Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Константин Сонин. Ratio economica: Год ожиданий

11.03.2008
Константин Сонин
Константин Сонин. Ratio economica: Год ожиданий

С точки зрения экономиста, в нашей стране 2008 год станет годом Центрального банка: в сфере его ответственности лежат те области, в которых возникнут основные проблемы. Во-первых, ЦБ отвечает за инфляцию, а именно этот фронт будет центральным в этом году. Во-вторых, ЦБ отвечает за банковский надзор, а это еще одна тема для беспокойства. Положение российского ЦБ осложняется тем, что его независимость — способность проводить политику сдерживания инфляции, не поддаваясь давлению политических властей, — еще ни разу по-настоящему не подвергалась проверке. С другой стороны, положение ЦБ облегчается тем, что его достижения в 2008 г. будут сравнивать с достижениями центральных банков других стран, а они, по всей видимости, будут не слишком впечатляющими.

В прошлом году инфляция составила 11,9%, впервые за несколько лет превысив прогноз правительства и показатель предыдущего года. Первые два месяца 2008 г. тоже не дают повода для оптимизма: все идет к 12-14% в годовом исчислении. Опыт 1970-х гг. дал экономистам — от Милтона Фридмана и Эдмунда Фелпса, объяснивших, почему эмпирические закономерности прошлого не помогают правительствам добиваться успеха, до Финна Кидланда и Эдварда Прескотта, которые разработали первую общую теорию динамической неэффективности денежной политики, — возможность понять следующий простой закон: инфляция происходит оттого, что, когда субъекты экономики принимают экономические решения — заключают контракты, договариваются о зарплате и т. п., — они закладывают в свои решения представления о будущих ценах. Чтобы правительство могло повлиять на что-то в экономике, необходимо, чтобы политика стала «сюрпризом» для работников и для фирм. Ловушка для денежных властей заключается в том, что если все ожидают высокой инфляции, то она и будет высокой.

«Закон ожиданий» действует не только для денежной политики. Например, в России значительный вклад в инфляцию вносит изменение тарифов на газ и электроэнергию. Для успешной борьбы с инфляцией недостаточно не повышать тарифы на газ и электроэнергию; необходимо, чтобы все поверили, что такого повышения не ожидается. На практике, конечно, правительство периодически повышает тарифы, но это не меняет урока: инфляционные ожидания формируются оттого, что субъекты экономики ожидают более существенного, чем обещано, повышения тарифов, например следуя за ростом цен в других отраслях. Вывод Кидланда и Прескотта о том, что центральные банки должны быть независимыми (имеется в виду от политического давления), верен и здесь.

Вторая основная зона ответственности ЦБ — банковский надзор. Прошлой осенью оптимистам казалось, что кризис, начавшийся на рынке недвижимости в США, не перекинется на другие секторы финансового рынка. Но проблемы с ликвидностью не исчезли, а, наоборот, усилились. За американскую экономику не нужно волноваться. Когда цены на товарных рынках перестанут расти относительно цен на других рынках, т. е. экономика достигнет нового равновесия, в котором, грубо говоря, компьютерные программы будут относительно дешевле сырой нефти, чем они были несколько лет назад, инфляционное давление с этой стороны прекратится.
Обесценившийся доллар подтолкнет американский экспорт (это, кстати, уже чувствовалось в 2007 г.), и, даже если рецессия продлится год, а это самый худший сценарий на сегодняшний момент, а в банковском секторе потребуется прямое государственное вмешательство, в 2009 г. рост возобновится. В России ситуация в банковском секторе такова, что, если сжатие мирового кредитного рынка продлится еще несколько месяцев, для многих банков наступят критические времена. Однако здесь у ЦБ есть простое лекарство: скорее всего, он предоставит дополнительные средства крупнейшим госбанкам, чтобы они могли выкупить активы проблемных банков. Впрочем, то, что в банковском секторе не ожидается катастрофы, не означает, что за ним не нужно следить: наоборот, ожидание того, что так или иначе ЦБ придет на помощь, может подталкивать банкиров к излишне рискованным действиям.

Ведущие экономисты мира уже поговаривают о том, что центральным банкам нужно было бы больше внимания уделять предотвращению пузырей на рынках активов. Алан Гринспэн, бывший председатель ФРС, считал, что пузыри не дело ЦБ, но сейчас, когда речь идет о ликвидации последствий лопнувших пузырей, взгляд на роль денежных властей может поменяться. Впрочем, здесь явно намечается столкновение между независимостью ЦБ, с таким трудом отвоеванной экономистами, и «всесилием», которое потребуется для наблюдения за рынками активов.

В любом случае у России есть специфика в области государственного управления. Независимость ЦБ, столь необходимая с точки зрения экономического опыта для снижения инфляционных ожиданий, противоречит идее централизованного управления. Это хорошо для руководства ЦБ — в случае высокой инфляции граждане, которые прекрасно понимают, что российский ЦБ не так независим, как хотелось бы экономистам, будут недовольны президентом, а не председателем ЦБ. Это не так хорошо для тех, кто не любит высокую инфляцию.

Автор — профессор Российской экономической школы





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика