Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Константин Сонин. Ratio Economica: Преимущество отстающего

23.04.2008
Константин Сонин
Константин Сонин. Ratio Economica: Преимущество отстающего

В феврале, выступая в Красноярске с экономической программой, Дмитрий Медведев обозначил четыре «и», лежащих в основе планирующейся политики: институты, инфраструктура, инновации, инвестиции. На первый взгляд важность третьего из этих «и» — инноваций — представляется бесспорной, однако все не так просто.

Дело в том, что инновации в фирмах бывают двух видов — те, которые делаются внутри, и те, которые заимствуются у лидеров отрасли. Надо отдавать себе отчет, что в российском контексте речь почти всегда идет об инновациях второго рода — о заимствовании технологий. Само по себе это не плохо: большинство стран в мире, включая всех нынешних лидеров по темпам экономического роста — Китай, Индию, Бразилию, — опираются именно на заимствование передовых технологий из развитых экономически стран. В новейшей истории нашей страны самые быстрые периоды экономического роста (в 30, 50 и 2000-е гг.) следовали за активизацией заимствования технологий. Другое дело, что создание стимулов и оптимальной среды для заимствования не то же самое, что создание стимулов для разработки чего-то с нуля.

Полвека назад гарвардский экономист российского происхождения Александр Гершенкрон, опираясь на опыт России в ХIХ в., описал феномен «догоняющего развития». Идея состоит в том, что отставание той или иной страны от наиболее развитых на данный момент стран является стратегическим преимуществом отстающей страны. Несмотря на то что ХХ в. Россия прожила очень бурно, за 100 лет позиция нашей страны относительно ведущих экономических держав практически не изменилась. В 1913 г. ВВП на душу населения в России составлял 28% от уровня США, и в 2006 г. он составлял те же самые 28%. Высшим достижением ХХ в. были 40% от американского уровня, достигнутые в 1980-е, однако к этому показателю нужно относиться с осторожностью. Советский ВВП на душу населения хуже, чем современный, отражал уровень потребления — именно тот показатель уровня, который важен для оценки результатов экономической политики. За то же самое время (с 1913 по 2006 г.) Япония уменьшила отставание от США с 25% до 76%, Южная Корея — с 16% до 56%, Норвегия — с 43% до 110%, Ирландия — с 51% до 100%, т. е. показали темпы развития, значительно превышающие российские. Академик РАН Виктор Полтерович в серии статей, опубликованных в последние годы в журналах «Вопросы экономики» и «Экономическая наука современной России», утверждает, что сравнительные исследования показывают: программы стимулирования экономического роста — более действенные стратегии догоняющего развития, чем создание институтов. Развитие институтов — прежде всего институтов защиты прав собственности — будет следовать за ростом.

Задача облегчения технологических заимствований, необходимых на нынешней стадии экономического развития, приводит порой к парадоксальным рекомендациям. Например, стоит поощрять иностранные инвестиции даже при том, что в государственных карманах достаточно денег, чтобы осуществлять инвестиции самим. Деньги деньгам рознь: инвестиции иностранцев указывают как минимум на прибыльность финансируемого проекта, а в Китае, например, и сопровождаются, как правило, переносом технологий. Государственные инвестиции, конечно, не приносят технологических заимствований и в меньшей степени, чем частные, указывают на эффективность финансируемого проекта.

Если России удастся сократить отставание от экономически развитых стран — а чем наша страна хуже Японии или Ирландии? — оптимальное устройство экономики изменится. Например, в последние годы заметной тенденцией в российской экономике была усиливающаяся вертикальная интеграция крупных компаний. В экономике с плохо защищенными правами собственности этот процесс и естественен, и эффективен. Вертикально-интегрированные компании лучше пригодны для стадии заимствования. В недавних работах гарвардского профессора Филиппа Агийона с соавторами показано, что вертикальная интеграция становится препятствием по мере приближения к технологическому фронту — ситуации, когда российским фирмам придется полагаться на собственные разработки. Утешает, впрочем, что до фронта еще далеко. Однако и для нынешней стадии в работах Агийона содержится определенный урок: влияние политических институтов на стремление фирм перенимать передовые технологии оказывается разным в зависимости от отрасли. Чем ближе к технологическому фронту, тем более важен свободный вход на рынок, который может обеспечивать только демократическая структура власти.

Восемь лет назад, в начале путинского президентства, задача экономического развития формулировалась так: догнать Португалию по уровню ВВП на душу населения. Эта задача, при всей своей геополитической скромности, была гораздо более адекватной, чем нынешняя — войти к 2030 г. в пятерку стран по размеру ВВП. Отставание от наиболее развитых стран — это потенциальное преимущество; чтобы его использовать, нужно прежде всего это осознать.

Автор — профессор Российской экономической школы





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика