие должности всевозможных «винни-пухов» (как в Приморском крае) или открытой продаже мест в ее списках. Предлагаемая схема выглядит примерно так: Миронов, который дружит с президентом Путиным – «он симпатичный, обаятельный человек», но окружение подкачало.

На неделе власть в лице В. Путина не смогла публично определиться не только с внутриполитическим, но и с внешнеполитическим курсом страны: так, выступая по прямой линии перед гражданами, Путин заявил, что приоритеты России направлены на СНГ; спустя 10 дней во время празднования Дня народного единства теленовости транслировали поездки президента по Москве с молодежными организациями «Наши» и «Россия молодая», в ходе которой президент пространно ответил на вопрос о курсе внешней политики России – «мы находимся между востоком и западом, поэтому сфера наших интересов лежит и там, и там».

Русские идут!

Усиленное внимание печатных и интернет-СМИ еще ранее было приковано к предстоящему «Русскому маршу» 4 ноября, организованному ДПНИ (Электронные СМИ бойкотировали эту тему, как будто запрет митинга и стягивание в Москву десятков тысяч «правоохранителей» - дело само собой разумеющееся). Участников клеймили националистами, неофашистами, экстремистами, надевали и другие ярлыки, хотя формат мероприятия до последнего оставался неизвестен (из партии ЛДПР исключили депутата Курьяновича, т.к. сочли его участие в данном мероприятии возможным ударом по имиджу партии). Власти крупных городов Москвы и Санкт-Петербурга сначала запретили проведение данного мероприятия, но после того, как стала ясна решимость участников собраться во чтобы то ни стало (например, в метро) позволили провести митинги на специально отведенных площадках. Никаких прогнозируемых эксцессов не произошло (если не считать таковыми массовые «превентивные» задержания, причем в числе задержанных были и журналисты, поэтому пропагандисты радостно решили осветить данный факт в стиле «ах моська знать она сильна», мотивируя приход на митинг в Москве около 2000 человек (основная версия, по версии очевидцев численность доходила до 6 тысяч) следующим образом: «в результате едва ли не основным информационным фоном подготовки к акции стали нескончаемые расколы между организаторами. Причем произошла своего рода «отрицательная селекция»: отсеивались наиболее вменяемые люди, а на первый план стали выдвигаться откровенные маргиналы», пишет «Взгляд» в итоговой недельной статье «Итоги недели: алкоголь, монеты и смертный приговор». Интересно к «маргиналам» или «вменяемым людям» пропагандисты причисляют частого гостя телепередач ТВЦ и НТВ лидера «Народной воли» Сергея Бабурина, чья заявка властями Москвы была-таки одобрена, и собственно, по ней «Русский марш» и прошел? Еще стоит обратить внимание, что лозунги ЛДПР, использовавшиеся на протяжении всего периода деятельности партии никогда не привлекали к себе столь пристального внимания властей, как это произошло, когда их провозгласило несистемное ДПНИ, обвиняемое в национализме. Вряд ли стоит ожидать, что список ЛДПР по тем же обвинениям снимут с выборов 2007 года.

Стоит констатировать, что на этой неделе основным рефреном пропаганды относительно «Русского марша» стали не спекуляции вокруг «объединения либералов с фашистами», а попытка представить самую крупную демонстрацию праздников как нечто маргинальное (при том, что активно освящались как раз таки маргинальные по численности мероприятия «антифашистов» и ЛДПР).

Также интересна позиция главного единоросса в Московской городской Думе Андрея Метельского: в интервью газете «Взгляд» он отметил, что «межнациональные проблемы в России были на протяжении всей ее истории.. Но если мы видим и будем видеть только плохое, то будут одни проблемы. А ведь представители других национальностей работают в правительстве Москвы, в органах МСУ, в милиции. Это нормальные люди, к которым не надо поворачиваться спиной, которых не надо унижать или считать «младшими братьями». Хотя есть и другие: бандиты, террористы, те, кто скрывается в Москве от правосудия. Но это совсем другое дело. И это все эксплуатируют те, кто хочет взорвать общество. Посмотрите, у нас проходят марши бритоголовых! Межнациональные проблемы в России искусно подогреваются».

Метельский в некотором роде прав: с февраля 2006 года проблемы национальной розни постоянно преподносились СМИ, как глобальная проблема, постоянно шли дискуссии о фашизме и засилии скинхедов (интересно, где – ред.). С другой стороны, создается ощущение, что Метельский никогда не был на столичных рынках: «взять рынки: со всех сторон мы слышим – мол, приезжие хамят, обвешивают, занимают рабочие места. А попробуйте вспомнить репортаж, где был бы положительный производитель, который привез и с улыбкой продает свою продукцию?» Видимо, господин Метельский и фракция «Единой России» в МГД живут в другой Москве, с другими проблемами, системами торговых и межнациональных отношений.

Алкоголь: государство нас спасет

Одной из самым обсуждаемых тем на этой неделе стало объявление Бориса Грызлова о необходимости введения госмонополии на спиртное. Напомним, что в последнее время имели место массовые отравления суррогатами. Как сообщает журналист «Постскриптума» Сергей Котенков 12 регионов пострадали от отравлений, зафиксирован 2901 случай, из них 118 смертельных. Трем чиновникам замминистра финансов Сергею Шаталова, замглавы Минэкономразвития Андрею Шаронова и замминистра сельского хозяйства Игорю Рудене были вынесены выговоры за «создание критической ситуации на рынке алкоголя "в результате недоработок при введении Единой государственной автоматизированной информационной системы учета и контроля оборота этилового спирта (ЕГАИС)". (Какое отношение эти люди имели к навязанным ФСБ вне конкурса разработчикам системы, нам так и не ясно).

В программе «К барьеру» Владимира Соловьева член СФ Сергей Лисовский отстаивал позицию необходимости введения госмонополии на алкоголь, ссылаясь на проблему нелегального импорта и на разнузданность рынка. Впрочем, алкогольный рынок и без того зарегулирован – как лицензиями, акцизными складами, наконец, контрольный пакет акций большинства ЛВЗ принадлежит государству, а употребляющие технические средства лучшие люди страны, вероятно, продолжат их употреблять – ведь их выпуск к работе легальных заводов имеет мало отношения. Зато нам внедряется простая мысль – если где-то наблюдается непорядок, то огосударствление этой сферы нас спасет. (Июльский опыт, когда государство на несколько месяцев парализовало ввоз качественного импортного алкоголя, правда, свидетельствует скорее об обратном).

Андрей Караулов предложил еще один вариант решения проблемы пьянства в России – моральное оздоровление, которым должна заняться Московская патриархия «церковь должна возглавить еще один национальный проект». Учитывая общественно-политическую активность некоторых представителей МП в последнее время, не удивительно будет увидеть на теледебатах, к примеру, дьякона Кураева, выступающего с пропагандой здорового образа жизни, при этом не забывающего уточнять, что инициатива исходит о партии власти, или президента. Можно предложить и вернуться к уже опробованной в 90-е годы практике по беспошлинному ввозу алкоголя и табака предприятиями МП – авось, будут ввозить только качественное и реализовывать без стяжательства.

Впрочем, как логично пишут более поздние «Известия», «наших российских частников еще можно как-то "убедить" с позиции силы. Но с зарубежными владельцами вопрос быстро не решишь, судя по опыту "ЮКОСа". Иностранцы за свои деньги будут бороться - и делать это в международных судах». Подобные действия можно назвать «государственное рейдерство», т.к. алкогольная сфера, прибыльная в России, пока еще не до конца захвачена «Росспиртпромом» и т.п. структурами. Как сказал в программе Караулова губернатор Рязанской области Георгий Шпак: «чтобы народ не пил надо улучшить его жизнь», а не бороться с частными водочными производителями, и не читать проповеди о пользе здорового образа жизни.

Поминки по Саддаму

7 ноября в США проходят промежуточные выборы в Конгресс США - американцам предстоит ротация конгрессменов и сенаторов. За два дня до этого в Ираке был вынесен смертный приговор бывшему диктатору Саддаму Хусейну. Российские СМИ назвали данный факт последним шагом республиканцев в надежде спасти свой рейтинг, заранее предсказывая им поражение на выборах. К примеру, «Известия» в статье «Спасет ли Буша виселица для Саддама?» пишут «противники президента Буша убеждены: вердикт отнюдь не случайно был оглашен за два дня до выборов в Конгресс. И считают это нечестной игрой». Основная версия, которую озвучивают российские пропагандисты – подмена Бушем борьбы с терроризмом войной в Ираке. Алексей Пушков в «Постскриптуме» в обоснование своей фразы «поражение республиканцев на выборах предрешено» положил некий рейтинг «самых опасных людей планеты», в котором Буш занимает второе место после Бен-Ладена. Демонизация американского президента порой приобретает странные формы: к примеру, М.Леонтьев заявлял, что политика Хусейна была единственным шансом сдерживания исламского экстремизма, а Америка это «сдерживание» разрушила. «Защита Хусейна объявила, что его казнь откроет в Ираке «врата ада», - пишет «Комсомольская правда» в статье«Саддама Хусейна повесят по просьбе Буша?», обосновывая это также, как и другие СМИ тем, что «шииты устроили в Багдаде и других крупных городах праздничные шествия с танцами и пальбой в воздух - шальной пулей была убита женщина, еще десять человек получили ранения. В родном же городе Саддама Тикрите около тысячи человек вышли на улицы, неся портреты экс-президента и обещая отомстить за его «мученическую смерть» («Известия», «Спасет ли…»).

Таким образом, преподносимая нам картинка выделяет несколько тезисов. Первый – суд над Хусейном – фарс (подобные аналогии очень ценимы в качестве оправдания российских судов). Второй – нынешняя ситуация в Ираке суть следствие политики Д. Буша. И третий – Буш непопулярен в США.

Хотя столкновения между шиитами и суннитами происходят и происходили не только из-за политики США, историческое противостояние религиозных групп Ирака длится десятилетия, усгубляясь взаимной трактовкой друг друга как еретиков, фактами репрессий суннитского меньшинства против шиитского большинства и т.п. Впрочем, рвения российских СМИ вряд ли как-то могут повлиять на итоги выборов в Конгресс США, но если предсказываемая победа демократов не состоится, то пропагандистам придется менять тактику в отношении освещении «мнения американского народа с его нелюбовью к президенту Бушу» Ну и наконец, российские СМИ тщательно уходят от вопроса, повинен ли Саддам в преступлениях против человечности (благо ответ на него очевиден).

Темник недели:

Путин каким-то образом сохранится в политике после 2008 г.: то ли в качестве лидера «Единой России», то ли в качестве морального авторитета, то ли в качестве претендента на роль Президента в 2012 г.

Объединяют не партии, а идеи – в частности, «суверенная демократия»

На «Русский марш» вышли маргиналы, а кроме того, его вообще не было

Проблемы с отравлениями алкогольными суррогатами можно решить огосударствлением отрасли

Суд над Саддамом: фарс в интересах Д.Буша





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика