Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Пресса о фонде

Аскеза государства

25.04.2002
Андрей КОЛЕСНИКОВ

Когда два года назад учреждался фонд "Либеральная миссия", мало кто предполагал, что он окажется едва ли не единственной в стране площадкой для заинтересованного обсуждения общественных проблем.

Именно в рамках мероприятий фонда под патронатом его президента Евгения Ясина предлагаются самые интересные идеи и формулируются наиболее адекватные оценки происходящего. Представители российской научной, государственной и бизнес-элиты получили возможность для неформального общения. В сущности, выяснилось, что никакой другой мыслящей элиты, кроме либеральной, у нас нет, и все эти люди с удовольствием собираются на "круглые столы" и ситуационные анализы, организованные Ясиным.

К двухлетию фонда было приурочен "круглый стол" под названием "Власть, бизнес, гражданское общество". Других субъектов влияния на события (если не считать такой "мелочи", как президент) в России нет. Показательно, что единая либеральная элита, расположенная в этих трех углах влияния, расколота по принадлежности соответственно, к власти, бизнесу, гражданскому обществу. Задачи вроде бы у всех одни, но как только тот или иной представитель элиты перетекает, скажем, из бизнеса во власть, или наоборот, его представления о действительности несколько корректируются. Больше того, внутри самой государственной управленческой страты есть серьезные противоречия, потому что не существует в природе такого понятия — "единая власть".

Замминистра экономического развития Аркадий Дворкович имеет для этого простое объяснение. Либеральные идеи разделяет, по его мнению, в лучшем случае треть представителей власти, а на среднем уровне чиновничества, как раз там, где готовятся принципиальные решения, сторонников идеологии либерализма и того меньше. Фильтры для отсеивания недоброкачественных идей вроде бы есть, но для этого не хватает замминистров, министров, депутатов либеральной ориентации.

Именно поэтому, полагает президент "Вымпелкома" Дмитрий Зимин, реальные решения должен принимать чиновник уровня не ниже замминистра, а министр и вовсе не обязан быть профессионалом во вверенной ему сфере: он — политик. Кроме того, полагает Зимин, "нельзя пускать козла в огород", в том смысле, что, например, министром обороны не может быть десантник или там ракетчик, им должно быть гражданское лицо, которое не станет лоббировать неправедные интересы отрасли и особенно дорогой ему подотрасли.

Фигура чиновника в последнее время во всех обсуждениях оказывается центральной. Он, с одной стороны, во всем виноват, берет взятки, извлекает ренту из своего служебного положения, с другой — его вынуждает это делать крайне низкая зарплата. А с третьей стороны — и на это реже всего обращается внимание — именно он и является двигателем либеральных реформ, во всяком случае, в тех ситуациях, когда они все-таки двигаются.

Сращивание власти и капитала — штука коррупциогенная и плохая, но, с другой стороны, когда речь идет не о коррупции, а о собственно деле, у чиновников есть возможности ретранслировать во власть наиболее правильные идеи бизнес-сообщества.

Единство предпринимательской среды, возможно, и является препятствием для доступа к наиболее вопиющим формам коррупции, потому что сражаются друг с другом не столько бизнес и власть, а, в терминах известного экономиста Вадима Радаева, отдельные государственно-деловые сообщества, то есть сращенные группировки бизнесменов и чиновников, преследующих единые лоббистские интересы.

Скорее всего, корень проблемы с чиновником-коррупционером — не его смехотворно низкая зарплата, а само устройство административной вертикали, возможность добывать ренту из своего служебного положения, своего кресла. И когда руководителю клуба "2015" Сергею Воробьеву один из крупных чиновников вернул бумаги со словами: "Я не вижу себя в этой концепции", речь шла не столько о необходимости дать взятку лицу, принимающему решения, а о том, что от него в принципе зависит, будет ли реализован тот или иной замысел бизнеса. Вот и получается следующая зависимость: нет чиновника — нет административного барьера — нет взятки — нет долгосрочного сращивания аппаратчиков и бизнесменов, слившихся в экстазе на ниве реализации обоюдовыгодного проекта.

Общий вывод, с которым в принципе согласна вся элита, желающая добра своей стране, независимо от занимаемого служебного или общественного положения, — государство должно себя самоограничивать.

Государственная аскеза — в нерациональных денежных тратах, выстраивании административных барьеров, вмешательстве в дела бизнеса — главный вектор необходимого реформирования. В этом — общий интерес и власти, и бизнеса, и гражданского общества. Самоограничение государства и, как следствие, социальная ответственность бизнеса позволят наконец включить в систему принятия значимых для страны решений и гражданское общество.

Спасибо "Либеральной миссии" за то, что эти проблемы хотя бы ставятся в повестку дня дискуссий элиты. Возможно, в этом и состоит либеральная миссия — без кавычек.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика