Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Александр Гольц: Большой проект или большой распил?

23.08.2007
Гольц Александр
Александр Гольц: Большой проект или большой распил?

К написанию этого текста меня подвигло чтение нескольких замечательных материалов. Прежде всего, статьи Лилии Шевцовой, которая довольно убедительно демонстрирует интеллектуальную нищету политологов, пытающихся обосновать необходимость и полезность для России авторитарного режима. Как нетрудно заметить, один из важнейших опорных пунктов в аргументации «охранителей» заключается в том, что только авторитарный режим способен осуществить так называемый Большой проект.

Подразумевается некая идея, неимоверно сложная в реализации. Однако ее исполнение означает не только решение некой технической задачи. Речь идет о том, чтобы вывести страну на новый уровень развития. Большой проект должен создать научные школы, качественно улучшить образование, обеспечить инвестиции в «человеческий капитал», выйти на новый технологический уровень производства. И таким образом вернуть Россию в число наиболее развитых государств мира.

То есть речь идет о проекте, сопоставимом с созданием Бомбы в СССР и США, программой освоения космоса, разработанной Королевым, или американским лунным штурмом. Надо сказать, что политические руководители страны явно мечтают о таком проекте. Достаточно вспомнить о камланиях по поводу нанотехнологий, а также о волшебных боеголовках, истребителях 5-го поколения и отечественных авианосцах. И здесь мне удалось обнаружить мнение, выглядящее довольно разумным. Это интервью главы Росатома Сергея Киреенко главному редактору газеты «Завтра» Александру Проханову. (Друзья-либералы, простите, но интервью отличное. Конечно, лучше бы обойтись без свойственной г-ну Проханову «пассионарности», но это дело вкуса, а не содержания.) Киреенко вполне аргументировано (на мой взгляд) говорит о том, что Большим проектом может стать обеспечение страны электроэнергией путем ускоренного строительства более двух десятков АЭС.

Мне показалось важным ответить на несколько вопросов. Во-первых, обязателен ли Большой проект для модернизации России. Если да, то, и это во-вторых, каким основным требованиям он должен отвечать. И, наконец, в-третьих и в главных, может ли авторитарный режим, подобный путинскому, такой проект реализовать.
Итак, нужен ли Большой проект? Распространенную среди либеральной общественности точку зрения выразил читатель, весьма доброжелательно отреагировавший на мой текст о том, что все разговоры об истребителе пятого поколения – не более чем легальное прикрытие для воровства: «Пусть попробуют сделать посудомоечную машину первого поколения». На первый взгляд, вполне разумный подход. Не заморачиваться грандиозными проектами, не заниматься «строительством пирамид», а развивать экономику, наладив производство потребительских товаров: автомобилей, телевизоров, компьютеров, стиральных машин. Однако многие серьезные экономисты утверждают – создание подобных производств важно, но оно не может обеспечить ускоренное развитие. Всему виной глобализация – российский рынок слишком мал, чтобы сделать такое производство высокодоходным. Для того чтобы производство было эффективным, необходимо экспортировать продукцию. Представляется не слишком вероятным, что сделанные в России товары смогут конкурировать по качеству с японскими и американскими, а по дешевизне – с китайскими. Выход – предложить рынку нечто принципиально новое, основанное на технологиях, которых нет ни у кого. Вряд ли в российском случае можно вести речь о мобильниках или телевизорах. Скорее – это нечто, связанное с космосом, новыми способами получения энергии, те же нанотехнологии. Одним словом, так или иначе — это Большой проект. Такой проект в случае успешной реализации может дать технологии, которые обеспечат общий технологический рывок России. Как рейгановская программа «звездных войн» (закончившаяся, как известно, ничем) привела к созданию интернета, обеспечила бурный рост информационных технологий и, в конечном счете, создала предпосылки для экономического бума в США в 90-е годы прошлого столетия.
А теперь о том, каковы должны быть специфические требования к Большому проекту для России. Если верить первому вице-премьеру Сергею Иванову, наша страна сегодня занимает передовые позиции по доброму десятку научных направлений. Вполне реально, что, выбрав правильные приоритеты, сконцентрировав средства, включая государственные инвестиции, можно создать прорывные технологии. Только сразу же возникает два вопроса. Первый – где гарантии, что Большой проект не станет большим распилом средств? Стоит крупным средствам попасть в руки чиновников, как они будут обречены в этих руках и остаться. Второй – как поднять проект при весьма плачевном состоянии промышленности? Вполне рациональный ответ дает Сергей Киреенко: «Мы исходили из того, что поставленные задачи потребуют развития машиностроения. Пусть машиностроение подстраивается под задачу. Мы можем гарантировать заказ на десять лет вперед. Под это можно привлечь инвестора на перевооружение. Не могут, будет смена руководства, смена персонала. Это предприятие не сумеет, значит, его заменит другое, даже зарубежное. Если Ижорские заводы не смогут сделать требуемое число корпусов реакторов, то станет делать Шкода. Не сможет, будут делать корейские металлургические заводы. Мы можем сделать нужное количество тихоходных турбин? Не можем? Летим во Францию, подписываем с французами соглашение о совместном предприятии в Подольске, куда они приходят со своей технологией турбины "Арабелла". Это лучшая тихоходная турбина большой мощности. И мы будем делать в Подольске три-пять комплектов турбин в год. Контрольный пакет в России. Производство в России. Мы получаем технологию. Рабочие места появляются. Налоги в российский бюджет идут. Мы имеем право с этой турбиной, с российскими атомными блоками строить станции во всем мире». Если называть вещи своими именами — это план создания новой транснациональной корпорации, в которой наша страна будет играть ведущую роль.

Итак, главное условие – это интернационализация проекта, встраивание России в глобальное производство с ее уникальными технологиями. Это же решает и проблему чиновничьего воровства. В транснациональной корпорации с ее внутренним аудитом, открытой бухгалтерией, которую будут ревизовать в нескольких государствах, «распилить» средства вряд ли получится.
Ну а теперь самый главный вопрос – способен ли российский авторитарный режим осуществить этот самый Большой проект. Первое, что вспоминают отвечающие на этот вопрос утвердительно – это создание Бомбы. В разрушенной войной стране беспощадная воля, жестокость и несомненный организаторский талант Лаврентия Берии обеспечили и создание самых передовых на то время научных школ и создание гигантских новых производств. Вот и нам бы так научиться концентрировать ресурсы, мечтают сторонники авторитарной модернизации. Правда, при этом оговариваются, что речь не идет о возвращении к «шарашкам» и сотням тысяч рабов-заключенных. И при этом явно лукавят. Потому что принуждение и есть главный ресурс авторитарного режима. И чем это принуждение более жестоко, тем более оно эффективно. Современный российский режим, слава Богу, совсем не походит на сталинский. Но это значит, что, действуя присущими ему методами, он будет неэффективен. Единственное, что может выдать путинская вертикаль — это создать особое подразделение Генпрокуратуры, которое будет курировать проект.

В то же время работа в условиях международного сотрудничества, обмена технологиями в отраслях рассматривается как покушение на российские национальные интересы. И наши правоохранительные органы регулярно сажают ученых, которые передали за границу нечто «важное». Вольно Сергею Кириенко рассуждать о размещении российских заказов за границей. Только при этом он закрывает глаза на то, что уже разработан закон, который призван не стимулировать, а, наоборот, ограничивать иностранные инвестиции в стратегические отрасли промышленности, включая, конечно, и атомную. И решение в каждом конкретном случае будет приниматься во все том же ФСБ. Сомневаюсь, что проект, где решающее слово принадлежит спецслужбам, будет привлекателен для иностранцев. Но, повторюсь, без широкой международной кооперации Большой проект нереализуем. Вот и получается, что экономические потребности страны приходят в прямое противоречие с реалиями «вертикального режима».





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика