Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Дотянуть до подъема

16.03.2009
Игорь Николаев
Дотянуть до подъема

Важнейший вопрос сегодняшнего дня – сколько продлится кризис. Достоверный ответ существенно повысил бы определенность экономической обстановки.
Как показали результаты недавнего опроса представителей бизнеса, проведенного Аналитическим центром при правительстве РФ, среди факторов, ограничивающих рост промышленного производства, неясность экономической обстановки (51%) стоит на втором месте после недостаточного спроса на продукцию на внутреннем рынке (61%).

Недостаток финансовых средств (46%), высокий процент коммерческого кредита(33%), высокий уровень налогообложения (30%) – все эти факторы менее значимы с точки зрения перспектив развития промышленного производства.

Теперь проанализируем, какие сигналы относительно длительности кризиса поступали и поступают бизнесу со стороны официальных властей.

Сначала говорили, что кризиса нет и не будет. Потом, когда он вовсю разбушевался, что уже летом 2009-го, а уж к его концу точно начнем оживать. Еще немногим позднее, что, может, все это продлится и три года. Наконец, услышали, что кризис надолго. Второй вариант ответа – не менее трех лет – несильно отличается от просто «надолго». Последние версии ответа, по-моему, очень неудачные. Если кризис надолго, а власти не имеют представления на сколько, то какая мотивация будет у бизнеса? Никакой. Полная дезориентация.

И все-таки чего ожидать? Официальные лица уже много раз поменяли свою точку зрения. Аналитики попросту не хотят отвечать на этот вопрос, поскольку очень значительна вероятность ошибки. Не хотят подвергать себя «репутационным рискам», как выразился однажды известный экономист-либерал.

Сначала уточним, что такое длительность кризиса. Здесь возможны два варианта ответа. Первый: кризис – это время падения экономики, её стагнации. Второй: кризис – это время падения экономики и её восстановления до докризисного уровня.

Может, формально и следует выбирать второй вариант, но по существу правильнее остановиться на первом. Лучший аргумент – реальные факты. Экономика России восстановилась по объему ВВП до докризисного 1991 года только в 2006 году. Однако назвать кризисными начало 2000-х годов, когда шел бурный нефтегазовый рост, никак нельзя.

Может ли все это закончиться быстро, в течение нескольких месяцев, года?
Ответ: не может.

Во-первых, потому что к началу кризиса в России многие важные реформы оказались незавершенными, не туда зашедшими или просто проваленными. К примеру, мы настолько «успешно» реформировали электроэнергетическую отрасль, что к середине 2008 года все это обернулось ускоренным ростом тарифов на электроэнергию и практической невозможностью подключиться к энергоснабжению. «Коньком» бюджетного реформирования стал перевод природных активов в финансовые через создание Стабфонда. Это в значительной мере предопределило превращение России в государство-рантье и выбор совершенно проигрышной стратегии борьбы с кризисом путем закачивания огромных денежных средств в финансово-кредитную систему. А административную реформу если вспомнить? Во-вторых, в годы высоких цен на нефть так и не была проведена структурная перестройка экономики. Россия осталась сырьевой страной. Более того, мы стали консервировать сырьевую направленность нашей экономики, развернув строительство новых нефтепроводов.

В условиях же мирового экономического кризиса цены на нефть будут оставаться низкими. И для нас это будет серьезным фактором, замедляющим выход из кризиса.

В-третьих, мировая экономика в целом вряд ли в краткосрочной перспективе выйдет из кризиса, потому что в ней накопились серьезные структурные перекосы, а эффективной скоординированной работы по выходу из кризиса у ведущих стран никак не получается. В-четвертых, российские антикризисные действия следует признать неэффективными. То, что надо, – не делаем или делаем с явным опозданием.

Результат: стремительное падение экономики: промышленность в январе обвалилась на 16%, а в феврале, осмелюсь прогнозировать, итоговые данные окажутся на уровне 20% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года.

В результате в экономике сформировалась устойчивая тенденция к значительному спаду. То есть это не какой-то конъюнктурный провал, а сформировавшийся за последние пять месяцев устойчивый спад. Такие вещи быстро не проходят. Как минимум, захватывается и 2010 год. Значит, несколько лет. Сколько?

Следует обратить внимание на следующую закономерность последних кризисов капиталистического рыночного хозяйства. Фаза подъема продолжается значительно дольше, чем фаза спада. Это по-своему объяснимо и действует как закон. Кризис в России в 90-х годах прошлого века, растянувшийся до 1998 года включительно, в расчет брать не будем, так как это был кризис совсем иного, так называемого трансформационного типа – кризис перехода от плановой к рыночной экономике.

Кроме того, хотя мировая экономика и в кризисе, в ней явно обозначаются страны, которые успешнее других начинают справляться с трудностями. В первую очередь, речь идет о Китае. Потом – некоторые страны Европы. То есть, очевидно, кто будет вытягивать мировую экономику в не такой уж отдаленной перспективе (минимум в 2010 году). А это и на Россию благотворно подействует.

Таким образом, вырисовывается следующий прогноз. Точно захватываются кризисом 2009–2010 годы, оживление не ранее 2011 года, который все-таки будет еще кризисным. Ну а по-настоящему экономика сможет расти не ранее 2012 года. Три года получается, как ни крути.

Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа, партнер компании ФБК





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика